Суд отказал работнице во взыскании премии, несмотря на ее выплату остальным сотрудникам

208
Медрегистратор платного отделения больницы потребовала выплатить ей премию, предусмотренную локальным актом. Работодатель заявил, что премия работнице не полагается, поскольку платные услуги она не оказывала. Работница в свою очередь заявила, что другим работникам, которые не оказывали платных услуг, премия, тем не менее, была выплачена. Суд отказал работнице, исходя из ее же пояснений, что она не выполняла работу, которая была критерием премирования. Факты выплаты такой премии другим сотрудникам суд во внимание не принял, посчитав, что в данном случае они не имеют значения.
 

Предмет спора: взыскать премию и компенсацию за задержку заработной платы
Результат: требования работницы удовлетворены частично, в выплате премии отказано
Убеждающие аргументы:

в локальном акте отсутствовали конкретные основания для премирования премия выплачивается на усмотрение работодателя

Реквизиты дела: решение Останкинского районного суда г. Москвы от 14.06.2013 по делу № 2-2714/13

Фабула дела

17 июля 2012 года работница была принята в городскую клиническую больницу на должность медицинского регистратора. В ноябре ее перевели в консультативно-диагностическое отделение, в котором, в том числе, оказывались платные услуги. 15 января 2013 года работница была уволена по собственному желанию, согласно поданному ранее заявлению. При этом в день увольнения работодатель не выплатил ей часть причитающейся заработной платы. Несмотря на это, 23 января работница вновь была принята на работу в консультативно-диагностическое отделение той же организации, на ранее занимаемую должность. Позднее работница снова написала заявление об увольнении по собственному желанию, в соответствии с которым и была уволена 15 марта 2013 года. При этом выплату заработной платы за отработанный период времени ей снова задержали. Кроме того, сотрудница не получила премию за предыдущий год, которую работодатель выплатил всем остальным работникам организации. Не согласившись с действиями работодателя, работница обратилась в суд.

Работница утверждала, что премию получили даже те работники, которые не имели на это права

Незаконность действий руководства работница обосновывала несколькими доводами. В частности, она ссылалась на то, что окончательный расчет после первого увольнения 15 января был произведен с ней только 8 февраля, в то время как по правилам ст. 140 ТК РФ выплатить всю имеющуюся задолженность работодатель должен был в последний рабочий день. При повторном увольнении выплата заработной платы вновь была задержана, работница получила ее только 25 марта. На этом основании, руководствуясь ст. 236 ТК РФ, она просила суд взыскать с работодателя компенсацию за несвоевременную выплату причитающихся ей денежных средств.

Относительно требования о взыскании премии работница пояснила, что такую выплату получили все работники, кроме нее. При этом она ссылалась на расчетные листки своих коллег, в которых помимо выплаты единовременной ежегодной премии фигурировала премия по хозрасчету. Работница указывала, что конкретные основания для выплаты этой премии ей не известны, но достоверно известно, что эту выплату получили все остальные работники организации.

Она также пояснила, что письменно обращалась к работодателю с этим вопросом и получила от него устный ответ, что невыплата премии была связана с технической ошибкой. Руководитель пообещал включить ее в перечень сотрудников, которым была положена данная премия. По словам работницы, после повторного письменного обращения к работодателю, он изменил свою позицию и разъяснил, что премия ей не полагается, мотивировав это тем, что, несмотря на работу в платном отделении, сама работница не оказывала пациентам платные услуги. Оспаривая этот довод, истица сослалась на представленный самим работодателем приказ о назначении премии, который содержал перечень лиц, получивших ее. Работница пояснила, что в этом перечне также присутствуют работники, которые хотя и не оказывали платные услуги, но все равно получили премию. При этом работница не отрицала, что сама она платные услуги тоже не оказывала.

Но главным аргументом работницы в пользу выплаты премии стала ее ссылка на действующее в организации Положение об оплате труда. Истица утверждала, что согласно Положению премия может выплачиваться всем сотрудникам, в том числе и тем, кто не оказывает платные услуги. Сославшись на конкретный пункт Положения, работница пояснила суду, что в нем только лишь установлены критерии, при отсутствии которых работодатель может отказать в назначении работнику премии. К таким критериям, в частности, относятся наличие у организации достаточных денежных средств и то обстоятельство, что источником получения этих средств должны быть платные услуги.

Сотрудница пояснила, что указанные условия в данном случае были полностью соблюдены, поскольку премия была выплачена всем работникам организации, что свидетельствовало о достаточности у работодателя денежных средств. Отдельно работница указала, что премию получили даже те работники, которые в принципе не относились к медицинскому персоналу. В подтверждение этого работница сослалась на приказ работодателя о выплате премии. Согласно указанному в нем перечню лиц премия была выплачена, в том числе, работнице, которая занимала должность гардеробщицы.

Также истица оспаривала и довод работодателя о том, что она не имела права на премию в связи с тем, что была уволена раньше издания приказа о премировании. В суде она напомнила, что уже через неделю после увольнения была вновь трудоустроена к работодателю на ранее занимаемую должность. В качестве доказательства работница представила трудовую книжку. Работница также возражала против довода о том, что отказ в премии был связан с недостаточно продолжительной работой в отделении платных услуг. В подтверждение несостоятельности этого довода работница сообщила, что согласно предоставленному самим работодателем приказу премию выплатили даже сотруднице, которая вступила в трудовые отношения в последний месяц года, за который была назначена премия.

Обосновывая причиненный моральный вред, работница пояснила, что в связи с наличием иждивенцев испытывает серьезные финансовые трудности. Ей также было морально тяжело самостоятельно обращаться в различные инстанции для подтверждения факта нарушения ее трудовых прав. На этом основании она просила присудить ей 5 тыс. руб. компенсации.

Работодатель считал, что вправе сам определять, кому из работников выплачивать премию

С требованием о выплате премии работодатель не согласился и настаивал на отказе работнице в его удовлетворении. Обосновывая законность невыплаты, работодатель ссылался на Положение об оплате труда. В соответствии с ним право получить дополнительную премию имеют только те работники, которые непосредственно оказывали платные услуги в течение рабочего года. При этом работодатель утверждал, что сама по себе работа в отделении, оказывающем платные услуги, не дает работнику права на получение премии, на невыплату которой ссылалась истица. Кроме того, представитель ответчика указывал на необязательность выплат, предусмотренных в организации. Он отметил, что в соответствии с п. 2.6 Положения об оплате труда главный врач, при наличии достаточных финансовых средств, может, но не обязан устанавливать вознаграждение для сотрудников больницы из прибыли, остающейся в распоряжении учреждения после уплаты всех налогов. Таким образом, вне зависимости от того, имела или не имела работница право на премию, итоговое решение о ее выплате все равно принадлежало работодателю. Решение о выплате премии тому или иному работнику не является обязательным и принимается только главным врачом больницы путем внесения фамилии в соответствующий список.

Кроме того, согласно Положению об оплате труда для работников платного отделения выплата дополнительной премии была положена только тем работникам консультативно-диагностического отделения, которые оказывали платные услуги не менее 9 месяцев. По мнению работодателя, истица к ним не относилась, поскольку отработала в этом отделении меньше 2 месяцев, к тому же была уволена до издания приказа о назначении премии. Это обстоятельство было подтверждено приказом об увольнении и трудовой книжкой. На основании всех этих фактов работодатель просил суд признать доводы работницы несостоятельными и отказать в удовлетворении требования о выплате премии. В то же время довод работницы о получении премии другими работниками, в том числе проработавшими менее 9 месяцев, был работодателем проигнорирован. В возражениях также отсутствовала позиция работодателя относительно выплаты премии работнику, в принципе не относящемуся к медицинскому персоналу. Вместе с тем работодатель сослалсяна пояснения самой работницы, в которых она признала, что сама платных услуг в процессе работы не оказывала.

Относительно задержки выплаты заработной платы при увольнении работодатель признал, что окончательный расчет был произведен с незначительной задержкой. Поэтому против требования о взыскании компенсации он не возражал.

Суд пришел к выводу, что работодатель был вправе не платить работнице премию

Рассмотрев дело по существу и исследовав представленные доказательства, суд установил, что права работницы были нарушены лишь частично. Так, суд принял во внимание выписку из лицевого счета, а также предоставленные по судебному запросу расчетные листки. На основании этих документов он пришел к выводу, что работодатель несвоевременно произвел окончательный расчет, чем нарушил положения ст. 140 ТК РФ. С учетом этого суд взыскал в пользу работницы компенсацию, предусмотренную ст. 236 ТК РФ. В то же время в удовлетворении основного требования, то есть во взыскании премии, суд работнице отказал. При этом довод работодателя о том, что работница не имела права на премию, поскольку уволилась раньше приказа о премировании, был признан судом необоснованным. Суд установил, что согласно представленному Положению об оплате труда значение для выплаты имел только факт работы в организации на момент издания приказа о премировании. Это условие было выполнено, поскольку на момент выплаты премии работница вновь устроилась в организацию.

Вместе с тем суд установил, что премия работнице не положена. Такой вывод был основан прежде всего на том, что согласно действующему в организации Положению об оплате труда выплата премий производится на основании перечня должностей и фамилий, утвержденного главным врачом. Суд указал, что основным условием внесения фамилии работника в этот перечень является факт оказания работником платных услуг. При вынесении решения суд учел пояснения самой работницы, согласно которым, несмотря на работу в платном отделении, непосредственного участия в оказании платных услуг она не принимала. При этом ссылку работницы на выплату премии другим работникам суд не принял во внимание, поскольку пришел к выводу, что право выплаты данной премии полностью принадлежало работодателю.

Между тем тот факт, что премия была выплачена абсолютно всем работникам организации, кроме истицы, в том числе и тем, кому она не полагалась, может свидетельствовать о дискриминации в отношении конкретного работника. В силу ч. 2 ст. 132 ТК РФ дискриминация по уровню оплаты труда запрещена. В то же время премия является составной частью заработной платы, даже если она не является гарантированной выплатой (ст. 129 ТК РФ). Безусловно, выплата премии — это право работодателя, а не его обязанность, но, тем не менее, такое право не может быть произвольным. В данном случае очевиден субъективный подход работодателя к определению тех работников, кто мог претендовать на получение премии, что противоречит обязанности работодателя обеспечивать равную оплату труда равной ценности (ст. 22 ТК РФ). Тем не менее суд проигнорировал это немаловажное обстоятельство. При обжаловании данные доводы, возможно, были бы учтены вышестоящим судом. Однако обжаловать решение работница не стала.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль