Заключены договора купли-продажи транспортных средств

51

Вопрос

Между нашей организацией и ООО "А" 02.04.2013 года были заключены договора купли-продажи транспортных средств. Оплата по ним производилась путем взаимозачета ранее существовавшего долга ООО "А" перед нашей организацией. Сам долг был подтвержден в судебном порядке и оформлен мировым соглашением, согласно которому эти транспортные средства передавались в залог нашей организации до момента погашения задолженности. ООО "А" не производило гашений долга в нарушение мирового соглашения, поэтому сторонами была достигнута договоренность переоформить заложенную технику и списать долг.Сейчас мы получили заявление о признании сделки недействительной, поданное конкурсным управляющим ООО "А". В данном заявлении он ссылается на то, что договора купли-продажи техники заключены 02.04.2013 года, а производство по делу о банкротстве возбуждено 12.04.2013, т.е. через 10 дней. Конкурсный управляющий просит суд на основании ст.61.3 Закона о банкротстве признать данные сделки недействительными, как повлекшие за собой предпочтение одного кредитора перед другими кредиторами, и взыскать с нашей организации сумму, равную стоимости отчужденной техники.Допустимо ли в данном случае ссылаться на то, что мы не были не осведомлены о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) и являемся добросовестным приобретателем? Каким образом нам не допустить признания данных сделок недействительными?

Ответ

Да, допустимо. Чтобы не допустить признания данных сделок недействительными, вам нужно доказать, что на самом деле сделки не подпадают под критерии, указанные в соответствующих нормах Закона о банкротства.

Вы должны указать на то, что вам было не известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, так как по мировому соглашению имущество должника было у вас в залоге.

Вам нужно указать, что состав и размер обязательств ООО «А» подтвержден ранее вступившими в законную силу судебными актами, мировым соглашением.

Чтобы возразить на требования конкурсного управляющего, вам нужно доказать, что на самом деле сделка не подпадает под критерии, указанные в соответствующих нормах Закона о банкротства. Например, компания доказала, что по договору купли-продажи получила справедливую цену за проданные в преддверии банкротства нежилые помещения (55 млн руб.), поскольку цена даже превышала рыночную стоимость (49,6 млн руб.), определенную в отчете об оценке (постановление ФАС ЗСО от 25.08.2011 № А67-3492/2010).

В п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве установлено, что сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 данной статьи Закона о банкротстве, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

В результате сделки (оспариваемой конкурсным управляющим должника), вы не имели какого-либо предпочтения, тем самым права других кредиторов на равное удовлетворение своих требований не могли быть нарушены.

Не установлена совокупность условий недействительности сделки, предусмотренных абз. 2 и абз. 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

В силу ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Зачет встречного однородного требования, оформленный заявлением кредитора, является одним из способов прекращения обязательств одной стороны перед другой и отвечает критериям, установленным ст. 153 и ст. 154 ГК РФ к гражданско-правовым сделкам.

В соответствии с п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Заявление ООО «А» о зачете в данном случае вами было получено, факт взаимных обязательств – подтвержден, а размер взаимной задолженности был подтвержден двусторонним актом сверки.

При обычных условиях делового оборота «прекращение однородных встречных требований зачетом» в понимании ст. 410 ГК РФ вполне допустимо и порой рационально.

При этом одного лишь факта оказания предпочтения кредитору недостаточно для признания сделки должника недействительной.

Вторым обязательным условием недействительности сделки, указанным в абз. 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, является осведомленность лица, в отношении которого совершена сделка, о наличии у должника признака неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

На момент совершения зачета вы не располагали информацией о наличии у контрагента признаков неплатежеспособности.

Ниже приведена судебная практика.

1. Постановление АС СЗО от 22.10.2014 № А65-5531/2012.

2. Постановление 15 ААС от 27.06.2014 № А53-13360/2013.

3. Постановление ФАС ВСО от 14.05.2014 № А33-11607/2012.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Рекомендация: В каких случаях могут быть оспорены сделки, совершенные должником в преддверии банкротства

«Может оказаться так, что контрагент совершил сделку в преддверии банкротства. В этом случае внешний или конкурсный управляющий вправе оспорить такую сделку по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

1. Подозрительные сделки. К ним относятся:

2. Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Чтобы возразить на такие требования, ответчику нужно доказать, что на самом деле сделка не подпадает под критерии, указанные в соответствующих нормах Закона о банкротства. Например, компания доказала, что по договору купли-продажи получила справедливую цену за проданные в преддверии банкротства нежилые помещения (55 млн руб.), поскольку цена даже превышала рыночную стоимость (49,6 млн руб.), определенную в отчете об оценке (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 августа 2011 г. по делу № А67-3492/2010)*».

2. Статья: Кредитор оспаривает сделку должника-банкрота. Как соотносятся основания для оспаривания сделок

«Оспаривание сделок должника в процедурах банкротства является основным инструментом, с помощью которого сам должник, его конкурсные кредиторы, а также иные заинтересованные лица могут защитить свои права от различного рода злоупотреблений. Посредством оспаривания сделок должника расстановка сил в деле о банкротстве способна измениться решительным образом: основные кредиторы могут утратить свои права требования либо учитываться «за реестром» из-за применения последствий недействительности сделки, а другие группы кредиторов могут получить больше влияния при принятии решений на собрании кредиторов.

Однако оспаривание сделок в делах о банкротстве может использоваться как с целью защиты от злоупотреблений, так и в недобросовестных целях. Зачастую банкротство инициируется должником для освобождения от кредиторской задолженности — реальной, но не отвечающей признакам достаточной экономической обоснованности. Так, вполне нормальные и здоровые сделки с точки зрения гражданского законодательства в деле о банкротстве порой приобретают признаки недействительности. Речь идет, главным образом, об обеспечительных сделках (особо актуальны залоги и поручительства кредитных организаций), о неравноценных сделках с точки зрения рынка, преференциальных сделках и т. п.

СУДЫ ЧАСТО ПРИЗНАЮТ ПРЕФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ СДЕЛКИ КАК СДЕЛКИ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ С ЦЕЛЬЮ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

Рассмотрим подходы судов к вопросу оспаривания сделок должника, совершенных со злоупотреблением права, и ничтожных в соответствии со ст. 168 ГК РФ. Мы акцентируем внимание именно на оспаривании сделок по данному основанию, поскольку этот вопрос характеризуется высокой степенью правовой неопределенности в практике разрешения судебных споров.

В статьях 61.2 и 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ) содержатся признаки недействительности сделок по так называемым банкротным основаниям, а также презумпции — фактические обстоятельства, которые позволяют суду считать признак недействительности сделки существующим, пока не доказано иное. К примеру, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и если сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица (п. 2 ст. 61.2. Закона № 127- ФЗ).

Однако закрепленных в ст.ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127- ФЗ презумпций оказывается недостаточно для разрешения конкретных спорных ситуаций. Кроме того, особо остро встал вопрос о соотношении указанных оснований оспаривания сделок в делах о банкротстве.

Достаточно подробные разъяснения на этот счет были даны в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее — Постановление Пленума ВАС № 63). Нельзя сказать, что эти разъяснения устранили неопределенность относительно соотношения «подозрительных» и «преференциальных» сделок. Весьма распространены случаи, когда в судебной практике сделки, влекущие оказание преференции одним кредиторам должника перед другими кредиторами, методично квалифицируются как причинение вреда имущественным правам кредиторов. К примеру, в одном из дел суд признал недействительной сделку по перечислению денежных средств на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ. Однако факт причинения вреда имущественным правам кредиторов суд отождествил с оказанием предпочтения одним конкурсным кредиторам должника перед другими (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2014 по делу № А40-51633/13).

Смешение или подмена в практике этих понятий приводит к тому, что формально преференциальные сделки (ст. 61.3 Закона № 127-ФЗ) суды признают недействительными сделками на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ как сделки, заключенные с целью причинения вреда. Последствием такой практики является увеличение числа недействительных сделок в делах о банкротстве, поскольку на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ возможно оспорить сделки за 3-летний период, предшествующий возбуждению дела о банкротстве. Преференциальные же сделки по ст. 61.3 Закона № 127-ФЗ не подлежат оспариванию за пределами 6-месячного срока до возбуждения дела о банкротстве.*

Между тем по поводу четкого разграничения признаков недействительности сделок на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ и ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127- ФЗ руководящие разъяснения в Постановлении Пленума ВАС № 63 отсутствуют вовсе. В отличие от положений ст.ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127-ФЗ, закон не устанавливает необходимые условия для признания сделки недействительной по ст.ст. 10 и 168 ГК РФ.

Однако такое разграничение необходимо, так как процедура, условия и последствия признания сделок недействительными на основании ст.ст. 10 и 168 ГК имеют очевидную и неоспоримую специфику. Для признания сделки недействительной на основании ст.ст. 10 и 168 ГК отсутствует период подозрительности. О недействительности сделки, на которой основано заявленное к должнику требование кредитора, можно заявить еще на стадии включения требования в реестр требований кредиторов. Более того, судебная практика допускает предъявление требования о признании сделки недействительной на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ лицом, не являющимся ее стороной, но имеющим законный интерес. Важно, что такое требование может быть заявлено, в том числе, кредитором юридического лица, не находящегося в процедуре банкротства (определение ВАС РФ от 16.12.2011 по делу № А63-17014/2009-С1-12).

Таким образом, два вышеописанных обстоятельства:
а) отсутствие в практике судов единообразного подхода о соотношении оснований для оспаривания сделок по ст.ст. 10 и 168 ГК РФ и на основании ст.ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127- ФЗ;
б) отсутствие в практике устоявшихся критериев для признания сделки недействительной по ст.ст. 10 и 168 ГК в процедурах банкротства — приводят к существенной правовой неопределенности по данной категории споров.

Проблема заключается в том, что такое положение дел в итоге нивелирует предусмотренные в ст. 61.2 либо в ст. 61.3 Закона № 127-ФЗ ограничительные условия для оспаривания сделки, в том числе в отношении процедуры оспаривания и специфики исчисления сроков исковой давности. Как следствие, если по своему внутреннему убеждению суд посчитал сделку достойной оспаривания, но предусмотренные в гл. III.1 Закона № 127-ФЗ условия не позволяют ему этого сделать, то суд всегда может сослаться на ст.ст. 10 и 168 ГК РФ в дополнение к специальным «банкротным» основаниям недействительности сделки.

«БАНКРОТНЫЕ» И ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК СООТНОСЯТСЯ КАК СПЕЦИАЛЬНАЯ И ОБЩАЯ НОРМЫ

Применяя к сделкам, совершенным со злоупотреблением правом, «банкротные» основания недействительности, суды ссылаются на п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)"» (далее — Постановление Пленума ВАС № 32), абз. 4 п. 4Постановления Пленума ВАС № 63. В данных разъяснениях указано, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований для оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). К примеру, в одном из дел при оспаривании платежа должника-банкрота по кредитному договору в пользу заинтересованного лица суд признал недействительной сделку одновременно на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ и ст.ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127-ФЗ (постановление ФАС Московского округа от 27.06.2013 по делу № А40-59768/12-78-164Б). В другом деле суд признал недействительной сделку отступного, совершенной предпочтительно по сравнению с другими кредиторами должника-банкрота, одновременно на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127- ФЗ и ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (постановление ФАС Московского округа от 13.08.2013 по делу № А40-59768/2012(Б)). Аналогичным образом ФАС Московского округа признал недействительным договор поставки одновременно на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ и ст.ст. 10 и 168 ГК РФ (постановление от 12.09.2013 по делу № А40-122033/2010). Приведенные примеры являются скорее распространенным правилом, нежели исключением.

Полагаем, что ни законодатель, ни суды отнюдь не имеют целенаправленного намерения придать основанию оспаривания сделок по ст.ст. 10 и 168 ГК РФ универсальный характер, то есть применять данную норму во всех случаях, когда суд будет усматривать недобросовестность в поведении сторон при заключении сделки. Обратное было бы лишено логики, тогда наличие в законе ограничительных условий для оспаривания сделок по ст.ст. 61.2 и 61.3 Закона № 127-ФЗ просто утратило бы всякий смысл. Представляется, что, напротив, применение судами ст. 10 и ст. 168 ГК РФ как универсального правового обоснования, позволяющего суду мотивировать недействительность сделки ввиду недобросовестности сторон, — является не следствием целенаправленной правоприменительной практики, а скорее системной проблемой, к разрешению которой устремлена судебная практика. Следует отметить, что в данном направлении за последнее время достигнуты серьезные успехи.

Так, согласно п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерацией» (далее — Постановление Пленума ВС № 25), сделка может быть признана недействительной на основании положений ст. 10 и п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, только если в законе не предусмотрено специальное основание недействительности сделки. После появления данного разъяснения арбитражные суды начали руководствоваться более последовательной логикой применения ст. 10 ГК РФ в делах об оспаривании сделок должника.

Показательно в качестве примера постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2015 по делу № А50-20422/2012. В данном постановлении суд указал, что составы для признания сделки недействительной, предусмотренные ст.ст. 10, 168 ГК РФ и п. 2 ст. 61.2 Закона № 127- ФЗ, соотносятся между собой как общая и специальная нормы. При этом приведенные в п. 10 Постановления Пленума ВАС № 32 разъяснения подлежали применению только раньше, до введения специальных оснований оспаривания в Закон № 127- ФЗ. Суд указал, что поскольку ничтожные и оспоримые сделки имеют различные правовые последствия (в том числе в отношении исчисления сроков исковой давности), очевидно, что одна и та же сделка при наличии одних тех же фактических обстоятельств не может квалифицироваться как ничтожная или как оспоримая по выбору истца. В данном деле суд истолковал абз. 4 п. 4 Постановления Пленума ВАС № 63 и п. 10 Постановления Пленума ВАС № 32 таким образом, что в них речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. Полагаем, данная оговорка апелляционного суда сделана, чтобы лишь примирить ранее сделанные разъяснения ВАС РФ с новым подходом Верховного суда РФ, изложенным в п. 10 Постановления Пленума ВС № 25.

Далее апелляционный суд отметил, что применение к подозрительным сделкам (ст. 61.2 Закона № 127- ФЗ), не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности (ст. 167 ГК РФ), по сути, направлено на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо.

В качестве вывода суд сослался на вышеизложенную позицию из п. 8Постановления Пленума ВС № 25 и установил, что к оспариваемым сделкам применяются специальные основания, предусмотренные в ст. 61.2 Закона № 127- ФЗ, и не применяются положения ст.ст. 10 и 168 ГК РФ.

Абсолютно аналогичный подход применил Восьмой арбитражный апелляционный суд (постановление от 11.09.2015 по делу № А46-14624/2014).

ФОРМАЛЬНАЯ НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ ДОЛЖНИКА НЕ ДОЛЖНА ПРИВОДИТЬ К НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ

Представляет интерес практика арбитражных судов Московского округа относительно оспаривания на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ действий должника по исполнению гражданско-правовых обязательств. Начиная с лета 2015 года, Арбитражный суд Московского округа последовательно применяет позицию, согласно которой на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ нельзя признать недействительными платежи либо иные действия должника, не соответствующие понятию сделки, данному в ст. 153 ГК РФ. По мнению кассационного суда, такие действия можно оспорить как сделки только в рамках дела о банкротстве и только по специальным основаниям, предусмотренным Законом № 127-ФЗ. Данный подход можно назвать новаторским, так как ранее суды занимали диаметрально противоположную позицию.

Представляется, что примененный в вышеуказанных примерах подход оптимальным образом приводит в систему разъяснения высших судов по данному вопросу и позволяет устранить дублирование оснований недействительности сделок, оспариваемых в делах о банкротстве. Однако открытым остается вопрос: какие же пороки сделок, выходящие за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок, позволяют оспорить в деле о банкротстве сделку на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ? Разъяснения ВАС РФ либо ВС РФ на этот счет отсутствуют, однако имеется значительный массив практики судебных арбитражных округов.

Как следует из судебной практики, в качестве неотъемлемых элементов в составе недействительной сделки должника-банкрота по ст.ст. 10 и 168 ГК РФ всегда имеется неплатежеспособность и (или) недостаточность имущества должника. Вторым необходимым обстоятельством является знание (фактическое или должное) контрагента должника-банкрота по сделке о признаках неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества последнего. Однако в остальном недействительность сделки по мотиву злоупотребления правом может подтверждаться самыми различными обстоятельствами. Среди популярных можно назвать: сделки, совершенные с заинтересованным лицом (постановления ФАС Московского округа от 27.06.2013 по делу № А40-59768/12-78-164Б, АС Центрального округа от 20.05.2015 по делу № А68-8062/2012, от 24.08.2015 по делу № А68-8062/12, определение ВС РФ от 03.10.2014 по делу № А36-3149/2012), или классический признак злоупотребления правом — значительная неравноценность сделки (постановление ФАС Поволжского округа от 24.02.2012 по делу № А55-26396/2010).

Полагаем также, что в отношении признаков недействительности сделок в делах о банкротстве по ст.ст. 10 и 168 ГК РФ возможно применять общие разъяснения судов относительно сделок, совершенных со злоупотреблением права. К примеру, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации». Необходимо только помнить, что ст. 10 ГК в делах о банкротстве всегда имеет свою специфику. Оспаривание по ст. ст. 10 и 168 ГК должно защищать именно гарантии, закрепленные в Законе № 127-ФЗ.

Одновременно защита интересов участников дела о банкротстве не должна подрывать стабильность гражданского оборота. Очень многие российские организации имеют отрицательный бухгалтерский баланс и проблемы с платежеспособностью, однако контрагенты по сделкам с такими организациями весьма редко имеют цель обойти требования Закона № 127-ФЗ. Формальная неплатежеспособность, аффилированность компаний, нерыночность сделки не должны сами по себе автоматически создавать высокий риск признания сделки недействительной в случае банкротства. Судебная практика должна выработать единообразные разъяснения относительно признаков сделок, совершенных именно в целях намеренного обхода норм Закона № 127-ФЗ. До тех пор на практике процедуры банкротства могут использоваться и используются не по назначению — как рычаг давления небольших кредиторов или как способ передела собственности.

Полагаем, что бизнес в России не сможет чувствовать себя спокойно и уверенно по отношению к процедурам банкротства, пока наша правоприменительная система не обеспечит достаточный уровень правовой определенности и прозрачности правил оспаривания сделок в деле о банкротстве (наряду с решением таких проблемных вопросов, как процедура назначения арбитражного управляющего, оценка и реализация имущества должника-банкрота). Разъяснения судов по поводу конкретных условий оспаривания сделок должника на основании ст.ст. 10 и ст. 168 ГК РФ станет важным шагом на пути решения данной проблемы и улучшения инвестиционного климата в российской экономике».

06.05.2016

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.