Проблема независимости банковских гарантий

1088
Стенограмма лекции Р.С.Бевзенко.

Смотреть видеолекцию

Р.С. Бевзенко: ВС РФ не так давно опубликовал одно за другим два определения, в которых разбираются вопросы, связанные с толкованием и применением норм о банковской гарантии. Оба эти определения имеют колоссальное значение для практики разрешения споров, связанных с банковскими гарантиями.

Мы живем сейчас в такой непростой экономический период, когда нарушение обязательств со стороны должников не является чем-то необычным, и мы видим другую тенденцию в практике: банки, которые выдавали гарантии, в последнее время все менее охотно перестают платить им, поэтому особое значение приобретает такая черта гарантии как ее независимость от основного обязательства или, как говорят юристы, неакцессорный статус (отсутствие юридической связи между гарантией и основным долгом).

Как раз, в обоих делах, о которых мы поговорим, оба эти качества банковской гарантии сыграли свою решающую роль.

Банк пытался сослаться на недобросовестность бенефициара

Первое дело банка Санкт-Петербург, май 2015 года, дело № 307 С 14-4641. В этом деле обсуждается довольно стандартная ситуация, был договор подряда и по этому договору была выдана гарантия, которая обеспечивала обязательства должника по уплате денежных средств кредитору. В подрядных контрактах всегда очень сложная структура, связанная с документацией, которая оформляет взаимоотношения сторон.

Специфика этого дела как раз заключалась в том, что банк, который обеспечил выплаты по гарантиям, связанным с  возвратом неотработанного аванса подрядчиком. Подрядчик не вернул неотработанный аванс, и заказчик пошел с требованием к банку о выплате соответствующей денежной суммы.

Банк в этом деле попытался «затащить» спор в обсуждение того, что же на самом деле происходило между подрядчиком и заказчиком. Банк ссылался на то, что между подрядчиком и заказчиком был соответствующий спор, то, что подрядчик на самом деле правомерно совершал действия по исполнению обязательств и то, что контракт был расторгнут неправомерно. Потом банк ссылался на то, что между подрядчиком и заказчиком были совершены какие-то зачеты. В итоге, банк настаивал на том, что заказчик, который предъявил требования по банковской гарантии, злоупотребляет правом, и заказчик вроде бы что-то получил от подрядчика, какое-то предоставление и на самом деле никаких оснований для платежа по гарантии нет.

Суды прислушались к этой позиции. Первая инстанция жестко высказалась в том смысле, что гарант не может выдвигать возражения, связанные с взаимоотношениями подрядчика и заказчика, гарант должен платить, потому что к нему предъявили требования. А апелляция, которую поддержала и кассационная инстанция, пошла вглубь отношений между подрядчиком и заказчиком и признали, что коль у заказчика не все так плохо, то банк может отказать в выплате банковской гарантии. Эта позиция не была поддержана ВС РФ, который довольно жестко и энергично объясняет судам нижестоящим о том, что такое независимая природа банковской гарантии, отменяя их судебные акты.

Независимая природа банковской гарантии, по мнению судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, заключается в том, что основанием для отказа в платеже являются лишь два обстоятельства: то, что не были представлены соответствующие документы, которые в соответствии с банковской гарантией, необходимо предъявить банку для платежа и то, что истек срок действия гарантии. Эти два единственных обстоятельства, которые указаны в законе, являются основанием для отказа в выплате.

Дальше ВС говорит, что даже ссылка в гарантии на основной долг не прекращает независимую, неакцессорную природу гарантии.

Давайте представим, что есть гарантия, в которой не просто есть отсылка к основному договору, а например, написано о том, что банк заплатит по гарантии, только если будут представлены доказательства того, что не были исполнены обеспеченные обязательства. В этом случае, скорее всего, будет правильно признать, что банк выдал не гарантию, а поручительство с применением соответствующих правил. Естественно клиент, который платил за гарантию по ставкам стоимости гарантии, может требовать возврата платы, потому что поручительство, будучи акцессорным обеспечением, стоит  намного дешевле, чем гарантия. Дороговизна банковской гарантии как раз и заключается в том, что у бенефициара по гарантии есть очень серьезное преимущество, он может рассчитывать на платеж практически в  100 % случаев. Это фундаментальная разница. Гарант платит, потому что ему требования предъявили, а поручитель платит, потому что должник не исполнил обязательства. К сожалению, таких рассуждений в этом деле нет, потому что это не обсуждалось в деле.

ВС объясняет нижестоящим судам, что единственных два основания для отказа в платеже, указанные в законе, это истечение срока и непредставление документов. Если нет ни первого ни второго, говорит ВС, то поэтому со ссылкой на закон банки не могут отказать в платеже.

Следующий довод, который выдвинул банк, который тоже разобрал ВС РФ: банк ссылался на то, что в связи с тем, что между сторонами были какие-то зачетные схемы, то скорее всего какие-то обязательства были погашены зачетом. Но ВС отвергает этот довод и говорит, что здесь нет злоупотребления правом, потому что единственное основание,  которое вытекает из добросовестности, это когда будет доказано, что бенефициар уже получил свое от должника, т.е. должник уже заплатил и бенефициар фактически хочет получить второй платеж, т.е. получить тоже самое, только теперь еще и от гаранта. Здесь ВС соглашается со старой практикой президиума ВС о том, что неакцессорность, независимость гарантий не является поводом для того, чтобы использовать ее как средство необосновательного обогащения и если вы уже получили свое как кредитор, то вы уже не можете как бенефициар пойти и получить второй раз по гарантии. Но ВС говорит, что здесь этого нет, здесь нет второго платежа, есть какие-то зачетные отношения, однако не понятно прошли ли эти зачеты, либо в итоге они не прошли.

Принцип толкования contra proferentem

В этом определении ВС РФ ссылается на  Постановление Пленума ВАС о свободе договора от 14.03.2014г. № 16. Это один из самых ярких и интересных документов наследия ВАС в сфере обязательственного права и ВС ссылается на п.11 из этого документа, на принцип, который называется contra proferentem.

Здесь ВС анализирует текст гарантии и устанавливает, что из текста гарантии не вполне ясно, в какой ситуации бенефициар имеет право применить требования к гаранту. Когда подрядчик не вернул до какого-то числа этот аванс в случае расторжения договора, было ли это расторжение правомерным или неправомерным?

Условие гарантии, насколько это видно из определения ВС по этому делу, предусматривает, что гарантия обеспечивается исполнением обязательств по возврату аванса в срок, обусловленный состоянием подрядных отношений, либо 31.12.2012, в зависимости от  того, что наступит раньше.

Бенефициар полагал, что срок исполнения обязательств по авансу наступил, а банк возражал, ссылаясь на то, что в ваших взаимоотношениях двигаются взаимные расчеты. ВС говорит, что действительно это положение гарантии не совсем понятно, что имелось в виду, что хотел сказать банк этой умудренной формулировкой.

Дальше ВС говорит, что это собственно говоря не очень то и важно, что он там хотел сказать, потому что все сомнения, противоречия и неясные выражения банковской гарантии следует толковать против банка. Как раз ВС применил здесь принцип толкования contra proferentem, т.е. толкование против того, кто составил гарантию. Т.е. если банк не приложил должных усилий для того, чтобы написать текст гарантии настолько ясно, двусмысленно, что любой, даже не профессионал, понял бы, что написано в гарантии, говорит ВС, но банк этого не сделал, то ВС будет интерпретировать все неясности против банка.

Нам еще в 2012 году были известны прецеденты ВАС, было 3 интересных дела в президиуме ВАС, дело 6040/12, дело 3853/14 и дело 2504/14.

В этих делах последовательно президиум ВАС как раз на примере банковских гарантий выстраивал идею о том, что если ты профессиональный участник какого-то рынка и ты обладаешь соответствующими профессиональными навыками и знаниями в этом рынке, то ты должен приложить максимум усилий для того, чтобы составляемые тобой документы были понятны не профессионалам.

Если ты составил документ, который может быть интерпретирован и так и так, то он будет интерпретирован против тебя. Логика этого толкования заключается в  том, чтобы защитить слабых, непрофессиональных участников рынка, не имеющих каких-то навыков в каком-то узком сегменте бизнеса, от того, чтобы попасться на какие-то туманные двусмысленные формулировки, которые могут на первый взгляд казаться понятными, но если пойти вглубь, то их можно интерпретировать и туда и сюда.

Метод толкования contra proferentem в сфере профессиональных финансовых отношений, конечно, становится все более широко известным, он посылает участникам оборота сигнал о том, что не нужно хитрить, пытаться «налить воды» или «напустить тумана» в контракт, потому что все это будет в итоге истолковано против них же.

Требование об уплате гарантии получено банком после истечения срока действия гарантии

Второе дело ВС, тоже связанное с банковскими гарантиями, июнь 2015г. № 305 С15-2155. В этом деле опять же банк спорил с заказчиком по договору подряда и опять тот же самый сюжет, а именно, был заключен госконтракт на разработку проектной документации, был удачный аванс, который не был отработан. Госзаказчик отказывается от договора и идет к банку с требованием выплаты по гарантии неотработанного аванса.

В этом деле была очень интересная специфика, связанная с тем, что требование об уплате гарантии было направлено на почту до истечения, а получено банком после истечения срока действия гарантии. Гарант, сославшись на то, что моментом предъявления требования следует считать момент получения банком соответствующего документа, отказал в платеже.

Банковской гарантией была установлена обязанность бенефициара направить гарантию до истечения срока ее действия. Суды отказали в иске банку, сославшись на ст. 165.1 ГК РФ, указав, что новая норма ГК, которая появилась в Кодексе с 01 сентября 2013 года (о том, что сообщение считается полученным, если оно пришло на почту или самому получателю платежа, либо сработала фикция получения этого документа, т.е. не момент сдачи документа на почту), указав, что гарантия прекратилась.

Но ВС не поддержал такой подход и отменил судебный акт, в котором было отказано в иске, и применил тот же принцип contra proferentem. ВС указал на то, что ст. 165.1 ГК РФ о сообщениях должна быть применена к отношениям, которые возникли до вступления силу закона реформировавшего сделки, т.е. до 01 сентября 2013г. период действием этой нормы не охватывается, гарантия была отправлена 19.07.2013 за 1.5 месяца до вступления в силу правила о гражданско-правовых сообщениях.

Дальше ВС говорит, что если мы не применяем эту норму, то у нас вообще нет никакого регулирования в Кодексе, по которому мы могли бы понять, что такое требование представлено по гарантии, надо тогда интерпретировать гарантию. «Представлено» можно понимать и как «сдали для отправки» и как «получено». Т.е. это двусмысленность в тексте гарантии. А как ее тогда интерпретировать? Т.е. можно и так и так, в чью пользу?

ВС опять вспоминает принцип толкования contra proferentem и говорит, что коль скоро банк профессионал  не озаботился внесением ясности в контракт, т.е. не написал, что гарантия должна быть получена  нами до истечения срока действия гарантии, то тогда это условие будет интерпретироваться против банка. ВС сказал, что достаточно сдачи гарантии для отправки и тогда банк не может отказать в платеже, если гарантия была сдана для отправки до истечения срока ее действия. В итоге, требования к банку были удовлетворены.

Выводы

В первом деле ВС подтвердил, что единственным случаем, когда банк может сослаться на недобросовестность бенефициара и отказать в платеже является случай, когда бенефициар уже получил сполна то, что ему причитается. Коллегия по экономическим спорам подтвердила действие принципа contra proferentem этой части и признала, что все двусмысленности толкуются против стороны, которая составила соответствующий документ, а гарантии всегда составляются самими банками, а не их клиентами, потому что это односторонние сделки.

Ценность второго дела заключается в том, что ВС определил временные рамки действия ст. 165.1 ГК РФ и определили само интерпретационное существо статьи, связанное с моментом, когда соответствующее сообщение считается полученным их адресатом.

Читайте на эту тему



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль