Взыскание неосновательного обогащения

345

Вопрос

По предварительному договору аренды была оплачена арендная плата за 3 месяца. Помещение не передавалось арендатору, поэтому в настоящее время в судебном порядке взыскиваем неосновательное обогащение в размере выплаченных платежей и проценты за пользование чужими денежными средствами по 395 ст. Проценты рассчитывали так: оплата за октябрь прошла 10 октября, с 11 октября начисляю проценты; оплата за ноябрь прошла 10 ноября, проценты начисляю с 11 ноября; оплата за декабрь прошла 11.12., проценты начисляю с 12.12. С января прекращаем оплату таких арендных платежей. Судья спрашивает, на каком законном основании начисляются проценты именно с указанных дат? Почему ответчик должен был знать о получении неосновательного обогащения сразу же на следующий день после получения арендной платы? Тем более аренду платили три месяца подряд и ни разу не выставили претензию. Как в данной ситуации судье обосновать свою позицию?

Ответ

Поскольку арендодатель помещение не передал, а других договорных отношений между арендатором и арендодателем не имелось, то арендодатель не мог не знать о том, что полученные денежные средства по договору аренды, по которому имущество не передано это неосновательное обогащение. В ст. 611 ГК РФ предусмотрено, что арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Компания не смогла вернуть неосновательное обогащение из-за неточности в претензии

«Стороны заключили соглашение, по которому исполнитель принял на себя обязательства оказывать заказчику в своем заведении (ресторан) ряд услуг длящегося характера по продвижению товаров заказчика. В соглашении стороны установили, что услуги оказываются в течение одного года с момента первой закупки исполнителем товаров. Исполнитель должен был с момента первой закупки внести в меню и поддерживать наличие продукции заказчика. По условиям соглашения оплата должна была производиться в два этапа: первый — после первой закупки товара и включения его в меню заведения, второй — по истечении 6 месяцев с момента начала оказания услуг. Исполнитель также должен был через каждые полгода предоставлять заказчику акты сдачи-приемки оказанных услуг и отчеты об оказанных услугах. Однако по истечении первого отчетного периода (6 месяцев) исполнитель не предоставил заказчику указанных документов. Более того, он также не выставил счет на оплату очередного транша. Заказчик направил исполнителю претензию с требованием предоставить в течение 5 рабочих дней с момента получения указанной претензии акты и отчет в качестве доказательства надлежащего оказания услуг, в противном случае услуги будут считаться не оказанными. Но исполнитель проигнорировал такое требование. Заказчик посчитал, что его законные требования нарушены и обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с исполнителя сумм неосновательного обогащения. В обоснование своего требования он сослался на ч. 1 ст. 1102 ГК РФ, где определено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего) обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).*

НОРМЫ О НЕОСНОВАТЕЛЬНОМ ОБОГАЩЕНИИ МОЖНО ПРИМЕНЯТЬ, ЕСЛИ ДОГОВОР УЖЕ РАСТОРГНУТ

«Претензия, которую мы направили в адрес ответчика, вернулась с отметкой почты «истек срок хранения». В подтверждение мы предоставили в суд распечатку с сайта «Почта России», — рассказывает представитель истца Дмитрий Скворцов.

Суд первой инстанции отклонил наши доводы и отказал в удовлетворении требований в полном объеме. Суд указал, что в соглашении стороны предусмотрели, что оно действует до полного исполнения ими принятых на себя обязательств. Как следует из соглашения, истец в случае просрочки исполнения обязательств со стороны ответчика имел право отказаться от исполнения своих обязательств и расторгнуть соглашение. Однако истец этого не сделал, а направил в адрес ответчика претензию, которая не свидетельствует об одностороннем отказе от исполнения соглашения. Таким образом, суд установил, что соглашение на момент судебного разбирательства не было прекращено, а продолжало действовать.

Суд в своем решении сослался на п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 9 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении», а также п. 65 постановления пленумов ВС РФ № 10 и ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Согласно позиции ВАС РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате ошибочно исполненного, а также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством в случае расторжения договора. Более того, суд отметил, что данные положения согласуются с п. 4 ст. 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

СРОК ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА И СРОК ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА — НЕ ТОЖДЕСТВЕННЫ

«Мы считаем, что суд не учел доказанный факт неоказания ответчиком услуг в оплаченном объеме, а также неверно привязал наличие неосновательного обогащения со стороны ответчика к сроку действия соглашения. Суд сделал вывод, что на стороне ответчика отсутствовало неосновательное обогащение и оснований для удовлетворения наших требований не имеется. Однако по абсолютно аналогичному делу (решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.08.2013 по делу № А40-15761/2013-8-148) суд удовлетворил требования истца и взыскал сумму неосновательного обогащения. Естественно, мы не согласились с решением суда и обжаловали его в апелляционном порядке. Основания были следующими. Во-первых, принятое ответчиком обязательство оказать услуги по соглашению предусматривает конкретный день их исполнения, который на момент судебного разбирательства прошел. Ответчик отказался предоставить нам и суду акты и отчеты об оказанных услугах за оплаченный отчетный период, а также не выставил нам счет на оплату очередного транша. Таким образом, исполнитель нарушил ст. 310 ГК РФ и положения соглашения, отказавшись в одностороннем порядке от исполнения принятого обязательства. Во-вторых, суд проигнорировал тот факт, что ответчик не посчитал необходимым опровергнуть и (или) предоставить в рамках судебного разбирательства какие-либо доказательства, подтверждающие надлежащее оказание услуг по соглашению», — продолжает представитель заказчика Дмитрий Скворцов.

Положения ст.ст. 314 и 424 ГК РФ разделяют по смыслу термины «срок исполнения обязательства», то есть оказание услуг, и «срок действия договора».Поэтому по условиям соглашения истечение срока оказания ответчиком услуг не зависит от момента расторжения соглашения, в том числе в одностороннем порядке. Обязанность ответчика оказать услуги отпала в связи с истечением согласованного сторонами срока их оказания.

«В апелляционной инстанции мы указали, что Гражданский кодекс РФ дает право заказчику отказаться от исполнения договора при условии оплаты фактически понесенных исполнителем затрат (ст. 782). Однако из-за истечения сроков действия обязательств сторон в части оказания услуг, а также из-за неоказания ответчиком услуг в полном объеме в связи с отсутствием актов и отчетов, мы решили не пользоваться этим правом. При этом положения гл. 60 ГК РФ не ставят в зависимость возникновение неосновательного обогащения от факта расторжения сделки, в том числе в одностороннем порядке. Таким образом, у нас было право, но не обязанность, согласност. 782 ГК РФ, в одностороннем порядке расторгнуть соглашение. Обязанность ответчика вернуть сумму неосновательного обогащения, согласно ст.ст. 1102 и 1103 ГК РФ, возникла в силу факта неоказания услуг в согласованные сроки и не связана с моментом расторжения соглашения», — обосновывает свою позицию Дмитрий Скворцов.

Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 4 ст. 453 ГК РФ). Это общее правило адекватно применяется к той части делимых договорных обязательств, которая взаимно исполнена сторонами. Однако ответчик не оказал услуги в установленные сторонами сроки. При этом положения п. 4 ст. 453 и абз. 2 ст. 806 Гражданского кодекса РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»).

В суд апелляционной инстанции ответчик не явился. Суд, изучив позицию истца, продублировал доводы суда первой инстанции и отказал в удовлетворении апелляционной жалобы.

ЕСЛИ КОНТРАГЕНТ НЕ ПРЕДСТАВИЛ ВСТРЕЧНОГО ИСПОЛНЕНИЯ, ЦЕЛЕСООБРАЗНО РАСТОРГНУТЬ ДОГОВОР

«Мы обратились в суд с кассационной жалобой, в которой сослались на то, что арбитражный суд первой инстанции не установил обстоятельство, имеющее значение для правильного рассмотрения дела, а именно – факт неоказания услуг», — делится юрист заказчика Дмитрий Скворцов.

Так, законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательств (п. 3 ст. 425 ГК РФ).

Статьи 783 и гл. 37 Гражданского кодекса РФ, в отличие от срока оказания услуг, не относят к существенным условиям договора возмездного оказания услуг срок его действия. Срок действия договора не является существенным условием, он лишь указывает на срок, в течение которого существует обязательство. Поэтому, если в договоре указан срок оказания услуги, но не указан срок действия договора, последний действует до окончания оказания этой услуги либо до расторжения договора сторонами, за исключением случаев, когда исполнитель не исполнил обязательство (не приступил к оказанию услуг). В этом случае договор считается прекращенным с указанного в нем момента исполнения обязательства исполнителем (информационное письмо ВАС РФ от 10.08.1994 № С1-7/ОП-555).

Следовательно, соглашение считается прекращенным с указанного в нем момента исполнения обязательства ответчиком без предоставления истцом доказательств отказа последнего от исполнения соглашения.

Таким образом, на момент судебного разбирательства в суде заключенное между истцом и ответчиком соглашение не являлось действующим и было прекращено.

По общему правилу стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора.Однако применительно к ситуациям, когда встречное удовлетворение стороной, получившей исполнение, не было предоставлено (неоказание предварительно оплаченной услуги), буквальное толкование правила п. 4 ст. 453 ГК РФ входит в противоречие с институтом неосновательного обогащения, что подтверждается п. 1информационного письма ВАС № 49, п. 13 информационного письма ВАС № 69 и многочисленной судебной практикой (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 09.01.2002 № Ф08-4444/2001, от 03.06.2002 № Ф08-1834/2002).

«Кроме того, наши доводы не были прямо оспорены ответчиком в суде, а значит, могут считаться признанными им (ст. 70 АПК РФ). Ответчик услуги не оказал вовсе. В своих требованиях мы просили суд взыскать с ответчика неосновательное обогащение в связи с неоказанием услуг, а не возвращения того, что было исполнено. Положения п. 4ст. 453 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. Таким образом, при неоказании в установленные сроки предварительно оплаченной заказчиком (истцом) услуги исполнитель (ответчик) является лицом, неосновательно удерживающим денежные средства. К сожалению, суд кассационной инстанции нашу позицию не поддержал и оставил в силе акты судов нижестоящих инстанций.

Приведенная ситуация дает основания сделать вывод о том, что в настоящее время в правоприменительной практике отсутствует единый подход к разрешению споров по делам о взыскании неосновательного обогащения. Ограничиваясь высказанной позицией суда первой инстанции, суды последующих инстанций, как правило, не пытаются взглянуть на позицию стороны, чьи права нарушены, под другим углом. В целях предотвращения неблагоприятных последствий в ходе разрешения спора в суде представляется разумным расторгать действующий договор, несмотря на то, что срок оказания услуг истек, а контрагент не предоставил встречного исполнения», — резюмирует Дмитрий Скворцов».

03.02.2016



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль