«Годовой документооборот впору измерять в железнодорожных вагонах»

2130
Два года назад пивная индустрия с точки зрения законодательного регулирования была полностью приравнена к алкогольной индустрии. Для компании «Efes Rus» этот непростой период внешних реформ совпал еще и с масштабной внутренней реорганизацией. Как все эти испытания пережил юридический департамент, нам рассказал его руководитель Олег Василенко.

Два года назад пивная индустрия с точки зрения законодательного регулирования была полностью приравнена к алкогольной индустрии. Для компании «Efes Rus» этот непростой период внешних реформ совпал еще и с масштабной внутренней реорганизацией. Как все эти испытания пережил юридический департамент, нам рассказал его руководитель Олег Василенко.

«Годовой документооборот впору измерять в железнодорожных вагонах»

Олег Василенко, директор по юридическим вопросам компании «Efes Rus»

— Расскажите, как был формирован юридический департамент компании «Efes Rus», учитывая, что сама компания образовалась два года назад в результате альянса двух самостоятельных участников рынка — «Пивоварни Москва-Эфес» и «САБМиллер РУС». Новая юрслужба создавалась на базе юридической функции одной из этих компаний?

— Не совсем так. При объединении абсолютно всех функций компаний действовал принцип именно альянса, а не поглощения. Поэтому перед нами стояла задача проанализировать процессы реализации каждой функции, в том числе, юридической, в обеих компаниях, собрать наиболее успешный и эффективный опыт и интегрировать его в объединенную компанию. Такой подход коснулся как алгоритмов осуществления тех или иных задач (приведу элементарные примеры: у юридических служб «Пивоварни Москва-Эфес» и «САБМиллер РУС» были совершенно разные стандарты работы с доверенностями и процедуры согласования договоров), так и самой структуры юридических служб, в том числе, распределения функционала между юристами в регионах и юристами московских офисов. Например, если у одной из компаний правовая поддержка продаж была децентрализована (юристы региональных заводов одновременно поддерживали продажи в соответствующем регионе), то у другой компании эта функция была строго централизована. Что касается персонала, то тоже было принято решение сохранить состав обеих юрслужб и дальше в процессе работы выяснять, кто из специалистов с какими задачами успешнее справляется. Хотелось, чтобы каждый человек в итоге оказался на своем месте — то есть получил тот функционал, в котором он раскрылся бы с лучшей стороны.

— Какую модель объединенной юрслужбы вы построили после того, как сложили все преимущества?

Компания

Efes Rus — одна из ведущих пивоваренных компаний на российском рынке, подразделение международной компании Anadolu Efes. Образована в 2012 в результате стратегического альянса компания крупнейших мировых пивоваренных компаний SABMiller и Anadolu Efes. Подразделения компании функционируют на российском рынке с 1998 года. На сегодняшний день в состав Efes Rus входят 6 пивоваренных заводов и 4 солодовенных комплекса в различных регионах страны. Портфель брендов компании постоянно пополняется, и сегодня в нем есть такие известные марки, как «Старый мельник», «Белый медведь», «Золотая Бочка», Efes Pilsener, Miller Genuine Draft, Velkopopovicky Kozel, Bavaria, AmberWeiss, Gold mine Beer, Redd’s, Grolsch и другие.

— В результате по функционалу у нас выделено три больших направления: поддержка коммерческих подразделений и бэк-офиса (продаж, маркетинга, закупок, логистики, финансов и т. д.), поддержка производственных подразделений, а также корпоративное и проектное направления. Последнее включает не только корпоративное право, но и сопровождение корпоративных активов, а также вопросы, связанные с отраслевым алкогольным законодательством и проектами компании. Что касается поддержки производственной функции, то мы постарались найти золотую середину между централизацией и децентрализацией. Функция поддержки шести заводов сейчас распределена между двумя юристами (мои прямые подчиненные), которые находятся в Уфе и Владивостоке. Полностью переводить правовую поддержку в Москву неэффективно, в том числе, из-за большой разницы между часовыми поясами. Некий разумный минимум в регионах, конечно, необходим. Но это не значит, что у нас есть юристы на каждом заводе — дистанционную поддержку тоже можно оптимизировать. Например, юрист, работающий в Уфе, одновременно дистанционно ведет завод в Ульяновске, а юристы во Владивостоке также поддерживает завод в Новосибирске.

— Традиционный функционал корпоративного блока понятен. А что имеется в виду под проектами компании, которые у вас тоже отнесены к этому блоку?

— Один из самых крупных проектов юридического департамента и компании в целом — это как раз та реорганизация, которая произошла после завершения сделки по созданию альянса между SABMiller plc и Anadolu Efes. Началось все с решения чисто юридических задачи, но в итоге юрслужба играла очень важную роль в завершении этого большого проекта и организационно, поскольку координировала все функции компании и разрешала противоречия между ними в ходе интеграции.

— У вас процесс внутренних реформ совпал еще и с внешней реформой: как раз два года назад пивную индустрию в смысле государственного регулирования приравняли к алкогольной индустрии. Как вы это пережили?

Биография

Олег Василенко родился в 1982 году в Московской области. В 2004 году окончил юридический факультет Российского университета дружбы народов. Имеет степень магистра права и обширный опыт работы не только в практике, но и в академической деятельности. В частности, работал в одном из структурных подразделений крупного московского строительного холдинга, в авиакомпании, юридической фирме, а также преподавал земельное право в Российском университете дружбы народов и зарубежное гражданское, торговое право в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова. В 2007 года был приглашен в юридический отдел московского филиала компании «SABMiller RUS», где возглавлял правовое сопровождение сбыта и маркетинга. С апреля 2012 года — директор по юридическим вопросам компании «EFES Rus».

— Мы как-то рассуждали с коллегой, который тоже имеет опыт работы в алкогольной индустрии, кому труднее — компании, которая изначально существует в условиях зарегулированного рынка, или компании, которая раньше не работала в столь жестких условиях, но ее вдруг в них поместили. Пришли к выводу, что второй вариант более сложный. Объясню почему. Видимо, когда было принято решение распространить специальное регулирование (Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции <…>") на пивную отрасль, предполагалось, что все специальные правила, отлаженные на алкогольной индустрии, автоматически заработают и у нас. Но оказалось, что в пивном бизнесе есть свои особенности. В частности, количественный оборот товара больше, гораздо больше отгрузок и клиентов (точек продаж), чем в традиционной алкогольной индустрии. Поэтому специальный документооборот, который обязательно должен сопровождать реализацию алкогольной продукции, в пивной индустрии создает немалые трудности. Образно говоря, если выезжает фура с пивом, то сзади идет ГАЗель с документами (товарно-транспортными накладными и специальными справками к ним — так называемыми «алкосправками»), а годовой документооборот впору измерять в железнодорожных вагонах. По порядку оформления «алкосправок», деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования алкогольной продукции тоже возникла масса вопросов, от простейших до принципиальных. Оказалось, что в части заполнения некоторых граф тоже далеко не все правила, касающиеся крепкого алкоголя, можно автоматически применить к пиву. При этом нам важно было не только самим разобраться с неоднозначными вопросами, но и выработать единые подходы во всей пивной индустрии, иначе крупные торговые сети получали бы от разных поставщиков документацию, оформленную вразнобой. Поэтому мы очень плотно несколько месяцев вырабатывали единые подходы с коллегами из других компаний в рамках Союза российских пивоваров и при поддержке регулятора.

— С какими еще трудностями пришлось столкнуться при подготовке к переходу на новое законодательное регулирование?

— Например, всем производителям пива нужно было подготовиться к тому, что продукция, которая раньше имела единое наименование — пиво, в зависимости от рецептуры стала делиться на два вида — пиво и пивные напитки. Вроде бы небольшое и несложное изменение. Но что оно означало в практическом смысле? Производители должны были поменять информацию на этикетках. Конечно, это невозможно сделать в одночасье: производство этикеток осуществляется в плановом порядке, соответственно, у нас имелся запас еще не использованных этикеток старого формата. Списывать их, не пуская в производство, нерационально. Но и использовать эти этикетки в производстве можно было лишь с таким расчетом, чтобы к моменту перехода на новые правила на складах не осталось продукции, еще актуальной по сроку годности, но уже неактуальной по требованиям к этикеткам, а потому необоротоспособной. Чтобы избежать потерь, отделу планирования, центральному техническому отделу и другим функциям нашей компании пришлось проделать очень большую работу.

— Прошлым летом пивная индустрия должна была начать применять учет готовой продукции с помощью счетчиков. Это тоже был непростой этап?

— Да, к этому этапу тоже нужно было основательно подготовиться, и юристы вовлекались в этот процесс: мы изучали требования к работе система учета, оценивали возможные риски, выясняли позицию Росалкогольрегулирования. Простейший вопрос: как быть, если счетчик сломался — останавливать производство до приезда представителей Росалкогольрегулирования? А если его ближайшее управление в другом городе, и ждать придется несколько дней? Было предложение поставить запасные счетчики, учитывая риски простоя и убытки, но получается, что приведение деятельности компании в соответствие требованиям закона потребовало бы от нее двойных затрат. Кстати, здесь тоже оказалось, что не все привычное для традиционной алкогольной сферы эффективно срабатывает в пивной индустрии. Очевидный факт: пиво — пенный напиток. А пена дает довольно существенный процент расхождений в данных учета. Мы предупреждали представителей регулятора о том, что так будет, еще до запуска системы учета. Единственный вариант решения этой специфической проблемы, который пока удалось найти, — это обоснование расхождений актами естественной убыли продукции.

— Как по вашему опыту: с Росалкогольрегулированием можно вести эффективный диалог, как, например, с антимонопольной службой?

— Да, мы вполне успешно сотрудничаем с коллегами из центрального аппарата Росалкогольрегулирования. Они не раз помогали в части разъяснения позиции службы по неоднозначным ситуациям.

Не только о работе

В ваших жизненных приоритетах работа на первом месте или нет?

Работа занимает, конечно, очень много времени. Порой не хватает «work-life balance». Но я думаю, что на каком-то этапе это нормально, если хочешь достичь чего-то. Это не значит, что в таком темпе надо жить 365 дней в году. Надо стараться рассчитывать свои силы. Могу сказать, что у меня сильно поменялись приоритеты с рождением сына — семья вышла на первое место, а сам я превратился из «совы» в «жаворонка».

Ваши интересы вне работы?

Давно увлекаюсь фотографией. Еще люблю спорт: помимо обязательного тренажерного зала несколько раз в неделю, зимой выезжаю покататься в горы (не так давно «променял» горные лыжи на сноуборд). А этим летом, чтобы не терять времени и навыков, решил попробовать освоить катание на лонгборде.

Самые яркие путешествия за последние пару лет?

Из нерабочих поездок — Италия осенью. Уже два года подряд выбираемся туда с семьей в разные провинции и планируем продолжать традицию. Из рабочих — Грузия. Она стала для меня открытием: невероятной красоты горы, природа, гостеприимные люди, ну и, конечно же, грузинская кухня.

— Госрегулирование пивной индустрии касается и рекламы. Правда, здесь для вас ограничения начались задолго до того, как пиво приравняли к алкогольной продукции. На сегодняшний день еще остаются какие-то не до конца выясненные вопросы относительно специальных требований к рекламе или все давно разложено по полочкам?

— Действительно, в последние годы в плане понимания требований к рекламе с учетом разъяснений ФАС России все более или менее стабилизировалось. Так, некоторое время назад всю пивную индустрию интересовал вопрос о допустимости рекламы безалкогольного пива: с одной стороны, эта продукция не подпадает под алкогольную, с другой стороны, есть риск, что она может быть воспринята как зонтичный бренд. И антимонопольный орган подтвердил, что такой риск действительно не исключается. Поэтому мы, например, одобрили рекламу безалкогольного солодового напитка, но только потому, что в его наименовании даже не упоминалось слово «пиво», бренд узнавался потребителями как безалкогольный (что подтверждалось предварительно проведенными опросами), и это была реальная продуктовая линейка с серьезным объемом производства, а не символическая партия, выпущенная только в рекламных целях. На сегодняшний день для нас актуален вопрос о читабельности текста наружной рекламы. Правда, этот вопрос интересует не только производителей алкоголя, он касается вообще любой рекламы, в которой по закону обязательно должна присутствовать некая дополнительная информация (например, об условиях кредитования, если упоминается возможность приобретения какого-либо товара в кредит). Есть требование закона об обязательном наличии в рекламе какой-либо информации, и есть позиция ФАС России, а также судов о том, что эта информация должна достаточно легко восприниматься потребителями рекламы. Проще говоря, она должна быть читабельной. Но никаких специальных критериев по размеру и яркости шрифта не существует, а ориентироваться на офтальмологическую норму зрения тоже, возможно, не совсем правильно (далеко не у всех идеальное зрение). Нужны какие-то среднестатистические нормативы. Мы надеемся, их со временем удастся вывести из судебной практики, поэтому пристально следим за ее развитием.

— Все, о чем вы рассказали, касается федерального законодательства. Но в вашей работе наверняка часто приходится иметь дело и с региональными законами. В этом блоке бывают какие-то неоднозначные положения?

— Я скажу больше: актуальные для пивного рынка коллизии связаны как раз с локальным законодательством. Простой пример: Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции <…>", устанавливая определенные ограничения в отношении времени и мест розничной продажи алкогольной продукции, содержит оговорку о том, что законодательство субъектов РФ может вводить дополнительные ограничения. Мы ведем аналитику, что в каком субъекте запрещено. Проблема в том, что регионы иногда злоупотребляют этим правом. Например, в одной области однажды полностью запретили продажу пивных напитков. Мы сочли, что это ограничение конкуренции (с таким же успехом можно было запретить, например, только темное пиво или только красное вино). В результате антимонопольная служба поддержала нашу позицию.

— Очевидно, все ваши наиболее острые вопросы связаны с административным регулированием. А в рамках договорной сферы все абсолютно гладко, понятно, стандартизировано, или она тоже иногда подкидывает интересные задачки?

— В этой сфере, конечно, все гораздо более предсказуемо и понятно. Но интересные кейсы, тем не менее, случаются. Скажем, у пивной индустрии существует такой канал продаж, как on-trade (это точки общепита, в которых потребление нашей продукции происходит непосредственно в месте покупки). Помимо прямой или непрямой поставки продукции в такую торговую точку, очень часто производитель заключает с точкой договор рекламных услуг (допустим, путем использования брендированных пивных кружек или размещения брендированных материалов, в той мере, в которой позволяет законодательство). Разумеется, мы заинтересованы в том, чтобы каким-то образом измерить эффективность этих рекламных услуг, например, объемом продаж нашей продукции в соответствующей точке, и тем самым увязать взаиморасчеты. Но тут возникает извечный вопрос: а можно ли в принципе соизмерять услугу с каким-либо результатом? Известно мнение, что предмет договора возмездного оказания услуг вообще не предполагает достижение какого-либо результата. Это мнение прозвучало в знаменитом постановлении Конституционного суда от 23.01.07 № 1-П, которое касалось так называемого гонорара успеха адвокатов, и там помимо этого аргумента ограничения свободы договора, были и другие, более серьезные. Возможно, это прозвучит странно, но мы однажды столкнулись с тем, что судья сослалась на это постановление, рассматривая вопрос о вознаграждении по договору, связанному с on-trade продажами. Правда, недавно ВАС РФ взглянул на эту ситуацию с другого ракурса, и, хотя его точка зрения тоже касалась гонорара успеха адвокатов, есть повод снова вернуться к данному вопросу и в том ключе, который интересует нас.

Интервью: Евгения Яковлева. Фото: Алексей Новиков.

Журнал «Юрист компании», № 8, Июль 2014

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль