«У нас хватает прозаичных вопросов, в том числе с недвижимостью»

846
Самый массивный блок работы юристов Большого театра связан с интеллектуальной собственностью. А самый злободневный — с регистрацией недвижимости. Об этом нам рассказал Владимир Кукол, начальник юридического отдела Большого театра России.


Самый массивный блок работы юристов Большого театра связан с интеллектуальной собственностью. А самый злободневный — с регистрацией недвижимости. Об этом нам рассказал Владимир Кукол, начальник юридического отдела Большого театра России

«У нас хватает прозаичных вопросов, в том числе с недвижимостью»
Владимир Кукол, начальник юридического отдела Государственного академического большого театра России.

Структура юридической службы

— Сколько специалистов включает в себя юротдел Большого театра и как распределены между ними сферы работы?

— Шесть, включая меня, и у каждого есть свое направление работы. Один юрист занимается государственными контрактами, другой ведет блок недвижимости и договоры, которые не подпадают под действие закона о госзакупках*. Еще один специалист отвечает за договоры с физическими лицами. У нас достаточно много таких договоров — как с приглашенными артистами, участниками репертуарных спектаклей, так и с подрядчиками по некоторым видам работ, которые часто требуются театру (например, по такелажным работам). Есть юрист по интеллектуальной собственности и специалист, который формирует реестр всех договоров Большого театра.

— Обычно в таких крупных госучреждениях госконтрактами занимается целый отдел. Как у вас справляется один человек?

— Разумеется, со всем объемом работы один человек физически не справился бы. У Большого театра постоянно появляются новые постановки балетных и оперных спектаклей, которые требуют закупок необходимого реквизита, материалов для изготовления костюмов, декораций, поставку различной техники и т. д. По суммам абсолютное большинство таких договоров требует заключения в порядке, предусмотренном законодательством о госзакупках. Кроме того, госконтракты заключаются на различные эксплуатационные работы по монтажу, поддержанию и техническому дооснащению различных систем объектов недвижимости Большого театра. Если показать объем договорной работы в цифрах, то у нас заключается около 4 тыс. договоров в год и порядка 40 процентов из них — госконтракты. Поэтому в Большом театре тоже есть специальный отдел, который непосредственно занимается процедурой организации торгов, оформляет соответствующую документацию, взаимодействует при необходимости с Федеральной антимонопольной службой. Данный отдел у нас обособлен и не входит в структуру юрслужбы. А юридический отдел подключается уже тогда, когда нужно заключить с победителем конкурса госконтракт или если возникают какие-то спорные ситуации с участниками проведения торгов.

Специфика правовой работы

— Какой блок работы у вас самый объемный и сложный?

— Пожалуй, интеллектуальная собственность. Если Большой театр планирует осуществить новую постановку, то необходимо получить права как минимум от четырех авторов: режиссера-постановщика, сценографа, хореографа и композитора (либо у его наследников, представителей или в Российском авторском обществе, когда права переданы в его управление). К уже заключенным договорам довольно часто требуется оформить различного рода допсоглашения. Например, в лицензионных договорах с авторами спектакля право исполнения произведения обычно ограничено территорией России и некоторых других стран согласно запланированному или предполагаемому в ближайшем театральном сезоне графику гастролей Большого театра, в программу которого включен этот спектакль. По вполне понятным причинам авторы не предоставляют нам исключительного права исполнения спектакля во всем мире, ведь помимо Большого театра к ним могут обратиться и другие ведущие мировые театры. Если в гастрольном графике что-то меняется, то нужно заключить с авторами соответствующего спектакля дополнительные соглашения, в которых согласно новому графику гастролей будут изменены территория и сроки использования произведения. Допсоглашения могут потребоваться и для отдельных видов использования произведения — например, когда Большой театр планирует выпуск записей спектаклей на электронных и цифровых носителях, их трансляцию в эфир и в сети интернет и т. д. Конечно, в типовой лицензионный договор все возможные виды использования произведения, которые были бы интересны Большому театру, включены по максимуму, но непосредственно при заключении договора не все авторы или их представители готовы согласиться на полный массив передаваемых по договору прав.

— Юрист по интеллектуальной собственности принимает участие в переговорах с авторами или получает уже готовые условия для оформления договора?

— Обычно юрист подключается на стадии переговоров, когда ключевые договоренности уже достигнуты. Это нужно для того, чтобы внести некую ясность и сформировать юридическую оболочку переговоров. Дело в том, что творческий человек, как правило, далек от юридических тонкостей, и бывает, что не все условия, которые он выдвинул, мы можем реализовать с точки зрения четвертой части Гражданского кодекса, а некоторые условия, по которым, наоборот, обязательно необходимо достичь договоренностей, даже не обсуждались в переговорах до того, как в них включился юрист, потому что казались несущественными.

— У вас отдельный специалист занимается договорами с физическими лицами. Наверняка в большинстве своем — это договоры с артистами. Почему в театральной сфере так распространена практика гражданско-правовых, а не трудовых договоров с творческим персоналом?

— У нас есть и штатные артисты, и артисты, приглашенные по гражданско-правовому договору. Дело в том, что довольно много артистов, которых Большому театру было бы интересно и статусно видеть на своей сцене, не входят в труппу какого-либо театра и занимаются свободной творческой деятельностью. Как раз с ними мы заключаем гражданско-правовые договоры.

— И как выглядит предмет такого нетривиального договора оказания услуг?

— Очень просто: исполнитель за определенный гонорар принимает участие в таких-то партиях таких-то спектаклей в таком-то количестве. Указываются даты проведения этих спектаклей и место их проведения. Например, основная сцена Большого театра или сцены театров, на которых пройдут гастроли. Оговариваются репетиционный период и его оплата.

— Не секрет, что у каждой звезды есть определенный райдер: технические и бытовые требования к организации их гастролей. У вас подобные требования тоже устанавливаются в договоре?

— Устанавливаются, но, возможно, не в таких деталях, в каких это обычно преподносится в прессе. В частности, оговариваются условия, касающиеся перелета, встречи артиста, его проживания, медстраховки, при необходимости — услуг переводчика. В этих целях договоры аренды жилья и медицинского страхования тоже заключаем мы.

— Скажите, если вознаграждение артиста или автора спектакля выше 100 тыс. рублей, то такой договор тоже подпадает под действие закона о госзакупках?

— К счастью, в этом законе с 2009 года есть норма о том, что театры и другие подобные учреждения культуры могут без проведения конкурса размещать «творческие заказы» у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика), то есть у конкретного автора произведения, артиста-исполнителя, балетмейстера, художников-постановщиков и т. д. Но, пока не было этого исключения, ситуация действительно была абсурдной: мы имели право заключать такие договоры только через организацию полноценной процедуры госзакупок. Фактически театр был лишен возможности пригласить ту или иную звезду. Мы ни один раз обращались по этому поводу к нашему учредителю — Министерству культуры, которое в свою очередь адресовало обращения в комитет Государственной думы по культуре. Последний в итоге выступил с инициативой о внесении соответствующих изменений в закон № 94-ФЗ.

— Ваши договоры с зарубежными артистами и авторами подчиняются иностранному праву и подсудность в них тоже устанавливается не российским, а иностранным судам?

— Бывает по-разному. Некоторые иностранные авторы, артисты или их агенты действительно настаивают, чтобы договор регулировался, например, правом Великобритании, Франции и чтобы подсудность была соответствующая. В большинстве случаев мы готовы идти им навстречу.

— И вы готовы, если понадобится, судиться за рубежом?

— Я работаю в Большом театре седьмой год, и за это время у нас не было ни одного суда по контрактам с иностранной подсудностью. Когда Большой театр заключает договор со звездой мирового уровня или агентом соответствующего артиста (режиссера и т. д.), то это соглашение между двумя контрагентами с одинаково высоким статусом и репутацией. Такой статус и репутация — уже сами по себе залог гармоничных договорных отношений.

— Кстати, об агентах. Если вы заключаете договор с агентом артиста или режиссера-постановщика, то это значит, что обязанности возникают у агента, а не у того лица, чья творческая деятельность интересует театр?

— Фактически да. Театр заказывает услуги определенного артиста, чьи интересы представляет агентство. Между артистом и агентством есть определенное соглашение, по которому агентство вправе представлять его интересы, а артист несет перед агентством определенные обязательства. Вообще, мы всегда стремимся к тому, чтобы договор, который заключается с агентством, подписал и сам артист — не как третья сторона договора, а просто в порядке одобрения этого договора.

— Все, что касается правового сопровождения постановочной деятельности театра, очень интересно. Но у вас наверняка немало и весьма прозаичных текущих вопросов. Наверное, в период шестилетней реконструкции исторического здания Большого театра их было особенно много?

— Вы удивитесь, но вопросы реконструкции Большого театра юротдел практически не затронули. Дело в том, что заказчиком реконструкции выступал не сам Большой театр, а Министерство культуры России через ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации». Тем не менее у нас действительно хватает прозаичных вопросов, в том числе с недвижимостью. В частности, в ближайшее время мы будем ставить на учет в Реестре федерального имущества 17 объектов, которые находятся на территории санатория Большого театра в Анапе.

— Речь идет о новых объектах?

— Нет, построены они были давно. И Реестр федерального имущества тоже существует уже довольно давно. Но проблема в том, что процесс постановки на учет объектов недвижимого имущества на практике может длиться годами из-за трудностей чисто технического характера. Во-первых, на каждый объект нужно собрать целый комплект документов, начиная с правоустанавливающих и заканчивая технической документацией. При этом в процессе может выясниться, что с некоторыми сведениями что-то не так, например, данные о метраже не соответствуют действительности. Во-вторых, в Росимуществе мало специалистов по ведению реестра и на каждого приходится огромный объем работы. В результате на поступившие документы они реагируют, мягко говоря, не оперативно.


Требования к сотрудникам: работа на результат

— Учитывая специфику работы в бюджетных учреждениях и конкретно в учреждениях культуры, для вас принципиально, чтобы у новых сотрудников, которые к вам приходят, уже был опыт работы в соответствующих организациях?

— Нет, это совсем не принципиально. Например, мой заместитель раньше работал исключительно в коммерческих проектах, а теперь занимается у нас государственными контрактами, с которыми до прихода в Большой театр даже не сталкивался. И ничего — перепрофилировался. Может быть, в коммерческих структурах стиль работы отличается от работы в государственных учреждениях, но основные требования к юристам везде одинаковые: это способность эффективно решать поставленные задачи, выходить на результат, искать выходы из сложных ситуаций. Для этого принципиален не столько опыт работы в какой-либо конкретной сфере, сколько профессионализм и аналитический склад ума.

Беседовала Евгения Яковлева, главный редактор журнала «Юрист компании»

О Большом театре

Государственный академический Большой театр был основан в 1776 году по указу Екатерины II как частный театр губернского прокурора князя Петра Урусова. В 1806 году театр обрел статус императорского, а в 1856 году для него было построено получившее всемирную известность здание на Театральной площади. Во все периоды существования Большого театра с ним сотрудничали величайшие композиторы современности, мировые звезды оперы и балета. В 2005 году основное здание Большого театра закрылось на реконструкцию, которая завершилась в октябре 2011 года.

Владимир Кукол родился в 1976 году в городе Суворове (в Молдавии). В 1994 году закончил юридический факультет Молдавского государственного университета, после чего некоторое время работал в адвокатуре. В 2003—2004 годах был заместителем начальника юридического отдела ФГУП «НПФ „Космотранс“», затем перешел в Росстрой, став ведущим юрисконсультом ФГУ «Межрегиональный центр ценообразования в строительстве и промышленности строительных материалов». В 2005 году возглавил договорно-правовое управление Большого театра России, позднее преобразованное в юридический отдел Большого театра России.

* Федеральный закон от 21.07.05 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль