«Для юриста работа в алкогольной отрасли – серьезная школа»

1297
Алкогольный бизнес — традиционно один из сложнейших в плане пристального государственного внимания и законодательного регулирования. Как это сказывается на работе юристов, нам рассказал Сергей Колтунов, главный юрист группы компаний «Русский алкоголь».


Алкогольный бизнес — традиционно один из сложнейших в плане пристального государственного внимания и законодательного регулирования. Как это сказывается на работе юристов, нам рассказал Сергей Колтунов, главный юрист группы компаний «Русский алкоголь».

«Для юриста работа в алкогольной отрасли – серьезная школа»

Структура юридической службы

— Сколько юристов включает в себя юридическая служба «Русского алкоголя»?

— Сейчас 16 человек. На момент моего прихода в компанию в 2009 году юридическая служба насчитывала порядка 50 человек — при этом у каждого завода имелся свой юротдел. Тогда была поставлена задача оптимизировать и реструктуризировать юридический департамент.

Компания

ЗАО «Группа компаний „Русский алкоголь“» — лидер в производстве крепкого алкоголя в России (объем — более 14 млн декалитров водки в год). Конт¬рольный пакет акций консолидирует известная американская компания CEDC. Производственные предприя¬тия ГК «Русский алкоголь» расположены в Московской, Новосибирской областях, Туле и Санкт-Петербурге. Среди брендов компании водка «Зеленая Марка», «Парламент», «Журавли» и др.

— Численность юристов сократилась почти в три раза. Неужели это не сказалось на качестве работы? — Сказалось только в лучшую сторону. Во-первых, мы построили работу по принципу клиентского сервиса. Все сотрудники компании, которые непосредственно участвуют в принятии бизнес-решений, — это фактически внутренние клиенты юридической службы. Во-вторых, мы внедрили различные современные технологии, увеличивающие эффективность работы. В частности, электронный документооборот, электронное согласование договоров. В-третьих, мы ушли от практики наличия отдельных юрслужб на местах, практически полностью централизовав функцию.

— Что означает разделение юристов по принципу клиентского сервиса?

— Формально у нас юридическая служба разделена на четыре отдела: договорной работы, судебной практики, корпоративной и интеллектуальной собственности. Но по факту каждый отдел обслуживает определенных клиентов по принципу «единого окна» или «домашнего адвоката». В частности, договорный отдел занимается полным обслуживанием фронт-офиса, то есть ведет правовое обеспечение производства, продаж, логистики. Если определенному менеджеру нужно обратиться с запросом в юрслужбу, то он всегда независимо от специализации обращается к одному конкретному юристу, с которым привык работать. Наших клиентов не должно интересовать, как юрист организует работу по запросу — разберется с ним самостоятельно или делегирует кому-то другому, главное, что ответ клиент всегда получит от своего «домашнего адвоката». Мы регулярно проводим анонимные опросы среди внутренних клиентов, чтобы выяснить, устраивает ли их конкретный юрист по своим коммуникативным качествам, умению оптимально удовлетворить потребности, и по итогам опроса проводим ротацию.

— Такой принцип работы больше характерен для юридических фирм, а не для внутренних юридических служб. Почему вы его для себя выбрали?

— А мы и стремимся достичь уровня бутиковой юридической фирмы. Нам это жизненно необходимо. Дело в том, что в силу специфики алкогольной отрасли настоящих специалистов нашей сферы вне самой алкогольной отрасли почти нет. Я, может быть, с удовольствием и отдал бы на аутсорсинг какую-то из функций, но не могу: не вижу на стороне сервиса, аналогичного тому, какой могут предложить мои сотрудники. Основная специфика алкогольной отрасли — в высокой степени зарегулированности и пристальном внимании государства. В этом смысле для юриста работа в нашей отрасли серьезная школа по сравнению с «тихой заводью» в сфере производства других продуктов, не таких социально значимых.

Специфика работы

— Можете пояснить, как особенности алкогольной отрасли проявляются, например, в текущей договорной работе — поставке, дистрибуции, логистике?

— Например, у нас не работают многие гражданско-правовые конструкции, которые привычно используются в других сферах. Причина в том, что любые транзакции с алкогольной продукцией лицензируются. Поэтому, например, при передвижении этой продукции практически не применяется договор хранения. Гипотетически отдельная лицензия на хранение алкогольной продукции возможна (она предусмотрена законодательством), но на практике их почти нет. По той же причине в алкогольной сфере не используются консигнация, агентирование, факторинг, уступка прав требования. Мы не можем отгружать алкогольную продукцию клиенту, у которого нет соответствующей лицензии или она приостановлена, потому что это нам самим грозит потерей лицензии. Кроме того, закон № 171-ФЗ предъявляет серьезные требования к обязательным сопроводительным документам на алкогольную продукцию. И это тоже требует тщательного контроля. У нас не проходят такие ситуации, которые легко допускаются при отгрузке любых других менее регулируемых видов товаров, например, когда накладную оформляют задним числом. Для нас любая транзакция может оказаться последней, если допущены какие-то нарушения.

Биография

Сергей Колтунов родился в 1980 году в Нижегородской области. В 2003 году окончил юридический факультет Нижегородского государственного университета, спустя год там же получил второе высшее образование по специальности «менеджмент и управление на предприятии». В 2011 году завершил обучение в АНХ при Президенте Р. Ф. по программе подготовки управленческих кадров. В 2007—2009 годах возглавлял юридическую службу подразделения детского и клинического питания в DANONE, после чего возглавил департамент по правовым вопросам Группы компаний «Русский алкоголь».

— Юристы контролируют каждую транзакцию?

— Конечно, нет. Точно так же, как юристы не занимаются непосредственно продлением лицензий, декларированием объема производства и оборота алкогольной продукции, вопросами функционирования системы ЕГАИС, исчислением акцизов. Это функции соответствующих подразделений — производственного, дирекции по сопровождению оборота алкогольной продукции и т. д. Все это уже отстроенные рабочие процессы, в которых участие юристов требуется только при необходимости предоставления разъяснений, разрешения спорных моментов и т. д. Гораздо более активная роль у юристов в проектах, которые начинаются с нуля. Например, когда грядут изменения в законодательстве и необходимо заранее к ним подготовиться, выработать политику, построить структуру дальнейшего рабочего процесса. Здесь зачастую юристы играют лидирующую роль как project-менеджеры, в некотором смысле архитекторы процесса.

— Можете привести пример последнего такого проекта?

— Недавно мы решали проблему оперативного высвобождения банковских гарантий. Поясню: с июля прошлого года легальному производителю алкогольной продукции приходится, условно говоря, каждую производимую бутылку водки дважды обеспечивать банковской гарантией. Чтобы получить федеральную специальную марку, а также чтобы закупить этиловый спирт, нужно либо оплатить акциз авансом, либо предоставить в налоговый орган банковскую гарантию, обеспечивающую уплату этого акциза. Как правило, гарантия обходится дешевле, но все равно каждый день ее использования стоит денег, и это существенные траты. Кроме того, возникает проблема установленного банком лимита гарантий — банк не выдает принципалу новые гарантии, пока не будут прекращены предыдущие. В связи с этим возникает необходимость высвобождения гарантий. Согласно Налоговому кодексу, срок гарантии, которую мы обязаны представить в инспекцию, должен быть не меньше шести месяцев. Но получается, что акциз с того спирта, который мы уже закупили и обеспечили данной гарантией, мы оплачиваем раньше истечения этого шестимесячного срока. После фактической уплаты акциза банковская гарантия фактически уже ничего не обеспечивает, но она и не прекращается автоматически.

— Как вы решили эту проблему?

— Во-первых, мы добились возможности высвобождения гарантий до истечения их срока, во-вторых, оптимизировали внутренние процедуры в компании, позволяющие более оперативно высвобождать гарантии. Для этого была создана рабочая группа, в которую вошли не только юристы, но и финансисты, логисты, представители производства, дирекции по обороту. Результат воплотился в специальном регламенте. По моим ожиданиям, только от оптимизации данного процесса внутри компании экономия может составить порядка миллиона долларов в год.

— В самом начале вы упомянули об электронной системе документооборота. Такие сейчас есть в каждой крупной компании. В чем особенности вашей системы для процесса согласования договоров?

— Электронная система у нас была и раньше — в рамках обычной программы Microsoft Outlook. Но с прошлого года мы внедрили более автоматизированный вариант, привязанный к нашему регламенту работы с договорами. У нас около 70 процентов всех активных документов (не только договоров) на данный момент стандартизированы и находятся в электронной базе. Внутренний клиент, которому необходимо заключить договор, сначала заполняет в программе определенную форму: указывает сумму договора, его тип и ряд других важных моментов. В зависимости от этого срабатывает определенная программа согласования, то есть система автоматически направит договор тем лицам, чье участие требуется в согласовании в соответствии с регламентом. Если отступлений от стандартной формы не предполагается, то юристы в процедуре согласования не участвуют. В этом случае наша функция заканчивается на стадии разработки стандартной формы. Если же планируются изменения, то они всегда оформляются в виде протокола разногласий, чтобы не было необходимости читать весь договор и можно было сразу увидеть, в чем суть отступлений. По сути, все сводится к согласованию протокола разногласий. Причем особенность нашей процедуры в том, что у всех участников она проходит параллельно. Нет такого, что сначала свое мнение высказывает, допустим, бухгалтерия, потом юристы. Каждый смотрит свой сектор в один и тот же период. Это позволяет не тормозить бизнес-процессы.

Не только о работе

У вас остается время на какое-то хобби, спорт?

Стараюсь поддерживать физическую форму — два-три раза в неделю хожу в бассейн, остальное время посвящаю семье, детям.

Что вы сейчас читаете?

В данный момент приходится читать много литературы по вопросам менеджмента и финансов. А для души буквально полгода назад открыл для себя «Анну Каренину». К своему стыду не удосужился прочитать ее в рамках школьной программы — сейчас наверстываю.

Вы могли бы представить себя в какой-то другой профессии, кроме юриспруденции?

Да. Со временем приходит все большее понимание того, что юриспруденция — это хоть и достаточно солидная, но всего лишь площадка для дальнейшего развития и применения своих навыков. Пробую себя в менеджменте.

— Но ведь наверняка у вас есть статусные контрагенты, которые настаивают на своей стандартной форме. Как происходит согласование в этом случае?

— Разумеется, такие контрагенты у нас есть — это государственные компании и федеральные торговые сети. Переговорами с последними занимается специальный департамент по работе с ключевыми клиентами. По-скольку у этого департамента подавляющее большинство договоров нестандартные, за ним закреплен отдельный юрист. В остальном процедура такая же: менеджер закачивает предлагаемый нам вариант договора в базу, дает свои пояснения, и система рассылает проект на согласование. При необходимости более детальных обсуждений можно провести видеоконференцию.

Требования к сотрудникам: нацеленность на бизнес-парнерство

— Какие у вас требования к членам вашей команды?

— Мое глубокое убеждение: in-house юрист не должен быть только юристом в чистом виде, он должен быть скорее партнером в команде, которую обслуживает, должен хорошо знать бизнес-процессы. Быть экспертом в области права — это всего лишь уметь вовремя поднять красный флажок. Но бизнесу красные флажки не нужны, они только раздражают. Бизнесу нужен навигатор, который укажет дорогу. А чтобы быть навигатором, нужно знать карту с точки зрения не только закона, но и бизнес-процессов. Например, классический юрист отстаивает интересы клиента тем, что он ставит другую сторону, будь то контрагент, госорган или иное лицо, с которым приходится взаимодействовать, в позицию проигравшего. Но он при этом не думает о дальнейших экономических последствиях. А бизнес-юрист должен предвидеть последствия и искать решения, которые удовлетворят всех.

— Ваши сотрудники — это в основном члены старой команды, которая была на момент вашего прихода в «Русский алкоголь»?

— Не все. С одной стороны, я за карьерный рост внутри компании. Кстати, у нас самую удачную карьеру сделали юристы, которые в свое время перешли в цент¬ральный офис из наших региональных производственных площадок. С другой стороны, главное — это увлеченность человека своей работой, желание постоянно узнавать что-то новое, меняться, двигаться дальше. В 2009 году даже после реструктуризации юридической службы с некоторыми сотрудниками пришлось расстаться, потому что у них не было этой увлеченности, а была лишь готовность формально отработать какую-то конкретную функцию. Вместо них мы подобрали людей, у которых был иной подход. Не у всех был опыт работы именно в алкогольной отрасли, поэтому потребовалось инвестировать свое время и силы на то, чтобы научить их ориентироваться в нашей специфике, но зато и отдача от таких сотрудников фантастическая.

Интервью: Евгения Яковлева. Фото: Алексей Новиков

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль