Привлечение учредителя к субсидиарной ответственности

453

Вопрос

Возможно, ли привлечение учредителя нескольких юридических лиц к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве. Дело в том, что все те юридические лица, которые он создал, сейчас находятся, либо в стадии ликвидации, либо уже ликвидированы, либо по ним ведётся банкротное производство. А поскольку наше предприятие пострадало не на один миллион, от недобросовестного исполнения договорных обязательств мы ищем разные законные варианты с целью привлечения учредителя к ответственности. Сразу отпишусь, что обращались в прокуратуру, в полицию, в ФАС, в Комитет ЖКХ и транспорта, к органу местного самоуправления, но должной реакции не последовало. По нашему мнению учредитель занимается таким видом бизнеса, который позволяет ему "кидать" такие организации, как наша. Все нам советовали обратиться в суд. Суды мы выиграли, но поскольку у них на счетах нет денег, то соответственно мы так и остаёмся, ни с чем.

Ответ

Да, возможно привлечение учредителя к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве. В случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве).

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц рассматривается в деле о банкротстве должника и может быть подано исключительно в рамках конкурсного производства (абз. 1, абз. 2 п. 5 ст. 10 Закона № 127-ФЗ, Постановление 2 ААС от 10.02.2014 № А28-10289/2013). То есть по завершении конкурсного производства подать такое заявление уже нельзя (абз. 6 п. 5 ст. 10 Закона № 127-ФЗ). Но в то же время суд не вправе завершить производство по делу о признании должника банкротом, пока не рассмотрит заявленные требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц (абз. 7 п. 5 ст. 10 Закона № 127-ФЗ). Например, Арбитражный суд Поволжского округа признал незаконным завершение конкурсного производства тогда, когда заявление одного из кредиторов о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности уже поступило в суд, но еще не было принято к производству (Постановление АС ПО от 20.11.14 № А72-1850/2010).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Статья: Конкурсной массы должника не хватает на всех кредиторов. Как покрыть долги за счет контролирующих лиц

«Если компанию признают банкротом, ее имущества, как правило, оказывается недостаточно для удовлетворения требований всех кредиторов. И когда кредиторам становится ясно, что получить реальное погашение долгов в процессе конкурсного производства скорее всего не получится, они начинают прорабатывать вариант привлечения к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота ее контролирующих лиц. Федеральный закон от 26.10.02 № 127-ФЗ«О несостоятельности (банкротстве)» (далее — закон № 127-ФЗ) позволяет это сделать, если должник признан банкротом вследствие действий или бездействия контролирующих лиц (п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ).

Предъявляя такое требование, кредиторам придется доказать несколько обстоятельств. Во-первых, тот факт, что привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо имело право давать обязательные для компании-банкрота указания либо имело возможность иным образом определять действия должника (то есть являлось контролирующим лицом). Во-вторых, тот факт, что именно использование таких возможностей контролирующим лицом привело компанию к банкротству (причинно-следственную связь). Для субсидиарной ответственности контролирующих лиц необходим еще один факт — имущества самого должника недостаточно для расчетов с кредиторами, но этот факт доказывать проще всего (он становится очевидным после формирования конкурсной массы должника и реестра требований кредиторов).*

Кто считается лицами, контролирующими должника

Понятие контролирующего лица, которое можно привлечь к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота, предусмотрено в пункте 31 статьи 2 закона № 127-ФЗ.

Nota bene!

Само по себе уменьшение совокупной стоимости активов компании не свидетельствует о причинении вреда компании-должнику, если параллельно с этим снижалась и ее кредиторская задолженность (определение ВАС РФ от 30.04.14 по делу № А56-44777/2009).

Цитируем документ

Контролирующее должника лицо — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом <…> (п. 31 ст. 2 закона № 127-ФЗ).

Далее в этом же пункте статьи 2 закона № 127-ФЗ перечислены частные примеры контролирующих лиц: член ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте и т. д., могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций акционерного общества (должника) или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной ответственностью (должника), руководитель должника. Чаще всего субсидиарную ответственность по долгам компании-банкрота несут его мажоритарные участники (постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.04.15 по делу № А40-93917/2010), руководитель, в том числе бывший (определение ВС РФ от 18.02.15 по делу № А56-39041/2013), либо ликвидатор (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.11.14 по делу № А58-930/2013).

Фактическое руководство банкротом. Иногда выявляются ситуации, когда некое лицо осуществляет фактический, но неформальный контроль за деятельностью компании через формально контролирующих лиц. Прямой связи между этим лицом и компанией нет, но такое контролирующее лицо все равно можно привлечь к субсидиарной ответственности, если доказать, что оно имело возможность «иным образом» определять действия должника (п. 31 ст. 2 закона № 127-ФЗ).

Подобный пример неформального контроля физического лица над деятельностью целого ряда компаний, входящих в один холдинг, можно увидеть в постановлении ФАС Уральского округа от 12.05.12 по делу № А60-1260/2009. В этом деле конкурсный управляющий компании-банкрота (ООО) потребовал привлечь к субсидиарной ответственности генерального директора и лицо, которое фактически контролировало компанию-банкрота. Конкурсный управляющий выяснил, что все физлица, которые были в разное время участниками компании-банкрота, занимали различные руководящие должности в организациях, так или иначе имеющих отношение к одной компании — ОАО, а точнее к его единственному акционеру. Те участники компании-банкрота, которые были юридическими лицами, тоже контролировались этим единственным акционером ОАО. Получалось, что вся цепочка вела к этому единственному акционеру ОАО и именно он управлял обанкротившимся ООО через участников этого ООО, имевших только формальный статус. Первая инстанция заявление конкурсного управляющего не удовлетворила. Но апелляция и кассация с ней не согласились. В итоге это лицо привлекли к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота. Разумеется, для этого недостаточно было доказать один лишь факт контроля над компанией. Конкурсному управляющему удалось доказать еще и то, что бенефициар, контролировавший компанию, выводил имущество из всей группы компаний, используя специально созданные для этих целей «лжепредприятия» (в том числе компанию-банкрота), формально не входящие в структуру холдинга, но ведущие деятельность в интересах этого акционера ОАО.

Примечательно, что директора компании-банкрота суды не стали привлекать к субсидиарной ответственности, посчитав, что он не являлся «самостоятельным участником рассматриваемых правоотношений», а выступал как работник по трудовому договору, выполняя только техническое оформление сделок по распоряжению единственного акционера ОАО.

На момент рассмотрения этого дела соответствующая норма содержалась в пункте 4статьи 10 закона № 127-ФЗ, сейчас она находится в пункте 31 статьи 2 закона № 127-ФЗ.

Этот пример показывает, что норма закона № 127-ФЗ о субсидиарной ответственности контролирующих лиц, а точнее фраза в этой норме о возможности определять действия должника «иным образом», позволяет привлекать по долгам компании-банкрота тех, кто контролирует деятельность компании даже при отсутствии формальных оснований для такого контроля (в том числе действуя через номинальных участников и директоров).

Номинальный руководитель. Если можно привлечь к ответственности руководителя, не имеющего официального статуса, то, наоборот, официального руководителя, обладающего всего лишь номинальным статусом, но не имеющего фактического контроля над компанией, нельзя заставить отвечать по ее долгам. Например, Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 26.09.14 по делу № А40-142560/ 12-101-202 обосновал свой отказ в привлечении к ответственности директора следующими аргументами: лицо, на которое были возложены обязанности генерального директора, фактически функции руководителя не выполняло, документы компании от предыдущих руководителей не принимало, заработную плату не получало, никакую деятельность компания-должник в этот период не вела, кредиторская или дебиторская задолженность не формировалась.

Причинно-следственная связь

Законом № 127-ФЗ для двух случаев установлена презумпция банкротства компании вследствие действий (бездействия) контролирующих ее лиц (п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ). То есть в этих двух случаях причинно-следственная связь между банкротством и действиями (бездействием) контролирующего лица предполагается автоматически и не требует отдельного доказывания — достаточно доказать, что имеет место одна из двух ситуаций, указанных в пункте 4 статьи 10 закона № 127-ФЗ.

Первый случай — если имущественным правам кредиторов компании-банкрота причинен вред в результате совершения контролирующим лицом или в его пользу либо с одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3закона № 127-ФЗ (подозрительные сделки и сделки с предпочтением).

Второй случай — если к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом бухгалтерские документы и отчетность отсутствуют или не содержат обязательной информации либо указанная информация искажена. Соответственно, в результате существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы (п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ).

Причем второй вариант применим только в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета отчетности должника (абз. 5 п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Таким лицом считается руководитель компании, занимавший соответствующую должность в период до возбуждения дела либо до соответствующей процедуры (ч. 1, 3 ст. 7 Федерального закона от 06.12.11 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.12.12 по делу № А43-31419/2009).

Nota bene!

Когда вводились соответствующие поправки закона № 127-ФЗ, в пояснительной записке к законопроекту (№ 125066–5) такой вариант распределения бремени доказывания объяснялся целью защиты менее подготовленной стороны в деле о банкротстве — кредиторов. Лица, контролирующие должника, задолго до подачи заявления о банкротстве знают о наступлении неплатежеспособности, что создает асимметрию информации для кредиторов в отношении возможности получения взыскания за счет имущества должника. Отсутствие действенных мер защиты имущественных требований кредиторов приводит к нарушению их прав и дестабилизации торгового оборота.

Именно на руководителя возложена обязанность предоставить арбитражному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения (п. 3.2 ст. 64 закона № 127-ФЗ). А в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего руководитель, полномочия которого в таком случае прекращаются, обязан передать ему бухгалтерскую и иную документацию должника, печати, штампы, материальные и иные ценности (п. 2 ст. 126 закона № 127-ФЗ). Поэтому, если конкурсный управляющий заявляет об отсутствии бухгалтерской документации и требует на этом основании привлечь к ответственности руководителя компании-банкрота, именно на последнего возлагается бремя доказывания того, что такая документация на самом деле есть, либо уважительных причин ее отсутствия (см., например, постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.12.14 по делу № А33-4901/2013, ФАС Западно-Сибирского округа от 25.10.12 по делу № А46-3304/2011).

С учетом конкретных обстоятельств дела суд может отойти от формальных критериев определения лица, ответственного за ведение бухгалтерского учета и хранение соответствующих документов. Так, ответственность не наступает, если руководитель докажет факт передачи документации другому лицу. Например, в одном споре единственный участник общества и одновременно его директор накануне банкротства продал свою долю другому лицу, который стал новым директором. Когда компания обанкротилась, конкурсный управляющий потребовал привлечения бывшего директора к субсидиарной ответственности из-за отсутствия бухгалтерской документации. Но суд в этом отказал с учетом того, что бывший директор предъявил акт о передаче всего объема документов новому единственному участнику (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.08.14 по делу № А55-17631/2012).

В еще одном деле заявление о привлечении к субсидиарной ответственности единственного участника, а также генерального директора компании-банкрота тоже было обусловлено тем, что конкурсному управляющему не передали бухгалтерскую отчетность и документы. Но, как оказалось, за два года до банкротства единственный участник принял решение об освобождении этого генерального директора от полномочий. Тогда же уволенный директор передал по акту все документы единственному участнику. Но новый директор назначен не был, и в ЕГРЮЛ продолжал числиться бывший директор. В итоге к субсидиарной ответственности был привлечен только единственный участник компании-банкрота, а бывший директор этой участи избежал. Суды пришли к выводу, что, уволив директора, приняв у него все документы и не назначив нового директора, единственный участник принял на себя функции руководителя, а значит, именно на нем лежала обязанность предоставить бухгалтерскую документацию конкурсному управляющему (постановление ФАС Поволжского округа от 22.07.14 по делу № А57-17877/2011).

Однако если будет установлено, что после освобождения от должностных обязанностей руководитель продолжал руководить компанией, располагал соответствующими документами и ценностями, его все еще можно привлечь к ответственности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.02.13 по делу № А79-3344/2011).

Распределение бремени доказывания

Лицо, которое пытаются привлечь к субсидиарной ответственности, избежит этого, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует (абз. 7 п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ).

Цитируем документ

Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника (абз. 7 п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ).

См. статью «Взыскание убытков с директора. Почему пора переключиться с оспаривания сделок на иски об убытках», «Юрист компании», 2013, № 9.

Как же контролирующее лицо может обосновать свою добросовестность, разумность и действие в интересах должника? Суды, как правило, учитывают рекомендации из постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (см., например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.12.14 по делу № А40-152188/2012). Хотя эти разъяснения касаются возмещения убытков с директоров, в них заложены общие подходы к определению добросовестности и разумности, которые можно применить и к лицам, контролирующим компанию-банкрота, в целях привлечения их к субсидиарной ответственности.

В зависимости от обстоятельств дела встречаются и другие подходы к оценке добросовестности и разумности. Например, в одном деле конкурсный управляющий заявил о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора (тот действовал до момента подачи кредитором заявления о банкротстве должника), а также нового директора, поскольку они не передали управляющему активы и бухгалтерские документы о принадлежащем компании-банкроту имуществе (п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Из-за этого конкурсный управляющий не смог выявить активы компании-банкрота для формирования конкурсной массы. Бывший директор утверждал, что передал документацию и имущество общества новому директору, и представил акты приема-передачи. Но в этих актах не было подробной описи документов, а имевшаяся информация явно не соответствовала действительности (например, в акте были указаны ценные бумаги, хотя, судя по бухгалтерскому балансу, у компании вообще не было финансовых вложений, также упоминались протоколы общих собраний, хотя у общества был единственный участник). Новый директор при этом отрицал какую-либо свою причастность к деятельности компании и сослался на потерю паспорта. Первая инстанция в такой неоднозначной ситуации отказала в привлечении к ответственности обоих директоров. Но апелляция с таким решением не согласилась и привлекла к ответственности по долгам компании-банкрота одного из директоров, а именно бывшего. Его действия не могли быть квалифицированы как добросовестные и разумные (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.09.14 по делу № А40-90116/12).

Nota bene!

Размер требований к субсидиарному должнику определяется через совокупный размер требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра (абз. 8 п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Этот размер ответственности может быть уменьшен, если будет доказано, что вред, причиненный контролирующим лицом, существенно меньше размера требований (абз. 9 п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ).

Доказательства и факты, которые помогают в привлечении к ответственности контролирующих лиц

Доказательства, факты Примеры из судебной практики
Материалы уголовного дела в отношении привлекаемых к ответственности лиц либо факты искажения финансовых документов Определение ВС РФ от 18.02.15 по делу № А56-39041/2013, постановления ФАС Уральского округа от 27.06.14 по делу № А07-9966/2008, Волго-Вятского округа от 27.08.12 по делу № А29-12680/2009
Совершение сделок по распоряжению активами должника, имеющих для него заведомо убыточный характер (например, отчуждение имущества по заниженной цене, заключение сделок на невыгодных условиях) Постановления ФАС Северо-Западного округа от 03.02.14 по делу № А13-6927/2010, Дальневосточного округа от 07.07.14 № А04-5022/2012, определение ВС РФ от 18.12.14 по делу № А40-142560/2012
Факты непередачи документации и имущества должника арбитражному управляющему, включая наличие решения суда об обязании директора представить документы арбитражному управляющему Определение ВС РФ от 04.02.15 по делу № А40-150925/2012, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.07.14 по делу № А10-4136/2012

Порядок привлечения контролирующих банкрота лиц к ответственности

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц рассматривается в деле о банкротстве должника и может быть подано исключительно в рамках конкурсного производства (абз. 1, 2 п. 5 ст. 10 закона № 127-ФЗ, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 10.02.14 по делу № А28-10289/2013). То есть по завершении конкурсного производства подать такое заявление уже нельзя (абз. 6 п. 5 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Но в то же время суд не вправе завершить производство по делу о признании должника банкротом, пока не рассмотрит заявленные требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц (абз. 7 п. 5 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Например, Арбитражный суд Поволжского округа признал незаконным завершение конкурсного производства тогда, когда заявление одного из кредиторов о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности уже поступило в суд, но еще не было принято к производству (постановление от 20.11.14 по делу № А72-1850/2010).

Еще один тонкий момент: поскольку субсидиарная ответственность контролирующих лиц возможна только при условии, что имущества самого должника недостаточно для расчетов с кредиторами, суд не должен рассматривать требование о привлечении к ответственности, пока не сформирована конкурсная масса должника (иначе неясен размер ответственности). К такому выводу пришел Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 05.05.15 по делу № А56-9862/2009. Но в этом же деле суд, по сути, подтвердил, что заявление все-таки можно подать и раньше, просто суд должен отложить его рассмотрение до того, как будет сформирована конкурсная масса (именно такой порядок предусматривает абзац 6 пункта 5 статьи 10 закона № 127-ФЗ).

Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности обладает конкурсный управляющий (по своей инициативе, по решению собрания либо комитета кредиторов), а также конкурсный кредитор или уполномоченный орган (абз. 2 п. 5 ст. 10 закона № 127-ФЗ).*

Nota bene!

Верховный суд отмечает, что размер ответственности контролирующего должника лица может быть определен и до формирования конкурсной массы, проведения расчетов с кредиторами, если надлежащими доказательствами подтверждено отсутствие у должника какого-либо имущества и денежных средств, которые могли бы быть использованы для погашения требований кредиторов (определение ВС РФ от 04.02.15 по делу № А40-150925/2012).

Срок на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности ограничен. В частности, такое заявление можно подать в течение одного года, когда субъект права подачи заявления узнал либо должен был узнать о наличии соответствующих обстоятельств, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. Правда, этот срок может быть восстановлен в случае его пропуска по уважительной причине (абз. 4 п. 5 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Согласно позиции Президиума ВАС РФ, при определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества банкрота и окончательного формирования конкурсной массы (постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.12 № 219/12). Эта позиция не утратила своей актуальности (см. постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.14 по делу № А63-418/2010, арбитражных судов Московского округа от 27.11.14 по делу № А41-12652/2010,Центрального округа от 02.12.14 по делу № А35-7301/2013, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.15 по делу № А71-7912/2010).

Неподача заявления о банкротстве — основание для привлечения к ответственности по долгам банкрота

Есть еще одно специальное основание для привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Это нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд лицами, которые обязаны подать такое заявление при наступлении у компании признаков банкротства (п. 2 ст. 10 закона № 127-ФЗ). Речь идет о руководителе должника и ликвидационной комиссии (п. 1, 3 ст. 9 закона № 127-ФЗ). В частности, руководитель обязан подать такое заявление, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами. Другие случаи необходимости подачи заявления о признании должника банкротом перечислены в статье 9 закона № 127ФЗ. При наличии таких обстоятельств заявление о признании должника банкротом должно быть подано в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц со дня возникновения соответствующих обстоятельств (п. 2, 3 ст. 9 закона № 127-ФЗ). Если же руководитель или ликвидационная комиссия не обратились в срок с заявлением о признании компании банкротом, то это повод для кредиторов и конкурсного управляющего заявить о привлечении обязанных лиц к ответственности по долгам банкрота.

Для определения срока, в рамках которого обязанные лица должны были обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, суд исследует данные анализа финансового состояния, бухгалтерского баланса должника (постановления ФАС Уральского округа от 29.04.14 по делу № А50-20613/2010, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.04.15 по делу № А03-6662/2013)».

2. Комментарий к ст. 10 Закона о банкротстве

«1. В комментируемой статье систематизированы правила об ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве за различные нарушения Закона о банкротстве и особенности рассмотрения заявлений о привлечении указанных лиц к ответственности. Указанные правила направлены, в конечном счете, на защиту имущественных прав кредиторов, на устранение последствий правонарушений, влекущих умаление конкурсной массы. Пунктом 8 комментируемой статьи прямо предусмотрено, что денежные средства, взысканные с лиц, привлеченных к ответственности, включаются в конкурсную массу.

По существу, речь в комментируемой статье идет об ответственности руководителя должника и контролирующих должника лиц. Это следует из п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве, который гласит, что в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений Закона о банкротстве указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.*

Что касается вопроса ответственности должника в делах о банкротстве, то вообще говоря, должник отвечает перед кредиторами за неисполнение денежных обязательств и неуплату обязательных платежей в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве, устанавливающим признаки и критерии банкротства, основания для возбуждения судопроизводства по делам о банкротстве, порядок рассмотрения соответствующих дел, порядок формирования конкурсной массы и удовлетворения требований кредиторов на основе принципов очередности, пропорциональности, соразмерности. В этом смысле все законодательство о банкротстве является законодательством об ответственности должника перед его кредиторами за неисполнение денежных обязательств и обязательных платежей.

Ответственность кредиторов в деле о банкротстве в комментируемой статье не регулируется, поскольку не отличается спецификой, определяемой отношениями банкротства. В то же время, если имеются основания для привлечения кредиторов к ответственности в деле о банкротстве (гражданско-правовой, административной или уголовной), они подлежат привлечению к такой ответственности в соответствии с гражданским, административным и уголовным законодательством.

Отношения ответственности арбитражных управляющих урегулированы ст. 20.4 Закона о банкротстве.

2. Положения комментируемой статьи взаимоувязаны со ст. 9 Закона о банкротстве, которая обязывает руководителя должника или индивидуального предпринимателя (в случае выявления признаков неплатежеспособности должника или недостаточности его имущества для полного удовлетворения требований кредиторов), а также ликвидационную комиссию (в случае недостаточности имущества, обнаружившейся в ходе ликвидации юридического лица), обратиться с заявлением должника в арбитражный суд.

За нарушение обязанности по подаче заявления должника в суд в случаях и срок, установленных ст. 9 Закона о банкротстве, лица, обязанные принять решение о подаче заявления должника в арбитражный суд и подать такое заявление, привлекаются к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного п. 2 и 3 ст. 9 Закона о банкротстве.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности определяется ст. 399 ГК РФ, в соответствии с которой до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

3. Пунктом 3 комментируемой статьи предусмотрены гражданско-правовые последствия правонарушения, выражающегося в сокрытии имущества должника от обращения на него взыскания должником или в отказе от оспаривания необоснованных требований заявителя по сговору должника с заявителем.

Убытки для кредиторов в таких случаях могут выражаться, в частности, в расходах кредиторов, вызванных приостановлением исполнения исполнительных документов в рамках исполнительного производства (ст. 63 Закона о банкротстве).

При наличии в указанных действиях (бездействии) должника признаков фиктивного банкротства может наступить административная или уголовная ответственность обязанных лиц.

Так, ст. 14.12 КоАП РФ определяет состав и последствия фиктивного банкротства как административного проступка. Фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление руководителем юридического лица или учредителем (участником) юридического лица о банкротстве юридического лица или индивидуальным предпринимателем, гражданином о своем банкротстве, в том числе обращение этих лиц в суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, если такие действия не содержат признаков преступления. Такие действия влекут наложение административного штрафа или дисквалификацию соответствующих лиц.

Уголовно-правовой состав и последствия фиктивного банкротства предусмотрены ст. 197 УК РФ. При этом фиктивное банкротство определяется как заведомо ложное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о банкротстве данного юридического лица, а равно гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, о своем банкротстве в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей, или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб (1 млн 500 тыс. руб.). Такие действия наказываются наиболее серьезными уголовными санкциями: крупным штрафом или лишением свободы.

Таким образом, разграничение между гражданско-правовым, административным и уголовными правонарушениями проводится главным образом по степени общественной опасности и размеру ущерба, нанесенного заинтересованным лицам противоправными действиями.

4. Пунктом 4 комментируемой статьи предусмотрены гражданско-правовые последствия правонарушения, выражающегося в доведении должника до банкротства: если должник признан банкротом вследствие действий (бездействия) контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам (ст. 399 ГК РФ). Аналогичная норма, содержавшаяся ранее в ГК РФ1, в настоящее время исключена из него, поскольку имеет специальное назначение, связанное с регулированием отношений банкротства. В то же время в ГК РФ сохранилось правило, регулирующее взаимоотношения дочернего общества и основного хозяйственного товарищества или общества: в случае банкротства дочернего общества по вине основного хозяйственного товарищества или общества последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам (п. 2 ст. 67.3).

Определение понятия контролирующего должника лица содержится в ст. 2 Закона о банкротстве. Условиями ответственности контролирующих должника лиц являются: факт гражданского правонарушения, факт наличия убытков, наличие причинной связи между правонарушением и убытками, вина контролирующих должника лиц. При этом предполагается, пока не доказано иное, что должник признан банкротом вследствие действий (бездействия) контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

  • причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения контролирующим должника лицом или в пользу этого лица либо с его одобрения сделок должника, включая сделки, указанные в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве (подозрительные сделки должника; сделки должника, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами);
  • документы бухгалтерского учета и отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством РФ, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. Данное положение применяется в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и отчетности должника (например, в отношении руководителя должника, управляющей компании и т.д.).

При других возможных обстоятельствах бремя доказывания факта правонарушения возлагается на арбитражного управляющего, например в случае неосновательного обогащения контролирующего должника лица за счет имущества должника.

Контролирующее должника лицо, вследствие действий (бездействия) которого должник признан банкротом, не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника банкротом отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Закон предусматривает солидарную ответственность контролирующих должника лиц, если должник признан банкротом вследствие действий (бездействия) нескольких таких лиц.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника. Размер ответственности контролирующего должника лица может быть уменьшен, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по его вине, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за его счет.

Привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих должника лиц не препятствует предъявлению требований учредителями (участниками) должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным ст. 53.1 ГК РФ, в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности (п. 9 комментируемой статьи).

В соответствии со ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Указанное лицо несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

К ответственности могут быть привлечены также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании, а также лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица (например, аффилированное лицо). В случае совместного причинения убытков юридическому лицу виновные лица обязаны возместить убытки солидарно.

При наличии в действиях (бездействии) контролирующего должника лица признаков преднамеренного банкротства может наступить административная или уголовная ответственность обязанных лиц.

Так, ст. 14.12 КоАП РФ определяет состав и последствия преднамеренного банкротства как административного проступка, под которым понимается совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем, гражданином действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя, гражданина в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемых деяний. По существу, речь идет об умышленном создании или увеличении неплатежеспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя. Такие действия влекут наложение административного штрафа или дисквалификацию.

Уголовно-правовой состав и последствия преднамеренного банкротства предусмотрены ст. 196 УК РФ. При этом преднамеренное банкротство определяется как совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том сисле индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб (ст. 196 УК РФ). Указанные действия наказываются аналогично преступлению в виде фиктивного банкротства.

5. Законом о банкротстве и другими законодательными актами предусмотрена также гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность за иные неправомерные действия при банкротстве, суть которых, в конечном счете, сводится к незаконному уменьшению конкурсной массы (ущемлению интересов кредиторов) независимо от субъектов, совершающих такие действия, и характера этих действий (сокрытие имущества должника, неправомерное удовлетворение требований отдельных кредиторов за счет имущества должника, неподача должником заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом, в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве, незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего и т. д.).

Если неправомерные действия при банкротстве представляют сбой гражданские правонарушения, они влекут за собой гражданско-правовые последствия в виде возмещения причиненных убытков. Совершение указанных действий, составляющих административные проступки, влечет наложение административного штрафа на соответствующих лиц или их дисквалификацию. Если соответствующие действия квалифицируются как преступления, то в зависимости от их квалификации на виновное лицо налагается штраф, либо оно привлекается к обязательным или исправительным работам, либо подвергается аресту, ограничению или лишению свободы.

Порядок выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства определяется федеральными стандартами, разрабатываемыми национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее – СРО) и утверждаемыми регулирующим органом – Минэкономразвития России (п. 9, 12 ст. 26.1, п. 4 ст. 29 Закона о банкротстве). Обязанность выявлять признаки административных правонарушений и преступлений, в том числе признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, а также обстоятельства, ответственность за которые предусмотрена ст. 10 Закона о банкротстве, возложена на арбитражных управляющих, реализующих соответствующие процедуры, применяемые в деле о банкротстве (п. 2 ст. 20.3 Закона о банкротстве)2. Установив наличие таких признаков, арбитражный управляющий сообщает о них лицам, участвующим в деле о банкротстве, собранию кредиторов, СРО, членом которой является арбитражный управляющий, и в органы, к компетенции которых относятся возбуждение дел об административных правонарушениях и рассмотрение сообщений о преступлениях (п. 2 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

6. Правила п. 5–8 комментируемой статьи регламентируют особенности судопроизводства, связанного с подачей и рассмотрением заявлений о привлечении к ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве.

Рассмотрение заявления о привлечении соответствующих лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, осуществляется судом, рассматривающим дело о банкротстве должника. Это не исключает при наличии к тому оснований возбуждения административного и уголовного производства в отношении тех же лиц.*

Закон о банкротстве определяет круг лиц, имеющих право на обращение в суд с заявлением о привлечении к ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве, а также условия подачи такого заявления, процессуальный статус лиц, привлеченных к ответственности, условия приостановления и прекращения производства по делу о банкротстве, особенности исполнения судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения заявления.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания (комитета) кредиторов, а в случаях неисполнения обязанности должника подать заявление должника в суд о его банкротстве (ст. 9 Закона о банкротстве), а также доведения должника до банкротства контролирующими должника лицами (п. 4 комментируемой статьи), также может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Заявление о возмещении должнику убытков, причиненных ему его учредителями (участниками) или его органами управления, может быть подано в ходе внешнего управления и конкурсного производства соответственно внешним управляющим и конкурсным управляющим, а в ходе конкурсного производства также конкурсным кредитором или уполномоченным органом.*

Для заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, в случаях неисполнения обязанности должника подать заявление должника в суд о его банкротстве (ст. 9 Закона о банкротстве), а также доведения должника до банкротства контролирующими должника лицами (п. 4 комментируемой статьи), установлен сокращенный годичный срок исковой давности, исчисляемый со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства.

Если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в случае доведения должника до банкротства контролирующими должника лицами (п. 4 комментируемой статьи) невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

В целях формирования конкурсной массы и наиболее полного удовлетворения требований кредиторов производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения судом определения по требованиям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. В случае прекращения процессуальных действий по делу о банкротстве суд по своей инициативе может приостановить производство по делу о банкротстве до вынесения определения по требованиям о привлечении указанных лиц к ответственности. Арбитражному управляющему не выплачивается фиксированная сумма вознаграждения за счет средств должника за период, в течение которого дело о банкротстве было приостановлено.

Лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении к ответственности, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, т. е. процессуальные права и обязанности, связанные с рассмотрением указанных заявлений, включая право обжаловать судебные акты, принятые по результатам рассмотрения заявления.

По результатам рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или заявления о привлечении других лиц, причинивших убытки участникам дела о банкротстве, включая лиц, указанных в п. 1 комментируемой статьи, выносится определение, которое вступает в силу немедленно и может быть обжаловано. В определении указывается размер ответственности (размер взыскиваемых убытков). На основании определения о привлечении таких лиц к ответственности выдается исполнительный лист, который может быть предъявлен к исполнению в порядке ст. 321 АПК РФ.

Требование о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после вступления определения в законную силу подлежит реализации по правилам ст. 140 Закона о банкротстве, регламентирующей уступку прав требования должника. Это императивное правило исключает необходимость получать арбитражным управляющим согласие собрания (комитета) кредиторов для того, чтобы приступить к уступке прав требования должника путем их продажи. Продажа прав требования должника осуществляется арбитражным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены ст. 139 Закона о банкротстве, регламентирующей продажу имущества должника. При этом условия договора продажи должны предусматривать получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через тридцать рабочих дней с даты заключения договора купли-продажи, а также переход прав требования только после полной оплаты прав требования.

Денежные средства, как уже отмечалось, взысканные с лиц, привлеченных к ответственности, включаются в конкурсную массу и подлежат распределению между кредиторами.

7. Правовое регулирование отношений ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве не исчерпывается положениями комментируемой статьи. Соответствующие нормы содержатся в общих законодательных актах (например, в ГК РФ) и в других статьях Закона о банкротстве (например, ст. 98, регулирующей отстранение внешнего управляющего)».

10.05.2016



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.