Недостоверность заверений об обстоятельствах

957
Состав ст. 431.2 ГК, посвящённый заверениям об обстоятельствах, содержит, в том числе, условия и перечень последствий их недостоверности.

Что такое недостоверность заверений об обстоятельствах

В определении недостоверности полученных от контрагента заверений существует некоторая проблема: в ГК нет чётких указаний, что подразумевается под достоверностью - ни вообще, ни в контексте заверений. И практикующим юристам неоднократно придётся столкнуться с вопросом, что именно следует расценивать как недостоверность. В этой ситуации видится два подхода.

О заверениях об обстоятельствах:

Объективная оценка

Первый подход – это попытка оценить недостоверность заверения в контексте соответствия заверения объективной реальности. Например, контрагент даёт заверение о том, что в продаваемой им компании нет налоговых недоимок. Но как только окажется, что у компании такие недоимки есть, заверение автоматически становится недостоверным, независимо от каких-либо других моментов. Снизить ответственность давшего такое заверение контрагента при данном подходе можно, только если контрагент напрямую добьётся включения в договор положения о том, что он не несёт ответственности за недостоверность определённой категории заверений — к примеру, тех, про недостоверность которых он не знал. 

Субъективная оценка

Другой подход – в отличие от объективного, его можно было бы назвать субъективным, - это оценка недостоверности заверения в контексте субъективной оценки лица, дающего это заверение. Здесь при составлении договора уместно использовать оговорки, аналогичные британским «as far as I’m aware», «to the best of my knowledge», и т.  д. По сути, контрагент пытается объективную констатацию факта превратить в некий субъективный элемент, в таком случае самого факта ошибочности заверения недостаточно для признания его недостоверным. Контрагент может доказывать, что дал ошибочное заверение, однако искренне верил, что оно правдивое, а раз так, то недостоверного заверения не давал. 

Отражение в договоре

С практической точки зрения, данные два подхода имеют значение для структурирования договора. Если оценивать недостоверность в контексте объективной реальности, тогда для снижения ответственности нужно в разделе о гражданско-правовой ответственности исключить определённые последствия для определённой категории убытков, а в разделе про односторонний отказ регулировать последствия одностороннего отказа для определённых категорий недостоверных заверений. А в случае применения субъективного подхода, наоборот, в разделе, где регулируются сами заверения и где содержится перечень заверений, нужно вводить упомянутые субъективные критерии оценки: «the best of my knowledge», «as far as I’m aware» и т. д. 

Но при этом не известно, какой из подходов правильный. Если анализировать, как в целом ГК использует термин «недостоверность», то обнаружится, что, во-первых, термин используется достаточно редко, а во-вторых, в ГК его применяют, в основном, в связи с данными публичных реестров - ЕГРП, ЕГРЮЛ... Также достаточно часта связка с незаконностью: «недостоверные и незаконные сведения, предоставленные в ЕГРЮЛ» и т. д. Это само по себе наталкивает на мысль, что выбирая между этими двумя подходами, нужно использовать именно объективный подход. По крайней мере, пока не ясно, как будет работать этот институт, объективный подход представляется более безопасным - пытаться снизить ответственность для определённой категории недостоверных заверений, а не пытаться обезопасить себя с помощью субъективных приёмов. 

Участие третьих лиц

Также интересен вопрос участия третьих лиц. Можно ли сказать, что субъект получил определённое знание о заверяемом обстоятельстве, если его знание сформировано не из информации, полученной им лично, а из переданной его консультантами? Например, консультант получил сведения по определённому обстоятельству, но консультант неправильно интерпретировал их и сообщил в неправильном виде, либо вообще не сообщил, не придав значения. Уместно ли в этом случае говорить, что у субъекта сформировано необходимое знание? Вероятнее нет, чем да, однако на практике ещё предстоит это узнать, ГК в такие детали не описаны. 

Последствия предоставления недостоверных заверений об обстоятельствах

Несмотря на указанные вопросы в определении недостоверности заверений об обстоятельствах, есть опасность столкнуться с эффектами применения этой нормы. В ст. 431.2 ГК законодатель выделяет три основных последствия предоставления недостоверных заверений.

Возмещение убытков

Первое – пострадавшая сторона может потребовать возмещения убытков, причинённых недостоверностью заверения, либо, если это предусмотрено договором, уплаты неустойки. Данное последствие наступает независимо от того, знало ли давшее заверения лицо об их недостоверности. (Теоретически, это правило может быть изменено по договорённости сторон. ) Что же касается неустойки: неустойка - это способ обеспечения выполнения обязательств, определение неустойки предполагает, что это платёж в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства. Возникает вопрос: а применимы ли к неустойке из заверений те же последствия, что к неустойке из обязательств? В том числе, возможно ли снизить сумму неустойки по решению суда? Чёткого ответа пока нет, всё зависит от того, как будет формироваться практика.

Односторонний отказ от договора

Второе – пострадавшая сторона может отказаться от договора в одностороннем порядке, это право предусмотрено для тех случаев, когда заверение имеет существенное значение для пострадавшей стороны. Но что именно в конкретных случаях понимать как существенное заверение, и кто это определяет – сами договаривающиеся стороны, или суд? Здесь возможны различные подходы, в том числе, вероятно, что законодатель подразумевал право суда определять, является ли заверение существенным. Возможно, подразумевается ситуация, когда стороны предварительно сами этой существенности не определили в договоре. И если в такой ситуации одна сторона отказывается от договора в одностороннем порядке, а другая сторона с этим не согласна, то именно суд решит, было ли заверение существенным. Ещё один неясный момент, связанный  с отказом от договора в одностороннем порядке, это последствия отказа. Что произойдёт, если сделка уже состоялась, а одна из сторон заявляет отказ от договора? Или, допустим, в рамках одной сделки планируется несколько закрытий, и отказ заявлен после второго, но до третьего закрытия. Договор прекращается именно в момент отказа, и то, что уже было сделано по договору до момента заявления отказа, остаётся в силе? С этим связано немало сложностей, но ст. 431.2 этот вопрос не регулирует, это нужно иметь в виду при составлении договора.

Признание договора недействительным

Третье - право требовать признания договора недействительным по мотивам того, что он был заключён под влиянием обмана или существенных заблуждений (соответственно, это статьи 178 и 179 ГК). Это мера, альтернативная отказу, и по сути, в ст. 431.2 содержится отсылка к базовым нормам, связанным с недействительным сделками, и если сторона сочтёт необходимым, она может попытаться оспорить договор по этому основанию. Последствие в этом случае, в отличие от отказа, состоит в том, что договор является недействительным с момента его заключения, а не с момента, когда заявлен отказ.

Все эти последствия наступают, если заверение было недостоверным и пострадавшая сторона полагалась на него.

По материалам видеолекции

Реформа ГК РФ: новые «английские» инструменты при структурировании договоров

Читайте также

Заверения об обстоятельствах: предыстрия, суть, ньюансы 

Заверения об обстоятельствах и возмещение потерь. Как применять российские аналоги институтов английского права



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль