«Хотя процесс слияния завершен, нам предстоит еще работа по оптимизации структуры группы»

470
Об особенностях работы в процессе реорганизации, взаимоотношениях с ритейлерами и о знаменитом споре «Аленка против Аленки» рассказала руководитель юрслужбы одной из крупнейших кондитерских компаний «Оркла Брэндс Россия» Елена Кушнарева.


Об особенностях работы в процессе реорганизации, взаимоотношениях с ритейлерами и о знаменитом споре «Аленка против Аленки» рассказала руководитель юрслужбы одной из крупнейших кондитерских компаний «Оркла Брэндс Россия» Елена Кушнарева.

«Хотя процесс слияния завершен, нам предстоит еще работа по оптимизации структуры группы»
Елена Кушнарева, руководитель юридической службы ОАО «Оркла Брэндс Россия»

Компания

Компания «Оркла Брэндс Россия» образована в 2011 году в результате присоединения ОАО «Кондитерское объединение „СладКо“» к ОАО «Кондитерская фабрика имени Н.К. Крупской» с переименованием последнего в ОАО «Оркла Брэндс Россия». Компания является частью многопрофильного концерна Orkla — основного поставщика товаров широкого потребления на скандинавском продовольственном рынке. Сегодня «Оркла Брэндс Россия» — один из лидеров кондитерской отрасли России.

См. также Как подготовить сделку по слиянию и поглощению в сложных условиях

Устройство юридической службы

— Как устроена юридическая служба компании «Оркла Брэндс Россия»? Сколько у вас сотрудников?

— В нашей юридической службе десять человек. В центральном офисе в Санкт-Петербурге помимо меня работают три человека: ведущий юрист, который занимается корпоративными вопросами и GR-направлением, юрист, сопровождающий деятельность двух местных производственных площадок — фабрики имени Крупской и кондитерского комбината «Пекарь» в Ленинградской области, а также юрист по интеллектуальной собственности. В Екатеринбурге, где располагается кондитерская фабрика «СладКо», у нас есть старший юрист, который отвечает за правовое сопровождение продаж и маркетинга объединенной компании, а также вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью. У него в подчинении четыре человека, работающих в Екатеринбурге, Ульяновске и Санкт-Петербурге. Еще у нас есть два юриста на фабриках в Ульяновске и Екатеринбурге.

— Как вам удается дистанционно взаимодействовать?

— С этим нет никаких проблем. Благодаря нашей сильной IT-службе у нас хорошо отлажены коммуникационные каналы — мы общаемся на теле- и видеоконференциях, в системе Link.

Специфика работы

— Какой блок работы у вас самый объемный?

— Конечно, продажи и маркетинг. Как у любой производственной компании, работающей в сфере товаров широкого потребления, это святая святых. Вторым по значимости, в особенности сейчас, является блок интеллектуальной собственности. Также очень актуален корпоративный блок, потому что «Оркла Брэндс Россия» представляет собой группу российских компаний, входящую в норвежский холдинг Orkla. Хочу подчеркнуть, что «Оркла Брэндс Россия» — это не новый игрок на кондитерском рынке России, а новое имя объединенной компании, возникшей в результате присоединения Кондитерского объединения «СладКо» к Кондитерской фабрике имени Крупской. Хотя процесс присоединения был завершен год назад, нам предстоит дальнейшая работа по оптимизации структуры группы. Ведь у каждой из объединившихся компаний были дочерние предприятия, функции которых могли дублироваться. Сейчас нужно выстроить эффективную прозрачную структуру внутри группы.

— Что было самым сложным для вас в процессе реорганизации?

— Что касается юридической техники самого процесса присоединения, его согласования с антимонопольным органом, то в этом не было ничего архисложного или непонятного, хотя пришлось выполнить достаточно большой объем работы. Труднее всего было обеспечить нормальную текущую производственную деятельность всей группы, пока шел процесс слияния. Например, на упаковке продукции должен быть указан тот производитель, который выпускает ее на данный момент. Разумеется, упаковка обеими компаниями заказывалась впрок. Представьте: если бы Кондитерское объединение «Сладко» в одночасье юридически прекратило свое существование, у нас остались бы горы упаковки со старым наименованием. И это только один маленький аспект. Необходимо было перезаключить массу договоров с контрагентами, включая торговые сети, которые, как любые крупные компании, не всегда реагируют на изменения оперативно. Чтобы все эти перемены прошли гладко, мы специально приурочили дату окончательного завершения реорганизации к концу прошлого года — 25 декабря. Учитывая, что в это время и так традиционно проходит массовый процесс перезаключения договоров на новый срок, это позволило нам достаточно плавно выйти в новый год уже в качестве объединенной компании.

Биография

Елена Кушнарева родилась в 1965 году в г. Грозном. С отличием окончила юридический факультет Северо-Осетинского государственного университета, после чего почти пять лет проработала в Минюсте Чечено-Ингушской АССР, в том числе руководила нотариатом республики. В 1992 году переехала на Урал и поменяла направление работы, став in-house юристом в производственной компании. В 2003 году пришла в ОАО «Кондитерское объединение „СладКо“» на должность старшего юриста и в 2007 году возглавила юрслужбу этой компании. После слияния «СладКо» с Кондитерской фабрикой имени Н. К. Крупской стала руководителем юрслужбы объединенной компании — ОАО «Оркла Брэндс Россия».

— Вы сказали, что у вас на втором месте сейчас стоит блок интеллектуальной собственности. В связи с этим не могу не спросить о вашем известном споре с Московской кондитерской фабрикой «Красный Октябрь», который в прессе уже успели окрестить «Аленка против Аленки». Поясните, как появился ваш брэнд «Крупская Аленка»?

— Давайте начнем с самого начала: как в кондитерской промышленности создавалось то, что сейчас мы называем брэндами? Я имею в виду брэнды, хорошо известные всем с советских времен. Кто-то разрабатывал рецептуру (иногда это были отдельные фабрики, иногда — ВНИИ кондитерской промышленности). Эта рецептура утверждалась централизованно, «сверху», включалась в сборник унифицированных рецептур, и по ней один и тот же продукт производился на разных фабриках. В результате наш советский потребитель получал в любой точке страны конфеты одного наименования и качества (состава), но от разных фабрик. Рецептура «Аленки» была утверждена в 1965 году: в августе производство этого шоколада начала Московская фабрика «Красный Октябрь», а в октябре — Ленинградская фабрика имени Крупской. Сейчас наш оппонент утверждает, что именно специалистам фабрики «Красный Октябрь» принадлежит авторство в разработке рецептуры «Аленки». Но, во-первых, об этом нет ни слова в самой утвержденной рецептуре. Во-вторых, даже если бы это было так, это не отменяет того факта, что фабрика имени Крупской тоже более 40 лет выпускала шоколад «Аленка», как и другие кондитерские предприятия. Все кондитерские фабрики СССР и России производили много лет один и тот же шоколад, и несправедливо сейчас вытеснять кого-то из производителей с рынка.

— Но ведь основной спор развернулся не столько вокруг рецептуры, сколько вокруг этикеток?

— Мы видим в этом абсурдность ситуации. Оригинальный дизайн нашего шоколада был создан питерским художником специально для фабрики имени Крупской, название которой трижды повторяется на этикетке. При устойчивом мнении не вовлеченных в процесс лиц, а также специалистов о том, что «Крупская Аленка» и «Аленка» «Красного Октября» внешне совершенно не похожи, наш оппонент пытается доказать в ФАС и судах, что это сходные до степени смешения этикетки, добиваясь выплаты многомиллионной компенсации. Наша компания никогда не занималась атаками на брэнды, и мы считаем, что участники кондитерского рынка должны договориться между собой, в том числе в отношении советских кондитерских брэндов. Но если нам приходится защищаться, то мы будем использовать все законные меры, которые нам доступны.

— Как вы считаете, почему такая «война брэндов» стала возможна именно на кондитерском рынке?

— Кондитерская отрасль — это пищевой сегмент, которому меньше всего повезло в этом плане. Взять, например, колбасную или сырную отрасль: вы в любом магазине можете купить колбасу «Докторскую» или сыр «Российский» от нескольких разных производителей. И никаких споров в отношении них нет и быть не может. Полагаю, причина в том, что сортов колбас и сыров все-таки существенно меньше, чем сортов кондитерских изделий, и почти все самые популярные сорта колбас и сыров описаны в ГОСТах. По всей видимости, поэтому ни один из производителей не мог зарегистрировать их в качестве своих товарных знаков. Хотя попытки были — например, в результате регистрации сырных товарных знаков «Дружба» и «Янтарь» впоследствии тоже возникла «война брэндов». Однако в этом случае ФАС России признал действия владельца товарных знаков недобросовестной конкуренцией, и после череды судов их регистрация была аннулирована.

Многообразие сортов кондитерских изделий не позволяло включать описание каждого из них в ГОСТы. Да это и неэффективно — ГОСТы были только на группы кондитерских изделий (например, на шоколад, конфеты). А вот для различных сортов шоколада и конфет существовали сборники унифицированных рецептур.

Не только о работе

Вы сладкоежка?

Не сказала бы. У меня достаточно ровное отношение к сладостям — я ими не злоупотребляю. К шоколаду вообще отношусь очень избирательно — предпочитаю только тот, который выпускают наши фабрики, потому что абсолютно в нем уверена.

Скоро новогодние праздники. У вас будет возможность отдохнуть все десять дней еще и с отключенным телефоном?

На десять дней я не замахиваюсь — отдохнуть планирую дней пять. Не думаю, что меня будут особо беспокоить по рабочим вопросам (для нашей отрасли январь вообще традиционное затишье). Но в любом случае мой телефон будет всегда на связи — это предусмотрено внутренними политиками компании. На случай внештатных ситуаций основные риск-менеджеры всегда должны быть доступны.

Какие личные ожидания вы связываете с наступающим 2013 годом?

К концу этого года я осуществила давнюю мечту — поменяла квартиру на более просторную. Так что в новом году планирую новоселье.

— Давайте перейдем к менее острым вопросам. Скажите, юристы как-то задействованы в процессе подтверждения качества продукции?

— У нас, как у любой компании, выпускающей продукты питания, существует служба качества, которая занимается этими вопросами самостоятельно и на высоком профессиональном уровне. От юристов требуется разве что некоторое методологическое правовое сопровождение. Например, в последние годы шел довольно непростой процесс перехода с ГОСТов на технические регламенты, в ходе которого возникало очень много вопросов: в частности, действует конкретный ГОСТ или нет? Что нужно размещать на упаковке в связи с принятием того или иного национального стандарта, относящегося к кондитерским изделиям? Сейчас на повестке дня новая порция вопросов, потому что на территории Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана будут действовать единые технические регламенты и стандарты, в частности касающиеся безопасности пищевой продукции и ее маркировки. Мы отслеживаем ситуацию по документам Таможенного союза, чтобы вовремя информировать службу качества.

— С какими госорганами помимо антимонопольных вы в основном взаимодействуете?

— Будучи достаточно большим акционерным обществом, «Оркла Брэндс Россия» довольно часто взаимодействует с ФСФР в части регистрации эмиссий акций, раскрытия информации и т. д. Кроме того, как у любой компании, занимающейся производством продуктов питания, у нас очень много контролирующих органов, которые следят за нашей деятельностью, — это и пожарная служба, и Роспотребнадзор, и даже органы Росалкогольрегулирования, потому что некоторые конфеты содержат алкоголь. Знаете, я как-то пыталась подсчитать, сколько же у нас всего контролирующих организаций — остановилась на пятом десятке. Но я могу сказать, что в последние годы ощущается снижение прессинга со стороны контролирующих организаций. Так как информация о плановых проверках публикуется, а для внеплановой проверки нужны веские основания, госконтроль переходит в цивилизованное русло.

— А в плане прессинга со стороны торговых сетей что-то изменилось? Закон «О торговле» принес для вас какие-то позитивные перемены?

— Да, сети стали более гибкими в обсуждении условий. Не говоря уже о том, что из договоров исчезли совсем уж вопиющие условия, которые вполне можно было встретить лет пять назад. Те условия, которые есть сейчас, вполне приемлемы. Нужно признать, что поставка в сеть — для нас все же более привлекательный вариант по сравнению с поставками в мелкие розничные точки, потому что сети вкладываются в логистику, в проведение акций по продвижению товаров, имеют свои рекламные ресурсы. Понятно, что за эти услуги надо платить. Но работа с сетями имеет свои особенности. Например, мы не можем унифицировать свои договоры с ними, хотя все остальные виды договоров в компании давно стандартизированы. Реальность такова, что именно сети диктуют свои условия и у каждой они свои. Поэтому правовое сопровождение таких договоров, можно сказать, идет «в ручном режиме».

Требования к сотрудникам

— Если у вас в юрслужбе открывается вакансия, вы стараетесь взять человека с опытом работы в производственной пищевой сфере или это не важно?

— Есть распространенное мнение, что специалисту по продажам не важно, что продавать, если есть навыки продаж. У меня примерно такой же подход к кандидатам: абсолютно не важно, работали ли они в пищевой отрасли раньше. Если нужен юрист по сопровождению производственной площадки, то мы ищем специалиста широкого профиля. Если нужен сотрудник по корпоративному или интеллектуальному направлению, то, естественно, важна специализация в этих областях. Правда, должна признаться, что я несколько настороженно отношусь к юристам из очень крупных компаний с большими юрслужбами. Зачастую на собеседованиях выясняется, что такой специалист сидел на слишком узком участке работы и глубоко знает только его, а со всем остальным знаком лишь на стартовом уровне (например, корпоративщик знает только раскрытие информации). Для работы в качестве in-house юриста в производственной компании этого недостаточно.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.