Применение норм общей части обязательственного права к схожим правоотношениям

976
Стенограмма лекции Р. С. Бевзенко

Смотрите видеолекцию

Применение норм общей части обязательственного права к схожим правоотношениям

Р. С. Бевзенко:

- Сегодня мы поговорим о новых нормах, которые появились в Разделе III ГК «Обязательственное право» и которые посвящены применению норм общей части обязательственного права к обязательственным правоотношениям иным, чем договорные правоотношения. 

На первый взгляд, это все кажется догматическим, теоретическим, тем, что вызывает у практикующих юристов некоторую скуку. Но новая норма 307.1 ГК РФ «Применение общих положений об обязательствах» очень и очень полезна для практикующих юристов. В этой норме три пункта, и мне кажется, что они как раз расположены по нарастанию сложности тех идей, которые в этих пунктах заложены.

Ст. 307.1 ГК РФ

В п. 1 307.1 написана простая вещь о том, что к обязательствам, которые возникают из договоров, из отдельных видов договоров общие положения об обязательствах применяются, если иное не предусмотрено положениями кодекса об отдельных видах договоров. В этом заключается систематика кодекса – наличие специальной части и общей части. Специальная, особенная часть предполагает, что есть, допустим, норма о купле-продаже: к договорам о купле-продаже сначала применяются нормы особенной части, т. е. нормы о купле-продаже, и если чего-то вам не хватает здесь, вы идете в общую часть обязательственного права и применяете положения оттуда.

Вторая идея, которая есть в ст. 307.1, чуть более сложная. Она связана с тем, что помимо договорных правоотношений обязательства возникают из иных типов правоотношений. Например, обязательство возникает из деликтов, или обязательство возникает из неосновательного обогащения. Нормы общей части обязательственного права применяются ли к деликтным правоотношениям, или нет? На первый взгляд, все довольно просто, но здесь, как мне кажется, срабатывает такая история, что если вы будете внимательно читать общую часть обязательственного права, то вы заметите, что законодателем она написана, исходя из главной модели обязательств – договорного обязательства. Т. е. все правила написаны так, как будто законодатель в голове держит только договорные обязательства. Создается впечатление, что к деликтам или к неосновательному обогащению нормы общей части обязательственного права не применяются. Мне кажется, что общая часть обязательственного права является настолько генерализованной концентрацией многовековой мудрости, которая есть в гражданском праве, что правила, сосредоточенные в ней, конечно же, подлежат применению и к деликтным правоотношениям.

Пример. ДТП. Две машины врезались друг в друга, кто-то был сзади, кто-то спереди. Тот, кто сзади, виноват. Кто виноват, признает свою вину и говорит, что заплатит. А когда? через сколько? Т. е.  он признал долг, говорит, что должен заплатить, может, даже какая-то расписка была составлена в том, что он признает свою вину в ДТП и обязуется возместить причиненный вред. В 59 гл. ГК РФ написано, что причиненный вред должен быть возмещен добровольно. А в какой срок? У нас разве есть в деликтном праве ответ на этот вопрос? Т. е.  получается, что мы опять сталкиваемся с ситуацией, что есть специальные нормы в особенной части обязательственного права, есть специальные нормы об обязательствах, которые возникают из деликтов, но они тоже могут содержать пробелы, т. е.  они могут быть в какой-то части неполными. Для того чтобы восполнить отсутствующее регулирование, как раз и пригодится общая часть обязательственного права, для того чтобы ответить на вопрос о том, в какой срок причинитель вреда должен выплатить возмещение, нам достаточно обратиться к новой редакции ст. 314 ГК РФ. Там раньше сидело правило о разумном сроке, сейчас такого правила нет, и норма звучит таким образом, что кредитор должен явиться к должнику по обязательству, которое не содержит срок, и потребовать исполнения, а должник должен в течение 7 дней заплатить. Т. е.  мы взяли и субсидиарно применили ст. 314 ГК РФ к обязательствам, возникающим из причинения вреда. Равным образом общая часть обязательственного права применяется, например, к неосновательному обогащению. Можно ли прекратить кондикционное обязательство отступным? Конечно, да. А можно ли сделать зачет? Да. А как и где исполнять кондикционное обязательство, например, денежное? Т. е.  ответы на все эти вопросы содержатся как раз в общей части обязательственного права.

П. 3 ст. 307.1, который, как раз, на мой взгляд, является серьезным интеллектуальным прорывом в нашем обязательственном праве. Ст. 307.1 содержит две нормы, две идеи. Первая идея заключается в том, что нормы общей части обязательственного права субсидиарно применяются к корпоративным отношениям. Реформа российского корпоративного права, закон 99-ФЗ, содержит в себе, как мне кажется, важнейшее доктринальное развитие и представление о том, что такое корпоративные правоотношения. Как мне кажется, реформа корпоративного права показала нам, что существует не только вещное, обязательственное, исключительное права, но существует еще один тип прав, который называется корпоративное право. Выделение в корпоративном праве так называемой общей части права корпораций, определение законодателем в этой общей части корпоративного права набора прав и обязанностей членов корпораций по отношению к своим корпорациям, как раз, как мне представляется, создали очень надежный фундамент для того, чтобы мы поняли, что существуют корпоративные правоотношения, в которых есть два участника: корпорация и член корпорации, и член корпорации имеет по отношению к своей корпорации целый набор прав и обязанностей. Каких? Например, он имеет право на информацию, право управления корпорацией, право на получение прибыли, если это коммерческая корпорация, право на получение ликвидационного остатка при ликвидации корпорации и т. д. У него есть целый набор обязанностей, например, обязанность действовать добросовестно по отношению к своей корпорации, не вредить ей, участвовать в принятии ключевых решений и т. д. И вот совокупность этих прав и обязанностей - это и есть корпоративные правоотношения.

Мне кажется, что сейчас систематика гражданского права стала необычайно четкой, есть права на вещи - это вещное право, права на действия - это обязательственное право, права в отношении корпораций – корпоративное право, права в отношении результатов интеллектуальной деятельности - исключительное право и личное неимущественное право. Т. е. 5 видов гражданских прав. Но корпоративное право как правовой феномен - оно ведь очень молодое, ему где-то 150 лет, ну, может быть, 200 лет. И понятно, что какие-то аспекты, связанные с корпоративными правоотношениями, не могут быть столь же детально проработаны, как, например, в обязательственном праве, которому уже пара тысяч лет.

Наш законодатель сейчас в п. 3 пдп. 1 ст. 307.1 говорит, что к отношениям, возникающим из корпоративных правоотношений, применяется норма корпоративного права, но если вам в корпоративном праве не хватает ответов на ваши вопросы, можно обратиться к обязательственному праву и субсидиарно применять правовые решения из обязательственного права к вашим корпоративным правам и обязанностям. Это очень тонко и довольно мудро подмечено. Действительно, корпоративные правоотношения это такие относительные правоотношения, т. е.  они существуют между двумя лицами, и этим самым корпоративные правоотношения похожи на обязательства. Обязательства это тоже правоотношения между двумя лицами, между должником и кредитором, по которому должник обязан совершить какое-то действие, либо воздержаться от совершения действия. При этом корпоративные правоотношения совершенно не похожи на вещные правоотношения, когда мои права противостоят всем лицам, которые подчинены данному правопорядку.

Информационное письмо ВАС № 144

Пример. Для иллюстрации я люблю приводить пример, связанный с созданием в ВАС РФ такого документа, как информационное письмо № 144 о защите прав участников хозяйственных обществ на информацию. Когда мы работали над проектом этих разъяснений, то нам попалась для разрешения такая ситуация, связанная с вот каким казусом. Дело в том, что законодатель не регулировал вопрос, связанный с порядком возмещения акционерам, например, которые приходят в свое АО и просят предоставить какие-то документы, затрат, связанных с изготовлением копий. Закон об АО говорит, что акционер должен возместить стоимость изготовления копий, а в каком порядке, предоплаты или постоплаты, закон об АО не говорит. Об этом не говорит и ГК в гл. 4, посвященной юрлицам. Оказывается, на практике это довольно большая проблема. Таких дел на практике оказалось довольно много, этот вопрос довольно остро стоял перед судами. Когда мы писали проект этих разъяснений, мы понимали, что нормы, которая бы урегулировала эти отношения, в корпоративном праве нет. Как делает юрист, когда он понимает, что норм, регулирующих соответствующие правоотношения, нет? Он пытается применить аналогию закона. А где у нас еще есть правила, которые регулируют порядок исполнения двух взаимных обязанностей? Это ст. 328 ГК РФ, встречное исполнение обязательств, т. е.  это норма обязательственного права. Что вытекает из ст. 328? Вытекает то, что для того чтобы встречное исполнение, т. е.  возмещение стоимости того, что я тебе дал, стало первым, стало авансом, нужен закон либо договор. Т. е.  либо в законе, либо в договоре должна быть установлена обязанность лица, которое дает встречное предоставление, исполнить обязательство первым.

Давайте мы применим эту идею о том, что аванс должен быть установлен либо законом, либо договором к корпоративным правоотношениям. Закона, который устанавливает обязанность акционеров авансировать расходы, нет. Договора, который бы обязывал акционера, который обращается за информацией, авансировать расходы на изготовление копий, тоже нет. Таким договором для акционеров является устав, либо корпоративное соглашение, в котором они могут это установить. Тоже нет такого. Значит, акционер, который требует раскрытия информации, не может быть понуждаем к тому, чтобы внести аванс. Поэтому в том проекте разъяснений, который был представлен судьям ВАС РФ на утверждение, было такое решение, что АО не вправе требовать аванса на изготовление копий (ст. 6 ГК РФ, ст. 328 ГК РФ). Судьи попросили убрать ссылку на ст. 328. В итоге, в таком виде разъяснение и появилось.

Если бы я сейчас писал бы это информационное письмо, я бы сослался на пдп. 1 п. 3 ст. 307.1, ст. 328 ГК РФ. Т. е.  мы взяли норму обязательственного права и субсидиарно применили к корпоративным правоотношениям. В данном случае нам даже не нужна аналогия закона, нам кодекс прямо позволяет субсидиарно применять соответствующие положения.

Обеспечение реституции

Пдп. 2 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ еще интереснее и еще сложнее. Кодекс говорит о том, что нормы общей части обязательственного права субсидиарно подлежат применению к последствиям недействительности сделок, т. е. к реституции, к возврату сторон недействительной сделки в первоначальное положение.

В чем смысл этой новеллы? Есть два слоя юридических рассуждений, которые можно сделать с опорой на эту норму. Первый слой заключается в том, что суд признал сделку недействительной, например, между мной и вами, по которой я вам продал какую-то вещь. В рамках реституции вы должны вернуть мне то, что я вам передал, а я вам должен вернуть деньги, которые я от вас получил. Представим, что вы мне деньги вернули, а вещи у меня нет. По ст. 167 я вам должен вернуть деньги, стоимость этой вещи. Но у меня денег нет, и вам вместо денег я предлагаю что-то другое. Вы соглашаетесь. Т. е.  получается, что мы с вами вторую часть реституции, мою обязанность, новировали, т. е.  договорились о том, что я вам не деньги буду возвращать, а я вам прочитаю лекцию по реформе обязательственного права. Можно ли применить правило о прекращении обязательств, о новации, к реституционным отношениям? Конечно, да, потому что обязанность по реституции заплатить деньги – это обязанность совершить действие, Т. е.  смотрим ст. 307, это обязательство. Одно время была довольно устойчивая судебная практика, которая исходила из того, что так делать нельзя. Все основывалось на таких формальных, схоластических рассуждениях: в 307 ст. о реституции не упомянуто, реституция это не обязательство, и нормы об обязательствах к реституции мы не применяем. Мне кажется, что это слишком формально. Т. е.  если у нас есть строго относительная юридическая связь, в рамках которой одно лицо должно сделать что-либо, а другое лицо может этого требовать, то это и есть обязательство.

Нет никаких сомнений, что зачет, отступные, новация могут, наверняка, обеспечивать реституцию, если есть на то желание, тем более, что сейчас в кодексе есть прямая норма о том, что в случае недействительности основного договора, если было обеспечение, то обеспечение обеспечивает реституцию.

Есть более сложный пример, который, как мне кажется, и послужил главным триггером, для того чтобы соответствующее правило появилось в ГК. Представим, что я купил у вас квартиру, заплатил вам 100 руб. за нее. Потом суд по вашему иску по какому-то основанию признал эту сделку между нами недействительной. И обязывает меня вернуть вам квартиру, а вас - вернуть мне 100 руб. Выдано 2 исполнительных листа – мне и вам. Ко мне приходит пристав, по вашему исполнительному листу, а я говорю ему о том, как же он меня прогоняет из квартиры, не вернув мне 100 руб., и если я ничего не смогу взыскать в ходе исполнительного производства по своему исполнительному листу с другой стороны реституции, то я останусь и без квартиры, и без денег. В кодексе написано, что реституция двусторонняя, в судебном акте было написано, что реституция двусторонняя. А пристав, вместо того, чтобы обеспечить двусторонний характер реституции, делает ее де факто односторонней.

Двусторонняя реституция

Как сделать так, чтобы реституция стала по-настоящему двусторонней? Как добиться того, чтобы между двумя предоставлениями по реституции не было такого де факто разрыва? Мне кажется, новая норма ст. 307.1 п. 3 пдп. 2 как раз об этом. Нормы общей части обязательственного права субсидиарно применяются к реституции. Где в обязательственном праве есть норма, которая говорит о том, что если я вам должен что-то дать, но вы мне не дали, то я могу тоже не давать? Ст. 328 ГК РФ - это норма о том, что есть так называемая синаллагма – взаимная связь: я тебе даю, потому что ты мне даешь. Почему покупатель платит продавцу? Потому что продавец ему вещь передал. В реституции то же самое. Но у нас здесь есть пристав, и пристав, по сути, является посредником в реституции. Мне кажется, что возможность применения ст. 328, которая теперь открывается через пдп. 2 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, означает, что если вы хотите получить свою квартиру обратно, вы должны приставу внести то, что с вас причитается, 100 руб., и предъявить исполнительный лист. Пристав забирает у меня квартиру, но он со своего депозитного счета мне перечисляет 100 руб. И реституция оказывается двусторонней.

Крайняя напряженность в спорах о недействительности сделок, особенно в сфере недвижимости, очень тесно связана с тем, что квартиру-то у меня заберут, а вот то, что я заплатил за нее, то, что мне вернут за нее, далеко не очевидно. Применение через пдп. 2 п. 3 ст. 307.1 норм обязательственного права к реституции эту проблему решает. Кто и где должен этот механизм реализовывать? Это должен знать пристав. Вся тяжесть, связанная с порядком исполнения судебного акта о реституции, ложится на суд. И суд, разъясняя порядок исполнения судебного, акта должен описать, что последовательность исполнения решения о реституции такая, что тот, кто хочет получить исполнение от контрагента, должен первым предоставить приставу то предоставление, которое с него причитается.

Когда вы участвуете в делах, связанных с реституцией, имейте в виду, что реституция должна быть двусторонняя. Односторонняя реституция - это санкция, которая применяется в качестве наказания для сторон сделок, которые ничтожны по ст. 169, и то, только в случаях, прямо установленных в законе. А по общему правилу реституция должна быть двусторонней, и механизмом обеспечения двустороннего характера реституции является новая норма, которую мы разобрали.

Читайте также



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль