Материально ответственный работник. Когда возможно заключение договора хранения

1020
С работниками, в обязанности которых входит хранение вверенных им ценностей, работодатель вправе заключить договоры о полной (индивидуальной или коллективной) материальной ответственности. В то же время бывают случаи, когда в отношении отдельных категорий работников, в частности, хранителей и главных хранителей музейных предметов, работодатель считает возможным заключить гражданско-правовой договор ответственного хранения. Работодателю это выгодно, так как позволяет ему возлагать на работника имущественную ответственность по нормам гражданского права, а не материальную ответственность, предусмотренную нормами трудового права (в большей мере отвечающую интересам работника). С другой стороны, есть большой риск, что в случае спора, суд может отказать работодателю в удовлетворении иска.

Работодатель не вправе заключать договор хранения с работником

В настоящее время в учреждениях культуры (музеях) с хранителями и главными хранителями музейных предметов обычно заключаются гражданско-правовые договоры хранения (ответственного хранения) музейных предметов (коллекций). Правомерность заключения таких договоров вызывает большие сомнения по следующим причинам.

Главный хранитель музея, а также хранитель музея по своему трудо-правовому статусу являются работниками и находятся в трудовых отношениях с организацией-работодателем (учреждением культуры) в соответствии со ст. 11 Трудового кодекса РФ. В связи с этим на них распространяется законодательство о труде. По общему правилу, предусмотренному ст. 241 ТК РФ, материальная ответственность работников ограничивается пределами среднемесячного заработка. Случаи полной материальной ответственности носят исключительный характер и перечислены в ст. 243 ТК РФ. К ним, в частности, относится случай недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора. Правомерное заключение такого специального договора (договора о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности) в соответствии со ст. 244 ТК РФ допускается лишь при соблюдении ряда условий, предусмотренных данной статьей Трудового кодекса РФ. Такие договоры могут заключаться лишь с работниками, непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество, достигшими возраста 18 лет, и если выполняемая работником работа включена в перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться данные договоры. Действующие в настоящее время нормативные акты, в числе которых Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества и Перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества (утв. постановлением Минтруда и соцразвития РФ от 31.12.2002 № 85 предусматривают, в частности, что такие договоры могут заключаться при выполнении работ по хранению драгоценных и полудрагоценных металлов, камней и иных материалов, а также изделий из них.

Таким образом, трудовая функция хранителей и главных хранителей музея вполне удовлетворяет требованиям, предъявляемым трудовым законодательством к заключению договоров о полной индивидуальной и коллективной (бригадной) материальной ответственности. Такие договоры могут и должны заключаться с ними для создания надлежащего правого режима хранения музейных ценностей.

Между тем с данными категориями работников на практике обычно заключаются гражданско-правовые по своему содержанию договоры ответственного хранения. Они обычно предусматривают возложение на работников гражданско-правовой имущественной ответственности за утрату, недостачу или повреждение музейных предметов, принятых на ответственное хранение. Полагаем, что возместить в таких случаях работниками ущерб отраслевыми юридическими средствами будет крайне сложно. При рассмотрении соответствующего искового заявления суд установит наличие трудовых отношений между истцом и ответчиком и будет руководствоваться нормами трудового права при определении возможностей возложения на работника материальной, а не гражданско-правовой имущественной ответственности. Условия таких договоров об имущественной гражданско-правовой ответственности, скорее всего, будут оценены судом как ухудшение положения работника по сравнению с трудовым законодательством, как ограничение его права, предусмотренного ст. 241 ТК РФ, на ограниченную материальную ответственность в случае виновного, противоправного причинения ущерба имуществу (музейным ценностям), находящемуся у работодателя на хранении. Ведь к случаям полной материальной ответственности, предусмотренным ст. 243 Трудового кодекса РФ, заключение с работниками гражданско-правовых договоров хранения не относится.

Таким образом, при заключенных гражданско-правовых договорах ответственного хранения, в случае недостачи или повреждения музейных предметов, переданных главным хранителям и хранителям по данным договорам, они смогут нести не имущественную гражданско-правовую, и лишь ограниченную материальную ответственность в пределах своего среднемесячного заработка (если возложение на них полной материальной ответственности не будет возможно по другим основаниям, предусмотренным ст. 243 ТК РФ).

Взыскание неустойки с работника не допускается

Понятия ущерба (убытков) как основания возложения имущественной (материальной) ответственности различны в трудовом и в гражданском праве. Согласно ч. 1 ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. При этом неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. В соответствии с п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб). К убыткам также относятся неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Понятие неустойки как способа обеспечения исполнения обязательств также отсутствует в трудовом праве, и применение его к работнику, не исполнившему надлежащим образом договор ответственного хранения также недопустимо в силу ухудшения его положения по сравнению с трудовым законодательством.

Следует также отметить, что в крайне редких случаях трудовое законодательство допускает возложение на работника обязанности по возмещению убытков по нормам гражданского права, но лишь по отношению к отдельным категориям работников и в случаях, предусмотренных непосредственно Трудовым кодексом РФ. Так, часть 2 ст. 277 ТК РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством. Правовую норму, содержащуюся в ч. 2 ст. 277 ТК РФ, следует рассматривать как серьезное ограничение права работника-руководителя организации на полную материальную ответственность с обязанностью возмещения прямого действительного ущерба, а не упущенной выгоды (неполученных доходов), то есть, как повышение его материальной ответственности. Согласно ст. 252 ТК РФ особенности регулирования труда, влекущие за собой снижение уровня гарантий работникам, ограничение их прав, повышение их дисциплинарной и (или) материальной ответственности, могут устанавливаться исключительно настоящим Кодексом либо в случаях и порядке, им предусмотренных. Таких особенностей повышения материальной ответственности главных хранителей и хранителей музейных предметов Трудовым кодексом РФ не предусматрено.

Для обеспечения надлежащего правового режима хранения музейных ценностей (предметов) в условиях действующего законодательства, по нашему мнению, наиболее юридически оптимальным будет заключение с главными хранителями и хранителями музейных предметов договоров о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности за недостачу вверенного имущества (музейных предметов).

Если в обязанности работника не входит хранение ценностей, оснований для заключения договора о полной материальной ответственности нет

Говоря о главном хранителе музея важно подчеркнуть, что заключение с ним договора о полной материальной ответственности будет возможным лишь при соблюдении требований, предусмотренных в примечании к п. 4 Инструкции от 17.07.1985 по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР (продолжает действовать и в настоящее время; далее – Инструкция). В соответствии с ним в музеях, где главный хранитель (зав. фондами) является одновременно и хранителем музейных ценностей, он несет в установленном порядке также материальную ответственность за сохранность находящихся на его хранении предметов. Очевидно, что лишь при этих указанных в данном примечании условиях главного хранителя по его трудовой функции можно рассматривать как работника, непосредственно обслуживающего (хранящего) музейные предметы. Лишь тогда его трудовая деятельность (по непосредственному хранению музейных предметов) удовлетворяет требованиям, предъявляемым к ней ст. 244 ТК РФ, как необходимое условие для заключения договора о полной материальной ответственности.

В связи с этим важно подчеркнуть, что заключение договоров о полной материальной ответственности с иными категориями работников в учреждениях культуры (музеях), не выполняющих обязанности по непосредственному хранению музейных ценностей, будет юридически ничтожным (не порождающим юридических последствий). Так, например, заключение договора о полной индивидуальной материальной ответственности с заместителем директора по учету и хранению будет противоречить требованиям ст. 244 ТК РФ и не позволит возложить на заместителя директора полную материальную ответственность по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Отождествлять общую ответственность директора, заместителя директора за сохранность имущества организации и полную материальную ответственность работников по договорам о полной индивидуальной материальной ответственности нельзя. Директор, заместитель директора, главный бухгалтер не рассматриваются трудовым законодательством как лица непосредственно обслуживающие материальные ценности. О неукоснительном соблюдении указанных норм свидетельствует судебная практика. Положения Инструкции по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР, разработаны с учетом норм, содержащихся в Трудовом кодексе РФ (на время принятия Инструкции – в КЗоТ РСФСР). Инструкция предусматривает, что учет и хранение музейных ценностей осуществляют хранители фондов и экспозиций музея. Они, в частности, обязаны проводить прием фондов на материально ответственное хранение по соответствующим актам с перечислением всех принимаемых предметов и указанием состояния их сохранности в момент приема.

Примечание к п. 4 Инструкции устанавливает, что в музеях, где главный хранитель (зав. фондами) является одновременно и хранителем музейных ценностей, он несет в установленном порядке также материальную ответственность за сохранность находящихся на его хранении собраний.

Таким образом, Инструкция по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР, устанавливает особый правовой статус хранителя и главного хранителя музея. Лишь они являются специальными субъектами (работниками), которым допускается передача на материально ответственное хранение музейных ценностей (предметов, коллекций). Лишь с ними возможно заключение договоров о полной материальной ответственности в соответствии с действующим законодательством о труде. Директора и заместителя директора музея по учету и хранению Инструкция к таким специальным субъектам не относит, передачу им на ответственное хранение музейных ценностей не предусматривает.

Аргументы в пользу гражданско-правового договора хранения

Аргумент 1. С хранителями музеев нельзя заключать договоры о полной индивидуальной и коллективной (бригадной) материальной ответственности в силу того, что музейные предметы не подлежат бухгалтерскому учету в учреждениях культуры (музеях).

Контрдовод.Статья 238 ТК РФ относит к прямому действительному ущербу, в частности, реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества, в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества. Таким образом, для возложения на работника (хранителя музея) материальной ответственности не требуется, чтобы имущество (музейные предметы) находились у организации-работодателя на праве собственности (хозяйственного ведения или оперативного управления) и являлись объектом бухгалтерского учета. Достаточно того, что учреждение культуры (музей) осуществляет хранение и обеспечивает сохранность музейных предметов в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 26.05.1996 № 54-ФЗ.

Аргумент 2. Музейные предметы, не относятся к имуществу и не могут в силу этого передаваться на хранение по договору о полной индивидуальной материальной ответственности.

Контрдовод. Если не относить музейные предметы к имуществу, то возникают вопросы о правомерности их передачи на хранение по гражданско-правовым договорам хранения. Ведь по договору хранения, согласно ст. 886 ГК РФ, может передаваться на хранение исключительно имущество (вещи).

Сравнительно-правовой анализ ст. 128 ГК РФ и ст. 3 ФЗ Федерального закона от 26.05.1996 № 54-ФЗ позволяет сделать однозначный вывод о том, что музейный предмет следует рассматривать как имущество (как вещь, обладающую дополнительными свойствами, указанными в ст. 3 названного закона). Лишь в качестве вещи (имущества) музейный предмет может быть передан хранителю музея на хранение.

Работник отвечает только за недостачу ценностей, но не за их повреждение

Следует также учитывать, что директор учреждения культуры (музея) является субъектом полной материальной ответственности, но по другому основанию. Часть 1 ст. 277 Трудового кодекса РФ предусматривает, что руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Полная материальная ответственность может быть возложена и на заместителя директора учреждения культуры (музея), а также и на главного бухгалтера учреждения культуры (музея) но, в первую очередь, в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 243 ТК РФ, устанавливающей, что материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть определена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером. Кроме того, полная материальная ответственность может быть возложена на заместителя директора, главного бухгалтера, а равно иных работников учреждения культуры (музея) по иным основаниям, предусмотренным ст. 243 ТК РФ, если их трудовая деятельность и случаи (основания) причинения ущерба будут удовлетворять требованиям ст. 243 ТК РФ. Например, п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ устанавливает полную материальную ответственность в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда. Субъектом полной материальной ответственности по этому основанию может быть любой работник учреждения культуры (музея) при совершении им юридических действий, предусмотренных п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, независимо от характера его трудовой функции и обслуживания им музейных ценностей.

Вышеизложенное не означает, что все вопросы обеспечения надлежащего правого режима хранения музейных ценностей решаются простым заключением договоров о полной материальной ответственности с главными хранителями и хранителями музеев. К сожалению, п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ предусматривает полную материальную ответственность за причиненный прямой действительный ущерб на основании заключенного специального договора (о полной материальной ответственности) лишь за недостачу вверенного работнику имущества, но не за его повреждение. Таким образом, хранитель (главный хранитель), виновно и противоправно допустивший повреждение музейных предметов (без их недостачи), не будет нести полную материальную ответственность по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. В этом случае следует признать более удачной редакцию п. 3 ч. 1 ст. 121 прежнего КЗоТ РФ, которая предусматривала полную материальную ответственность, когда между работником и предприятием заключен письменный договор о принятии на себя работником полной материальной ответственности за необеспечение сохранности имущества и других ценностей, переданных ему для хранения или для других целей. Категория необеспечения сохранности более широкая по своему юридическому содержанию, чем категория недостачи, но, к сожалению, п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ использует именно категорию недостачи.

Наиболее рациональным, с нашей точки зрения, было бы распространение на главных хранителей и хранителей музея действия норм о полной материальной ответственности в силу прямого указания закона. Так, п. 1 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ предусматривает возложение на работника полной материальной ответственности, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей. Для этого в Федеральном законе от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» необходимо закрепить норму, обязывающую возлагать на главных хранителей и хранителей музеев полную материальную ответственность за необеспечение сохранности музейных предметов, переданных им на хранение. Кроме того, возможно сохранение полной материальной ответственности работников указанной категории и в силу договоров о полной материальной ответственности, но с приведением понятийного аппарата Перечня должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, и Перечня работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества в соответствие с положениями Федерального закона от 26.05.1996 № 54-ФЗ. Допустим, указать в данных перечнях работы, связанные с хранением музейных предметов, а также должности хранителей и главных хранителей музейных предметов (последних, при условии непосредственной передачи им на хранение музейных предметов).



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль