Передача части спецификаций по договору новому покупателю

141

Вопрос

На этот раз наш Покупатель решил сделать реорганизацию и часть имущества передать Новому покупателю ((Не слияние компаний (все они являются подразделениями крупной нефтяной компании). У нас, как у организации ООО (мы- Поставщик) есть действующие договоры поставки со спецификациями продукции,которые являются неотъемлемой частью договора (где прописываются даты отправки, количество и наименование товара и тд.). В наш адрес пришли варианты трехсторонних соглашений о перемене лиц в обязательстве как по целому договору,так и по отдельным спецификациям (Покупатель по одному из договоров решил передать только 2 спецификации из 5, которые изначально были по договору). В тексте сказано, что " Покупатель передает, а Новый Покупатель принимает все права и обязанности Покупателя по спецификации №...... к договору №..... с....... даты" Вопрос: насколько такое соглашение может быть правомерным и можно ли передавать только часть спецификаций по договору? Какие договора и доп. соглашения можно подписывать при передаче имущества от одного Покупателя к Другому? Возможно ли это в виде представленного трехстороннего соглашения о перемене лиц в обязательстве?

Ответ

Такое соглашение правомерно, можно передавать часть спецификаций по договору. В соответствии со ст. 392.3 ГК РФ в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу (передача договора) к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным (п. 3 ст. 384 ГК РФ).

Закон не запрещает сторонам самим указать, в каком именно объеме переводится долг. Это означает, что в соглашении может быть предусмотрен перевод:

только основного долга. Такая договоренность должна очевидно и ясно следовать из текста соглашения. Во всех остальных случаях суд будет считать, что на цессионария переведены все обязательства цедента (постановления ФАС УО от 12.05.2010 № А60-41720/2009-С5, ФАС ВСО от 02.12.2013 № А19-22624/2012, ФАС ПО от 10.04.2013 № А65-15592/2012);

части основного долга;

процентов, неустойки или штрафов без перевода основного долга (п. 21 информационного письма № 120).

При передаче имущества от одного Покупателя к Другому они могут заключить двустороннее соглашение о передаче прав и обязанностей по договору, при этом получить согласие Поставщика в части перевода обязанностей (долга). Также возможно заключить трехстороннее соглашение о перемене лиц в обязательстве.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Пять новых правил о перемене лиц в обязательствах. Что переделать в типовых условиях цессии и перевода долга

«Правило для уступки неденежных требований. Специальное правило действует лишь в отношении уступки денежных требований. А для уступки неденежных требований установлено правило, общее как для предпринимательских, так и непредпринимательских отношений: уступку можно запретить или ограничить в договоре (п. 4 ст. 388 ГК РФ), и тогда должник сможет оспорить уступку, совершенную вопреки запрету, если новый кредитор знал о запрете (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Даже если никакого ограничивающего условия в соглашении между должником и кредитором нет, для уступки неденежного требования специальное ограничение предусмотрено законом: кредитор может уступить такое право без согласия должника, только если уступка не делает исполнение обязательства значительно более обременительным для должника (п. 4 ст. 388 ГК РФ). Следовательно, если должник докажет, что в результате уступки неденежного требования исполнение этого требования стало для него значительно более обременительным и при этом у него не спросили согласия, то он может оспорить уступку на основании статьи 173.1Гражданского кодекса (недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица). В этом случае тоже надо доказать, что новый кредитор знал о том, что для уступки требовалось согласие должника (то есть знал, что перемена кредитора делает для должника исполнение более обременительным) и что должник не давал согласия на сделку (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).

Лучше не ограничиваться изучением договора, из которого возникло уступаемое требование, на предмет наличия ограничений, а запросить у цедента письменное подтверждение того, что между ним и должником не было никаких соглашений о запрете цессии. Тем самым цессионарий получит доказательства своей добросовестности.

Как применять новую редакцию. В новых условиях оборотоспособность прав требований в коммерческих отношениях возрастет. Теперь правовые риски цессионариев в части возможности оспаривания цессии должниками из-за соглашений между ними и первоначальными кредиторами об ограничении цессии снижаются. В случае уступки денежных требований эти риски вообще равны нулю. В случае уступки неденежных требований цессионарию для предотвращения рисков необходимо, во-первых, оценить цессию с точки зрения создания сложностей должнику и при малейшем их наличии потребовать от цедента получить согласие должника, во-вторых, сделать все возможное, чтобы убедиться в отсутствии соглашения о запрете цессии.

Заключая договоры любого вида, предполагающие денежные платежи со стороны компании, теперь необходимо помнить, что наличие в этом договоре запрета или иного ограничения уступки права требования само по себе не будет иметь практического значения. Если для компании важно ограничить возможность кредитора уступить право требования к ней другому лицу, то в этих целях необходимо одновременно устанавливать ответственность кредитора за нарушение данного ограничения (в частности, неустойку). Такая мера будет единственным сдерживающим фактором для кредитора, если он пожелает нарушить запрет на цессию.

Положения новой редакции применяются к правоотношениям, возникшим после дня ее вступления в силу, то есть после 1 июля 2014 года п. (1, 3 ст. 3 Федерального закона от 21.12.03 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса »). Следовательно, цессии, совершаемые начиная с указанной даты, подчиняются уже новой редакции. Однако возникает некоторая неясность со случаями, когда цессия совершается после вступления в силу новой редакции, но запрет на ее совершение был установлен в договоре между первоначальным кредитором и должником до 1 июля 2014 года. Получается, что стороны, устанавливая этот запрет в договоре еще в период действия старой редакции Гражданского кодекса, исходили из ее положений и судебной практики, сложившейся на тот момент, и рассчитывали на иные последствия запрета (на то, что уступка требования, совершенная вопреки договорному запрету, будет считаться незаконной и ее можно будет оспорить). Возможно, в таких ситуациях есть основания применять прежнюю редакцию Гражданского кодекса, исходя из того, что правоотношения по установлению договорного запрета возникли в период действия прежней редакции. Окончательную ясность в эту ситуацию должна внести судебная практика.

Уведомить должника об уступке могут как новый кредитор, так и первоначальный кредитор

Оценка: правило, аналогичное подходу, выработанному ВАС РФ.

Пересмотр типовых договоров: не требуется.

Не влияет на договоры, заключенные до 01.07.14.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Но прежняя редакция Гражданского кодекса не уточняла, кто именно должен сообщить должнику об уступке – новый кредитор или первоначальный кредитор и какие именно доказательства являются достаточными для того, чтобы должник считался надлежаще уведомленным об уступке. Новая редакция внесла ясность в эти вопросы.

Прежняя практика. Отсутствие четких правил создавало затруднения в вопросе о том, являются ли действия должника по истребованию дополнительных доказательств уступки необходимыми, а действия кредиторов по представлению доказательств достаточными для уведомления должника об уступке. Между тем действия должника по истребованию дополнительных доказательств были вызваны его опасениями. Ведь если он исполнит обязательство не первоначальному кредитору, полагаясь на сведения об уступке, полученные от постороннего лица, а потом выяснится, что уступки на самом деле не было, то это будет ненадлежащим исполнением и первоначальный кредитор сможет потребовать от него исполнения еще раз. Согласно статье 312 Гражданского кодекса, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом и несет риск последствий непредъявления такого требования.

Это правило касается не только цессии, но и иных случаев перехода права требования к другому лицу, в том числе в результате универсального правопреемства.

По этим причинам должник был заинтересован в том, чтобы об уступке ему сообщил именно первоначальный кредитор как лицо, которому должник имеет основания доверять. Но у первоначального кредитора формально не было обязанности уведомлять должника об уступке. Он также не нес никаких рисков в связи с неуведомлением должника, поэтому имел возможность устраниться из отношений сразу после совершения уступки. Риски несвоевременного уведомления должника об уступке нес (и по-прежнему несет согласно новой редакции) новый кредитор: если должник, не зная об уступке, исполняет обязательство первоначальному кредитору, это исполнение считается надлежащим, а значит, новый кредитор не вправе требовать повторного исполнения от должника и должен разбираться с цедентом – требовать от него неосновательно полученное (п. 3 ст. 382 ГК РФ). По этой причине уведомления об уступке чаще всего поступают должникам от новых кредиторов. Иногда должники в этой ситуации, опасаясь недобросовестности лиц, которые называют себя новыми кредиторами, не платят, настаивая на том, что им требуется письменное подтверждение об уступке от первоначальных кредиторов или как минимум оригинал соглашения об уступке. В свою очередь новый кредитор может быть не заинтересован в раскрытии коммерческих условий, на которых он приобрел право требования у цедента. В результате такой перестраховки должник мог просрочить исполнение обязательства и поплатиться за это неустойкой.

Данная проблема была решена на уровне судебной практики: в пункте 14 обзора ВАС РФ № 120.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Кодекс не предусматривает обязательность представления должнику в качестве доказательства перемены кредитора соглашения, на основании которого цедент принял обязательство передать право (требование) цессионарию. Достаточным доказательством является уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке права (требования) либо представление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования) (п. 14 обзора ВАС РФ № 120).

Новая редакция закрепила аналогичный подход на законодательном уровне.

Новое правило. Новая редакция статьи 385 Гражданского кодекса не устанавливает уведомление должника об уступке в качестве обязанности именно нового или именно первоначального кредитора. Но она уточняет, что объем достаточных доказательств уступки, которые вправе требовать должник, зависит от того, кто из кредиторов его уведомляет.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Это не означает, что должник вообще освобождается от исполнения обязательства, пока не получит дополнительных доказательств уступки. При наступлении срока исполнения должник обязан исполнить обязательство первоначальному кредитору (см., например, определение ВАС РФ от 13.02.13 № ВАС-582/13 по делу № А07-1277/2012).

Иными словами, если письменное уведомление об уступке поступает от первоначального кредитора, то должнику достаточно этого уведомления. Если же письменное уведомление поступает только от нового кредитора, то должник вправе требовать дополнительных доказательств цессии и может не исполнять обязательство новому кредитору, пока не получит этих доказательств. Состав этих дополнительных доказательств в кодексе не раскрывается, следовательно, в этом вопросе по-прежнему можно ориентироваться на пункт 14 обзора ВАС РФ № 120 (должник не вправе требовать само соглашение об уступке, но может потребовать акт с подписью первоначального кредитора, подтверждающий передачу права требования новому кредитору).

Как применять новую редакцию. Поскольку новое правило фактически не изменило подход, выработанный в судебной практике, переход на новую редакцию в части уведомления должника вряд ли вызовет какие-либо сложные вопросы.

Установлен новый объем требований к уступаемому праву, за соблюдение которых цедент отвечает перед цессионарием

Оценка: частично новое правило (объем ответственности цедента расширен).

Пересмотр типовых договоров: требуется.

Не влияет на договоры, заключенные до 01.07.14.

Правила об ответственности цедента, уступившего свое требование (ст. 390 ГК РФ), предусматривали, что он отвечает перед новым кредитором (цессионарием) за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником. При этом конкретный круг обстоятельств, при наличии которых цедент нес ответственность перед цессионарием, эта статья не раскрывала. В том числе она не уточняла, что следует понимать под недействительностью переданного требования – только недействительность сделки, из которой возникло это требование, или это более широкое понятие. Новая редакция статьи 390 Гражданского кодекса внесла соответствующие уточнения.

Прежняя практика. У нового кредитора при попытке получить исполнение от должника бывают трудности, связанные не только с тем, что договор, из которого возникало требование, оказывается недействительным, но и с тем, что при действительности договора уступленное цессионарию требование фактически уже не существует. Например, цедент уступает право требования от должника возврата перечисленного ему и неосвоенного аванса. Право требования основывается на том, что должник не поставил товар или не выполнил работы, из-за чего договор с ним был расторгнут, а аванс подлежит возврату. Однако впоследствии выясняется, что должник к моменту заключения соглашения о цессии уже вернул первоначальному кредитору аванс или зачел в счет встречного требования, а значит, требование, которое цедент уступил цессионарию, фактически не существует. Еще один вариант: может оказаться, что к моменту заключения соглашения об уступке требование уже перешло другому лицу (было уступлено ранее). Наконец, может выясниться, что право требования было заложено или арестовано в момент уступки (о чем цессионарий не знал, а цедент не предупредил его) и в дальнейшем в результате обращения взыскания на него другими лицами цессионарий лишается возможности предъявить это требование должнику к исполнению. Возникал вопрос: отвечает ли цедент перед цессионарием за то, что уступил фактически не существующее или фактически не оборотоспособное требование?

Существует и еще одна проблема: уступленное требование может оказаться не бесспорным. С одной стороны, бесспорность не является обязательным условием для возможности уступить требование другому лицу. Наоборот, из статьи 386 Гражданского кодекса прямо следует, что уступаемое требование не всегда бывает бесспорным. С другой стороны, учитывая, что цессия в коммерческих отношениях является возмездной сделкой, цессионарий, приобретая право требования, рассчитывает получить нечто равноценное своему вложению. Если проводить аналогию с покупкой товара, то покупатель, уплачивая определенную цену, вправе рассчитывать на качественный товар, пригодный для использования в целях, для которых он предназначен, поэтому в случае выявления существенных недостатков в товаре покупатель вправе отказаться от него и потребовать свои деньги назад. Для цессии же не было предусмотрено специальных мер защиты на случай, если приобретенное цессионарием право «не работает» (то есть цессионарий не может получить исполнение от должника) из-за наличия у должника возражений против первоначального кредитора. Хотя совершенно очевидно, что со стороны цедента недобросовестно умалчивать о таком существенном «недостатке» уступаемого требования, как высокий риск невозможности получить от должника исполнение из-за того, что цедент со своей стороны не выполнил какие-либо встречные обязательства по отношению к должнику.

Для указанных выше проблем судебная практика выработала следующие подходы. Под передачей недействительного требования суды понимали нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке. Под недействительным требованием понимается в том числе несуществующее право, например уже прекращенное надлежащим исполнением (п. 1 обзора ВАС РФ № 120). Зачастую суды прямо приводили позицию, которая не имела формального отражения в нормах кодекса, но существовала в доктрине: уступаемое право признается действительным при одновременном наличии следующих условий – оно существует юридически и фактически, принадлежит цеденту и цедент управомочен на совершение уступки (см., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23.09.13 по делу № А70-5274/2013).

Проще говоря, цедент, отвечая за действительность передаваемого права, не отвечает за фактическую осуществимость этого права (за исключением случаев, когда он принимает на себя поручительство за должника).

Вместе с тем судебная практика отрицала, что цедент должен отвечать перед цессионарием также за свои действия, которые приводят к тому, что уступаемое право становится не бесспорным (п. 8 обзора ВАС РФ № 120, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.04.14 по делу № А05-12303/2013).

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того, является ли оно бесспорным и обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником. Оценивая позицию суда, в соответствии с которой уступка права (требования) возможна только в случае, когда уступаемое право (требование) носит бесспорный характер, суд апелляционной инстанции указал на то, что законодатель не связывает возможность уступки права (требования) с бесспорностью последнего (п. 8 обзора ВАС РФ № 120).

Интересный вопрос

Кредитор перевел долг компании на нового должника, заключив соглашение с ним. Компания (первый должник) в соглашении не участвует и не знает о нем. Обязаны ли ее уведомить о переводе долга?

Нет, новая редакция, допуская совершение перевода долга без участия первоначального должника, не обязывает стороны этого соглашения уведомлять о нем первоначального должника. Вероятно, это связано с тем, что по общему правилу первоначальный должник все равно отвечает наряду с новым должником, а значит, перевод долга не имеет для него особого значения (это становится дополнительной гарантией для кредитора, а не освобождением от обязанности должника).

Норма статьи 390 Гражданского кодекса воспринималась как императивная. Поэтому в случае установления в договоре о цессии иных условий, по которым цедент отвечал также за фактическую осуществимость передаваемого права (не принимая на себя при этом поручительство за должника), был риск, что суд признает это условие противоречащим закону.

Новые правила. В новой редакции статья 390 Гражданского кодекса содержит перечень конкретных обстоятельств, за которые цедент отвечает перед цессионарием. В их число включена гарантия того, что цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования. Тем самым изменен прежний подход, согласно которому цедент вообще не отвечает за бесспорность требования. Кроме того, прямо установлено, что приведенный в статье 390Гражданского кодекса перечень обстоятельств не является закрытым: закон или договор могут предусматривать иные требования к уступке.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

цедент правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке (п. 2 ст. 390 ГК РФ).

В случае нарушения цедентом любого из условий, относящихся к уступке (как прямо названных в пункте 1 или пункте 2 статьи 390 Гражданского кодекса, так и дополнительных, указанных в договоре), цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков. Теперь это последствие прямо предусмотрено в пункте 3 статьи 390 Гражданского кодекса.

Как применять новую редакцию. В части гарантий того, что уступаемое требование существует в действительности, цедент правомочен совершать уступку, и уступаемое требование не было уступлено ранее другому лицу, новая редакция статьи 390 Гражданского кодекса лишь закрепила подходы, которые и так были выработаны судебной практикой. То же самое касается последствий нарушения цедентом данных гарантий (права цессионария потребовать от цедента возврата платы за приобретенное требование и возмещения убытков). Следовательно, в рамках цессий, совершенных до 1 июля 2014 года, цессионарии имеют тот же объем гарантий.

Что действительно стало новшеством, так это, во-первых, гарантия того, что цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования, а во-вторых, прямое указание на возможность расширять перечень гарантий в соглашении о цессии. Это, однако, не означает, что дополнительные гарантии, предусмотренные в соглашениях, заключенных до 1 июля 2014 года, полностью лишены судебной защиты как противоречащие прежней редакции Гражданского кодекса. Учитывая, что мнение о незаконности дополнительных гарантий базировалось на представлении об императивности нормы статьи 390 Гражданского кодекса, этот подход тоже может измениться с учетом недавнего постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.14 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

С учетом новых возможностей теперь в случаях, когда компания заключает договор цессии в качестве цессионария, стоит продумать максимально возможный перечень рисков, которые могут угрожать «качеству» приобретаемого требования (то есть его исполнимости), и требовать от цедента соответствующих гарантий. В частности, есть смысл включить в договор гарантии того, что уступаемое требование свободно от любых прав третьих лиц (не заложено, не обещано в дарение, в споре и под арестом не состоит), что ни должник, ни первоначальный кредитор не делали заявления о зачете, касающегося уступленного права, и у них нет оснований для такого зачета.

Общая цель всех поправок, касающихся цессии, – более активное использование этого инструмента

Особые правила, которые новая редакция установила для цессии в предпринимательских отношениях, содержались в ГК РФ и раньше, но не в общих положениях о цессии, а в главе 43, посвященной договору факторинга.

Проблема в том, что цессионарии не могли рассчитывать на применение специальных норм, установленных для факторинга (финансирования под уступку денежных требований), в случаях когда соглашение не подпадало под предмет вышеуказанного договора. В проекте концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса (который изначально был положен в основу разработанных поправок) объяснялось, что отсутствие специальных правил для цессии в рамках предпринимательской деятельности не позволяло учесть особенности отношений сторон и сдерживало широкое использование прав требования в коммерческих целях (при наличии специальных правил оно могло бы быть более активным). Обычная уступка права требования, не подпадающая под понятие факторинга, тоже могла бы использоваться участниками предпринимательских отношений в целях привлечения финансирования. Новая редакция сделала уступку права требования более «оборотоспособной», сняв некоторые ограничения, оправданные для обычных отношений (например, с участием граждан), но избыточные для предпринимательских отношений. Эти меры особенно актуальны с учетом условий, созданных в законодательстве для секьюритизации активов (Федеральный закон от 21.12.13 № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»). В частности, теперь возможно создание специализированных обществ (финансовых обществ и обществ проектного финансирования), которые будут выпускать облигации, обеспеченные залогом денежных требований (см. главу 3.1Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»).

Решена проблема нескольких уступок одного и того же требования (установлен приоритет по старшинству уступок)

Оценка: правило, аналогичное подходу, выработанному ВАС РФ.

Пересмотр типовых договоров: не требуется.

Не влияет на договоры, заключенные до 01.07.14.

В прежней редакции Гражданский кодекс не содержал никаких правил относительно последствий ситуации, когда кредитор уступает одно и то же требование несколько раз разным лицам. Между тем эта ситуация требовала особого регулирования, потому что должник оказывался в затруднительном положении: ему важно было понимать, кому из обратившихся к нему цессионариев он должен исполнить обязательство, чтобы исполнение считалось надлежащим и другие цессионарии не могли потребовать от него вторичного исполнения. В новой редакции эта проблема решена.

Прежняя практика. В отсутствие специального регулирования ВАС РФ выработал подход, допускавший применение по аналогии статьи 398 Гражданского кодекса. Этот подход означал, что приоритет имеет тот из цессионариев, которому требование было уступлено первому, но для должника важна дата уведомления.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Поскольку вопрос приоритета цессии при заключении нескольких соглашений об уступке одного и того же права (требования) законодательно не решен, в данном случае применима аналогия закона.

При передаче вещи подобный порядок определен в виде последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь (статья 398 Гражданского кодекса).

В соответствии со статьей 398 Гражданского кодекса в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, тот, кто раньше предъявил иск. Вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков.

Применительно к цессии приоритет при заключении нескольких соглашений об уступке в отношении одного и того же права (требования) может определяться на основании уведомления должника о состоявшейся уступке (постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.13 № 18431/12 по делу № А40-133899/11-68-1158).

Nota bene!

В договор цессии лучше включать гарантию того, что у цедента отсутствуют задолженности перед должником, по которым тот может заявить встречное требование о зачете, а если таковые выявятся, то цедент обязуется возместить цессионарию сумму, которую тот должен будет зачесть вместо цедента. Это связано с тем, что у должника есть право заявить новому кредитору о зачете требований, которые имелись у должника к прежнему кредитору (ст. 386, 410 ГК РФ). Следовательно, из-за зачета новый кредитор может получить от должника исполнение меньшее, чем он ожидал (определение ВАС РФ от 20.08.07 № 9972/07 по делу № А05-9381/05-3)

Суды восприняли этот подход следующим образом: в случае совершения нескольких уступок одного и того же права оно считается перешедшим к тому лицу, в пользу которого передача была совершена ранее. Момент перехода права определяется по моменту заключения договора цессии, но для должника, который узнает о цессии только после уведомления, приоритет определяется по дате поступивших ему уведомлений. Если должник, добросовестно руководствуясь полученным уведомлением об уступке, исполнит обязательство в пользу более позднего цессионария (не зная о более ранней уступке), то более ранний цессионарий, которому в действительности принадлежало право требования, не может требовать от должника повторного исполнения. Этот цессионарий, оставшийся без исполнения, вправе требовать возмещения убытков от цедента или того цессионария, который получил исполнение вместо него, при условии, что последний знал об отсутствии у него права требования, то есть о приоритете более раннего цессионария (см., например, постановления ФАС Северо-Западного округа от 01.10.13 по делу № А56-14021/2011, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.04.14 по делу № А27-17229/2010).

Новое правило. В новой редакции закреплено правило, по сути аналогичное тому, которое было выработано судебной практикой (п. 4 ст. 390 ГК РФ). В случае совершения нескольких уступок одного и того же требования принадлежность этого требования определяется по старшинству уступок. Но поскольку должник ориентируется на уведомление об уступке и, получив одно уведомление, он может не знать о существовании более ранней уступки, должник в такой ситуации не несет риск исполнения обязательства ненадлежащему кредитору (более позднему цессионарию). Этот риск несут либо цедент, либо цессионарий, которые знали или должны были знать о более ранней уступке.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

В отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

В случае исполнения должником другому цессионарию риск последствий такого исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее (п. 4 ст. 390 ГК РФ).

Nota bene!

Уступку одного и того же требования одним кредитором нескольким цессионариям (независимо друг от друга) надо отличать от ряда последовательных уступок одного и того же требования (когда цессионарий, получив требование, затем тоже уступает его кому-то другому). Правило для этого случая установлено в пункте 2 статьи 385 ГК РФ: если должник получил уведомление об одном или нескольких последующих переходах права, то надлежащего кредитора он определяет по уведомлению о последнем из этих переходов права. То есть в этом случае право требования принадлежит последнему цессионарию из всей цепочки уступок. Но для должника решающее значение, опять же, имеет осведомленность о последней из уступок.

Но если должник располагает несколькими уведомлениями о переходе одного и того же требования к разным цессионариям (от одного цедента), он должен отдать приоритет тому из них, кому это требование было уступлено ранее (то есть в этом случае должник должен ориентироваться не на старшинство уведомлений, а на старшинство уступок). Прямо это правило в пункте 4 статьи 390 Гражданского кодекса не сформулировано, но оно следует из смысла данной нормы.

Как применять новую редакцию. Поскольку новое правило всего лишь закрепило в кодексе подход, который уже устоялся в судебной практике, применение новой нормы не должно вызывать каких-либо спорных вопросов.

Перевод долга в предпринимательских отношениях: первоначальный должник отвечает солидарно с новым должником

Исходя из буквального толкования прежней редакции пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса, под переводом долга понималось соглашение между первоначальным должником и новым должником при наличии согласия кредитора. Но в практическом смысле цели перевода долга (освобождение от обязанности первоначального должника и принятие на себя его обязанности новым должником) можно достигнуть и другим способом: соглашением между кредитором и новым должником, совершенным без участия первого должника. Формально такой вариант не подпадал под понятие перевода долга, поэтому на практике он не использовался. Новая редакция прямо закрепила возможность применения этого варианта в предпринимательских отношениях (абз. 2 п. 1 ст. 391 ГК РФ). Кроме того, она установила для таких случаев в качестве общего правила солидарную ответственность перед кредитором старого и нового должников (п. 3 ст. 391 ГК РФ).

Прежняя практика. На сегодняшний день широкое распространение получили трехсторонние соглашения о переводе долга, которые заключаются между кредитором, первоначальным должником и новым должником. Тем самым технически соблюдается обязательное требование о получении согласия кредитора на перевод долга и в то же время выполняется формальное понимание перевода долга как соглашения между первоначальным должником и новым должником. Но фактической необходимости в трехстороннем участии в таком соглашении нет. Во-первых, согласия должника на его освобождение от долга перед кредитором не требуется (даже если исходить из того, что к новому должнику, исполнившему требование за первоначального кредитора, переходят права кредитора по этому обязательству, для первоначального должника это будет означать перемену кредитора, а для этого, как известно, по общему правилу согласие должника не требуется). Во-вторых, договоренности кредитора и нового должника, а также должников друг с другом находятся в разных плоскостях отношений (кредитору не обязательно знать причины, по которым новый должник готов ответить вместо первоначального должника, а сами должники могут не желать раскрывать эти причины, если они связаны с коммерческими отношениями между ними). Поэтому трехсторонними эти отношения бывают лишь формально, в действительности же они регулируют лишь замену должника в отношениях с кредитором, а все взаиморасчеты между первоначальным и новым должниками выведены за пределы соглашения с кредитором.

Оценка: абсолютно новое правило.

Пересмотр типовых договоров: требуется.

Не влияет на перевод долга, совершенный до 01.07.14.

Тем не менее была еще одна причина, по которой практиковались именно трехсторонние отношения. По общему правилу перевод долга означает полное выбытие первоначального должника из отношений с кредитором. Следовательно, кредитор лишается возможности предъявить требование первоначальному должнику, если новый должник окажется неплатежеспособным. Заключение трехстороннего соглашения позволяло изменить общее правило о полном выбытии первоначального должника из отношений и, в частности, установить его солидарную или субсидиарную ответственность перед кредитором наряду с новым должником. Это, безусловно, было выгодно кредиторам, но на такие условия не всегда соглашались сами первоначальные должники.

По мнению разработчиков изменений в Гражданский кодекс, этот риск сдерживал активное применение института перевода долга в коммерческих отношениях.

Новые правила. Новая редакция, во-первых, прямо закрепила возможность в обязательствах, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, осуществлять перевод долга вообще без участия первоначального должника – путем заключения соглашения между кредитором и новым должником (абз. 2 п. 1 ст. 391 ГК РФ). Во-вторых, для таких случаев в качестве специального правила установлено, что первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором. Эта норма имеет диспозитивный характер – в соглашении между кредитором и новым должником можно установить субсидиарную ответственность первоначального должника или вообще освободить его от исполнения обязательства.

Nota bene!

Наиболее надежными для цессионариев обычно считаются денежные требования из договоров кредита, займа, лизинга и аренды, если это основной долг заемщика, арендатора или лизингополучателя. Риски того, что такие требования окажутся спорными, обычно ниже, чем риски в отношении других требований (должникам труднее избежать взыскания долгов, ссылаясь на неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств кредиторами, так как факт исполнения со стороны кредиторов в займе, кредите, аренде или лизинге обычно более очевиден, чем в других договорах).

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Перевод долга с должника на другое лицо может быть произведен по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен по соглашению между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 1 настоящей статьи, первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника либо первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства. Первоначальный должник вправе отказаться от освобождения от исполнения обязательства (п. 3 ст. 391 ГК РФ).

Тем самым использование перевода долга становится не только абсолютно безопасным для кредиторов, но и выгодным для них (этот инструмент становится в чем-то похожим на поручительство – у кредитора не просто один должник меняется на другого, а фактически появляется «дополнительный» должник). В то же время больше нет необходимости оформлять перевод долга трехсторонними соглашениями.

Как применять новую редакцию. Правило о солидарной ответственности первоначального и нового кредиторов будет работать только в отношении переводов долга, осуществленных после вступления в силу новой редакции Гражданского кодекса (с 1 июля 2014 года). В отношении сделок, совершенных ранее, сохраняется прежнее правило о полном выбытии первоначального должника из отношений (кредитор не вправе предъявить ему требование, если иное не установлено соглашением сторон).

Иные правила, появившиеся в новой редакции ГК РФ

Новое правило Прежняя практика
Возможна частичная передача денежного требования (п. 2 ст. 384 ГК РФ). Если передаваемое требование неденежное, то его частичная передача возможна лишь при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение обязательства значительно более обременительным (п. 3 ст. 384 ГК РФ)* Несмотря на отсутствие специальных норм, частичная передача уступки требования по обязательству допускалась и раньше. И тоже при условии, что предмет обязательства, по которому частично уступалось требование, делим (п. 5 обзора ВАС РФ № 120). Отсутствовало условие о том, что частичная уступка не должна создавать значительные обременения для должника
В предпринимательских отношениях возможна уступка будущего требования. Будущее требование должно быть сформулировано в договоре цессии способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию. По общему правилу будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения (ст. 388.1 ГК РФ) Возможность уступки будущего требования какое-то время вызывала у судов сомнения. Но ВАС РФ подтвердил, что такая уступка не противоречит законодательству и что будущее требование переходит к цессионарию лишь после возникновения этого требования у цедента (п. 4 обзора ВАС РФ № 120). В то же время оставалась проблема идентификации уступаемых будущих требований – она решена в новой редакции
Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними (п. 5 ст. 388 ГК РФ) Ни в ГК РФ, ни в судебной практике вопрос уступки права требования, которое принадлежит одновременно нескольким кредиторам, урегулирован не был. Но и споров в судебной практике пока не возникало – норма закреплена на будущее, учитывая теоретическую возможность таких ситуаций
Если кредитор дает предварительное согласие на перевод долга, этот перевод считается состоявшимся в момент получения кредитором уведомления о переводе долга (п. 2 ст. 391 ГК РФ) Имелась неопределенность в вопросе о том, когда вступает в силу перевод долга, на которое было дано предварительное согласие, – с момента вступления в силу соглашения между должниками либо с момента, когда кредитор узнает о переводе долга
К новому должнику, исполнившему обязательство, связанное с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, переходят права кредитора по этому обязательству, если иное не предусмотрено соглашением между первоначальным должником и новым должником или не вытекает из существа их отношений (п. 3 ст. 391 ГК РФ) Несмотря на отсутствие аналогичной нормы в прежней редакции, суды удовлетворяли требования новых должников, оплативших долг, к первоначальным должникам о возмещении их расходов (см., например,постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.12.11 по делу № А45-13712/2010). Суды исходили из того, что даже при отсутствии в договоре о переводе долга условия о плате он предполагается возмездным (п. 3 ст. 423, п. 4 ст. 575 ГК РФ)
Новый должник не может осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику (ст. 392 ГК РФ) Хотя соответствующей нормы раньше не было, из существа отношений по переводу долга и так следовало, что новый должник не может заявить о зачете встречного требования, принадлежащего прежнему должнику, потому что прежний должник уже выбыл из отношений, следовательно, его требование перестало быть встречным
Если при переводе долга первоначальный должник освобожден от обязательства, то перевод долга влечет также прекращение обеспечения исполнения этого обязательства независимо от того, предоставлено обеспечение самим первоначальным должником или третьим лицом. Есть два исключения. Обеспечение сохраняется, если оно предоставлено третьим лицом и оно согласилось отвечать за нового должника. Также обеспечение сохраняется, если его предоставил сам первоначальный должник и передал имущество (предмет обеспечения) новому должнику (п. 2, 3 ст. 392.1 ГК РФ) Раньше были лишь специальные нормы о том, что в случае перевода долга прекращаются залог и поручительство, если залогодатель или поручитель не дали согласия отвечать за нового должника (ст. 356, п. 2 ст. 367 ГК РФ в прежней редакции). В отношении иных обеспечений такого правила не было, поэтому встречалась точка зрения, что при переводе долга обязательство переносится во всей своей юридической целостности, с сохранением обеспечений
Введена новая статья, которая регулирует передачу договора в целом как комплекса прав и обязанностей. Установлено, что в этом случае одновременно применяются правила об уступке и переводе долга (ст. 392.3 ГК РФ) Прежняя судебная практика тоже исходила из того, что одновременная передача прав и обязанностей по договору означает одновременно цессию и перевод долга с применением соответствующих правил (п. 6 обзора ВАС РФ № 120)*».

11.04.2016

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.