Смена генерального директора

115

Вопрос

Как обезопасить компанию при смене генерального директора от возникновения "новых" договоров, которые не были переданы новому директору? Какой документ заставить подписать старого директора?

Ответ

Необходимо составить акт приема-передачи. Содержание этого документа сугубо индивидуально, так как оно определяется характером передаваемых дел и масштабами деятельности организации. Но в любом случае, к акту приемки - передачи выдвигается одно требование — он должен иметь максимальную детализацию. Кроме того, «новые» договоры можно будет оспорить на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ как заключенные в ущерб интересам юридического лица.

По составленному акту проверяется передача оригиналов следующих бумаг:

  • учредительные документы;
  • банковские документы;
  • подтверждения прав организации на имущество;
  • лицензии или иные разрешительные документы.

Также, в строгом соответствии с описью, прикрепленной к акту приемки - передачи, новый генеральный директор получает в распоряжение печати и штампы организации, ключи от сейфов и банковских ячеек, ценные вещи и технику, контакты партнеров организации.

Необязательной частью акта приемки - передачи является описание состояния дел, выполняемых под руководством прежнего гендиректора на момент его увольнения, но я бы вам рекомендовала описать состояние дел в акте. Также желательно отразить в документе условия хранения ценных вещей и документов. Действительность составленного акта подтверждается подписями двух лиц: оставляющего и заступающего на должность генерального директора организации. Документ составляется в двух экземплярах, каждый из которых должен быть заверен подписями вышеуказанных лиц.

Сам процесс составления акта может проводиться комиссией, сформированной из работников предприятия, имеющих соответствующие полномочия. Помимо обязательных частей, в него могут включаться дополнительные протоколы осмотра, документы и пр.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Какие сделки стало легче оспорить после 1 сентября 

«К сделкам, которые стороны заключили или заключат после 1 сентября 2013 года, будут применяться новые правила Гражданского кодекса РФ об основаниях и о последствиях их недействительности.

Большая часть этих изменений заключается в том, что оспорить сделки стало труднее.

Однако одновременно в Гражданском кодексе РФ появились два новых основания для того, чтобы добросовестный участник оборота смог отказаться исполнять сделку, которая заключена с нарушением законодательства и не соответствует его интересам.

Оба эти основания связаны с нарушениями, которые при заключении сделки может допустить представитель одной из сторон. При этом возможны два варианта:

Кроме того, законодатель уточнил понятие притворной сделки, а также установил более четкие критерии того, что можно считать существенным заблуждением и обманом, которые влекут недействительность сделки (полный перечень поправок, внесенных в ГК РФ в 2013 году, приведен в таблице).

Сделки, намеренно причиняющие ущерб представляемому

Статья 174 Гражданского кодекса РФ посвящена тем нарушениям, которые при заключении сделки может допустить:

  • орган юридического лица, действующий от его имени без доверенности (например, генеральный директор);
  • иной представитель, действующий от имени организации или предпринимателя (например, посредник – агент на основании договора агентирования).

Как посредник, так и директор могут заключить (зачастую действуя в сговоре с контрагентом) сделку, которая будет невыгодна организации. Очевидно, что оптимальным способом защиты будет обращение в суд с требованием признать эту сделку недействительной.

Прежняя редакция статьи 174 Гражданского кодекса РФ предусматривала инструмент защиты для таких обстоятельств. Однако воспользоваться им можно было в довольно редкой ситуации. А именно когда в договоре или в учредительных документах организации установлены дополнительные («по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка») ограничения полномочий для посредника или директора и они эти ограничения нарушили.

Новая редакция статьи 174 Гражданского кодекса РФ конкретизирует этот случай (п. 1), а также (что более важно) предусматривает еще один, с которым можно столкнуться куда чаще – представитель или директор не вышли за рамки полномочий, но при этом намеренно совершили сделку в ущерб интересам представляемого лица (п. 2).

Рассмотрим оба эти случая.*

Пункт 1 статьи 174 Гражданского кодекса РФ

Этот пункт можно применить при наличии трех условий.

Во-первых, заранее должны быть установлены ограничения на совершение сделки.

Кто заключает сделку Где должны быть установлены ограничения
Представитель (посредник) В договоре
Руководитель филиала или представительства В Положении о филиале (или представительстве)
Орган юридического лица, действующий от его имени без доверенности (генеральный директор) В учредительных документах

Единственное, что здесь изменилось, – добавилось указание на Положение о филиале (или представительстве). Это важное дополнение. Ведь до вступления в силу этих поправок суды руководствовались разъяснением ВАС РФ о том, что статья 174 Гражданского кодекса РФ применяется только тогда, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами (п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок»; далее – Постановление № 9). А положения о филиале (или представительстве) к учредительным документам не относятся.

Во-вторых, полномочия на совершение сделки должны быть ограничены по сравнению с тем, как они определены в доверенности, законе или как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка. Тут и вовсе ничего не изменится.

В-третьих, необходимо доказать, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях (в ныне действующей редакции сказано «заведомо должна была знать», но эту правку можно считать технической).

Как это выглядит на практике?

Например, устав ООО может предусматривать, что генеральный директор не вправе без согласия совета директоров заключать какие бы то ни было сделки с недвижимым имуществом общества. Тем самым полномочия директора ограничены по сравнению с тем, как они определены в законе и как они могут считаться очевидными из обстановки (поскольку такое ограничение в уставе не является типичным). Положение о филиале может содержать аналогичное ограничение полномочий руководителя филиала.

Другой пример: в договоре агентирования указано, что агент обязан найти продавца и приобрести у него партию товара, но на сумму не более 500 тыс. руб.

Если директор, руководитель филиала или агент все же заключили сделку с выходом за пределы этих ограничений, такую сделку можно оспорить.

Но для этого нужно доказать, что контрагент знал или должен был знать об этих ограничениях.

Проще всего, если удастся доказать, что контрагент знал об ограничениях. Доказательством может служить, в частности, переписка сторон (в т. ч. электронная – см. При каких условиях нотариус может обеспечить доказательства (в т. ч. электронную переписку)) с упоминанием о таком ограничении.

131.70821 (11,17)

В договоре указано, что от имени одной из сторон выступает генеральный директор, действующий на основании устава. При этом в уставе этой организации полномочия директора ограничены по сравнению с тем, как они определены в законе и как они могут считаться очевидными из обстановки. Значит ли это, что контрагент знал или должен был знать об этих ограничениях

Нет, само по себе упоминание об уставе не значит, что контрагент знал или должен был знать об ограничениях, закрепленных в этом уставе.

Суд будет оценивать такое упоминание «с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях» (абз. 2 п. 5 Постановления № 9).

Судебная практика придерживается этого разъяснения: «Указание в преамбуле договора цессии на то, что директор действовал на основании устава данного юридического лица, не свидетельствует о том, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях. Иных доказательств того, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, заявителем встречного иска не представлено» (постановление ФАС Московского округа от 21 мая 2010 г. № КГ-А40/4680-10 по делу № А40-108901/09-25-433).

Однако в некоторых случаях удается сослаться на то, что другая сторона должна была знать об ограничениях. Например, если договор подписан не генеральным директором, а исполняющим обязанности.

Пример из практики: Суд признал недействительным договор, подписанный исполняющим обязанности генерального директора

Исполняющая обязанности генерального директора ОАО «С.» подписала с ООО «Т.» договор поставки о приобретении оборудования на сумму, превышающую 100 000 руб.

ООО «Т.» обратилось в суд с иском о взыскании 3 млн 300 тыс. руб. (основной долг и пени) в связи с тем, что ОАО «С.» не исполнило надлежащим образом обязательства по принятию товара и его оплате в установленные договором сроки.

ОАО «С.» предъявило встречный иск о признании договора поставки недействительной сделкой и о применении последствий недействительности в виде возврата суммы предоплаты в размере 3 054 728 руб.

При этом ОАО «С.» сослалось на положение своего устава, согласно которому к компетенции наблюдательного совета общества относится заключение обществом сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения недвижимого имущества или основных фондов, если их стоимость превышает 100 000 руб. с одним контрагентом.

Суды пришли к выводу о том, что исполняющая обязанности генерального директора при совершении договора поставки вышла за пределы ограничений, определенных уставом.

При этом суды сделали вывод, что ООО «Т.», действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, могло установить наличие указанных ограничений на совершение сделки у и. о. генерального директора. В частности, суд указал, что ссылка в преамбуле договора на устав общества презюмирует ознакомление участников сделки с его содержанием в части установления компетенции лиц, заключающих сделку (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 мая 2010 г. по делу № А33-2075/2009).

Как и раньше, обратиться в суд с требованием о признании сделки недействительной по данному основанию может«лицо, в пользу которого установлены соответствующие ограничения».

Пункт 2 статьи 174 Гражданского кодекса РФ

Законодатель существенно расширил сферу применения статьи 174 Гражданского кодекса РФ. Теперь можно оспорить сделку, причиняющую ущерб интересам представляемого, даже если представитель не вышел за пределы дополнительных ограничений. Достаточно того факта, что заключенная им сделка причиняет явный ущерб.*

Кто заключает сделку
  • представитель;
  • орган юридического лица, действующий без доверенности
Основание для оспаривания сделка совершена в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица
Кто может предъявить иск сторона сделки, в интересах которой установлено ограничение (представляемый или указанное юридическое лицо);иное лицо или иной орган (в случаях, предусмотренных законом)
Что нужно доказать истцу одно из двух обстоятельств:1) другая сторона знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица2) либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица

Порядок применения этого правила вызывает много вопросов. В частности, как отличить совершение сделки в ущерб интересам представляемого от обычного предпринимательского риска. Очевидно, что ответы на эти вопросы может выработать только судебная практика.

Отказ от сделки, заключенной неуправомоченным лицом

Может оказаться, что от имени контрагента договор подписало лицо, которое в принципе не имело на это полномочий. Возможны три случая:

  • сотрудник подписал договор, не имея на это доверенности от своей организации;
  • сотрудник подписал договор, выйдя за пределы полномочий, указанных в такой доверенности (например, заключил договор на сумму 600 000 руб., а доверенность давала ему право заключать договоры только на сумму не более 500 000 руб.);
  • договор от имени организации подписал кто-то, кто вообще не имеет к ней никакого отношения.

Общее правило для таких ситуаций осталось прежним: организация-контрагент постфактум может одобрить такую сделку, и тогда все проблемы исчезают (п. 2 ст. 183 ГК РФ; см. также пример из практики). А вот если не одобрит, то считается, что такая сделка заключена не с ней, а с тем лицом, которое непосредственно подписало договор («неуправомоченное лицо»).

Однако практика показала, что такое решение мало кого устраивает.

Предположим, что поставщик заключил договор, по которому обязуется поставить крупную партию товара на большую сумму, а покупатель – через месяц перечислить оплату. Незадолго до отгрузки выясняется, что сотрудник организации-контрагента, подписавший договор от ее имени, действовал не на основании доверенности, а сам по себе. Закон устанавливает последствия – теперь этот сотрудник считается покупателем по данному договору поставки. То есть поставщик обязан поставить ему товар и дожидаться оплаты. Поставщик понимает, что на таких условиях ему лучше не исполнять сделку, так как нет никакой уверенности в том, что он получит оплату.

Проблема в том, что до 1 сентября 2013 года у поставщика в такой ситуации не было оснований отказаться от исполнения (а если бы он отказался, то новый «неправильный» контрагент мог бы потребовать неустойку).

С 1 сентября такое основание для отказа появилось и напрямую прописано в законе. А именно в пунктах 1 и 3 статьи 183 Гражданского кодекса РФ. Они устанавливают следующие правила.

Во-первых, как только организация или предприниматель узнали о том, что сделка со стороны контрагента подписана неуправомоченным лицом, они сразу могут отказаться исполнять сделку (даже не дожидаясь, одобрит ее компания-контрагент или нет).

Во-вторых, в такой ситуации все же можно обратиться к организации-контрагенту с запросом об одобрении сделки и подождать ответа. Если контрагент ответит отказом или вовсе не ответит в разумный срок (очевидно, более четкие критерии того, какой срок считать разумным, выработает уже судебная практика), можно выбрать один из двух вариантов:

  • потребовать от неуправомоченного лица совершить сделку
  • или же отказаться от исполнения и потребовать возместить убытки.

Правда, есть дополнительное ограничение. Сторона может отказаться от исполнения (как сразу, так и после отказа в одобрении сделки), только если не знала и не должна была знать об отсутствии или о превышении полномочий.

В судебной практике, естественно, пока нет примеров толкования этого правила. Однако тут можно ориентироваться на примеры аналогичных случаев, которые касались споров о том, заключена сделка от имени представителя или от имени представляемого.

В частности, если речь идет о сделке, которая заключена на относительно небольшую сумму и при этом соответствует обычной деятельности контрагента, можно сослаться на то, что вывод о наличии полномочий у представителя контрагента был сделан из обстановки. До 1 сентября 2013 года при таких обстоятельствах суды делали вывод о том, что организация-контрагент посредством действий своих сотрудников одобрила сделку, заключенную без надлежащих полномочий (абз. 3 п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации»; см. также постановление ФАС Поволжского округа от 15 апреля 2013 г. по делу № А49-6580/2012). Возможно, теперь позиция судов изменится. А возможно, будет проведено более тонкое разграничение между:

  • случаями, когда сделка считается одобренной, а значит, заключенной с самой организацией-контрагентом (например, если сотрудник, не наделенный полномочиями в доверенности, тем не менее имел доступ к печати организации),
  • и случаями, когда сделка, совершенная неуправомоченным лицом, не будет считаться одобренной, но при этом суд разрешит другой стороне отказаться от исполнения этой сделки, поскольку эта другая сторона не знала и не должна была знать об отсутствии или о превышении полномочий.

В целом с учетом упомянутых выше примеров можно предположить, что решение суда будет зависеть от таких факторов, как:

1) история коммерческих отношений между данными контрагентами;

2) характер сделки;

3) должность лица, подписавшего договор.

Например, сторона может сослаться на то, что не знала об отсутствии полномочий у представителя контрагента, если с его стороны договор подписал кто-то из руководства или хотя бы менеджеров среднего звена (заместитель генерального директора, коммерческий директор, руководитель отдела), причем этот сотрудник и раньше подписывал аналогичные договоры, которые контрагент исполнял.

А вот если представителем организации выступил рядовой сотрудник, которому обычно не доверяют заключать такие сделки, будет считаться, что в этом случае контрагент должен был знать об отсутствии у него полномочий на подписание договора. А значит, отказаться от исполнения сделки не удастся.

Кроме того, запросить одобрение сделки или заявить о своем отказе от нее желательно сразу после того, как стало известно о нарушении. Чем дольше сторона промедлит с отказом, тем больше риск: суд может решить, что уже эта сторона в свою очередь поступила недобросовестно (сначала фактически согласилась на замену контрагента, а потом передумала), и признает незаконным отказ от сделки.

Обоснование

По очевидным причинам судебной практики по таким спорам еще нет. Но в качестве аналогии можно привести позицию ВАС РФ, согласно которой арендодатель праве предъявить иск о расторжении договора даже после уплаты долга арендатором, но обязан это сделать в разумный срок. В противном случае арендодатель лишается права требовать расторжения договора со ссылкой на нарушение, допущенное арендатором.

Понятие притворной сделки

Законодатель дополнил определение притворной сделки. С 1 сентября 2013 года в пункте 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ установлено, что притворной считается сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях.

Таким образом, сделки по продаже активов по заниженной цене могут быть прямо квалифицированы в качестве притворных. А значит, для их оспаривания достаточно будет просто сослаться на это новое определение.

Критерии существенного заблуждения и обмана

Как и прежде, по иску потерпевшего суд может признать недействительной сделку, совершенную под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ) или обмана (ст. 179 ГК РФ).

При этом закон конкретизировал обстоятельства, которые будут свидетельствовать, соответственно, о заблуждении или об обмане. В результате спорных случаев будет меньше.

Так, обманом будет считаться, в частности, «намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота» (п. 2 ст. 179 ГК РФ).

А к числу обстоятельств, свидетельствующих о заблуждении (в дополнение к случаям, когда сторона заблуждается в отношении природы сделки), законодатель отнес случаи, когда сторона:

  • допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. п.;
  • заблуждается в отношении таких качеств предмета сделки, которые в обороте рассматриваются как существенные (раньше ст. 178 ГК РФ говорила о заблуждении в отношении только таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению);
  • заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
  • заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Наконец, меняются и последствия признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана или существенного заблуждения.

Во-первых, сторона, предъявившая такой иск, может потребовать возмещения не только реального ущерба, но и любых убытков (если речь идет о сделке, совершенной под влиянием существенного заблуждения, то для этого требуется доказать, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона).

Во-вторых, к сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, больше не применяются последствия в виде обращения имущества в доход Российской Федерации. Вместо этого применяются общие последствия недействительности сделок, предусмотренные в статье 167 Гражданского кодекса РФ, с рядом дополнений.

Уже после того как новая редакция Гражданского кодекса РФ вступила в силу, ВАС РФ высказал ряд разъяснений, касающихся как оснований для признания недействительными сделок, совершенных под влиянием существенного заблуждения или обмана, так и последствий такого признания (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. № 162). Обзор практики, состоящий из 14 пунктов, применим как к прежней, так и к новой редакции статей 178 и 179 Гражданского кодекса РФ. Часть разъяснений подтверждает возможность признать сделку недействительной в тех случаях, которые ранее представлялись спорными. Другие разъяснения, напротив, способствуют стабильности оборота.

В частности, ВАС РФ разъяснил:

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.