«Юридическая природа билета на мероприятие нигде не определена»

7547
Что представляет собой процесс организации концерта с точки зрения работы юристов, какова гражданско-правовая природа билета на концерт и почему в Европе и США зритель не может сдать билет на развлекательное мероприятие даже при наличии уважительных причин — обо всем этом в интервью с Ириной Саленковой, руководителем юридической службы концертного зала Crocus City Hall.

Что представляет собой процесс организации концерта с точки зрения работы юристов, какова гражданско-правовая природа билета на концерт и почему в Европе и США зритель не может сдать билет на развлекательное мероприятие даже при наличии уважительных причин — обо всем этом в интервью с Ириной Саленковой, руководителем юридической службы концертного зала Crocus City Hall.

«Юридическая природа билета на мероприятие нигде не определена»

Ирина Саленкова, руководитель юридической службы Crocus City Hall

Компания

Crocus City Hall — единственный в России многоуровневый многофункциональный концертный зал более чем на 7000 мест, оснащенный самым современным оборудованием и отвечающий высочайшим мировым стандартам. Зал был открыт в 2009 году в честь певца и музыканта Муслима Магомаева. На сцене Crocus City Hall выступают такие мировые звезды как Стинг, Sade, Элтон Джон, Seal, Элис Купер, Ринго Старр, Ванесса Мэй и сотни других знаменитостей. Осенью 2013 года в концертном зале (и впервые в России) прошел международный конкурс красоты «Мисс Вселенная 2013».

— Crocus Group занимается различными направлениями бизнеса. Объектом этой группы компаний также является одна из крупнейших в России концертных площадок — Crocus City Hall. У Crocus Group единая юридическая служба или у Crocus City Hall она своя, отдельная?
 — У нас многоуровневая система. Crocus City Hall является филиалом головной компании нашей группы — ЗАО «КРОКУС». В связи с этим, хотя у концертного зала есть свой юридический департамент, состоящий из пяти юристов, он в конечном счете подчиняется начальнику юридического управления ЗАО «КРОКУС», как и юридические службы всех компаний, входящих в группу. Непосредственно работой юридического департамента концертного зала руковожу я, а также ее курирует заместитель директора концертного зала.

— Наличие отдельной юрслужбы связано с тем, что у правовой поддержки концертного зала есть своя узкая специфика, или просто с очень большим объемом обычной рутинной работы по правовому сопровождению хозяйственной деятельности концертного зала?
 — Основная причина, скорее, связана со спецификой деятельности. У нас два больших блока работы, каждый из которых можно назвать особенным — это концертная деятельность и билетное хозяйство. Сопровождение обычных сделок по поддержанию хозяйственного и имущественного комплекса концертного зала, конечно, тоже относится к числу наших задач, но это вполне стандартная работа, в которой интересных специфических вопросов, как правило, не возникает.

— Расскажите для начала о самом ярком, на мой взгляд, блоке — концертной деятельности. Какая юридическая работа требуется для того, чтобы на сцене Crocus City Hall прошел какой-либо концерт?
 — Прежде всего, это зависит от того, выступает ли Crocus City Hall организатором концерта, или промоутер — кто-то другой, а мы просто предоставляем площадку. Второй вариант случается чаще, и юридически он оформляется заключением с организатором концерта комплексного договора, который имеет смешанный характер — он включает в себя как элементы аренды концертной площадки, так и элементы возмездного оказания услуг, подряда. Эти элементы неразрывно связаны между собой, так как в подготовке и проведении каждого мероприятия задействованы все штатные системы и штатный персонал концертного зала. У нас существует типовая форма, но все равно каждое конкретное мероприятие требует уточнения некоторых нюансов, изменения и дополнения базовых условий. Кроме того, зачастую к стандартным опциям, которые готов предоставить Crocus City Hall, добавляются факультативные — например, предоставление дополнительного оборудования, оказание рекламных услуг на рекламных площадях Crocus City Hall или Crocus Group в целом, что оформляется допсоглашением к основному договору или отдельным договором. Также в подавляющем большинстве случаев заключается договор о реализации билетов на мероприятие. Но это отдельная большая тема, в определенной степени, даже более интересная, чем концертный блок.

— А если Crocus City Hall сам является организатором концерта?
 — Это означает, что именно мы заключаем контракт о выступлении артиста или коллектива. Это базовый контракт. Если говорить о выступлении иностранных звезд, то такие артисты обычно сотрудничают с крупными, известными на рынке европейскими или американскими букинг-агентствами, которые работают по своим типовым формам, довольно жестким в части баланса прав и обязанностей сторон. В них очень сложно добиться внесения каких-либо изменений. Но на сегодняшний день нам удалось выработать взаимоприемлемые условия сотрудничества с теми агентствами, через которых мы букируем артистов. К слову сказать, контракт о выступлении артиста это объемное соглашение, отражающее множество разных моментов организации мероприятия. Помимо таких очевидных условий, как дата и место выступления, его продолжительность и гонорар, таким контрактом, к примеру, всегда регулируются вопросы трансфера и проживания артиста, условия рекламной кампании концерта и продажи билетов на него, технический и бытовой райдеры артиста, страхование и мерчендайзинг.
Затем из генерального, базового контракта вытекает множество других договоров, которые Crocus City Hall должен заключить с третьими лицами, чтобы мероприятие состоялось. Помимо договоров, связанных с организацией рекламной кампании будущего концерта, договоров на размещение артистов и сопровождающих их лиц в гостиницах, трансфер и т. п., в зависимости от мероприятия могут заключаться договоры с режиссером, сценаристом, договоры на сопровождение выступления оркестром, балетом, на изготовление декораций, видео- или аудио-роликов, договор с РАО или ВОИС о праве на публичное исполнение произведения или фонограмм, договор на телесъемку и проч.

Биография

Ирина Саленкова родилась в 1984 году в городе Королеве. В 2006 году с отличием закончила Московскую государственную юридическую академию имени О. Е. Кутафина, а в 2012 году — Российскую школу частного права (магистр юриспруденции). В ЗАО «КРОКУС» работает с самого начала профессиональной деятельности. Начинала с должности юриста в центральном юридическом управлении, с 2009 года совмещает должность в нем с должностью в юридическом департаменте Crocus City Hall, которым руководит с 2013 года.

— У каждого вида договоров есть свои самые «скользкие» моменты. А в договорах об организации концерта какие условия требуют самого пристального внимания юристов?
 — Работая с договором, юрист, к сожалению, не может себе позволить положиться на добросовестность контрагента при его исполнении. Наоборот, он должен исходить из того, что все пойдет наихудшим образом. Именно поэтому очень важно проработать условия ответственности и выхода каждой из сторон из сделки. Но это справедливо для всех договоров. Наша специфика в том, что расторжение договора с организатором мероприятия или букинг-агентством означает отмену мероприятия, а для концертной площадки это всегда крайне неприятное событие. Отмена или перенос концерта не могут не влиять на нашу репутацию, потому что в глазах обычного зрителя, как правило, в том, что концерт не состоялся, виновата концертная площадка. Полностью исключить такое событие, к сожалению, невозможно (артисты — живые люди), но на тот случай, если это все-таки произойдет, крайне важно организовать четкий и слаженный механизм возврата денег зрителям, в том числе, оперативно анонсировать перенос или отмену мероприятия. Регулирование этих вопросов у нас преимущественно осуществляется в рамках договорных отношений о реализации билетов.

— Что юридически представляет собой схема продажи билетов?
 — В рамках этого блока у нас существует восемь типовых форм: четыре формы рамочных договоров и четыре разовых. Здесь все зависит от роли Crocus City Hall в схеме реализации билетов на то или иное мероприятие. К примеру, если мы только предоставляем площадку для концерта, то, как правило, с организатором заключается разовый агентский договор на реализацию билетов. Отношения с нашими постоянными организаторами регулируются рамочными агентскими договорами. Полученную билетную информацию мы реализуем сами или привлекаем субагентов (на основании разового или рамочного договора). Бывает, что билетную квоту мы получаем не от организатора, а от его билетного агента, тогда для реализации билетов с таким билетным агентом мы заключаем субагентсткий договор, опять же, разовый или дополнительное соглашение в рамках рамочного субагентского договора. Часто на одно и то же мероприятие часть квоты мы получаем и от организатора мероприятия, и от билетного агента. Если же Crocus City Hall сам выступает организатором мероприятия, то часть билетной квоты мы реализуем сами через свои кассы и сайт, а другую часть передаем на реализацию билетным агентам на основании агентского договора (тоже разового или рамочного). Хочу обратить внимание, что названия договоров (агентские и субагентские) это устоявшаяся в билетном бизнесе терминология.

— На сегодняшний день есть ясность в вопросе о том, что представляет собой билет с гражданско-правовой точки зрения?
 — Нет, юридическая природа билета на мероприятие нигде не определена, ни в законодательстве, ни в судебной практике. Билет это точно не товар, это, скорее, имущественное право требования к организатору мероприятия. Но вот вопрос: откуда оно возникает? Из какого договора? Или в силу эмиссии билетов? На этот вопрос я не отвечу, это предмет отдельной исследовательской работы. Но если это имущественное право, то можно ли его отдать на реализацию в рамках комиссионных отношений? Наверное, вряд ли. А ведь на практике заключаются договоры, где агенты или субагенты действуют от своего имени. Соответственно, формальным следствием такой схемы будет возникновение юридической связи между таким агентом или субагентом и владельцем билета. Но это неправильно, связь всегда должна выстраиваться напрямую между приобретателем билета и организатором мероприятия, независимо от количества посредников в цепочке между ними, поскольку именно организатор несет ответственность за то, состоится это мероприятие или нет, за качество и т. п.
В практике ВАС РФ было одно очень интересное дело, касающееся реализации билетов. Это дело общества «Жюль Верн» против общества «Венский бал» (постановление Президиума ВАС РФ № 16378/08). Стороны заключили противоречивый договор, содержащий как условия купли-продажи билетов, так и условия реализации билетов на комиссионной основе. Организатор настаивал на том, что это была купля-продажа. В итоге ВАС РФ решил в пользу комиссии, но вопрос, от чьего имени действовало общество «Жюль Верн», распространяя билеты, увы, затронут не был, равно как и то, что представляет собой билет. Хотя это был хороший повод разобраться.

Не только о работе

Вы сами посещаете хотя бы иногда концерты в Crocus City Hall?
Да, конечно. Я стараюсь не пропускать концерты моих любимых исполнителей. Например, последний концерт Pet Shop Boys в рамках их мирового тура был просто невероятным. Мероприятия на других площадках посещаю гораздо реже. Времени на все, к сожалению, не хватает.

Вы работаете в одной и той же компании уже 7 лет. Вы в принципе такой постоянный человек или здесь в вашей работе есть что-то такое, что вы вряд ли найдете в других компаниях?
Наверное, причина и в том, и в другом. Моя работа в ЗАО «КРОКУС» связана не только с концертным залом, сфера интересов группы компаний очень разнообразна, что не дает соскучиться. Постоянно новые проекты, новые задачи. И конечно, замечательный коллектив.

Ваш любимый вариант отдыха?
Я очень люблю путешествовать, поэтому использую любой удобный случай, чтобы куда-нибудь съездить.

— Если в законодательстве и судебной практике вопрос о правовой природе билета остался не решенным, то хотя бы для себя вы в нем как-то разобрались?
 — Мы в свои типовые договоры на реализацию билетов включаем преамбулу, в которой указываем, что стороны в отношениях друг с другом понимают под билетом. Вообще здесь надо отметить, что субъекты, которые участвуют в процессе реализации билетов на мероприятие, целей представительства как таковых не преследуют. Доверенностей субагентам никто не выдает. Цель только одна — реализовать максимальное количество билетов. Реализация билетов укладывается в агентирование по модели поручения, так как агент действует от имени организатора, и юридическая связь возникает непосредственно между организатором и приобретателем билета. Но на уровне субагентов эта модель работать уже не может.

— Скажите, проблема спекуляции билетами на популярные мероприятия вас затрагивает? Или для самого концертного зала это не влечет никакого негатива?
 — Конечно, затрагивает. Для нас, как и для любого другого промоутера, проблема спекуляции билетами тесно связана с другой проблемой — возврата билетов. Как только открывается продажа билетов на то или иное резонансное мероприятие, которое явно вызовет у публики повышенный интерес, билеты начинают скупать спекулянты (или скальперы, как мы их называем). Затем они перепродают эти билеты по более высокой цене (при том, что в кассе билетов по номинальной цене уже не остается, и обычный зритель оказывается лишен шанса приобрести билет по нормальной, приемлемой цене). Главное, что скальперы ничем не рискуют: они прекрасно знают, что даже если не смогут реализовать все билеты, то просто вернут их в кассу и получат назад вложенные деньги. Но если это произойдет незадолго до начала концерта, то не факт, что касса успеет распродать эти возвратные билеты. А для организатора это вопрос прибыльности проведения мероприятия. Конечно, мы используем ряд мер, направленных на борьбу со спекулянтами, но они не могут быть эффективными на 100 процентов.
Кстати, проблема возможности возврата билетов является болезненной для организаторов не только применительно к спекулянтам, но и к обычным зрителям. Это связано с отсутствием в российском законодательстве запрета или хотя бы ограничений на возможность возврата концертного билета. Базируясь на статье 782 Гражданского кодекса, а также статье 32 закона «О защите прав потребителей», заказчик вправе в любое время отказаться от договора с условием выплаты исполнителю фактически понесенных расходов. Фактические расходы не так просто посчитать, для расчета того, какая сумма в момент возврата падает на тот или иной тип билета (сегмент), необходимо применять коэффициенты и т. д. На практике организаторы этого не делают, а чаще устанавливают временную шкалу штрафов, некоторые просто не принимают билеты к возврату. Запрет на возврат билетов или хотя бы введение предельного срока, в течение которого их можно вернуть за вычетом фактически понесенных расходов (как в случае с товарами надлежащего качества), существенно снизили бы экономические риски при проведении мероприятий.

— Не слишком ли это жестко? Ведь у обычного зрителя может быть уважительная причина — изменились планы, заболел и т. д.
 — На мой взгляд, это вполне нормально. В Европе и США нельзя сдать билет на развлекательное мероприятие. Только в случае отмены, замены или переноса мероприятия. И люди, зная об этом, выработали решение для тех случаев, когда приходится отказываться от посещения мероприятия — есть, к примеру, специальные сайты, на которых можно перепродать свой билет. Проведение зрелищного мероприятия — это не та услуга, которая не оказывается в случае отказа заказчика от исполнения договора. Организатор автоматически не отменяет мероприятие. Тогда почему он должен быть зависим от обстоятельств на стороне покупателя? Приобретая билет, зритель должен делать это осознанно и принимать на себя риск возможных обстоятельств, которые могут помешать ему пойти на концерт.

— Насколько я знаю, помимо неопределенности с юридической природой билета, на практике не все ясно с возможностью использования электронной формы билета на зрелищные мероприятия. Это так?
 — Не то чтобы не все ясно — скорее, продажа билетов на зрелищные мероприятия посредством интернет-эквайринга просто не урегулирована законодательством. Если, например, в авиаперевозках и железнодорожных перевозках вопрос со статусом электронного билета официально решен специальными нормативными актами, то в отношении электронных билетов на зрелищные мероприятия специального нормативного регулирования пока нет. У нас онлайн-продажа билетов успешно применяется, но та форма билета, которую человек получает на свой электронный адрес и потом распечатывает на домашнем принтере, не является бланком строгой отчетности. Согласно законодательству, принимая оплату, мы обязаны выдать кассовый чек либо бланк строгой отчетности — билет, реквизиты которого должны строго соответствовать требованиям, утвержденным приказом Минкультуры России № 257. Но, к сожалению, даже если в электронной форме билета присутствуют все эти реквизиты, он все равно не считается бланком строгой отчетности. По мнению Минкультуры и Минфина России (мы делали соответствующий запрос), билет, распечатанный приобретателем на принтере, не соответствует обязательному требованию о том, что бланк строгой отчетности должен быть изготовлен типографским способом или сформирован с использованием автоматизированных систем (это требование содержится в Положении об осуществлении наличных денежных расчетов или расчетов с использованием платежных карт без применения ККТ). Поэтому строго говоря, электронный билет должен быть обменен на бланк строгой отчетности, что, согласитесь, очень неудобно. Это такой показательный пример того, что законодательство не всегда успевает за новыми технологиями и новыми моделями бизнеса.

— Говоря о правовом обеспечении организации концертов, мы совсем не коснулись вопросов интеллектуальной собственности. Разве в вашей деятельности это не существенный блок работы?
 — Это, безусловно, важный сегмент нашей работы. Помимо традиционной защиты прав на товарные знаки, особенно много вопросов интеллектуальной собственности возникает в рамках подготовки мероприятий, которые мы организуем. Здесь, кроме договоров с РАО или ВОИС о публичном исполнении музыкальных произведений и фонограмм, могут быть, например, договоры с режиссером, сценаристом, договоры на создание видео- и аудио-роликов и др. Если планируется телесъемка мероприятия, то мы заключаем договор, который регулирует последующее использование этой записи, а также получаем согласие исполнителей на ее осуществление и последующее создание аудиовизуального произведения. Когда организатором мероприятия является другое лицо, для нас важно, чтобы в базовом договоре он гарантировал нам чистоту прав на все используемые при организации и проведения мероприятия объекты интеллектуальной собственности. А это может быть не только музыкальное произведение или фонограмма — у нас, например, часто бывают случаи, когда в наименовании мероприятия используется словесный товарный знак. Разумеется, чистота прав не только гарантируется организатором — мы и сами ее проверяем, чтобы не получить неожиданные претензии от третьих лиц. Более пристального внимания заслуживают театральные постановки и мюзиклы, цирковые шоу.

— Вопросы обеспечения безопасности на массовых мероприятиях тоже стандартизированы? Насколько мне известно, четкого централизованного правового регулирования этих вопросов до сих пор нет.
 — Да, комплексного правового акта на уровне федерального законодательства о безопасности при проведении культурно-массовых мероприятий в России до сих пор нет, хотя еще несколько лет назад МВД России разрабатывало такой законопроект. Но в адрес него было много критики, в том числе и потому, что его регулирование распространялось как на культурно-зрелищные мероприятия, так и на спортивные, а это принципиально разные мероприятия. Поэтому мы сами для себя утверждаем локальные правила обеспечения безопасности, которые обязаны соблюдать организаторы мероприятий на нашей площадке, а для зрителей — правила поведения в концертном зале, которые в части самых важных положений дублируем на билетах. Эти правила, кстати, основаны на соблюдении общественного порядка, требование к которому, в свою очередь, можно вывести из некоторых норм Кодекса об административных правонарушениях (запрет на появление в общественном месте в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, проносить оружие), а также продиктованы обычным здравым смыслом (запрет проносить колющие, режущие предметы, применение рамок-металлодетекторов и т. д.). Плюс мы сотрудничаем с правоохранительными органами, а также привлекаем частную охранную организацию. Кроме того, на каждом мероприятии в обязательном порядке дежурит карета Скорой помощи.

— Получается, для концертной деятельности и вообще культурно-массовых мероприятий нет никакого блока специального законодательства?
 — Нельзя сказать, что его совсем нет, но и нельзя сказать, что оно полноценное. Я бы назвала его фрагментарным и в какой-то части устаревшим. Примеры такого регулирования, это уже упомянутый мной Приказ Минкультуры Р. Ф., утвердивший обязательные реквизиты бланка билета, письмо Минкультуры об особенностях функционирования билетного хозяйства в сфере культуры и искусства, утвержденные приказом Минкультуры Р. Ф. Правила по охране труда в театрах и концертных залах и ряд некоторых других.

— Я понимаю, что организация любого концерта (или другого зрелищного мероприятия) юридически почти всегда строится по одной и той же схеме. И все-таки, можете ли вы вспомнить среди всех мероприятий, прошедших в «Крокус Сити Холле», такое, которое стало для вас особенным именно только с точки зрения юридической работы?
 — Пожалуй, из последних наших проектов, это был международный конкурс красоты «Мисс Вселенная 2013». Не то чтобы наша договорная работа в этом случае сильно отличалась по функционалу от обычной, просто ее объем в силу масштаба мероприятия был колоссальным, а сроки согласования всех документов — сжатыми. Я рада, что мы с этой задачей успешно справились.

Интервью: Дарья Бондарчук. Фото: Алексей Новиков

Журнал «Юрист компании», № 5, Март 2014

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль