О взыскании задолженности с бывшего генерального директора

300

Вопрос

Существует организация, которая находится в стадии банкротства. Конкурсный управляющий обратился в суд о взыскании задолженности с бывшего генерального директора (субсидиарная ответственность). Якобы ген. дирестор подписал платежное поручение на крупную сумму, но в тот период его не было, он находился в учебном отпуске. Сущетсвует ли судебная практика об отказе в исковых требованиях взыскания задолженности с генерального директора?

Ответ

Судебная практика об отказе в исковых требованиях конкурсного управляющего о взыскании задолженности с директора существует и очень обширна. Суды считают, что для наступления субсидиарной ответственности по долгам банкрота необходимо устанавливать вину ответчика в доведении должника до несостоятельности.

В ст. 10 Закона о банкротстве предусмотрено три самостоятельных основания наступления субсидиарной ответственности в виде взыскания причиненных должнику убытков:

— ответственности для лиц, которые обязаны были подать в суд заявление о признании должника банкротом, но не сделали этого (п. 2 ст. 10);

— ответственность для контролирующих должника лиц за причинение по вине таких лиц вреда имущественным правам кредиторов (п. 4 ст. 10);

— ответственность для руководителя компании-должника за отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности или же за отсутствие в таких документах сведений об обязательствах должника (п. 5 ст. 10).

Самое частая причина, по которой арбитражные суды отказывают в привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности — это недоказанность наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц и его банкротством.

По общему правилу лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности только при наличии его вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ); невиновным оно признается, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, это лицо приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Однако для субъектов предпринимательской деятельности механизм установления наличия вины другой. Они несут ответственность независимо от вины, а освобождаются от ответственности только при наличии непреодолимой силы — чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

В то же время суды считают, что для наступления субсидиарной ответственности по долгам банкрота необходимо устанавливать вину ответчика в доведении должника до несостоятельности. Этот вывод основан на положениях п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ и п. 3 ст. 3 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ, а также п. 22 Постановления Пленума В. С. РФ, Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8. В них говорится, что при разрешении споров о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц суд должен учитывать, что эти лица могут быть привлечены к ответственности, только если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или другими действиями.

Кроме того, из смысла п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве следует, что необходимым условием наступления субсидиарной ответственности по обязательствам должника является вина контролирующих его лиц в наступлении банкротства. Поэтому бремя доказывания вины ответчика в банкротстве должника возлагается на заявителя.

Если конкурсный управляющий не представит доказательств, свидетельствующих о том, что должник признан банкротом вследствие действий (бездействия) бывшего генерального директора, необходимых для возложения субсидиарной ответственности на контролирующих должника лиц на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, суд откажет в удовлетворении исковых требований.

Судебная практика об отказе в удовлетворении требований кредиторов о привлечении директоров к субсидиарной ответственности:

1. Постановление ФАС ДВО от 08.05.2014А73−6091/2013.

2. Постановление ФАС ПО от 27.03.2014А65−30021/2011.

3. Постановление ФАС ВВО от 07.04.2014А38−4333/2012.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Шесть условий привлечения к субсидиарной ответственности по долгам банкрота

«Еще в 2009 году вступили в силу поправки в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)"1 (далее также — Закон о банкротстве), которые усилили материальную ответственность лиц, прямо или косвенно способствующих наступлению банкротства компании-должника. Кроме того, данные поправки расширили круг оснований, по которым может наступить субсидиарная ответственность для лиц, виновных в преднамеренном банкротстве, а также субъектный состав таких лиц. Среди других нововведений можно отметить установление процессуальных особенностей рассмотрения судом требований о привлечении к субсидиарной ответственности за преднамеренное банкротство виновных лиц и перераспределение бремени доказывания в таких спорах.

Предполагалось, что изменения, внесенные в Закон о банкротстве, способствуют защите прав и интересов кредиторов от злоупотреблений со стороны должника и контролирующих его лиц, а также воспрепятствуют уводу активов должника из конкурсной массы.

Однако, несмотря на то, что после внесения перечисленных изменений в Закон о банкротстве прошло уже чуть более двух лет, судебная практика до сих пор испытывает затруднения с применением норм как процессуального, так и материально-правового характера при привлечении лиц к субсидиарной ответственности по долгам банкрота. Например, возникают проблемы с установлением условий привлечения виновных лиц к субсидиарной ответственности, о чем будет сказано в данной статье.

Субсидиарная ответственность по долгам банкрота возможна в трех случаях

В статье 10 Закона о банкротстве предусмотрено три самостоятельных основания наступления субсидиарной ответственности в виде взыскания причиненных должнику убытков:
— ответственности для лиц, которые обязаны были подать в суд заявление о признании должника банкротом, но не сделали этого (п. 2 ст. 10);

— ответственность для контролирующих должника лиц за причинение по вине таких лиц вреда имущественным правам кредиторов (п. 4 ст. 10);

— ответственность для руководителя компании-должника за отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности или же за отсутствие в таких документах сведений об обязательствах должника (п. 5 ст. 10).

Наибольшие трудности на практике вызывает второе основание привлечения к субсидиарной ответственности, потому что единообразного подхода в применении пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве ни в теории, ни на практике пока не сложилось. При этом данный вид ответственности по своей сути является ни чем иным, как убытками, общие положения о взыскании которых предусмотрены в статье 15Гражданского кодекса РФ.

Для привлечения к субсидиарной ответственности нужно установить состав правонарушения

Привлечение виновных лиц к субсидиарной ответственности за преднамеренное банкротство компании-должника на основании пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса РФ и пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве возможно при наличии в их действиях состава гражданского правонарушения. Для этого необходимо наличие шести условий.

УСЛОВИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕДНАМЕРЕННОЕ БАНКРОТСТВО

Условие первое. Надлежащий субъект ответственности

В новой редакции пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве вместо прежнего перечня лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам банкрота, законодатель использовал более обтекаемую формулировку «контролирующее должника лицо». Благодаря своему универсальному характеру она позволяет относить к лицам, ответственным по долгам банкрота, практически любых субъектов, главное, чтобы они отвечали установленным в Законе о банкротстве признакам.

Итак, контролирующее должника лицо — это лицо, имеющее или имевшее в течение последних двух лет, предшествующих принятию арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, право давать должнику обязательные указания или имевшее (имеющее) возможность каким-либо иным образом определять действия должника. Речь идет в том числе о принуждении или другом влиянии на руководителя или членов органа управления компанией (ст. 2 Закона о банкротстве). Например, контролирующими лицами могут выступать:

— члены ликвидационной комиссии;

— лицо, которое было вправе совершать от имени должника сделки на основании доверенности, в силу закона или другого нормативного правового акта;

— лицо, имевшее право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью.

К числу ответственных лиц также можно отнести учредителей (участников) организации, собственника ее имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для компании указания либо другим образом определять ее действия (абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 22 постановления от 01.07.1996 Пленума В. С. РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

На практике требования чаще всего предъявляются либо к собственнику имущества, переданного в хозяйственное ведение государственного (муниципального) унитарного предприятия, или к бывшему руководителю юридического лица.

Условие второе. Факт несостоятельности (банкротства) должника

Закон определяет банкротство как признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 2 Закона о банкротстве).

Если с требованиями о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности обращается конкурсный управляющий, то необходимо наличие судебного решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Если же заявителем выступает кредитор или уполномоченный орган должника, то конкурсное производство должно быть завершено на основании определения арбитражного суда, и такие требования предъявляются уже вне рамок дела о банкротстве.

Условие третье. Недостаточность имущества должника для расчетов с кредиторами

Под недостаточностью имущества должника понимается превышение размера его денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей над стоимостью его активов (ст. 2 Закона о банкротстве). Проще говоря, если компания должна кредиторам и государству больше, чем она имеет.

Поскольку субсидиарная ответственность носит дополнительный характер (п. 1 ст. 399 ГК РФ), то и наступить для контролирующих должника лиц она может только в том случае, когда размер включенных в реестр требований кредиторов превышает стоимость активов должника. Эта разница и будет максимальным размером для субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве).

Таким образом, привлечение к субсидиарной ответственности возможно лишь после того, как конкурсный управляющий выявит конкурсную массу, реализует ее, получит средства от продажи и выяснит, что таких средств для расчетов со всеми кредиторами компании недостаточно. Лишь в этом случае конкурсный управляющий вправе обратиться в суд с требованием привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

Условие четвертое. Действия контролирующих должника лиц, которые привели к банкротству должника

Действия контролирующих должника лиц, за совершение которых такие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, ограничены во времени. Они должны быть совершены не ранее чем за два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (ст. 2 Закона о банкротстве). Кроме того, в результате таких действий банкроту должны быть причинены убытки, которые, в свою очередь, влияют на размер требований кредиторов, оставшихся без удовлетворения из-за недостаточности имущества должника.

Заметим, что в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве и пункте 3 статьи 56 Гражданского кодекса РФ речь идет лишь об активных действиях виновных лиц. То есть субсидиарная ответственность за бездействие для таких субъектов исключена2. Однако в судебной практике случались споры, в которых ответственность для контролирующих должника лиц наступала и за бездействие, но только если такие лица обязаны были действовать определенным образом. В качестве примера можно привести ситуацию, когда собственник создал предприятие, передав ему значительную сумму не обеспеченной какими-либо активами задолженности, то есть уже на момент создания предприятие отвечало признакам неплатежеспособности (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2010 № 17АП-4961/2010-ГК). И хоть в данном деле суд кассационной инстанции в привлечении к субсидиарной ответственности отказал, однако из текста постановления понятно, что возможность ответственности за бездействие суд не исключает («…об отсутствии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) собственника имущества… и его банкротством…»).

Проще всего виновные действия контролирующих должника лиц, ставшие причиной несостоятельности должника, прослеживаются в делах о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей, членов совета директоров и других органов управления должника. Основаниями для удовлетворения подобных требований чаще всего служат следующие обстоятельства:
— заключение ответчиком недействительных крупных сделок, направленных на вывод основных активов компании, которые привели к прекращению основной хозяйственной деятельности должника3;
— заключение ответчиком ряда последовательных сделок (купли-продажи векселей, уступки права требования и т. д.), которые изначально были неисполнимыми и стали причиной банкротства должника4;
— заключение ответчиком ряда сделок с несуществующими субъектами, в результате которых должнику доначислили налог на прибыль, налог на добавленную стоимость, пени по ним и штрафы. А это привело к банкротству должника5;
— заключение ответчиком ряда сделок с целью создания задолженности и вывода активов должника. Например, принятие в счет погашения долга за дорогостоящее имущество нереального ко взысканию векселя или собственного векселя, существенное завышение цен по приобретаемым товарам или услугам (более чем в 90 раз), заключение договоров купли-продажи имущества в отсутствие первичных документов, подтверждающих их оплату или фактическое поступление денежных средств на счет должника, а не ответчика6.*

Правда, иногда судьи не находят оснований для привлечения бывших руководителей или членов органов управления должника к субсидиарной ответственности. В качестве примера можно привести несколько подобных случаев:

— договоры кредита и купли-продажи векселей были заключены после формирования кредитных досье, проверки финансового состояния заемщиков и векселедателей, оценки их кредитоспособности. А покупку векселей и выдачу кредитов должник осуществлял только после составления соответствующих заключений уполномоченными на это лицами, что говорит об отсутствии виновных действий7;

— отсутствие доказательств, подтверждающих, что именно ответчики заключали от имени должника сделки, которые стали причиной банкротства должника8, что причиной банкротства должника явился факт осуществления ответчиком вексельных схем и выдачи необеспеченных кредитов от имени должника9, что ответчик совершил налоговое правонарушение10;

— деятельность должника носила убыточный характер задолго до того, как в должность директора вступил ответчик, поскольку и до этого момента имелись значительные краткосрочные обязательства, превышающие размер имеющихся активов11;

— сделки заключались по рыночным ценам, без нарушения прав и интересов должника, а причиной банкротства стали другие обстоятельства, не связанные с виновными действиями ответчика12;

— заключение предварительного договора купли-продажи недвижимости, которое еще не порождает необходимых правовых последствий для должника13.

Вину контролирующих должника лиц заявители могут подтвердить различными способами, в том числе с помощью письменных доказательств. Например, это может быть анализ финансового состояния должника, составленный арбитражным управляющим, который содержит сведения о состоянии активов компании как до, так и после банкротства, о его хозяйственной деятельности и возможных причинах несостоятельности. Кроме того, доказательством может стать бухгалтерский баланс компании-должника, подтверждающий, что после совершения в отношении банкрота тех или иных действий или указаний контролирующих лиц его финансовое состояние резко ухудшилось. Сюда же можно отнести отчеты о прибыли и убытках, первичные учетные документы, подтверждающие заключение сделок на крайне невыгодных условиях (без реальной оплаты, оплаченные недействительными, несуществующими или изначально неисполнимыми векселями), заключения экспертов на предмет наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, оценку стоимости чистых активов, аудиторские заключения, заключения арбитражного управляющего о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, сведения о дебиторской и кредиторской задолженности (с подтверждающими их первичными документами), решения об изъятии имущества или о передаче имущества из хозяйственного ведения и т. д.

Условие пятое. Причинно-следственная связь между действиями контролирующих должника лиц и его несостоятельностью (банкротством)

Самое частая причина, по которой арбитражные суды отказывают в привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности — это недоказанность наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц и его банкротством14. Например, об отсутствии причинно-следственной связи между изъятием имущества из хозяйственного ведения государственного (муниципального) унитарного предприятия и его банкротством могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

— продолжение осуществления деятельности предприятием и после изъятия у него имущества, даже если оно было осуществлено неправомерно15;

— правомерность изъятия у предприятия переданного имущества, например, если права хозяйственного ведения на недвижимое имущество так и не возникло из-за отсутствия его государственной регистрации или изъятие произведено на основании заявления самого предприятия в связи с невозможностью дальнейшего рационального использования или содержания имущества16;

— изъятое имущество не выбывало из фактического пользования предприятия, так как передано ему на праве безвозмездного пользования17;

— изъятое имущество не подлежит включению в конкурсную массу или является неликвидным, поэтому его изъятие не повлияло на общий размер задолженности перед кредиторами18;

— изъятие имущества произведено после возбуждения в отношении должника процедуры банкротства19;

— наступление банкротства вследствие других причин, например, неэффективной деятельности самого предприятия, сокращения рынка сбыта, неэффективного использования основных средств, реализации продукции по низким ценам и т. д.20;

— наличие признаков несостоятельности (банкротства) до изъятия имущества собственником предприятия21;

— совершение собственником действий, направленных на стабилизацию финансового положения должника в виде предоставленных субсидий, дотаций или другой помощи22.

Как правило, перечисленные обстоятельства в совокупности рассматриваются судом в качестве основания для отказа в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. Иногда в качестве дополнительного аргумента срабатывает ссылка на то, что анализ финансового состояния должника показывает отсутствие признаков преднамеренного и фиктивного банкротства. Правда, последний довод самостоятельным основанием для отказа в иске не становится23. И наоборот, доказательства того, что в результате неправомерного изъятия из хозяйственного ведения предприятия имущества оно прекратило свою деятельность и это стало причиной банкротства, является достаточным доказательством причинно-следственной связи между действиями собственника и банкротством предприятия24.

02.02.2015



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.