Незаконное использование товарного знака

1025

Вопрос

Обнаружено незаконное использование товарного знака принадлежащего ООО «Ромашка», планируем обратиться с заявлением в полицию для возбуждения уголовного дела по ст. 180 УК Р. Ф. Для квалификации преступления по этой статье необходимо неоднократность и крупный ущерб, про размер крупного ущерба понятно. Что понимается под неоднократностью. ТЗ. незаконно используется на газированных напитках, разные даты розлива газированного напитка с незаконным использованием ТЗ будут являться неоднократным?

Ответ

В данном случае организация, которая незаконно использует товарный знак должна быть привлечена к ответственности по ст. 14.10 КоАП Р. Ф. Неоднократность будет иметь место, если повторное деяние совершено в период, когда лицо считалось подвергшимся административному наказанию по ст. 14.10 КоАП РФ.

Таким образом, правонарушитель должен быть привлечен к административной ответственности до привлечения к уголовной. Протокол об административным правонарушении по ст. 14.10 могут составить должностные лица органов внутренних дел (полиции), таможенных органов (п. 1 и п. 12 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ), органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка (п. 63 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».


Товарный знак используется незаконно. Как правообладателю защитить свои права

«Товарные знаки на сегодняшний день становятся все более популярным атрибутом предпринимательской деятельности как в России, так и во всем мире. Очевидно, этим обстоятельством обусловлен и тот факт, что нарушения и злоупотребления в этой области уже не редкость. Правообладатели товарных знаков сталкиваются с рядом проблем. Например, товарный знак может незаконно использоваться в подписи при переписке или же в тексте договора и финансовых документов при реализации товаров. А закон позволяет предъявить требования об удалении товарного знака с документации, рекламы и вывесок только в отношении выполняемых работ или оказываемых услуг. Также не всегда ясно, как должна определяться стоимость права использования товарного знака. Необходимо ли правообладателю учитывать объем контрафактной партии товаров, их реализационную стоимость, срок осуществления продажи контрафактной продукции и т. д. Ответам на перечисленные и другие вопросы посвящена эта статья.

ТОВАРНЫЙ ЗНАК ЗАЩИЩАЕТСЯ КАК КОММЕРЧЕСКОЕ ОБОЗНАЧЕНИЕ ВСЕГО БРЕНДА В ЦЕЛОМ

Прежде всего, товарный знак — это некое обозначение, служащее для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг, используемое в следующих формах (ч. 2 ст. 1484 ГК РФ):


  • на товарах, этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

  • при выполнении работ, оказании услуг;

  • на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, в частности, в таможенной декларации);

  • в предложениях о продаже товаров;

  • в сети Интернет, в частности, в доменном имени и при других способах адресации.


  •  

Это обозначение позволяет идентифицировать конкретные товары среди множества всех других товаров. Также важно понимать, что товарный знак несет в себе не только обозначение конкретного продукта, но еще и создает коммерческий образ производителя, вносит вклад в имидж компании, помогает поддерживать ее деловую репутацию, может содержать указание на целевую аудиторию и способы реализации товара, на его отдельные особенности и характеристики. Можно рассматривать товарный знак как олицетворение модели ведения бизнеса, как основную компоненту коммерческого бренда в целом.

Так, Высший арбитражный суд РФ разъяснил, что регистрация спорного товарного знака, идентичного широко известному товарному знаку в отношении товаров другого класса МКТУ (Международного классификатора товаров и услуг), может быть направлена на получение необоснованного преимущества за счет использования сложившейся деловой репутации известного мирового бренда. Такая ситуация создает угрозу возникновения заблуждения у потребителя относительно товара или его изготовителя (постановление от 24.04.2012 № 16912/11).

Более того, из содержания Парижской конвенции по охране промышленной собственности следует, что одним из основных направлений правовой защиты товарных знаков является защита от недобросовестной конкуренции. При этом согласно ст. 10 bis названной конвенции актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В силу этой же конвенции подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

ЗА НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТОВАРНОГО ЗНАКА УСТАНОВЛЕНА КОМПЛЕКСНАЯ ОТРАСЛЕВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Действующим российским законодательством установлена различная ответственность за незаконное использование товарного знака, в том числе уголовная, административная и гражданская.

Уголовная ответственность. За незаконное использование товарного знака устанавливается уголовная ответственность, предусмотренная ст. 180 УК Р. Ф. При этом для квалификации преступления необходимо, чтобы нарушение товарного знака было совершено, во-первых, повторно, во-вторых, причинило доказанный ущерб в размере более 100 тыс. руб. Размер денежного штрафа за данное преступление составляет 200 тыс. руб. Также Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака. Размер денежного штрафа в таком случае составляет 120 тыс. руб.

Административная ответственность. Незаконное использование товарного знака признается также и административным правонарушением, ответственность за которое установлена в ст. 14.10 КоАП РФ в виде штрафа, размер которого составляет: для физических лиц — от 1500 до 2000 руб.; для должностных лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. руб.; для юридических лиц — от 30 тыс. до 40 тыс. руб. Также в случае привлечения лица к административной ответственности по указанной статье производится конфискация предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака.*

Гражданская ответственность.Статьей 1515 ГК РФ предусмотрена гражданская ответственность за незаконное использование товарного знака. При этом Гражданский кодекс РФ различает два вида незаконного использования товарных знаков. Во-первых, это использование чужого товарного знака для реализации своих товаров. Во-вторых — использование зарегистрированного товарного знака, сходного с чужим до степени смешения.

При нарушении режима использования товарного знака у правообладателя имеется три основных средства судебной защиты своих прав:


  • удаление незаконно используемых товарных знаков с товаров (упаковки, этикеток);

  • изъятие таких товаров из гражданского оборота за счет нарушителя в случае реализации контрафактной продукции (если только такие товары не должны поступить на рынок «в общественных интересах» (например, товары первой необходимости);

  • возмещение причиненных убытков, которое может быть заменено по выбору правообладателя на предусмотренную законом компенсацию: в размере от 10 тыс. до 50 тыс. руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; либо в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак; либо в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.


  •  

ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЦЕНЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОВАРА МОГУТ ПРИГОДИТЬСЯ ВНУТРЕННИЕ НОРМАТИВЫ КОМПАНИИ

Формула защиты исключительных прав, предлагаемая Гражданским кодексом РФ, является понятной и в целом позволяет обеспечивать права и интересы правообладателей. Тем не менее хотелось бы отметить ряд ситуаций, в которых при буквальном прочтении текста ГК могут возникнуть неопределенности.

Во-первых, ГК РФ прямо не указывает, с кого именно правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя незаконно используемого товарного знака: необходимо ли ему обращаться в суд, в органы исполнительной власти или же он должен обращаться напрямую к самому правонарушителю, а также в какой последовательности данные действия должны быть предприняты. Безусловно, здравый смысл подсказывает, что если иное не указано в законе, необходимо обращаться за защитой своих прав в суд с иском к правонарушителю и для предотвращения больших убытков требовать применения соответствующих обеспечительных мер, например, в виде запрета реализации продукции или ее ареста. Тем не менее отсутствие четкого указания в ГК РФ на способ реализации защиты нарушенного права открывает возможности для различных манипуляций со стороны недобросовестных лиц, например, в форме ходатайств об оставлении дела без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного претензионного порядка.

Во-вторых, требование удалить товарный знак с документации, рекламы и вывесок присутствует только в отношении выполняемых работ или оказываемых услуг. Под категорию контрафактных товаров в такой редакции закона не подпадают товары, которые реализуются без нанесения товарных знаков, но в сопроводительных материалах (буклеты, диски, инструкции) к которым содержится указание на товарный знак. Также указание на товарный знак может присутствовать в подписи при переписке или же в форме текста договора и финансовых документах, фирменном наименовании (так как ст. 1476 ГК РФ не содержит запрета на использование в фирменном наименовании товарного знака, принадлежащего другому лицу). В некоторых случаях правообладатель может апеллировать к общей норме, содержащейся в ст. 1252 ГК РФ.

Цитата: «В случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации» (п. 4 ст. 1252 ГК РФ).

Но в любом случае правообладателю придется доказывать в суде, что использование правонарушителем таких объектов нарушает его исключительные права.

Также надо будет доказать, что такие объекты должны быть приравнены к контрафактным в силу аналогии закона или приравнены к одному из предусмотренных законом объектов, которые могут быть признаны контрафактными и должны, таким образом, быть изъяты из оборота, в том числе удалены с электронных носителей.

В-третьих, законодатель попытался установить упрощенный порядок взыскания убытков, предоставив правообладателю возможность требовать компенсации. Однако в законе не указано, чем конкретно должны руководствоваться суды или сам правообладатель при составлении искового заявления. По сути, это практически не улучшает положение правообладателя и не освобождает его от бремени доказывания размера причиненного ущерба.

В-четвертых, законодатель не указал, как именно должна определяться стоимость права использования товарного знака. Не совсем ясно, имеет ли при этом значение объем контрафактной партии товаров, должна ли учитываться их реализационная стоимость, должен ли учитываться срок осуществления продажи контрафактной продукции, должна ли это быть обязательно твердая сумма (допустим, 50 тыс. руб. за право реализовывать товар в течение месяца) или же процент с продаж.

Не до конца понятно, как определять данную стоимость, если у правообладателя есть 10 контрагентов, с каждым из которых в отношении одного и того же товара установлены совершенно разные цены или критерии ее определения. Возможно, в этом случае для определения цены использования товара могут пригодиться внутренние нормативы компании, например, если органом управления правообладателя закреплена желательная цена использования, опять же, в случае, если суд будет удовлетворен подобной аргументацией правообладателя.

Также правообладатель может сослаться на усредненную цену такого использования товарного знака или среднее рыночное значение такой цены, которое установлено по результатам оценки или судебной экспертизы.

В-пятых, в законе отсутствуют нормы, защищающие интересы добросовестных предпринимателей. Так, например, закон не исключает такую схему недобросовестной конкуренции, при которой одно лицо продает продукцию без использования товарного знака, а другое лицо-злоумышленник регистрирует товарный знак, сходный до степени смешения с товаром, реализуемым первым лицом, и затем, спустя год или два, предъявляет иск к первому лицу в связи с незаконным использованием товарного знака и имеет все шансы получить компенсацию.

Вполне возможна с точки зрения закона другая ситуация: при экспертизе товарного знака сотрудниками ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» (далее — ФИПС) не было выявлено его явное сходство до степени смешения с другим товарным знаком, о котором правообладателю этого нового товарного знака не было ничего известно. А после регистрации такого нового товарного знака его правообладатель может получить штраф за незаконное использование товарного знака. Из текста закона невозможно сделать вывод, в каких случаях вина правообладателя может быть исключена и какие действия являются достаточными для ее исключения, что приводит к угрозе ответственности лиц, действующих в рамках должной осмотрительности.

В-шестых, из буквального прочтения текста закона следует, что компенсация в форме выплаты двукратного размера стоимости товаров может применяться, только если товарный знак незаконно размещен на самом товаре (а не на этикетке, сопроводительных материалах, рекламных проспектах) и т. д.

В-седьмых, в законе отсутствует правовое регулирование споров в связи с использованием товарных знаков, возникающих между работником и работодателем (или между работниками).

Продемонстрированные примеры являются лишь частью тех сложностей, которые с неизбежностью возникают на практике в судах в связи с защитой прав на товарные знаки.

ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА НЕСУТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДАЖЕ ЗА НАРУШЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ

Обращаясь к судебной практике, надо отметить, что Высший арбитражный суд РФ регулярно рассматривает вопросы, связанные с защитой товарного знака, и формирует позиции по многим проблемным вопросам.

Наиболее значимым судебным актом в области защиты товарных знаков является совместное постановление Пленума В. С. РФ № 5 и Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009«О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 5/29).

В пункте 23 названного документа указано, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав и не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Помимо этого, данный пункт разграничивает право на защиту от права на компенсацию.

Цитата:«Судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Кодекса» (п. 23 Постановления № 5/29).

Компенсация является видом ответственности за нарушение интеллектуальных прав и может наступать только при наличии вины (ст. 401 ГК РФ).

Вместе с тем, в силу той же статьи юридические лица и предприниматели несут ответственность, если не докажут, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Из этого следует, что ответственность нарушителя презюмируется, если нарушителем является предпринимателем.

Данный вывод подтверждается конкретным случаем из практики. Суть дела заключалась в том, что в одном из торговых центров магазина продавался журнал, на одной из страниц которого содержалось изображение. Спор возник как раз по поводу этого изображения, правообладателем которого являлся истец и которое было неправомерно размещено третьим лицом. В первой инстанции требования истца к магазину были удовлетворены, а апелляция и кассация встали на сторону ответчика. При этом в компенсации истцу было отказано, потому что в материалах дела отсутствовали доказательства наличия вины в действиях ответчика. Также не были доказаны обстоятельства, свидетельствующие об осведомленности ответчика о том, что в распространяемом журнале имеются объекты интеллектуальных прав, которые размещены без надлежащего разрешения правообладателя. В данной ситуации у ответчика была довольно сильная позиция, которая заключалась в следующем. Ответчик не совершал каких-либо действий, связанных с размещением или иным копированием спорного фотографического произведения. При этом ответчик, являясь распространителем средства массовой информации, исходил из принципа надлежащего исполнения обязательств, а также принципа добросовестности. Следовательно, надлежит считать, что ответчик предпринял все необходимые действия, связанные с соблюдением исключительных прав третьих лиц.

Продажа журналов является обычным способом их распространения и не предполагает специальной проверки того факта, нарушены ли при его создании и печати интеллектуальные права третьих лиц. Однако ВАС РФ посчитал, что в данном случае истец должен быть привлечен к ответственности, так как деятельность ответчика является предпринимательской и осуществляется с учетом рисков и возможных негативных последствий, ей присущих (постановление Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 № 8953/12).

Примером позиции ВАС РФ, ужесточающей ответственность за нарушение прав именно на товарный знак, является постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2012 № 5939/12, где разъяснено, что если лицо расфасовывает собственный товар в упаковку, на которую другим лицом незаконно нанесен товарный знак, действия первого лица можно расценивать как создание контрафактного товара, введение его в оборот и нарушение исключительного права на товарный знак.

16.01.2015



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.