«Может быть, это звучит громко, но мы являемся первопроходцами»

1183
Трудно представить более специфичную и сложную сферу работы юриста, чем биржевой рынок капитала. Еще труднее представить юриста, который решится возглавить правовую поддержку биржи, почти не имея опыта в этом узкоспециализированном сегменте. Но директор юридического департамента Московской Биржи Александр Смирнов — яркий пример того, что это все-таки возможно.

Трудно представить более специфичную и сложную сферу работы юриста, чем биржевой рынок капитала. Еще труднее представить юриста, который решится возглавить правовую поддержку биржи, почти не имея опыта в этом узкоспециализированном сегменте. Но директор юридического департамента Московской Биржи Александр Смирнов — яркий пример того, что это все-таки возможно.

«Может быть, это звучит громко, но мы являемся первопроходцами»
Александр Смирнов, директор юридического департамента ОАО «Московская Биржа»

Компания

Московская Биржа — крупнейшая в России и Восточной Европе по объему торгов и количеству клиентов биржевая группа. Образована в декабре 2011 года в результате слияния бирж ММВБ и РТС. Входит в ТОП-20 ведущих мировых площадок по объему торгов ценными бумагами и суммарной капитализации торгуемых акций. Занимает девятое место в ТОП-10 крупнейших бирж в мире по торговле производными финансовыми инструментами. На Московской Бирже участникам доступна современная инфраструктура по торговле акциями, облигациями, валютой, инвестиционными паями, товарами, производными финансовыми инструментами на все виды активов.

Устройство юридической службы

— Московская Биржа уникальна тем, что объединяет в себе одновременно фондовый, валютно-денежный, срочный и товарный рынки. Деятельность этих четырех торговых площадок сопровождает единая юридическая служба?

— Да, у нас централизованная юрслужба. Мы сопровождаем все торги, а также клиринг по всем рынкам на всех торговых площадках. Хотя в составе нашей группы компаний клиринговый центр выделен в самостоятельное юридическое лицо (Национальный клиринговый центр), его юристы по совместительству работают и у нас, так что по факту у нас единая юрслужба. Но есть исключение: в нашу группу компаний входит Национальный расчетный депозитарий (НКО ЗАО НРД), у которого своя отдельная юридическая служба, но мы с ней плотно взаимодействуем.

— Насколько у вас большой штат?

— На сегодняшний день 24 человека. Если считать с зарубежными компаниями — около 30. Причем из этого количества только два сотрудника осуществляют организационно-техническую поддержку, все остальные — юристы.

— Как у вас распределен функционал?

— Можно условно выделить два глобальных блока: поддержка фронт-офиса (непосредственно торгов и клиринга) и сопровождение деятельности бэк-офиса, который в свою очередь включает в себя различные службы поддержки основной деятельности биржи. Например, учитывая, что торги проходят в электронном режиме, биржа не может обойтись без мощной IT-поддержки. А IT-поддержка — это и вопросы интеллектуальной собственности на программное обеспечение, и договоры с участниками торгов на оказание им IT-услуг, которые необходимы для подключения к системе торгов. Кроме того, как и у любой другой группы компаний, у нас есть поставки, аренда и т. д.

Кстати, когда я пришел на биржу полгода назад, одной из моих первейших задач была как раз оптимизация договорной работы бэк-офиса, потому что на тот момент здесь не было ни одного типового договора, касающегося непрофильной хозяйственной деятельности, — настолько все силы были сосредоточены на профильной деятельности.

И есть еще два масштабных направления — поддержка Национального клирингового центра как банка и поддержка международных проектов (они запускаются у нас в большом количестве).

Специфика работы

Биография

Александр Смирнов родился в 1980 году в Баку. Окончил МГЮА имени О. Е. Кутафина, магистр международного частного права, кандидат юридических наук. Юридическую карьеру начинал в страховой группе «СОГАЗ», позднее возглавил юридический департамент в страховой группе «Ренессанс Страхование». В разные годы руководил юридическими департаментами в издательстве «Эксмо» и группе компаний «Русский Алкоголь». В 2011 году возглавил коммерческую практику международной юридической фирмы Goltsblat BLP. С марта 2013 года — директор юридического департамента ОАО «Московская Биржа».

— Расскажите подробнее о поддержке фронт-офиса. Что здесь требуется от юристов, если торги ведутся в автоматизированной электронной системе?

— Учитывая, что на бирже в минуту совершается больше тысячи сделок, конечно, каждую сделку юридический департамент не поддерживает. Мы отвечаем за разработку основополагающих документов — правила допуска к торгам, проведения торгов и правила клиринга. В совокупности их довольно много — для каждого рынка как минимум три. Это очень объемные документы — каждый на 100−200 страниц. И довольно часто в них приходится что-то менять.

— С чем связаны частые поправки?

— В основном с появлением новых технологий и новых проектов. Приведу в пример проект, который без преувеличения можно назвать эпическим, потому что он изменил биржевой ландшафт России в целом. Это переход на режим торгов, который у нас называется «Т+2», где 2 — это количество дней после заключения сделки. Попробую пояснить на пальцах, в чем его суть. Раньше биржевая торговля на российском фондовом рынке строилась по такому принципу: в день, когда исполняется сделка, продавец должен иметь на своих счетах 100 процентов ценных бумаг, а покупатель — 100 процентов денежной суммы, причитающейся в оплату. Этот режим мы называем «Т ноль». В плане безопасности и гарантии исполнения сделок он весьма эффективен. Но этот режим не соответствует лучшим международным стандартам, потому что участники торгов вынуждены изымать денежные средства и ценные бумаги из оборота и передавать их на спецсчета. Специфика режима «Т+2» в том, что на момент заключения сделки участнику не нужно иметь в полном объеме денежные средства либо ценные бумаги — достаточно иметь небольшое гарантийное обеспечение. На то, чтобы полностью исполнить сделку, дается два дня с момента ее заключения. В течение этих двух дней участника, по сути, кредитует биржа, то есть предоставляет плечо (на биржевом сленге это так и называется — «сделки с плечом»).

Введение этого нового режима потребовало изменения всех расчетных и технологических схем торговли и как следствие поправок в биржевых правилах. Причем не только в наших внутренних, но и в тех нормативных правилах, которые утверждает служба Банка России по финансовым рынкам (на тот момент — ФСФР России).

— То есть вы инициируете поправки в профильное законодательство?

— Да. Может быть, это звучит громко, но мы являемся первопроходцами. То есть Московская Биржа использует свою площадку, чтобы формировать правовую среду для рынков капитала. Конечно, я не могу утверждать, что все наши пожелания превращаются в нормативные акты, но те вещи, которые мы считаем действительно прорывными, повышающими нашу глобальную или региональную конкурентоспособность, мы стараемся доносить до законодателя и регулятора и отстаивать, в том числе доказывать, что в мире эти инструменты уже успешно работают.

— Трудно ориентироваться на международный опыт, учитывая специфику нашего российского законодательства?

— Непросто. Могу привести такой пример. Совсем недавно мы включили в котировальный список первый ETF — это новый продукт, который вообще-то действует во всем мире, но до сих пор был абсолютно неизвестен в России. ETF — это биржевые фонды. Такой фонд существует в рамках компании, создаваемой в иностранной юрисдикции (как правило, в Ирландии). Точнее, это субфонд, существующий в рамках юридического лица, и этот субфонд имеет признаки квазиюридического лица (в уставе компании указано, что субфонд самостоятельно отвечает по своим обязательствам). Внутри субфондов существуют различные классы акций. Один из классов акций такого субфонда мы как раз допускали к торгам на Московской Бирже. Так вот, для этого юристам пришлось создать рабочую группу, которая разбиралась, что такое субфонды и классы акций с точки зрения российского законодательства и, в частности, кому мы должны предъявлять требования по чистым активам. И это только один из вопросов, которые ставят перед нами международные проекты.

Не только о работе

— С переходом на биржу у вас совпало очень важное личное событие — рождение близнецов. Вы понимали, что придется жертвовать временем, которое вы могли бы уделить семье в этот период?

— Да, поэтому без согласования с семьей я такое серьезное решение не принял бы, несмотря на все мои амбиции. Я очень люблю драйв в работе, но семья для меня однозначно важнее карьеры. К счастью, жена поддержала мое стремление попробовать себя на новом поприще.

— Можете вспомнить свои впечатления в первый день работы на бирже?

— Я, наверное, никогда себя так неуютно не чувствовал, как в тот день — из-за обилия новых незнакомых терминов и аббревиатур, которые я тогда еще не понимал.

— И как вы выкручивались из этой ситуации?

— Я понял, что самый быстрый способ сориентироваться — участвовать во всех внутренних встречах, на которых обсуждались все специфические вопросы, даже чисто технические. Я ходил даже на те встречи, мое участие в которых было необязательным — просто сидел и впитывал информацию. Помогло.

— Впечатляет. А если вернуться к стандартной, давно налаженной биржевой деятельности, то у вашего департамента есть какие-то текущие функции, кроме нормативной деятельности? Например, в допуске к торгам новых участников или ценных бумаг юристы как-то участвуют?

— В нашем случае эти два бизнес-процесса сейчас разделены. Юрслужба когда-то участвовала в допуске к торгам ценных бумаг (листинге), но теперь эта задача передана в самостоятельное специальное подразделение — департамент листинга. На данный момент это достаточно объемная функция и она требует времени и ресурсов: обычно один только проспект эмиссии, который нужно проверить, представляет собой папку, которая измеряется в килограммах. А вот в процедуре допуска участников к торгам юрслужба пока участвует — мы проводим что-то вроде due diligence потенциального контрагента (насколько он соответствует требованиям, предъявляемым законодательством и нашими правилами к профессиональным участникам торгов). Кроме того, у нас большой объем работы, связанный с поддержкой (консультированием) внешних и внутренних клиентов — участников торгов и их клиентов.

— Тем, кто никогда не сталкивался с биржевой деятельностью, она кажется не просто специфичной, а даже пугающе непонятной. Если максимально упростить ее суть, то можно ли представить биржу как услугодателя, участников торгов и эмитентов — как клиентов, а ваши локальные нормативные акты в сфере биржевых торгов — как некий договор присоединения?

— Да, все именно так и есть. Для себя я определяю биржу как посредника для профессиональных посредников. В сухом остатке биржа — это инфраструктура для участников торгов. Но инфраструктура сложная, специфичная, рискориентированная (она в том числе минимизирует риск неисполнения заключенных сделок).

— Ваши правила биржевой торговли предусматривают рассмотрение споров в арбитражной комиссии при Московской Бирже. Участников не возмущает этот факт? Все-таки аффилированный третейский суд.

— Нет, не возмущает. Во-первых, случаи, когда участники собираются спорить с биржей, возникают крайне редко, потому что торги полностью автоматизированы, а проблемы технического характера случаются, к счастью, крайне редко, и мы сразу же принимаем меры по защите интересов участников. В основном споры возникают у участников торгов между собой (например, когда они заключают сделки между собой без участия биржи в лице центрального контрагента, а потом не могут их исполнить). Помощь в рассмотрении таких споров — одна из составляющих той инфраструктуры, которую биржа предоставляет своим клиентам. Во-вторых, участники торгов прекрасно понимают, что споры, вытекающие из биржевой торговли, имеют очень серьезную специфику. В государственных арбитражных судах, к сожалению, сейчас почти нет судей, которые могли бы рассматривать такие сверхсложные и специфичные споры. Поэтому третейский суд при Бирже — это скорее вынужденная мера. В нашу комиссию входят признанные знатоки права с настолько всеобъемлющими и универсальными знаниями, которые позволяют рассматривать даже очень специфические споры. Кроме того, у нас есть арбитры, которые давно глубоко специализируются именно на рынках капиталов, на биржевых торгах.

— До того, как вас пригласили на Московскую Биржу, вы ведь не имели опыта сопровождения биржевой деятельности? Сколько времени вам понадобилось, чтобы вникнуть во всю специфику, когда вы пришли сюда?

— Действительно, у меня не было существенного опыта работы в компаниях, торгующих или оказывающих посреднические услуги на биржевом рынке капитала. Решение перейти на Московскую Биржу было, наверное, самым сложным за всю мою карьеру — именно потому, что я не чувствовал себя экспертом в этой области. Все прежние сферы бизнеса, в которых я работал, имели свои особенности, и мне никогда не составляло особого труда быстро вникнуть в эту специфику. Но только не здесь. Спустя полгода работы я могу сказать, что только начал погружаться в специфику правового сопровождения торгов и клиринга. К счастью, в нашем департаменте работают очень сильные, пожалуй, единственные в России юристы, специализирующиеся на этом направлении годами. Я понимаю, что пока не могу дать им какую-то добавочную стоимость как эксперт в этом направлении. Моя текущая роль заключается в другом — в построении структуры юрслужбы, ее соответствии задачам бизнеса и стратегии развития биржи, а также в сопровождении ряда крупных корпоративных проектов, которых у нас предостаточно.

— Как вы решились настолько круто изменить сферу деятельности?

— Мое решение было обусловлено тремя факторами. Во-первых, интерес к абсолютно новой сфере бизнеса и права. Во-вторых, я получил возможность реализовать свои менеджерские амбиции, к которым тяготел последние годы. В-третьих, мне хотелось стоять у истоков истории успеха, как бы пафосно это ни звучало. То, что сейчас происходит на Московской Бирже (в смысле масштабов и новизны проектов), не имеет аналогов. Здорово быть частью этой команды. Эти соображения полностью перекрыли для меня плюсы стабильности, понятности и предсказуемости тех сфер бизнеса, в которых я работал раньше.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль