Практика СОЮ

42

Вопрос

Какова подборка Решений районных судов с Постановлениями именно Свердловского областного суда (7 - 9документов) по практике: трудовые споры - принудительное увольнение?

Ответ

К сожалению, практики Свердловского областного суда нами не выявлено. Предлагаем Вам ознакомиться с практикой по данному вопросу по другим регионам:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН от 05.05.2015 № 33-1689/2015

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 18.03.2015 № 33-2558/2015

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА от 11.09.2014 № 11-8761/2014

Апелляционное определение Мурманского областного суда от 21.05.2014 № 33-1399

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Апелляционное определение Московского городского суда от 18.04.2014 № 33-12943

«Д. с учетом уточнений обратился в суд с иском к ООО "ЭОС" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за использование личного автомобиля, денежной компенсации морального вреда. В обоснование иска ссылается на то, что уволен по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию), увольнение считает незаконным, поскольку оно вызвано давлением со стороны работодателя, кроме того, 20 и 21 ноября 2012 года им были написаны заявления об отзыве ранее написанного заявления об увольнении, которые истец направил руководителю филиала ООО "ЭОС" и в центральный офис ООО "ЭОС" в г. Москве. Также работодатель не оплатил истцу компенсацию за использование личного автомобиля в служебных целях в размере *** рублей.

В судебное заседание истец не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, возражал против иска.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит истец по доводам апелляционной жалобы.

Стороны в заседание судебной коллегии не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом, истец ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, в связи с чем, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Согласно статье 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Д. работал в ООО "ЭОС" в должности инспектора с должностным окладом в размере *** рублей на основании трудового договора и приказа о приеме на работу от 04 мая 2012 года.

12 ноября 2012 года Д. в офис ООО "ЭОС" в г. Москве направлено заявление об увольнении по собственному желанию с 28 ноября 2012 года. Данное заявление получено ответчиком 21 ноября 2012 года.

Приказом N *** от 26 ноября 2012 года Д. уволен по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию) с 28 ноября 2012 года.

29 ноября 2012 года истцу ответчиком были направлены копия приказа об увольнении, трудовая книжка, которые истцом были получены 06 декабря 2012 года. В день увольнения с истцом произведен окончательный расчет. Указанные обстоятельства истцом не оспариваются.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основаниями прекращения трудового договора являются расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 настоящего Кодекса).

В силу ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

Согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 ТК РФ) судам необходимо иметь в виду следующее: расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В обоснование заявленных требований истец ссылается на то, что намерения увольняться у него не было, заявление об увольнении он написал в связи с оказанием на него давления и возникшими разногласиями с его непосредственным начальником - руководителем филиала ответчика. Кроме того, 20 ноября 2012 года истец написал заявление об отзыве ранее написанного заявления об увольнении и направил его по электронной почте руководителю филиала, 21 ноября 2012 года заказным письмом в центральный офис ООО "ЭОС", расположенный в г. Москве. В подтверждение направления указанного заявления истец представил почтовую квитанцию от 21 ноября 2012 года.

Проверяя указанные обстоятельства, суд установил, что письмо, направленное истцом 21 ноября 2012 года, не содержит описи вложения. Из журнала входящей корреспонденции ООО "ЭОС" следует, что заявление истца об отзыве ранее поданного заявления об увольнении в адрес ответчика не поступало, 3 декабря 2012 года от истца поступило письмо, содержащее соглашение о конфиденциальности и неразглашении коммерческой тайны от 10 мая 2013 года. Иных писем от Д. в адрес ответчика не поступало.

В данной связи суд пришел к выводу о том, что каких-либо достоверных доказательств о направлении ответчику заявления об отзыве ранее поданного заявления об увольнении по собственному желанию истцом не представлено.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд исходил из того, что истцом в обоснование своих доводов о принудительном характере увольнения доказательств не представлено, факт собственноручного написания истцом указанного заявления не оспаривается, надлежащих доказательств направления ответчику заявления об отзыве ранее поданного заявления об увольнении по собственному желанию истцом также не представлено.

Д. заявлено требование о взыскании с ответчика компенсации за использование личного автомобиля в служебных целях в размере *** рублей, в обоснование чего истец ссылался на разъездной характер работы, а также на то, что при приеме на работу наличие личного автомобиля было обязательным условием, при этом, ответчик гарантировал ежемесячную выплату компенсации.

Согласно ст. 188 ТК РФ при использовании работником с согласия или ведома работодателя и в его интересах личного имущества работнику выплачивается компенсация за использование, износ (амортизацию) инструмента, личного транспорта, оборудования и других технических средств и материалов, принадлежащих работнику, а также возмещаются расходы, связанные с их использованием. Размер возмещения расходов определяется соглашением сторон трудового договора, выраженным в письменной форме.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в указанной части, суд исходил из того, что сведений о разъездном характере работы трудовой договор, заключенный между сторонами, не содержит, также трудовым договором, каким-либо соглашением не установлено обязательство о выплате ответчиком истцу компенсации за использование личного автомобиля. Доказательств в обоснование своих требований истцом не представлено.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда, поскольку они подтверждаются представленным доказательствам.

Доводы истца о том, что в письме, направленном им в адрес ответчика 21 ноября 2012 года, не содержалось соглашение о конфиденциальности и неразглашении коммерческой тайны от 10 мая 2013 года, не влекут отмену решения суда, поскольку не свидетельствуют о том, что в данном письме находилось заявление истца об отзыве ранее поданного заявления об увольнении по собственному желанию.

Ссылки истца на информацию, размещенную в сети Интернет, относительно наличия личного автомобиля как условия приема на работу к ответчику, не влияют на выводы суда, поскольку обязательство о возмещении работнику расходов, связанных с использованием личного транспорта в служебных целях, между истцом и ответчиком надлежащим образом оформлено не было.

В материалах настоящего дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие об оказании ответчиком давления на Д. при подаче заявления об увольнении. Исковое заявление и апелляционная жалоба также не содержат доводов относительно обстоятельств, подтверждающих факт психологического воздействия на истца с целью его увольнения по собственному желанию. Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали выводы судебного решения, аналогичны доводам, заявленным в суде первой инстанции, и не могут служить основанием к отмене правильного по существу решения суда по одним только формальным соображениям на основании ч. 6 ст. 330 ГПК РФ».

2. Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 03.02.2015 № 33-397/2015

«Я. обратился в суд с иском к П. о защите чести, достоинства, деловой репутации; взыскании причиненного распространением недостоверной информации вреда - *** руб., утраченного дохода, компенсации морального вреда - *** руб.; восстановлении на работе в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" и обязании принести извинения в присутствии трудового коллектива.

Требования мотивировал тем, что работал в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" в должности руководителя отдела. 21.06.2013 на совещании у исполнительного директора сотрудником юридического отдела было сообщено о наличии трех служебных записок, составленных ответчиком 31.10.2008, 10.11.2009 и 19.06.2013, в которых тот сообщал о нарушении им - истцом - порядка продления ресурсов комплектующим изделиям самолета АН-124-100 и причинении в результате этого предприятию убытков. Изложенная в служебных записках информация является ложной, и распространена исключительно с целью опорочить его честь и достоинство.

Производство по делу в части требований к П. о восстановлении на работе в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" прекращено в связи с принятием судом отказа истца от иска в указанной части.

Суд привлек к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общество с ограниченной ответственностью "Авиакомпания Волга-Днепр" и, рассмотрев по существу требования истца, постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Я. просит решение отменить, принять новое решение об удовлетворении иска. В обоснование приводит аналогичные изложенным в иске доводы. Обращает внимание, что распространение означает доведение информации до сведения хотя бы одного лица, кроме истца. Полагает необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайств о проведении экспертизы с целью установления подлинности подписей ответчика в спорных служебных записках, копии которых приобщены к материалам дела; об истребовании в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" материалов служебного расследования и подлинников служебных записок; вызове в судебное заседание свидетелей - работников названного юридического лица.

Истец также указывает в жалобе, что факт составления ответчиком служебных записок от 31.10.2008, 10.11.2009 и 19.06.2013 подтверждается наличием еще одной служебной записки (от 11.06.2013), не являвшейся предметом иска, и также содержащей не соответствующую действительности информацию. По мнению Я., свидетель Р*** О.В., отрицавший проведение служебного расследования и поступление в возглавляемое им подразделение служебных записок, дал ложные показания. Кроме того истец полагает, что суду следовало критически отнестись к пояснениям представителя ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" С. относительно согласования заключаемых с контрагентами договоров, касающихся продления ресурсов комплектующим изделиям самолетов.

ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" и представитель П. Щ. в возражениях на жалобу просят оставить решение без изменения.

Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося в судебное заседание П., извещенного о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на жалобу, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 327.1. ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и в возражениях на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Я. с 1999 года по совместительству, а с 2002 года по срочным трудовым договорам работал в различных должностях в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр". В частности, в 2008 - 2009 гг. - руководителем группы совершенствования системы технического обслуживания и ремонта и продления ресурса службы совершенствования поддержания летной годности авиационной техники службы технического директора, в 2013 году - руководителем отдела продления назначенных ресурсов и срока службы систем, покупных комплектующих изделий и агрегатов. Уволен 03.07.2013 по собственном желанию.

Требования о защите чести и достоинства Я. обосновывает тем, что являвшийся финансовым директором и вице-президентом по закупкам названного юридического лица П. в докладной записке от 31.10.2008 на имя генерального директора и в служебных записках от 10.11.2009 и 19.06.2013 на имя исполнительного президента и директора по этике сообщил о нем не соответствующие действительности сведения, касающиеся ненадлежащего исполнения им своих служебных обязанностей при реализации договоров и причинения в связи с этим убытков предприятию.

Статьей 152 ГК РФ гражданину предоставлено право требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Согласно разъяснениям, данным Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", по делам данной категории значение имеют следующие обстоятельства: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности (абзац 1 пункта 7).

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу (абзац 2 пункта 7).

В пункте 9 данного постановления указано, что в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам, пришел к правильному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку доказательства распространения ответчиком сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, истцом в нарушение статьи 56 ГПК РФ в суд представлены не были.

Доводы апелляционной жалобы об обратном подлежат отклонению, поскольку обоснованность выводов суда первой инстанции не опровергают.

Согласно части 2 статьи 71 ГПК РФ письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

В соответствии с частью 7 статьи 67 ГПК РФ суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Я. оспаривается характер сведений, распространенных в письменных документах - докладной и служебных записках от 31.10.2008, 10.11.2009 и 19.06.2013.

Между тем предоставление им только светокопий указанных документов само по себе не может свидетельствовать о факте распространения не соответствующих действительности и порочащих истца сведений. Иные доказательства, подтверждающие распространение, в материалах дела отсутствуют.

Пояснения истца о том, что о наличии указанных документов ему стало известно на производственном совещании 21.06.2013, опровергаются протоколом совещания.

Как следует из протокола, совещание в указанную дату проводилось по результатам внутреннего расследования по факту нарушения процедуры оформления договорных документов с ОАО "У***". До сведения участников совещания были доведены результаты внутреннего служебного расследования, на совещании установлены причины нарушения в оформлении договорных документов и разработаны корректирующие мероприятия. Из протокола не усматривается, что ведущий юрисконсульт С. в своем выступлении упоминала о наличии каких-либо служебных записок, составленных П.

Давая объяснения в суде в качестве представителя ООО "Авиакомпания Волга-Днепр", С. подтвердила, что ни о каких служебных записках речь на совещаниях не шла, копии служебных записок, на которые ссылается истец, ей не знакомы.

Заместитель руководителя службы авиационной безопасности Р*** О.В., на которого Я. указывал как на лицо, предоставившее ему копии спорных докладной и служебных записок, будучи допрошенным в качестве свидетеля указанные обстоятельства отрицал.

Согласно действовавшим в ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" в 2008, 2009 и 2013 гг. стандартам предприятия "Требования к управлению документооборотом" служебные и докладные записки относятся к внутренним оперативно-информационным документам, которые подлежат регистрации в день их подписания или утверждения, регистрационный номер присваивается в структурных подразделениях и оформляется аналогично индексу распоряжения. При этом в 2013 году служебные записки подлежали утверждению и направлению адресатам только в электронном виде в соответствующую базу данных. Служебные записки о направлении отчета по внутреннему расследованию подлежали электронной регистрации.

Представленные истцом копии документов данных о регистрации не содержат. Сведения о регистрации соответствующих документов в электронном архиве ООО "Авиакомпания Волга-Днепр" также отсутствуют.

При таких обстоятельствах, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ и принимая во внимание, что представителями ответчика и третьего лица отрицалось наличие докладной и служебной записок, а их оригиналы истцом предоставлены не были, у суда отсутствовали основания считать факт распространения оспариваемой информации установленным.

Судебной коллегией отклоняются доводы истца о том, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о проведении экспертизы с целью установления подлинности подписей ответчика в копиях документов и о вызове в суд свидетелей.

Статьей 55 ГПК РФ закреплено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Согласно статье 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 ГПК РФ).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве со статьей 67 ГПК РФ, факт распространения не соответствующих действительности сведений в письменном документе должен быть подтвержден письменными доказательствами, а именно, непосредственно документом, содержащим оспариваемые сведения.

Обстоятельства дела исследованы с достаточной полнотой, всем представленным доказательствам дана правовая оценка, которая сомнений в своей правильности не вызывает. Нарушений норм материального и процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену либо изменение судебного постановления, не усматривается.

В этой связи решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит».

3. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 28.05.2014 № 33-5038

«Е. обратился в суд с иском к ОАО "ГМК "Норильский никель" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда и судебных издержек. Свои требования мотивировал тем, что с 1980 г. он работал на Надеждинском металлургическом заводе им. Б.И. Колесникова ОАО "ГМК "Норильский никель", с 05 февраля 2000 г. - в должности конвертерщика 6 разряда плавильного участка N 1 плавильного цеха N 2. Приказом от 09 декабря 2013 г. на основании медицинского заключения от 25 сентября 2013 г. он был отстранен от работы с 09 декабря 2013 г. до решения вопроса о трудоустройстве в соответствии с медицинскими показателями. Он обратился к работодателю с заявлением о прохождении дополнительного медицинского обследования, но ответа не получил. Приказом от 19 декабря 2013 г. он был уволен по пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, в связи с отсутствием у работодателя работы необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением. Увольнение считает незаконным и изданным без достаточных оснований, т.к. акт о профессиональном заболевании отсутствует, инвалидность не установлена, степень утраты трудоспособности не определена. Его заявление о расторжении трудового договора носило принудительный характер под предлогом возможного лишения права воспользоваться социальной программой "Накопительная долевая пенсия". В этой связи он просил суд признать увольнение незаконным, восстановить его в прежней должности конвертерщика 6 разряда, взыскать заработную плату за дни вынужденного прогула с 20 декабря 2013 г. по день вынесения решения, взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере 30 000 руб.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней Е. и его представитель Ж. просят отменить решение суда, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

В судебное заседание Е., представитель ОАО "ГМК "Норильский никель", надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, не явились, о причинах неявки не сообщили, с ходатайством об отложении судебного разбирательства не обратились, в связи с чем судебная коллегия, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя Е. Ж., заключение прокурора, полагавшей необходимым решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Из материалов дела видно, что Е. 05 февраля 2000 г. был принят в порядке перевода конвертерщиком 6 разряда плавильного участка N 1 плавильного цеха N 2 Надеждинского металлургического завода ОАО "ГМК "Норильский никель". Из трудового договора, оформленного по состоянию на 28 февраля 2007 г. N ЗФ-109/274 работа истца в указанной должности по своей характеристике отнесена к работам с вредными условиями труда (пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", Код по списку 1070500А-12895). Из рабочей инструкции конвертерщика 6 разряда специализированной бригады N 0301 плавильного участка N 1 плавильного цеха N 2 Надеждинского металлургического завода им. Б.И. Колесникова следует, что конвертерщиком может быть лицо, прошедшее медицинское освидетельствование, с заключением о пригодности к работе в качестве конвертерщика, имеющее удостоверение по профессии и т.д. (п. 2.1), конвертерщик обязан ежегодно проходить медицинское освидетельствование (профосмотр) (п. 3.10). Из карты аттестации рабочего места по условиям труда конвертерщика 6 разряда следует, что выполнение истцом трудовой функции связано с воздействием на его организм вредных факторов производственной среды и трудового процесса: химический - 3.3, акустический - шум 3.3, общая -3.1 вибрация локальная - 2, микроклимат - 3.1, тяжесть труда - 3.1, напряженность труда - 2. Общая оценка условий труда - 3.4. Установлена периодичность медицинских осмотров 1 раз в год. Должность конвертерщика (код должности 1070500а-12895 вид работ 5 - получение металла плавильным и электротермическим способами вид производства - VII Металлургическое производство) отнесена к Списку N 1 производств, цехов, профессий и должностей на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденного Постановлением Совмина СССР от 22 августа 1956 г. N 1173 (в ред. от 27 сентября 1990 г.).

Согласно медицинского заключения от 15 октября 2010 г. Е. был признан годным к работе конвертерщика с ограничениями - без п. 4.1.2 приложения N 1 приказа N 83 Министерства здравоохранения и социального развития России. В этой связи работодателем было издано распоряжение N ЗФ-91-03/345-р от 18 октября 2010 г. "Об ограничении видов производственной деятельности", согласно которому Е. было запрещено выполнять работы, связанные: с локальным мышечным напряжением преимущественно кистей и пальцев рук (количество стереотипных движений за смену более 20 000); с региональным мышечным напряжением преимущественно мышц рук, плечевого пояса и ног (количество движений за смену более 20 000); с наклонами корпуса (более 30 градусов); с пребыванием в вынужденной позе (на коленях и на корточках более 25% смены).Рекомендовано при выдаче заданий и проведении текущих инструктажей по безопасности труда учитывать установленные ограничения. Аналогичные ограничения видов производственной деятельности были установлены Е. при прохождении медицинского осмотра 4 октября 2011 г. на основании распоряжения и.о. начальника Плавильного цеха N 2 от 3 ноября 2011 г. N ЗФ-91-03/686-р-а.

Согласно медицинскому заключению по результатам медицинского осмотра от 15 ноября 2012 г. Е. был признан годным к работе конвертерщика с повторным осмотром в июне 2013 г. с установлением ограничений (противопоказана работа в противогазе, в условиях физических перегрузок, в соответствии с приложением N 1 п. 1.2.24 приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 апреля 2011 г. N 302н). Об ограничении видов производственной деятельности работодателем было издано распоряжение от 19 ноября 2012 г. N ЗФ-91-03/659-р-а.

Заключением медицинской комиссии от 25 сентября 2013 г. Е. были установлены медицинские противопоказания к работе по занимаемой должности конвертерщика - противопоказана работа в контакте с никелем с применением противогаза в условиях физических перегрузок. С данным заключением истец был ознакомлен и его не оспаривал. Приказом от 09 декабря 2013 г. N ЗФ-91/143-п-к Е. был отстранен от работы по состоянию здоровья с 09 декабря 2013 г. до решения вопроса о его трудоустройстве в соответствии с медицинскими показателями.

Согласно служебной записке начальника Управления по персоналу и социальной политике ЗФ ОАО "ГМК "Норильский никель" от 13 декабря 2013 г., вакансий для перевода, отвечающих установленным медицинским ограничениям и уровню квалификации Е. в подразделениях ЗФ ОАО "ГМК "Норильский никель" не имелось.

С приказом об отстранении от работы и информацией об отсутствии вакансий Е. был ознакомлен.

18 декабря 2013 г. Е. обратился на имя директора Надеждинского металлургического комбината им. Б.И. Колесникова с заявлением об увольнении с 20 декабря 2013 г. по пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Приказом N ЗФ-91/2241 от 19 декабря 2013 г. трудовой договор с Е. был прекращен на основании пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ - в связи с отсутствием у работодателя работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением. С приказом об увольнении истец был ознакомлен под роспись 20 декабря 2013 г.

Суд, отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, руководствуясь нормами трудового законодательства, подлежащими применению к возникшим правоотношениям сторон, пришел к обоснованному выводу о том, что у работодателя имелись законные основания для увольнения Е. по пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Материалами дела подтверждено и судом правильно установлено, что после установления у истца противопоказаний для выполнения работы, обусловленной трудовым договором, он, в соответствии с требованиями ст. 76 ТК РФ, был отстранен от работы с 09 декабря 2013 г. до решения вопроса о его трудоустройстве на работу, соответствующую его квалификации и медицинским ограничениям. В связи с тем, что в подразделениях Заполярного филиала вакансий, отвечающих установленным медицинским ограничениям и уровню квалификации истца не имелось, трудовые отношения с истцом правомерно были прекращены на основании пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Порядок увольнения истца работодателем был соблюден.

Фактов нарушения пенсионных прав истца со стороны работодателя при увольнении по указанному основанию судом не установлено.

В связи с изложенным судебная коллегия не принимает во внимание как необоснованные доводы апелляционной жалобы, направленные на оспаривание решения суда, т.к. каких-либо доказательств, опровергающих выводы суда о правомерности прекращения с истцом трудового договора по основанию, предусмотренному пп. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, в жалобе не приведено. При этом судебная коллегия не принимает во внимание доводы жалобы о необоснованности отказа судом в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве 3-го лица МБУЗ "Городская поликлиника N 3 г. Норильска", поскольку истец не привел законных оснований для привлечения указанного лица к участию в деле и таких оснований судом установлено не было.

Необоснованны и доводы жалобы о нарушении судом ч. 6 ст. 167 ГПК РФ в связи с отказом в удовлетворении письменного ходатайства представителя истца Ж., устного ходатайства истца Е. об отложении слушания дела в связи с занятостью представителя истца в судебном разбирательстве в Советском районном суде г. Красноярска, назначенном ранее, чем дата заседания по иску Е., поскольку доказательств уважительности причин неявки в судебное заседание представителя истца суду представлено не было. При этом Е. не был лишен права на заключение соглашения с другим представителем на представление его интересов по данному делу, доказательств невозможности заключения такого соглашения суду не представлено.

Обстоятельства дела судом исследованы с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, не противоречат фактическим обстоятельствам дела. Материальный закон применен судом правильно, нарушений норм гражданского процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены решения, судом не допущено.

При указанных обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобе не имеется».

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.