Срок на односторонний порядок расторжения договора

40

Вопрос

Не совсем понятно по п. 2.4.1…Там указаны 45 дней, а Вы говорите о 181 дне. В договоре указано на односторонний порядок расторжения за 45 дней. В приложении к Договору говорится следующее: при расторжении Договора, эмитент уплачивает расходы за передачу реестра в размере полугодовой стоимости услуг и расходы связанные с хранением данных реестра в течение 5 лет в размере квартальной стоимости услуг. Замечу, что такие условия содержат сейчас ВСЕ организации реестродержатели.

Ответ

Пункт 2.4.1 Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг (утверждено Приказом ФСФР от 23.12.2010 № 10−77/ПЗ-Н) устанавливает, что срок, за который эмитент должен предупредить регистратора о расторжении договора должен составлять 45 дней, либо договором данный срок может быть увеличен или уменьшен. Исходя из буквального толкования вопроса, пункт договора не является не правомерным. Однако наличие одинакового условия в договорах всех регистраторов региона может говорить о согласованности действий хозяйствующих субъектов, что подпадает под действие статьи 8 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ. О согласованных действиях в антимонопольном праве читайте в рекомендации ниже.

В соответствии с пунктами 1.1, 3.1 Положения стороны в договоре должны установить стоимость или порядок определения стоимости расходов регистратора, связанных с передачей реестра и хранением документов реестра.

Указанное условие договора с регистратором соответствует статьям 421, 424 ГК РФ, в соответствии с которыми стороны договора руководствуются свободой в определении условий договора, а исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

Понятие согласованности действий указано в пункте 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30.

Согласованные действия хозяйствующих субъектов нарушают пункт 1 статьи 11, пункты 1, 3 статьи 11.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ.

Вы можете обратиться с заявлением о проверке указанных фактов в антимонопольный орган в порядке подп.2 пункта 2 статьи 39 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ.

В случае, если установление всеми регистраторами региона идентичных цен и условий на услуги будут признаны нарушающими антимонопольное законодательство, то Вы будете вправе обратиться в суд за признанием пункта договора недействительным (статья 168 ГК РФ).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Согласованные и параллельные действия в антимонопольном праве.

«Внастоящее время ни законодательство России, ни законодательство других стран СНГ не разграничивают понятий «согласованные действия» и «параллельные действия». Вполне логично, что в практике и российских судов и судов других стран СНГ «параллельные действия» не рассматриваются как отдельное правовое понятие и квалифицируются как «согласованные действия».

Попробуем разобраться, действительно ли эти два понятия являются разносущностными, что требует их различной квалификации.

ДОКАЗЫВАНИЕ СОГЛАСОВАННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Одно из наиболее точных определений понятия «согласованные действия», на взгляд автора, приводит в одном из своих недавних решений Арбитражный суд Челябинской области. «Согласованные действия» этот суд признает «моделью группового поведения хозяйствующих субъектов, состоящего из повторяющихся (аналогичных)действий, которые не обусловлены внешними условиями функционирования соответствующего товарного рынка, и замещающей конкурентные отношения между ними сознательной кооперацией, нанося ущерб потребителям"*.

Часть 1 ст. 8 действующего в настоящее время в России Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции (далее — Закон № 135-ФЗ) для квалификации действий участников соответствующего товарного рынка в качестве согласованных действий требует одновременного выполнения двух условий*:

— результат действий соответствует интересам каждого из таких участников рынка только при условии, что их действия заранее известны каждому из них;

— действия каждого из участников вызваны действиями других участников рынка и при этом не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.

При этом Закон № 135-ФЗ не дает четкого указания на то, требуется ли для привлечения к ответственности за нарушение антимонопольных норм представлять документальные (письменные) доказательства, изобличающие участников согласованных действий.

Отсутствие ясности в данном вопросе до определенного времени позволяло компаниям, действующим на российских товарных рынках, эффективно строить защиту от обвинений со стороны антимонопольных органов.

Соответственно, государственные органы были во многом ограничены в своих возможностях по привлечению компаний к ответственности. В частности, в одном из интервью руководитель ФАС России И. Ю. Артемьев отмечал: «Складывается парадоксальная ситуация: мы приходим в суд с договорами между ЕТК и заводами-производителями, говорим, что это согласованные действия, которые подпадают под ст. 6 закона о конкуренции. За это нарушение должны огромные штрафные санкции применяться. А нам в суде говорят: „Нет, вы не доказали, что это согласованные действия. Принесите нам протокол, который они подписали, о согласованном повышении цен“».

Дальнейшая борьба Федеральной антимонопольной службы за упрощение процедуры доказывания совершения согласованных действий принесла положительные для госоргана результаты.

Так, в 2006 г. был принят Закон № 135-ФЗ, в котором, в частности, с большей ясностью разделялись понятия «соглашения» и «согласованные действия». Однако окончательный «удар» был нанесен в 2008 г., когда Высший Арбитражный Суд Р Ф пришел к мнению, что «согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении <> исходя из фактических обстоятельств их совершения*. Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин» (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными суд амиантимонопольного законодательства»; далее — Постановление № 30).

Следуя логике ВАС РФ, российские суды стали исходить из внешних фактических обстоятельств, которые сопровождали действия компаний на рынке, не устанавливая субъективную взаимосвязь действий таких компаний и не выявляя наличие письменных договоренностей и результатов встреч между ними. Российские антимонопольные органы стали выигрывать больше дел по обвинению компаний в совершении согласованных действий5.

Вместе с тем с ростом дел по «согласованным действиям» в кругу профессионального юридического сообщества стал все чаще подниматься вопрос о целесообразности дифференциации подхода ФАС России к «параллельным действиям». То есть к ситуациям, когда одинаковое поведение участников рынка вызвано объективными причинами и не связано с какими-либо договоренностями.

РАЗГРАНИЧЕНИЕ СОГЛАСОВАННЫХ И ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

В текущем году о возможности разграничения «согласованных» и «параллельных действий» заговорили и сами представители российского антимонопольного органа. Представляя членам Российского союза промышленников и предпринимателей так называемый «третий антимонопольный пакет законов», направленный на либерализацию норм антимонопольного законодательства, руководитель ФАС России И. Ю. Артемьев заверил, что понятие «согласованных действий» будет изменено путем добавления в него квалифицирующих критериев, позволяющих отграничить их от «параллельных действий».

Дискуссия об отдельной квалификации «параллельных действий» также получила свое развитие в ходе обсуждения проекта изменений в Постановление № 307.

В частности, на заседании Президиума ВАС РФ 13.05.2010 были озвучены предложения предоставить компаниям возможность доказывать отсутствие с их стороны нарушений антимонопольного законодательства в виде совершения «согласованных действий», обосновывая свое поведение на товарном рынке объективными причинами и отсутствием обусловленности таких действий действиями третьих лиц*. Отметим, что данное предложение, как нетрудно заметить, возлагает бремя доказывания на компании.

В развитие Постановления № 30 было также предложено указать те обстоятельства, при доказанном наличии (или отсутствии) которых действия следует квалифицировать в качестве «параллельных действий"*. В частности, было предложено считать действия компаний на соответствующем товарном рынке согласованными только в случае, если они заведомо направлены на ограничение конкуренции на данном товарном рынке.

Прозвучавшие предложения по изменению Постановления № 30 заслуживают внимания. Вместе с тем, по мнению автора, без изменения материальных норм антимонопольного закона предлагаемые поправки не смогут изменить сложившуюся судебную практику по вопросу антиконкурентных «согласованных действий».

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Представляется целесообразным в целях более квалифицированного обсуждения вопроса о разграничении «согласованных» и «параллельных"действий обратиться к опыту зарубежных стран, и в первую очередь США, где данные вопросы уже получили свое развитие не только на уровне научных дискуссий профессионалов в области антимонопольного права, но также и на уровне судебной практики.

Опыт США

В Акте Шермана (Sherman's Act) 1890 г., первом антимонопольномзаконе в истории США, действующем до настоящего времени (с учетом значительно увеличившихся штрафных санкций за его нарушение), был закреплен запрет на совершение ограничивающих конкуренцию действий. В частности, Акт Шермана установил штрафные санкции за заключение соглашений, создание монопольных объединений, вступление в сговор и совершение иных ограничивающих торговлю действий.

Следует отметить, что Акт Шермана ни в первоначальной редакции, ни в редакции, действующей на настоящий момент, не оперировал и не оперирует понятием «параллельные действия». Поэтому разграничить «согласованные» и «параллельные действия», опираясь только на его положения, не представляется возможным.

Вместе с тем начиная с 50-х гг. XX века в практике американских судов получают свое распространение антимонопольные споры, в которых исследуются вопросы совершения компаниями-ответчиками «параллельных действий» (parallel conduct).

Суды начинают учитывать аргументы ответчиков, что параллельность действий служит весомым, но не единственным доказательством согласованности действий хозяйствующих субъектов, и что сам по себе факт совершения участниками рынка параллельных действий не свидетельствует о согласованности этих действий и не является основанием для привлечения к ответственности за нарушение положения Акта Шермана.

До 2007 г. американские суды зачастую принимали к рассмотрению частноправовые антимонопольные иски по обвинению компаний в совершении согласованных (параллельных) действий, опираясь лишь на заявленные истцами предполагаемые (возможные) факты такого поведения компаний на товарных рынках. При этом суды не требовали от истцов представления вместе с иском более весомых доказательств совершения согласованных (параллельных) действий, руководствуясь процессуальными нормами, установленными в прецедентном деле 1957 г. Conley v. Gibson.

В 2007 г. Верховный Суд США рассмотрел спор Bell Atlantic Corp. v. Twombly, изменивший практику разрешения антимонопольных дел по согласованным действиям11.

Прецедент. Ответчиками в процессе выступили несколько крупных телефонных компаний. Им вменялось совершение согласованных действий, направленных на ограничение конкуренции со стороны других телефонных компаний (в том числе путем отказа от деятельности в рамках рынка, на котором доминировала другая компания — участница предполагаемого сговора). Верховный Суд США определил, что представленная доказательственная база свидетельствует лишь о совершении телефонными компаниями параллельных действий, что не может считаться достаточным и единственным основанием для привлечения компаний к ответственности за нарушение Акта Шермана. Без представления иных доказательств параллельные действия не могут быть признаны согласованными и, соответственно, признаются законными.

Дело Bell Atlantic Corp. v. Twombly существенным образом повлияло на подход судов к разрешению аналогичных споров. Сформировалась тенденция удовлетворения судами ходатайств ответчиков об отклонении исков даже при наличии иных факторов, кроме совершения параллельных действий, свидетельствующих о нарушении антимонопольного законодательства.

Суды США, руководствуясь принципами, заложенными в деле Bell Atlantic Corp. v. Twombly, стали отклонять антимонопольные частноправовые иски, если наличествовали основания для установления связи совершенных параллельных действий с объективными рыночными условиями, законными сделками или обычаями делового оборота.

Одним из немногих вопросов, по которому в судах США еще не сложилась единообразная практика, остался вопрос о необходимости представления истцами доказательств, исключающих совершение ответчиками законных параллельных действий. В деле Starr v. Sony BMG12 Апелляционный суд США по второму округу (the United States Court of Appeals for the Second Circuit) отклонил доводы ответчика о необходимости такого представления, возложив бремя доказывания наличия таких фактов на ответчика. Суд также указал, что при рассмотрении такого рода частноправовых исков и решении вопроса о наличии в действиях ответчиков согласованности следует принимать во внимание доли ответчиков на соответствующих товарных рынках, а также учитывать результаты проведения в отношении ответчиков правительственных антимонопольных расследований.

В связи с делом Bell Atlantic Corp. v. Twombly изменился круг существенных факторов, принимаемых во внимание судами США при определении наличия в действиях компаний согласованности. Ранее среди таких факторов были: мотив и возможность сговора; одновременная корректировка цен и параметров производства; ухудшение качества и условий доступности продукции. В последнее время наблюдается устойчивая практика, когда при принятии своих решений суды США в большей степени основываются на совершении ответчиками одновременных действий без видимых на то причин и в ущерб собственным (экономическим) интересам, а также на фактах, непосредственно доказывающих согласованность действий.

Как мы можем наблюдать, в рамках американской судебной системы компании получили возможность защищать свои интересы в случае предъявления к ним исков о нарушении антимонопольного законодательства за совершение согласованных действий. В таких случаях компании могут квалифицировать свое поведение на рынке как совершение легальных параллельных действий, не подрывающих конкуренцию, а наоборот являющихся одним из признаков действительной конкуренции.

Опыт ЕС

Основным антимонопольным актом в праве Европейского союза является Договор, учреждающий Европейское сообщество, подписанный в Риме в 1957 г. Договор, в частности, запрещает как несовместимые с общим рынком любые согласованные действия (например, фиксирование цен или ограничение производства), которые могут воздействовать на торговлю между государствами-членами и которые имеют своей целью или результатом предотвращение, ограничение или нарушение конкуренции внутри общего рынка13. Однако разграничения согласованных и параллельных действий европейским законодательством, также как и федеральным законодательством США, не предусмотрено. В связи с этим данный вопрос, как и в США, решается исключительно в рамках судебных прецедентов.

Одним из наиболее значимых решений, касающихся параллелизма, является решение по делу Dyestuffs, вынесенное Европейским судом в 1972 г. 14 Это решение признало законным непосредственное совершение хозяйствующими субъектами параллельных действий и, помимо прочего, провозгласило, что каждый хозяйствующий субъект вправе устанавливать цену с учетом настоящей и будущей ценовой политики своих конкурентов. Помимо этого, решение по делу Dyestuffs является знаковым в связи с тем, что в нем Европейский суд впервые сформулировал определение согласованных действий.

Отметим также, что бремя доказывания согласованности действий в любом случае ложится на Европейскую Комиссию, которая уполномочена возбуждать дела о нарушении антимонопольного законодательства ЕС.

Позиция суда, определенная в деле Dyestuffs, была развита в другом, не менее известном, решении по делу Wood Pulp, вынесенном Европейским судом в 1993 г. 15 Суд постановил, что параллелизм не может непосредственно свидетельствовать о согласованности действий хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, когда предварительное согласование является единственным возможным объяснением поведения субъектов на рынке. Запрет на совершение согласованных действий, по мнению суда, не лишает хозяйствующих субъектов права адаптироваться к поведению конкурентов.

ПЕРСПЕКТИВА КВАЛИФИКАЦИИ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХДЕЙСТВИЙ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Опыт США и ЕС показывает, что в международной практике применения антимонопольного права продолжает формироваться подход, при котором совершение параллельных действий в ряде случаев не рассматривается как совершение согласованных действий, запрещенных в антимонопольном праве большинства развитых стран, и не подпадает под соответствующие санкции.

Автор приветствует тот факт, что в российской профессиональной юридической среде стали проводиться дискуссии по вопросу возможности разграничения согласованных и параллельных действий, и согласен с тезисом, что не все согласованные действия в действительности являются той сознательной кооперацией, которая замещает конкурентные отношения между участниками рынка и наносит ущерб потребителю.

Вместе с тем наличие тонкой грани, разделяющей параллельные и согласованные действия, вызывает опасения, что участники рынка, получив возможность апеллировать к институту «параллельных действий», будут стараться уходить от ответственности за совершенные ими нарушения антимонопольного законодательства. Отсутствие в отечественной юридической науке разработанного подхода к пониманию параллельных действий в антимонопольном законодательстве может также послужить (по крайне мере в краткосрочной перспективе) сдерживающим фактором на пути претворения в жизнь прозвучавших предложений по отдельной квалификации параллельных действий и освобождению компаний, совершивших такие действия, от санкций антимонопольного права.

1 Решение Арбитражного суда Челябинской области от 29.06.2009 по делу № А76−5236/2009−57−172. Данный судебный акт был оставлен в силе постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2009 № 18АП-6970/2009 и постановлением ФАС Уральского округа от 14.12.2009 № Ф09−10 071/09-С1.

2 «Единая торговая компания». — Примеч. ред.

3 На дату опубликования интервью действовал Закон РСФСР от 22.03.1991 № 948−1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», в котором вопрос о согласованных действиях компаний регулировался статьей 6.

4 Интернет-интервью с И. Ю. Артемьевым, руководителем Федеральной антимонопольной службы: «Развитие антимонопольного законодательства в России» // www. consultant. ru/law/interview/artemyev.html

5 См., напр.: постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.04.2010 по делу № А19−15 037/09.

6 Глава ФАС России Игорь Артемьев представил членам РСПП «третий антимонопольный пакет законов» //http://www. fas. gov. ru/fas — in-press/fas — in-press_29 991.html

7 www. competitionsupport. com/news/detail.php?ID=346

8 См., напр.: Theatre Enterprises, Inc. v. Paramount Film Distributing Corp. (1954), Matsushita Elec. Industrial Co. v. Zenith Radio Corp. (1986).

9 Case Conley v. Gibson, 355 U.S. 41 (1957).

10 Case Bell Atlantic Corp. v. Twombly, 550 U.S. 544 (2007).

11 Следует отметить, что выводы, к которым пришел суд при рассмотрении данного дела, повлияли на практику рассмотрения не только антимонопольных споров, но и других категорий споров, во многом изменив стандарты судопроизводства и повысив требования к доказательствам совершения правонарушений, заявляемых истцами при подаче иска.

12 Case Starr v. Sony BMG Music Entm't No. 08−5637.

13 Статья 81(1) Договора, учреждающего Европейское сообщество.

14 Case ICI v Commission, 48/69 (1972) ECR 619.

15 Case Ahlstr om Osakeyhti o and Others v Commission (1993) ECR I-1307.".

11.12.2014

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.