В дополнение к ранее заданному вопросу: Банк является участником общества

201

Вопрос

В дополнение к ранее заданному вопросу: Банк является участником общества. Предоставил кредит этому обществу, которое его не вернуло. Имеет ли право банк право на включение в реестр требований кредиторов в размере задолженности, возникшей из кредитного договора?.

Ответ

: Да, в данном случае банк имеет право на включение своих требований в реестр кредиторов, т.к. кредит является денежным обязательством, которое не вытекает из обязательств участника общества.

 

В силу абз. 8 ст. 2 Закона о банкротстве конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Рассмотрение требований кредиторов по внутренним обязательствам должника

«Основной акцент в работах названных авторов сделан на анализе правового положения конкурсных кредиторов, т. е. кредиторов, имеющих по отношению к должнику так называемые внешние обязательства. Правовое положение кредиторов по внутренним обязательствам должника, в том числе учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия, освещалось весьма кратко.

Между тем изучение практики арбитражных судов по рассмотрению дел о несостоятельности позволяет констатировать имеющуюся потребность в исследовании ряда прикладных аспектов, связанных с удовлетворением требований подобных кредиторов.

В сравнении с прежним законодательством о несостоятельности Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в значительной мере изменил правовое положение учредителей (участников) должника. В настоящее время при рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве учредители (участники) должника могут не только осуществлять контроль за проведением процедур банкротства, но и в определенной мере влиять на их ход.

Что же касается удовлетворения обязательств должника перед его учредителями (участниками), то, как отмечает В. В. Витрянский, "обязательства перед учредителями (участниками) должника — юридического лица, вытекающие из такого участия, носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т. е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными участниками имущественного оборота. Учредители (участники) должника — юридического лица должны нести риск отрицательных последствий, связанных с деятельностью такого юридического лица. Поэтому все, что могут учредители (участники) должника, — это заявить свои права на имущество должника, оставшееся после погашения его обязательств перед остальными кредиторами«1.

Приведенная точка зрения, высказанная при анализе ранее действовавшего законодательства о несостоятельности, согласуется с содержанием абз. 8 ст. 2, абз. 5 п. 1 ст. 63, абз. 2 п. 5 ст. 103 Закона о банкротстве 2002 г. и представляется верной по отношению к учредителям (участникам) должника, остающимся таковыми после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

В то же время возникает вопрос: в какой мере изложенный подход применим к лицам, вышедшим из состава учредителей (участников) общества до принятия судом заявления о банкротстве и не получившим от должника соответствующих выплат?

Следует отметить, что терминологически Закон о банкротстве никоим образом не разделяет учредителей (участников) должника и лиц, вышедших из состава его учредителей (участников) до принятия судом заявления о банкротстве. Такие понятия, как «бывший учредитель (участник)» или «вышедший из состава», в Законе отсутствуют.

Указанное обстоятельство, по мнению некоторых судов, означает, что требования бывших учредителей (участников) по обязательствам, связанным с таким участием, "имеют равный правовой статус с требованиями действующих учредителей (участников) юридического лица и ни при каких обстоятельства не могут быть включены в реестр требований кредиторов«2.

На взгляд автора, данная позиция не соответствует Закону о банкротстве. Анализ его норм свидетельствует о том, что при определенных условиях требования бывших учредителей (участников) могут быть включены в реестр требований должника с учетом даты совершения сделки, связанной с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника.

Именно исходя из даты заключения подобной сделки Закон о банкротстве (п. 4 ст. 103) либо запрещает удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его учредителей (участников), либо допускает признание такого учредителя (участника) кредитором третьей очереди.

Дифференциация названных сделок (а главное — их последствий) по критерию момента их совершения позволяет исследователям разделить их на две категории3. Первая — оспоримые сделки, совершенные в течение шести месяцев до подачи заявления о банкротстве, которые могут быть признаны недействительными, только если доказано, что исполнение таких сделок нарушает права и законные интересы кредиторов. Вторая категория сделок — ничтожные сделки, совершенные после принятия судом заявления о банкротстве должника.

Согласно п. 1, 2 ст. 26 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе в любое время выйти из общества, при этом его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе, а общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества.

Подача заявления о выходе из общества порождает правовые последствия, предусмотренные этой нормой, которые не могут быть изменены в одностороннем порядке (абз. 3 подп. «б» п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

К одному из таких правовых последствий относится возлагаемая на общество обязанность выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества, если меньший срок не предусмотрен уставом общества (абз. 1 п. 3 ст. 26 Закона об ООО).

По общему правилу, неисполнение обществом указанной обязанности создает правовые основания для обращения вышедшего участника в арбитражный суд с иском о взыскании стоимости доли и удовлетворения такого иска.

Однако с момента принятия арбитражным судом заявления о признании общества банкротом правоотношения между должником и его кредиторами регулируются нормамиЗакона о банкротстве. Встает вопрос: в каком порядке следует рассматривать подобные требования учредителя (участника), вышедшего из общества до принятия заявления о признании должника несостоятельным, — в деле о банкротстве или в рамках искового производства?

Анализ судебной практики свидетельствует о наличии нескольких противоположных точек зрения по данному вопросу.

Первая из них сводится к тому, что упомянутые требования могут быть рассмотрены только в исковом производстве независимо от процедуры банкротства, введенной (открытой) в отношении должника.

• Отменяя определение арбитражного суда об оставлении без рассмотрения иска о взыскании стоимости имущественного пая, поданного после вынесения решения о признании должника банкротом, ФАС Восточно-Сибирского округа, руководствуясь абз. 8 ст. 2, абз. 5 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, пришел к следующему выводу: утверждение арбитражного суда первой инстанции о том, что требования лица по обязательствам, вытекающим из его участия в обществе, должны быть рассмотрены в деле о банкротстве, противоречит перечисленными нормам материального права4.

Сходного мнения придерживается ФАС Уральского округа, указавший, что подобное требование не может быть рассмотрено в рамках дела о банкротстве, поскольку заявитель согласно ст. 34, 35 Закона о банкротстве не относится ни к лицам, участвующим в деле о банкротстве, ни к лицам, участвующим в процессе по делу о банкротстве5.

Иное видение обозначенной проблемы прослеживается в позиции ФАС Центрального округа. Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения определение арбитражного суда первой инстанции об отказе во включении в реестр требований, возникших в связи с неисполнением должником обязанности по выплате действительной стоимости доли участника ООО, указал, что такие требования могут быть заявлены в деле о банкротстве в случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства6.

Сопоставление приведенных позиций арбитражных судов округов с нормами законодательства о банкротстве свидетельствует о необходимости применения при рассмотрении подобных споров не только общих норм Закона о банкротстве, регламентирующих правовое положение учредителей (участников) должника, но и специальной нормы, а именно п. 4 ст. 103 настоящего Закона.

По смыслу названной нормы в случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства кредитором третьей очереди признается учредитель (участник), вышедший из состава учредителей (участников) должника и в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, совершивший с должником сделку, связанную с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника.

Итак, при рассмотрении арбитражными судами дел данной категории возникает коллизия общих норм Закона о банкротстве, на которые ссылается, в частности, ФАС Уральского округа, и его специальной нормы — п. 4 ст. 103.

В нашей ситуации коллизируют нормы одного и того же Закона, имеющие равную юридическую силу. В соответствии с правилами преодоления коллизий применению подлежит норма п. 4 ст. 103 Закона о банкротстве, поскольку она является специальной по отношению к его общим нормам.

Тот же "сценарий правоприменения"7, по мнению автора, должен быть использован и в отношении общей нормы абз. 8 ст. 2 Закона о банкротстве, примененной ФАС Восточно-Сибирского округа.

Что же касается п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, на который ссылается в своем постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа, то, по мнению автора, в этом случае он не подлежал применению, ибо регулирует последствия вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения. В то время как оспариваемое в кассационном порядке определение было вынесено уже после принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом, т. е. в процедуре конкурсного производства, которая регламентируется в том числе нормами ст. 103 Закона о банкротстве.

Таким образом, применительно к процедурам наблюдения и внешнего управления общими нормами Закона о банкротстве установлен запрет на включение в реестр требований бывшего участника должника. Вместе с тем согласно специальной норме с даты признания юридического лица банкротом его бывший участник может быть признан кредитором третьей очереди. Содержащаяся в Законе ссылка на шестимесячный срок, предшествующий дате принятия судом заявления о признании должника банкротом, на взгляд автора, не может препятствовать включению в реестр требований, возникших из сделок, заключенных ранее указанного срока. Подобные требования могут быть оспорены конкурсным управляющим или иным заинтересованным лицом со ссылкой на иные основания, нежели п. 4 ст. 103 Закона о банкротстве (например, в связи с их необоснованностью).

Полагаем, что размер требования такого кредитора должен быть установлен в порядке, предусмотренном ст. 100 Закона о банкротстве. Включение требований бывшего участника общества в реестр требований кредиторов не означает наделения его правами конкурсного кредитора, т. е. лица, участвующего в деле о банкротстве. Это прямо следует из содержания абз. 8 ст. 2 Закона, согласно которому к конкурсным кредиторам не могут быть отнесены учредители (участники) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия.

Данное обстоятельство отмечают многие исследователи8. Так, по мнению М. В. Телюкиной, "даже будучи кредиторами третьей очереди, бывшие участники не становятся конкурсными кредиторами (в силу абз. 8 ст. 2 Закона) и, следовательно, не голосуют на собраниях (п. 1 ст. 12 Закона)"9.

• Приведенные выше аргументы достаточно серьезны и не позволяют согласиться с позицией ФАС Восточно-Сибирского округа, что требования бывших учредителей (участников) общества, подтвержденные вступившим в законную силу судебным актом, подлежат рассмотрению в порядке ст. 71 Закона о банкротстве и включению в реестр требований кредиторов как требования конкурсных кредиторов10.

Суд кассационной инстанции мотивировал вывод следующим образом.

В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, относится к денежным обязательствам.*

Согласно подп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из судебного решения. Денежное обязательство общества перед бывшими участниками возникло в силу подп. 3 п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 307 ГК РФ из решения районного суда, которое заявители представили в арбитражный суд.

Таким образом, лица, заявившие требования, на момент принятия арбитражным судом заявления о признании общества несостоятельным (банкротом) не являлись его учредителями (участниками), в связи с чем их требования подобно требованиям конкурсных кредиторов, размер которых подтвержден вступившим в законную силу судебным актом, подлежат включению в реестр требований кредиторов для их удовлетворения в третью очередь.

Полагаем, что изложенная позиция не имеет достаточного правового обоснования. В данном случае решение суда лишь устанавливает наличие уже существующих прав лица по обязательствам, вытекающим из участия в обществе, и обеспечивает им защиту. Подобное решение не может быть признано юридическим фактом, ибо само по себе оно не служит основанием возникновения правоотношений.

Подводя итог, еще раз отметим, что удовлетворение требований бывшего учредителя (участника) общества по обязательствам, вытекающим из участия, прекратившегося до принятия арбитражным судом заявления о банкротстве, возможно путем включения таких требований в порядке ст. 100 Закона о банкротстве в третью очередь реестра требований кредиторов несостоятельного должника с наделением бывшего учредителя (участника) правами кредитора должника. Наличие или отсутствие решения о взыскании с должника действительной стоимости доли, вынесенного до обращения в суд с заявлением о банкротстве, не способно изменить указанный порядок.

Представляется, что в ряде случаев с учетом возможных сроков проведения процедур наблюдения и внешнего управления бывший участник общества может утратить возможность удовлетворения своих требований в связи с истечением срока исковой давности.

В силу ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. В рассматриваемом случае к числу таких действий может быть отнесено, например, письменное подтверждение наличия обязательства со стороны руководителя должника (если он не отстранен от исполнения обязанностей) либо арбитражного управляющего, адресованное как бывшему участнику, так и третьему лицу.

В то же время прямое указание в ГК РФ о перерыве срока давности путем совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, исключает возможность приравнивать к ним бездействие упомянутых лиц.

В связи с этим течение срока исковой давности при отсутствии действий, свидетельствующих о признании долга, может быть прервано обращением бывшего учредителя (участника) в арбитражный суд с заявлением о включении его требований в реестр требований кредиторов в ходе процедур наблюдения или внешнего управления. Правовых оснований для удовлетворения такого заявления у суда не будет. Но в силу ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности по требованиям бывшего учредителя (участника) начинается заново.

Что же касается возможности удовлетворения требований бывшего участника должника, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, в ходе искового производства, то данный вопрос не нашел однозначного решения в судебной практике. Об этом свидетельствует анализ приведенных выше судебных актов11.

Полагаем, что вынесение арбитражным судом решения о взыскании с общества невыплаченной действительной стоимости доли участника с момента принятия заявления о несостоятельности и до момента признания должника банкротом следует признать возможным. Однако нужно учитывать проблему исполнимости подобного решения как судебного акта, устанавливающего наличие и размер задолженности общества перед его бывшим учредителем (участником).

Требования бывшего учредителя (участника) общества по обязательствам, вытекающим из участия, прекратившегося до принятия арбитражным судом заявления о банкротстве, включаются в порядке ст. 100 Закона о банкротстве в третью очередь реестра требований кредиторов."

Недвижимость: что изменилось после 1 января 2017 года

Не пропустите 14 апреля большую онлайн-конференцию для юристов. Неподражаемый Роман Бевзенко обсудит с практикующими юристами и представителями Росреестра и МФЦ «Мои документы» проблемы нового закона о регистрации недвижимости.

Это бесплатно



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.