• Главная страница
  • » Ответы на вопросы
  • » Договорная работа
  • » по пункту 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды". Межде нами (арендодателем)

по пункту 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды". Межде нами (арендодателем)

382

Вопрос

Проконсультируйте, пожалуйста, по пункту 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды". Межде нами (арендодателем) и ООО (арендатором) был заключен долгосрочный договор аренды, через некоторое время договор был расторгнут арендодателем в одностороннем порядке, а также снято обременение. При смене собственника здания будет ли применяться пятый абзац пункта 14 вышеуказаннного постановления. То есть,будет ли распростаняться на нового собственника п. 1 ст. 617 ГК РФ?

Ответ

: Если договор аренды не был зарегистрирован в соответствии со ст. 609 ГК РФ, то п. 1 ст. 617 ГК РФ на данный договор не распространяется.

 

Лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему государственной регистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

 

Признание договора незаключенным. Когда суд сохранит договорные отношения

«12 марта 2014 года было опубликовано информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» (далее — Обзор). Работа над документом велась достаточно долго. Связано это было, прежде всего, с отсутствием общепринятого понимания того, что же такое незаключенный договор и его «несуществование». Разработчики документа были единодушны в том, что само понятие незаключенного договора излишне теоретично и привносит дополнительные трудности в практику, связанную с нуллификацией сделки (то есть «непризнанием за ней последствий, к которым обычно приводит такая сделка»; «лишением ее последствий»; "непризнанием ее юридического существования«)1. Однако вряд ли возможно было отказаться от этого понятия: незаключенность стала обычным делом для российского юриста, и отбросить ее было бы непросто. Тем более, что документ является обзором судебной практики и констатирует сложившееся положение дел: он основан на практике Президиума ВАС РФ и арбитражных судов. Основная цель документа лежит в практической плоскости: он направлен на борьбу с необоснованным признанием нормальных (действительных и заключенных) договоров незаключенными.

Как показывает практика, стороны часто требуют этого, когда те или иные договорные условия становятся невыгодными, а суд иногда с легкостью признает договор незаключенным, поскольку произвести расчеты между сторонами через неосновательное обогащение внешне кажется легче, чем углубляться в толкование договора и выяснять их волю. Надуманная незаключенность по ряду причин поразила договор подряда и договор аренды зданий и сооружений так сильно, что в некотором смысле можно было говорить об эпидемии. Недобросовестные стороны договора подряда, избегая договорной ответственности и не желая оплачивать работы или устранять их недостатки, заявляли о незаключенности договора. Ссылаться они могли, например, на несогласование сроков выполнения работ. Недобросовестные арендодатели и арендаторы часто пользовались формальным подходом к государственной регистрации аренды недвижимости и заявляли о незаключенности договора, если он не был зарегистрирован, несмотря на то, что они могли его исполнять в течение многих лет. При таком положении дел стала складываться судебная практика, противостоящая подобным злоупотреблениям. Ее основные достижения были использованы при подготовке Обзора.

В Обзоре 12 пунктов, которые можно условно разбить на несколько групп: незаключенность договора в целом и ее соотношение с недействительностью, оспаривание договора аренды в связи с отсутствием необходимой государственной регистрации, заключение договоров подряда и оказания услуг и некоторые другие.

ЕСЛИ НЕТ СОГЛАШЕНИЯ ПО ВСЕМ СУЩЕСТВЕННЫМ УСЛОВИЯМ, ПРАВИЛА О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ ПРИМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Конечно, обойти вопрос соотношения незаключенности и недействительности полностью было невозможно. Ему посвящены пункты 1, 5 и 10 Обзора.

В пункте 1 воспроизведена отнюдь не бесспорная идея о том, что недействительность касается сделки существующей фактически, которую юристы отказываются признавать, а незаключенность относится к ситуации, когда и вовсе не было ничего фактически (договора нет по п. 1 ст. 432 ГК РФ). Это деление прочно засело в нашем праве и, вероятно, является продолжением взгляда на недействительную сделку как на правонарушение2. К сожалению, игнорировать такое положение дел было невозможно.

Поэтому пункт 1 исходит из того, что если между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то он не считается заключенным и к нему неприменимы правила об основаниях недействительности сделок. Здесь речь идет только о «содержательной» незаключенности. Она обоснована п. 1 ст. 432 ГК РФ: обсуждается лишь ситуация, когда стороны не согласовали существенные условия своего договора. Пункт 1 не касается случаев, когда стороны не осуществили необходимую государственную регистрацию сделки, без которой, как полагали многие, договор должен считаться незаключенным в силу п. 3 ст. 433 ГК РФ. Это совершенно иной случай, который обсуждается в других пунктах (для удобства мы можем назвать его «формальной» незаключенностью). Президиум ВАС РФ достаточно давно отметил разницу между этими ситуациями и допустил признание незарегистрированного договора недействительным (постановление Президиума ВАС РФ от 28.01.2003 по делу № А79-5478/02-СК2-4683).

Последствиям объявления договора, по которому осуществлялось предоставление, незаключенным, посвящены п. 5 и 10 Обзора.

Так, в отношении возврата переданного при незаключенности напрямую применяются правила о неосновательном обогащении, минуя ст. 167 ГК РФ и специальную исковую давность по реституции. Этот подход сложился в судебной практике.

Он приводит к тому, что техническое решение о выборе тех или иных правил, по которым осуществляется нуллификация, может привести к различным результатам. Например, исковая давность будет считаться по-разному. Ведь при реституции по ничтожным сделкам для сторон исковая давность является объективной и исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки (ст. 181 ГК РФ). При неосновательном обогащении исковая давность начинает течь со дня, «когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права» (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Также по-разному осуществляется механизм возврата: реституционные «ножницы» будут отсутствовать при незаключенности. Если сторона требует назад переданное по незаключенному договору, то это не будет автоматически (как при реституции) означать, что она должна вернуть контрагенту полученное от него. Он должен будет предъявить самостоятельный иск.

Такой подход к последствиям объявления договора незаключенным обостряет вопрос о соотношении недействительности и незаключенности. Это в некотором роде оправдывает наличие в документе пункта 1, который говорит о том, что пороки, приводящие к «содержательной» незаключенности, сильнее пороков, приводящих к недействительности. При наличии и тех, и других договор следует считать незаключенным и применять общие правила о неосновательном обогащении.

В проекте Обзора содержались варианты пунктов 5 и 10, в которых предлагалось (без догматического отождествления незаключенности и недействительности) через аналогию закона уровнять последствия признания договора незаключенным с ничтожностью и снять значимость ошибки в квалификации порока сделки. То есть предлагалось закрепить, что если для правопорядка оспариваемой сделки не было и нет, то конечные последствия такого решения должны быть одинаковы вне зависимости от основания нуллификации.

ДЛЯ КОНДИКЦИИ ПО НЕЗАКЛЮЧЕННОМУ ДОГОВОРУ ИСТЦУ НЕ НУЖНО ПОДТВЕРЖДАТЬ СВОИ ПРАВА НА ВЕЩЬ

Пункт 10 касается любопытного вопроса о так называемой кондикции владения.

Цитата:"При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по незаключенному договору, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество«.

В описанной ситуации лицо, получившее вещь, утрачивает законное основание владения. Лицо, предоставившее вещь, пытается вернуть ее обратно. Между ними очевидна некая относительная связь: передача осуществлялась по договорному основанию, которого, как выяснилось впоследствии, на самом деле не было. Возникает вопрос: как вернуть вещь обратно?

Если бы речь шла о прекращении договора или о реституции, как последствии недействительности сделки, то лицо, передавшее вещь, требовало бы ее назад, не доказывая свое право на нее. В первом случае истец бы ссылался на свое право по договору требовать возврата вещи и корреспондирующую договорную обязанность контрагента. Во втором — на специфику реституции, которая не требует доказывания права на вещь (в отличие от виндикационного иска) (п. 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 № 126).

Идеология такого решения понятна: вещь получена истцом от ответчика, но у последнего основания владеть ею либо больше нет, либо никогда не было. Поэтому нет смысла обсуждать право истца на вещь, если производное от его позиции в отношении этой вещи право ответчика прекратилось или не существовало вовсе.

Не трудно заметить, что даже в ситуации с недействительной сделкой производность владения ответчика от прежнего владения истца означает некую относительную связь между ними. Эта связь исключает необходимость прибегать к виндикационному иску и доказывать абсолютное право на вещь, действующее против всякого незаконного владельца.

И также легко понять, почему эта логика применяется, если договор между сторонами был признан незаключенным. Основание владения ответчика также оказывается порочным, никогда не существовавшим. Но вещь при этом он получил от истца. Поэтому пункт 10 исходит из того, что при рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по незаключенному договору, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество.

Позитивно-правовой основой такого решения является п. 1 ст. 1104 ГК РФ, согласно которому имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре. Такое решение можно встретить и в постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 13675/07 по делу № А12-9011/06-С39).

Таким образом, когда владение ответчика производно от владения истца и в соответствии с договором или законом вещь нужно вернуть, для решения вопроса о возврате суд не исследует право истца на эту вещь (прекращение, недействительность или незаключенность договора). Рассматривается лишь сам факт передачи индивидуально-определенной вещи истцом ответчику и обязанность последнего ее вернуть.

ОТ МОМЕНТА НАРУШЕНИЯ ПРАВ ИСТЦА ЗАВИСИТ ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ ПО НЕЗАКЛЮЧЕННОМУ ДОГОВОРУ

Исковая давность начинается не ранее момента, когда истец узнал или, действуя разумно и с учетом складывающихся отношений сторон, должен был узнать о нарушении своего права (п. 5 Обзора).

В этом пункте приведен любопытный пример, когда в ходе переговоров был внесен аванс по еще не заключенному договору. Возврат такого аванса должен осуществляться по правилам о неосновательном обогащении. При этом срок исковой давности может начать исчисляться лишь с момента окончания переговоров: истец перечислил аванс в отсутствие договора, но была реальная надежда, что он будет заключен и цель платежа будет достигнута. Поэтому сложно сказать, что нарушение права истца состоялось (и он должен был узнать об этом) в момент перечисления аванса.

Именно истец должен, возражая на заявление об истечении исковой давности, доказать, что платеж был осуществлен в счет будущего договора и стороны продолжали переговоры после осуществления платежа, а также обоснованно обозначить момент окончания переговоров.

Впрочем, решение в пользу исчисления начала течения исковой давности не с момента перечисления аванса можно обосновать иначе. Ведь наверняка денежные средства перечислялись ответчику с его согласия и с подразумеваемым условием о том, что он осуществит их возврат, если договор не будет заключен. Поэтому можно было бы предположить, что между сторонами существует обязательство по договору займа, которое могло быть прекращено посредством новации в обязательство из договора, который стороны планировали заключить. Следовательно, по правилам абзаца второго п. 2 ст. 200 ГК РФ исковая давность по требованию о возврате суммы займа не истекла.

ОТСУТСТВИЕ НЕОБХОДИМОЙ ГОСРЕГИСТРАЦИИ ДОГОВОРА НЕ ВЛЕЧЕТ ЕГО НУЛЛИФИКАЦИЮ

Пункты 2–4 касаются государственной регистрации сделок (прежде всего, договора аренды зданий, сооружений и помещений) и посвящены тому, что выше было названо «формальной» незаключенностью. Вернее тому, что таковой не бывает.

Общая идея, содержащаяся в этих пунктах: отсутствие необходимой государственной регистрации не влечет нуллификацию договора3. Он не является незаключенным. Такой договор существует для сторон с момента получения акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ) хотя бы в силу п. 2 ст. 165 ГК РФ: еще до регистрации он дает иск о такой регистрации. Пункт 3ст. 433 ГК РФ не говорит о незаключенности в целом, как будто бы до регистрации договора нет вообще. Он касается того, что договор с момента регистрации порождает весь комплекс последствий, на которые он направлен («считается заключенным»). Утверждающие обратное просто игнорируют п. 2 ст. 165 ГК РФ и не читают закон системно.

Пункты 2–4 можно рассматривать как развитие разъяснения, изложенного в постановлении Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (в ред. от 25.12.2013) (далее — Постановление № 73), о противопоставимости незарегистрированного договора сторонам и его непротивопоставимости третьим лицам. Пункт 14 этого постановления, посвящен ситуации, когда долгосрочный договор аренды здания или сооружения не был зарегистрирован, но стороны достигли соглашения в требуемой форме по всем его существенным условиям и начали его исполнять. Такое соглашение связывает стороны обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из них (ст. 310 ГК РФ).

Цитата:"...пользование имуществом должно осуществляться и оплачиваться в соответствии с принятыми на себя стороной такого соглашения обязательствами" (п. 14 Постановления № 73).

К сожалению, последняя фраза иногда понимается превратно и откровенно против ее смысла: делается вывод, что она касается только лишь обязанности арендатора оплатить пользование, но не обязательства арендодателя это пользование обеспечить на согласованный договором срок, поскольку договор не заключен. Сторонников такого подхода не смущает, что арендная плата будет вноситься в соответствии с соглашением сторон, а остальные их отношения — вопреки указанному разъяснению («оснований для применения судом положений статей 1102, 1105 этого Кодекса не имеется») регулироваться правилами о неосновательном обогащении.

Окончательный заслон такому толкованию ставит п. 3 Обзора.

Цитата:"Сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность".

К такому обязательству в отношении сторон должны применяться правила о договоре аренды. Если это не затронет прав третьих лиц, до окончания определенного соглашением срока пользования ответчик вправе занимать помещение, внося за него плату, установленную соглашением сторон.

Истец вправе требовать возврата помещения лишь по истечении названного срока пользования или в иных случаях, когда обязательства сторон друг перед другом будут прекращены в общем порядке (ст. 450 ГК РФ).

Такое решение полностью соответствует как практике Президиума ВАС РФ по конкретным делам (постановления Президиума ВАС РФ от 08.04.2008 № 1051/08 по делу № А40-13978/07-60/103, от 06.09.2011 № 4905/11 по делу № А51-23410/2009), так и самой идее регистрации сделок с недвижимостью.

Такая регистрация осуществляется, прежде всего, не для защиты сторон, а для обеспечения интересов третьих лиц, которых также могут коснуться последствия такой сделки4. Поэтому, с одной стороны, такой договор противопоставим сторонам. Он действует между ними в полную силу. С другой стороны, он непротивопоставим третьим лицам, вступающим в отношения по поводу недвижимой вещи, что соответствует п. 14 названного постановления Пленума ВАС РФ.

Договор аренды, не прошедший необходимую государственную регистрацию, не порождает тех последствий, которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора аренды и о содержании его условий (право следования (ст. 617 ГК РФ) и преимущественное право (п. 1 ст. 621 ГК РФ)) (п. 3 Обзора).

Этот аспект конкретизируется в пункте 4, в котором указано, что лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему государственной регистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника. *

В фабуле этого пункта излагается взгляд на государственную регистрацию сделок, сложившийся в последние годы в нашей стране, и известный в течение уже нескольких веков в ряде европейских стран: государственная регистрация договора аренды недвижимости имеет целью защиту интересов третьих лиц, которые могут приобретать права на эту недвижимость. Она создает для таких лиц возможность получить информацию о существующих договорах аренды, заключенных в отношении недвижимой вещи.

При этом в пункте 4 есть важное уточнение — речь идет о добросовестных третьих лицах, которые не знали о наличии сделки. Такое незнание презюмируется, если договор не был зарегистрирован, как того требует закон. Но это не означает, что презумпция неопровержима. Если другая сторона спора докажет, что, приобретая право на недвижимую вещь, третье лицо знало о наличии обсуждаемого незарегистрированного договора, то его заявление об отсутствии государственной регистрации будет считаться злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ).

Такое решение очень похожее на то, к которому пришли во второй половине XX века французские суды5. Оно находит позитивную основу не только в ст. 10 ГК РФ, но и в новой ст. 8.1 ГК РФ.

Цитата:"При возникновении спора в отношении зарегистрированного права лицо, которое знало или должно было знать о недостоверности данных государственного реестра, не вправе ссылаться на соответствующие данные«.

Кроме того, пункт 4 содержит еще один аргумент, обосновывающий, почему знавшее о незарегистрированном договоре долгосрочной аренды третье лицо — покупатель объекта недвижимости — оказывается связанным им.

Дело в том, что соглашаясь приобрести в собственность недвижимое имущество, находящееся во владении арендатора, покупатель фактически выражает согласие и на сохранение обязательственных отношений, возникших из договора аренды, даже если он не прошел необходимую регистрацию. Поэтому договор аренды сохраняет силу по правилам ст. 617 ГК РФ.

УСЛОВИЕ О СРОКАХ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ ОБЫЧНО ЯВЛЯЕТСЯ ВОСПОЛНИМЫМ

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде, если это не противоречит ст. 779–782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ). А согласно распространенному мнению существенным условием договора подряда в соответствии с ГК РФ является условие о сроке выполнения работ.

Судебная практика, а вслед за ней и Обзор исходят из того, что из существа договора возмездного оказания услуг усматривается, что сроки оказания услуг не являются его невосполнимым условием. Пункт 8 говорит о том, что условие о сроках оказания услуг является восполнимым по ст. 314 ГК РФ. Если его нет в договоре, это не значит, что он не был заключен. В целом практика идет именно по этому пути, однако иногда встречаются и противоположные решения.

Что касается обоснования, тут все далеко не так просто, как кажется на первый взгляд.

Ссылка на «существо договора возмездного оказания услуг» многим кажется неубедительной. Почему значение сроков здесь не так велико как в подряде, где производятся манипуляции с вещью? Ведь при возмездном оказании услуг интересует, прежде всего, сама деятельность исполнителя по их оказанию, и можно было бы требовать жесткого указания временных рамок такой деятельности. Как быть, например, с договором о выступлении на концерте? Без срока оказания услуги он не имеет смысла.

Впрочем, вряд ли стоит говорить жестко, что срок оказания услуг должен быть невосполнимым. К какой-то ситуации правило ст. 314 ГК РФ о разумном сроке будет неприменимо, но не стоит рассматривать ее как нечто общее. Скорее наоборот — это частный случай, когда условие о сроке становится невосполнимым. А по общему правилу его можно восполнить через ст. 314 ГК РФ. И вполне возможно, что это было бы верно и для договора подряда, если бы не общий жесткий взгляд на обязательность согласования сроков выполнения работ.

ПРИВЯЗКА НАЧАЛА ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТ К ВЫПЛАТЕ АВАНСА НЕ ВЛЕЧЕТ НЕЗАКЛЮЧЕННОСТЬ ДОГОВОРА ПОДРЯДА

Президиум ВАС РФ не обошел вниманием и «содержательную» незаключенность, вызванную несогласованием начального и конечного сроков выполнения работ в договоре подряда (согласно принятому толкованию ст. 708 ГК РФ условие об этих сроках является существенным) и распространения правила о невосполнимости условия о таких сроках на договор возмездного оказания услуг. Этим вопросам посвящены п. 6–8 Обзора.

В пункте 6 описана позиция, высказанная Президиумом ВАС РФ в постановлении от 18.05.2010 № 1404/10: если стороны внесли в подрядные отношения условность в части периода выполнения работ (привязка начала работ к внесению аванса и т. п.), то эта условность не приводит к незаключенности. Важно, что в Обзоре показано, сколько ждать наступления условия: стороны должны оговорить такой срок, а если его нет — он будет неким разумным.

Речь идет, конечно, об условии в смысле противопоставления его сроку. Наверное, условие в смысле ст. 157 ГК РФ — понятие более узкое. В рассматриваемом случае условность лишь в том, что неясно, когда будет внесен аванс и, следовательно, когда нужно начать работы. Обзор указывает на погашение такой условности договорным сроком для внесения аванса, а уж если он не будет установлен — разумным сроком (ст. 314 ГК РФ).

При этом отмечается, что если установленный срок для внесения аванса пройдет или же ожидать внесения аванса станет уже неразумно, если такой срок не был установлен, то подрядчик вправе отказаться от исполнения своих обязательств, существование или исполнение которых поставлено в зависимость от действий заказчика. Надо думать, что такое разъяснение также не лишает подрядчика права приступить к работам, если для него это более предпочтительно.

В некотором смысле п. 6 Обзора смягчает жесткое положение п. 4 Обзора практики разрешения споров по договору строительного подряда, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51, где была провозглашена незаключенность подряда, если не указан период выполнения работ.

Пункт 7 касается простой и понятной идеи: если сторона исполняет договор или принимает исполнение, то по общему правилу она лишается права возражать о том, что такого договора не существует. Это классическая ситуация: договор подряда на бумаге формально не заключен, а работы между тем выполнены и приняты. Практика изобрела применительно к такой ситуации своего рода заклинание: «фактически сложившиеся отношения подряда». Однако что оно значит, на практике трактовалось по-разному.

Есть мнение, что стоимость работ нужно взыскивать на основании гл. 60 ГК РФ. Однако применение правил о неосновательном обогащении здесь неуместно даже сугубо прагматически. Например, как обосновать гарантию качества, основываясь на гл. 60? Получится крайне несправедливая ситуация, когда подрядчик взыщет стоимость работ по правилам о неосновательном обогащении, но при этом освободится от гарантии качества.

Логично сказать, что стороны в результате письменных и устных переговоров, а также действий по исполнению договоренностей и принятию исполнения пришли к полноценному соглашению. Строго говоря, в ходе переговоров и действий по исполнению наконец-то было выработано предложение, которое можно назвать полноценной офертой. И оно было полностью акцептовано (ст. 433 ГК РФ).

Обратите внимание, что речь идет не о всяком исполнении. В действиях сторон должна быть взаимность, восполняющая или устраняющая необходимость в условии, которого ранее недоставало.

УСЛОВИЯ РАМОЧНОГО ДОГОВОРА ПО ОБЩЕМУ ПРАВИЛУ ПРИМЕНЯЮТСЯ К РАЗОВОЙ СДЕЛКЕ

Пункт 9 касается соотношения рамочного (организационного) договора и заключенной в соответствии с ним сделки. Он говорит о презумпции «рамочности»: условия рамочного соглашения по общему правилу применяются к заключенному в период его действия «разовому» договору, если иное не указано сторонами и такой договор в целом соответствует их намерению, выраженному в организационном соглашении.По большей части появление в Обзоре пункта 9 связано с опасениями возвращения к практике, которая существовала в начале 2000-х годов.

Тогда условия рамочных договоров не принимались во внимание (их считали незаключенными договорами поставки, подряда и т. п.). В целом эта практика была преодолена перекрестными ссылками в документах, оформляющих рамочный договор и «разовую» сделку, подчиняемую ему. А пункт 9 показывает, что и в отсутствие таких ссылок по общему правилу положения рамочного договора подлежат применению.

Цитата:"Если в ходе переговоров одной из сторон предложено условие о цене или заявлено о необходимости ее согласовать, то такое условие является существенным для этого договора (пункт 1 статьи 432 ГК РФ). Он не может считаться заключенным до тех пор, пока стороны не согласуют названное условие или сторона, предложившая условие о цене или заявившая о ее согласовании, не откажется от своего предложения" (п. 11 Обзора).

Здесь отражено очень интересное явление: восполнимое диспозитивной нормой условие перестает быть восполнимым, если сторона заявила о необходимости его специального согласования и затем не отказалась от этого заявления. Заявление стороны делает такое условие существенным, и суд не вправе навязать ей договор на условии, определенном диспозитивной нормой.

В пункте 12 обобщается подход к автономности соглашения о подсудности и третейского соглашения, когда они заключены в виде оговорки в договоре: незаключенность договора сама по себе не губит такую оговорку.

В целом можно заключить, что Обзор ориентирует суды на отход от формального понимания процедуры заключения договора, если он в действительности исполнялся, и на содержательное понимание государственной регистрации сделок, существующей не ради себя самой, а для защиты интересов определенных лиц. При наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 7 Обзора). Впервые такая позиция была высказана в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 № 13970/10. Хочется верить, что идеи Обзора будут восприняты, и недобросовестное оспаривание договоров как массовое явление уйдет в прошлое."

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.