Оспаривание сделки

126

Вопрос

Вправе ли участник ООО оспаривать сделку по продаже долей в уставном капитале Общества, заключенную между другими участниками, если на момент её совершения он не являлся участником Общества?

Ответ

Вправе, если данная сделка нарушает его права или охраняемые законом интересы.

Такой вывод следует из анализа пункта 2 статьи 166 ГК РФ и абз.3 пункта 12 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ.

Судебной практики по отказы в рассмотрении дела в связи с тем, что на момент проведения сделки продажи доли в уставном капитале ООО истец участником ООО не являлся, не выявлено.

О некоторых особенностях оспаривания сделок после 01.09.2013 читайте в рекомендации ниже.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация: Какие сделки стало труднее оспорить после 1 сентября 2013 года.

«Сделки, которые стороны заключили и заключат после 1 сентября 2013 года, намного труднее признать недействительными, чем сделки, заключенные до этой даты. В результате добросовестные участники оборота получили больше гарантий того, что их контрагенты не смогут отказаться исполнять свои договорные обязательства, воспользовавшись недочетами в тексте закона.

Дело в том, что 1 сентября вступили в силу изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ (далее – Закон № 100-ФЗ). Одни из наиболее важных поправок касаются положений о недействительности сделок (полный перечень поправок, внесенных в 2013 году в ГК РФ этим и предыдущими законами, приведен в таблице).

Вот четыре принципиальных изменения, направленных на обеспечение стабильности оборота*:

Ниже в данной рекомендации подробно описаны все эти четыре изменения – на конкретных примерах показано, чем новые правила отличаются от прежних.

О том, как применять новые правила для защиты заключенной сделки в зависимости от конкретных обстоятельств дела, см. подробнее*:

Все новые правила об основаниях и о последствиях недействительности сделок (ст. 166–176178–181 ГК РФ) будут применяться только к сделкам, совершенным после 1 сентября 2013 года (п. 6 ст. 3 Закона № 100-ФЗ).

Для сделок, которые заключены до 1 сентября 2013 года, продолжат действовать прежние правила (подробнее о них см.Что необходимо возразить в суде, если контрагент требует признать вашу сделку недействительной (сделка заключена до 1 сентября 2013 года)Что делать, если вашу сделку с контрагентом пытаются оспорить в суде третьи лица (сделказаключена до 1 сентября 2013 года)).

Не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять

Тот, кто начал фактически исполнять сделку (в т. ч. принял исполнение от своего контрагента), не может ссылаться на ее недействительность, причем это касается как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Такой вывод следует из двух новых правил*:

  • «Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли» (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ);
  • «Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки» (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

К поведению, которое давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, можно отнести не только ее фактическое исполнение. Это могут быть, например, и письменные уверения о готовности исполнять сделку, и иные действия, которые суд расценит в данном качестве. Фактическое исполнение сделки имеет смысл особо выделить по двум причинам*:

  • во-первых, оно явно подпадает под приведенную выше формулировку;
  • во-вторых, именно оспаривание исполненных (или частично исполненных) сделок в настоящее время влечет значительные убытки для добросовестных участников оборота.

Раньше недобросовестные контрагенты (покупатели, подрядчики, арендаторы) часто пытались сослаться на противоречие сделки закону только для того, чтобы уклониться от исполнения своих обязательств или избежать применения мер договорной ответственности.

В одних случаях эти ссылки были формальными и надуманными. И в итоге суды все же признавали договор действительным и взыскивали задолженность, неустойку и т. п. Но происходило это не сразу, а только в надзорной или кассационной инстанции. Причина в том, что суду приходилось толковать неоднозначное положение закона, чтобы решить, нарушает ли его данная сделка.

Пример из практики: Президиум ВАС РФ отменил судебные акты, признавшие недействительным договор аренды по иску арендатора, который пользовался имуществом и не оплатил его

Арендодатель предъявил к арендатору строительного оборудования иск о взыскании задолженности по арендной плате. Арендатор предъявил встречный иск, в котором потребовал признать договор аренды недействительной сделкой и применить последствия недействительности (вернуть сумму внесенной арендной платы).

Суд первой инстанции удовлетворил первоначальные исковые требования и отказал в удовлетворении встречного иска.

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций отменили это решение, отказали в удовлетворении требований арендодателя и признали договор недействительным (правда, при этом не стали и возвращать арендатору уже перечисленную арендную плату).

В качестве причины суды указали то, что арендодатель не представил суду правоустанавливающих документов на предмет аренды и не доказал наличие у него правомочий на передачу этого имущества в аренду. В силу этого договор аренды не соответствует требованиям статьи 608 Гражданского кодекса РФ, согласно которой сдавать имущество в аренду может только его собственник.

Президиум ВАС РФ оставил в силе решение суда первой инстанции и особо отметил, что арендатор фактически пытается оспорить право собственности арендодателя на предмет аренды, в то время как сам не представил доказательств обладания какими-либо вещными правами на этот предмет. Поэтому в сферу материальных интересов арендатора не входило исследование вопроса о том, на каких основаниях арендодатель предоставил имущество в аренду (постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. № 13898/11).

Впоследствии ВАС РФ сформулировал эту правовую позицию в общем виде: «Доводы арендатора, пользовавшегося соответствующим имуществом и не оплатившего пользование объектом аренды, о том, что право собственности на арендованное имущество принадлежит не арендодателю, а иным лицам и поэтому договор аренды является недействительной сделкой, не принимаются судом во внимание» (абз. 2 п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (в редакции постановления Пленума ВАС РФ от 25 января 2013 г. № 13); далее – Постановление № 73).

Пример из практики: лизингополучатель не смог признать недействительными договор поставки лизингового имущества и договор поручительства

МУП «С.» заключило договор лизинга на приобретение 60 троллейбусов у лизинговой компании ООО «Л.». Впоследствии МУП «С.» и ООО «Л.» заключили трехсторонний договор поставки, по которому ООО «Т.» обязалось поставить троллейбусы ООО «Л.» для передачи МУП «С.».

Наконец, МУП «С.» и ООО «Л.» заключили договор поручительства, по которому лизингоплучатель обязался отвечать перед лизинговой компанией за исполнение поставщиком (ООО «Т.») своих обязательств по договору поставки.

В связи с тем, что ООО «Т.» недопоставило четыре троллейбуса, ООО «Л.» взыскало сумму долга солидарно с ООО «Т.» и МУП «С.» (как поручителя).

После этого МУП «С.» обратилось в суд с иском о признании недействительным договора поставки в части четырех недопоставленных троллейбусов (т. к. они не принадлежали ООО «Т.» на праве собственности, в связи с чем оно не могло ими распоряжаться) и, как следствие, с иском о признании ничтожным договора поручительства в соответствующей части.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования.

Однако суд кассационной инстанции отменил судебные акты и отказал в удовлетворении иска. Суд отметил следующее.

«В силу пункта 2 статьи 455 ГК РФ договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. № 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем", следует, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на имущество – предмет договора – само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным.

Следовательно, само по себе отсутствие у продавца (второго ответчика) права собственности на предмет договора не влечет недействительность договора поставки» (постановление ФАС Поволжского округа от 24 июня 2013 г. по делу № А57-2212/2012).

В других случаях, несмотря на то что договор был фактически исполнен, суд в итоге признавал его недействительным. Даже если поставщику (подрядчику) удавалось взыскать оплату за поставленные товары (выполненные работы), он лишался возможности применить к контрагенту меры ответственности, установленные договором.

Пример из практики: суд признал ничтожным договор подряда, несмотря на то что ответчик воспользовался результатом работ

ООО «К.» обратилось к муниципальному учреждению с иском о взыскании задолженности по договору подряда на проведение капитального ремонта помещения. По утверждению истца, он выполнил для ответчика предусмотренные договором работы, однако ответчик оплатил работы только частично.

Суд установил, что ответчик воспользовался результатом работ, в связи с чем они подлежат оплате. Однако при этом суд признал договор ничтожным, поскольку он был заключен без проведения торгов (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 мая 2010 г. по делу № А33-11715/2009).

Оспаривание сделки в подобных ситуациях представляло самый большой риск для добросовестных хозяйствующих субъектов. Ведь если одна из сторон демонстрирует свою готовность исполнить сделку (в частности, принимает исполнение от контрагента), это внушает другой стороне уверенность в том, что сделка состоится и будет исполнена надлежащим образом. И в результате эта другая сторона, даже если испытывала первоначально какие-либо сомнения в контрагенте, исполняет свои обязательства в полном объеме.

Но если спор с контрагентом возникает до начала исполнения сделки, обычно еще есть возможность предотвратить потери – приостановить исполнение, расторгнуть договор (когда закон это разрешает) и т. п. А когда суд признает недействительной уже исполненную сделку, такие меры, как правило, бесполезны, и можно говорить лишь об уменьшении потерь.

Теперь контрагент будет существенно ограничен в самой возможности оспорить сделку после того, как он выполнил (или, наоборот, принял) работы, поставил (или принял) товары – и тем самым дал основания полагаться на действительность сделки.

Разумеется, одно это изменение не решает всех возможных проблем. Например, сделку, совершенную с нарушением законодательства о госзакупках, вместо самого контрагента может оспорить прокурор. А сделку, совершенную с нарушением корпоративных процедур, – участник (учредитель, акционер) контрагента. При этом на такого участника не будет распространяться ограничение, связанное с тем, что сделка была исполнена. Правда, в этом случае ответчик сможет воспользоваться для защиты другими новыми правилами: согласие на совершение сделки можно запросить заранее, а если учредитель все же оспаривает сделку – сослаться на то, что он не вправе предъявлять такое требование, так как в момент одобрения сделки должен был знать о том ее недостатке, на который теперь ссылается (подробнее см. Согласие можно получить заранее).

Кроме того, если контрагент или иное лицо оспаривают еще не исполненную сделку, это тоже может повлечь издержки (хотя и менее существенные). В частности, придется тратить время и силы на поиски нового контрагента.

Но и в этих случаях оспорить сделку стало сложнее – благодаря остальным изменениям в Гражданском кодексе РФ.

Ничтожные сделки стали оспоримыми

Гражданский кодекс РФ по-прежнему делит недействительные сделки на два вида: ничтожные и оспоримые. С точки зрения практики различие между ними состоит в том, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную.

В чем выражается то, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную

Во-первых, чтобы признать оспоримую сделку недействительной, необходимо обратиться в суд с иском (а не просто сослаться на недействительность сделки в ответ на предъявленные претензии). Дело в том, что оспоримая сделка является недействительной только в силу признания ее таковой судом, а ничтожная сделка является недействительной независимо от такого признания. Поэтому ничтожную сделку (или ничтожное условие) можно просто не исполнять, а когда контрагент обратится в суд, в своих возражениях на иск отметить, что сделка (или отдельное ее условие) противоречит закону. Более того, иногда на ничтожность сделки ссылается лицо, которое вообще не является стороной этой сделки. И все равно этого достаточно, чтобы суд отказал в удовлетворении иска, предъявленного на основании этой сделки.

Во-вторых, для требования признать оспоримую сделку недействительной установлен сокращенный срок исковой давности (один год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об основаниях для признания сделки недействительной).

В-третьих, сослаться на ничтожность сделки может более широкий круг лиц (впрочем, тут тоже есть изменения, благодаря которым правила для ничтожных сделок становятся похожими на правила для оспоримых).

До 1 сентября 2013 года по общему правилу сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, считалась ничтожной, если только закон не устанавливал, что такая сделка оспорима, или не предусматривал иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ в старой редакции).

Теперь же принцип полностью противоположный: по умолчанию сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. При этом перечень иных последствий (отличающихся от общего правила) в законе сформулирован более сложно, чем в ныне действующей редакции (ст. 168 ГК РФ в новой редакции).

Характер нарушения Дополнительные указания в законе Последствия
Сделка нарушает требования закона или иного правового акта Отсутствуют (действует общее правило, т. к. закон прямо не устанавливает иное) Сделка являетсяоспоримой
Из закона следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки Сделка остается действительной, но применяются такие иные последствия
Сделка нарушает требования закона или иного правового акта и при этом посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц Отсутствуют (действует общее правило, т. к. закон прямо не устанавливает иное) Сделка является ничтожной
Из закона следует, что сделка являетсяоспоримой Сделка являетсяоспоримой
Из закона следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки Сделка остается действительной, но применяются такие иные последствия

Из этого можно сделать следующие выводы.

Во-первых, по общему правилу последствия различаются в зависимости от того, посягает сделка на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц или не посягает. Очевидно, оценивать это в каждом конкретном случае будет суд. Тем не менее можно попытаться предсказать, как сложится практика.

Для этого в первую очередь нужно понять, в каких конкретно случаях сделка нарушает требования закона, но при этом не посягает ни на публичные интересы, ни на права третьих лиц. Иными словами, необходимо понять, с какой целью закон может запрещать ту или иную сделку (или отдельное условие), если это делается не для защиты публичных интересов или прав третьих лиц.

Ответ здесь может быть только один: для защиты слабой стороны сделки (этот термин может означать, например, ту сторону, которой в силу объективных причин трудно получить необходимую информацию относительно того или иного условия договора).

Таким образом, сделка может нарушать требование закона, введенное для защиты*:

  • публичных интересов и (или) третьих лиц (тогда сделка является ничтожной);
  • слабой стороны сделки (тогда сделка является оспоримой).

Попробуем на конкретных примерах показать, как именно суды могут применять это правило.

Пример сделки, посягающей на публичные интересы и (или) на права и охраняемые законом интересы третьих лиц

Закон устанавливает случаи, когда договор аренды в отношении государственного или муниципального имущества может быть заключен только по результатам проведения торгов (п. 1 и 3 ст. 17.1 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», ст. 30–30.2 Земельного кодекса РФ, ст. 74 Лесного кодекса РФ).

В этих случаях договор аренды названного имущества, заключенный без проведения торгов, является ничтожным, равно как и соглашение о продлении такого договора. Такое разъяснение, приведенное в пункте 1Постановления № 73, в полной мере сохраняет свою актуальность и после 1 сентября 2013 года, поскольку описанные выше ограничения установлены в целях защиты конкуренции.

Пример сделки, нарушающей закон, но при этом не затрагивающей ни публичные интересы, ни права и охраняемые законом интересы третьих лиц

Чтобы защитить интересы одной из сторон договора, закон часто запрещает включать в договор те или иные условия. Так, стороны договора перевозки не могут ограничить или устранить ответственность перевозчика, которая установлена законом. Даже если условия об ограничении ответственности перевозчика будут включены в договор, грузоотправитель может заявить в суде об их недействительности (подробнее см. Как взыскать с перевозчика и (или) экспедитора возмещение ущерба в случае утраты, повреждения или недостачи груза).

Другой пример: риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства, составляющего предмет договора строительного подряда, до приемки этого объекта заказчиком всегда несет подрядчик (п. 1 ст. 741 ГК РФ). Это императивное правило, которое нельзя изменить соглашением сторон, и этим договор строительного подряда отличается от иных видов договора подряда – для них указанное правило установлено лишь в качестве диспозитивного, то есть стороны могут договориться и об ином распределении риска (п. 1 ст. 705 ГК РФ).

Более полный перечень таких примеров приведен в рекомендации Какие условия сделки можно не соблюдать как противоречащие императивным нормам Гражданского кодекса РФ (сделка заключена до 1 сентября 2013 года).

Для всех сделок, заключенных после 1 сентября 2013 года, порядок оспаривания таких условий изменится.



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.