Квалификация несчастного случая: коллизии и их решения

147
• Когда алкогольное опьянение работника не влияет на связь несчастного случая с производством• При каком условии принадлежность транспортного средства не имеет приоритетного значения для квалификации несчастного случая• Следует ли учитывать факт выполнения работы, не обусловленной трудовым договором и повлекшей наступление несчастного случая

Признаки несчастного случая

О чем должен помнить работодатель. В силу ст. 229.2 ТК РФ только комиссия по расследованию несчастного случая вправе квалифицировать его как связанный или не связанный с производством, основываясь на установленных ею обстоятельствах дела. Тем не менее данная процедура порой вызывает острые дискуссии, во избежание которых в данной статье раскрыты некоторые ее аспекты. В частности, квалификация несчастного случая подразумевает анализ определенных признаков произошедшего несчастного случая:
– производственного;
– субъектного;
– территориального (пространственного);
– временного.

То есть установлению подлежит, кто, на каком основании, при каких обстоятельствах, где и в какое время действовал в момент наступления несчастного случая.

О производственном и субъектном признаках. К сожалению, не вполне удачная формулировка «несчастный случай на производстве» иногда становится причиной ее ограниченного понимания: предполагается, что такой случай может иметь место только в производственных организациях, работа в которых осуществляется при помощи технического оборудования или в условиях машинного производства. В то же время ст. 227 ТК РФ уточняет, что производственный признак включает в себя все ситуации, когда работник осуществляет трудовую деятельность в свое рабочее время независимо от его должности и профессиональных обязанностей. Иными словами, несчастный случай на производстве может произойти и при выполнении офисной, непроизводственной работы. Надлежащим субъектом выступает работник, состоящий на момент наступления несчастного случая в трудовых отношениях с работодателем.

Судебная практика1.
В Коркинском филиале ОАО «Челябинскгазком» произошел несчастный случай с грузчиком: в рабочее время по просьбе водителя работник изготавливал на станке ручку для швабры, в результате чего травмировал себе руку. Комиссия по расследованию обстоятельств и причин несчастного случая квалифицировала событие как связанное с производством. В частности, она ссылалась на ст. 229.2 ТК РФ, поскольку в установленный этой нормой перечень несчастных случаев, не связанных с производством, инцидент с грузчиком не подпадал. Представитель ГИТ поддержал позицию работодателя, так как несчастный случай произошел с работником при осуществлении им иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем. Выполняя работу, не обусловленную трудовым договором, на деревообрабатывающем станке, грузчик нарушил требования охраны труда, внутреннего трудового распорядка, но неправомерных действий не совершал. Региональное отделение ФСС оспорило такой вывод, поскольку в обязанности работника не входило выполнение работ на каком-либо станке, он не обязан был знать правила их использования, а работодатель, в свою очередь, не должен был инструктировать его по данным вопросам. Более того, водитель, чью просьбу якобы выполнял грузчик, не является работником ОАО «Челябинскгазком».

Однако суды обеих инстанций остались на стороне работодателя. Во-первых, несчастный случай произошел на территории предприятия, в рабочее время, вследствие использования работником станка, допущенного работодателем в эксплуатацию без защитного ограждения, и при отсутствии контроля за использованием указанного оборудования и дисциплиной работников. Во-вторых, произошедший случай не подпадает под перечень, установленный ст. 229.2 ТК РФ.

Доводы о том, что несчастный случай произошел при выполнении работы, не обусловленной трудовым договором, по просьбе лица, не являющегося работником предприятия (то есть не в интересах работодателя), не могут быть приняты во внимание. Следовательно, данный несчастный случай произошел в связи с правомерными действиями грузчика, обусловленными трудовыми отношениями с работодателем, и, следовательно, связан с производством.

Таким образом, комиссии по расследованию несчастного случая надлежит, помимо прочего, устанавливать характер действий работника. И не следует спешить с выводами в том случае, если формально работник не получал официального распоряжения от работодателя совершать какие-либо действия.

О пространственном признаке. По общему правилу он заключается в том, что несчастный случай должен наступить на территории работодателя или на любой иной территории, где работник находился в силу своего подчинения, по поручению либо в интересах работодателя.

Судебная практика2.
По устному распоряжению ведущего инженера электромонтер в рабочее время поехал с ним в хозяйственный магазин для оказания квалифицированной помощи в приобретении электротоваров для производственных нужд. Возвращаясь к месту работы, они попали в дорожно-транспортное происшествие, которое впоследствии было квалифицировано как несчастный случай на производстве. Однако Московское региональное отделение ФСС отказалось признать его страховым. Суд в своем постановлении указал, что работники следовали в магазин на машине, которая не была предоставлена работодателем для исполнения должностных обязанностей. По должностной инструкции ведущий инженер вправе отдавать устные распоряжения, на основании которых электромонтер и поехал в магазин для совершения правомерных действий в интересах работодателя. Таким образом, получение устных распоряжений, которое лицо обязано выполнять в силу трудовых отношений с работодателем, превалирует как квалифицирующий признак над тем фактом, что для их исполнения лицо воспользовалось транспортом не работодателя. Иными словами, использование и принадлежность транспортного средства в данном деле имеет лишь условное значение, так как пострадавший при этом исполнял должностные обязанности и не имел объективной возможности повлиять на выбор действий или способа их осуществления (т. е. транспортного средства).

При рассмотрении комиссией подобного рода случаев следует обращать внимание на то, что такой формальный признак, как использование не принадлежащего работодателю транспортного средства, иного оборудования, инструментов и проч., не может являться определяющим признаком при квалификации, и необходимо оценивать его в совокупности с иными признаками.

О временном признаке. Он выражается в том, что несчастный случай произошел в рабочее время либо когда работник следовал к месту служебной командировки или обратно, на работу или с нее на предоставленном работодателем (или личном – при его использовании в производственных целях) транспортном средстве, осуществлял служебную поездку (уже независимо от вида транспорта) и в некоторых иных случаях, прямо указанных в законе.

Судебная практика3.
А. получил в рабочее время несовместимые с жизнью травмы в результате дорожно-транспортного происшествия. Доказательством того, что несчастный случай имел место в рабочее время, служил табель учета рабочего времени. Следовательно, имеется временной признак. Тем не менее Московский областной суд исходил из конкретных обстоятельств дела: А. попал в дорожно-транспортное происшествие, когда он шел на автобусную остановку и переходил трассу. Поскольку он в тот момент не исполнял должностные обязанности и не находился на территории работодателя, его травмы к производственным не относятся.

Таким образом, суд установил приоритет одних квалифицирующих признаков над другими – рассматриваемый случай произошел с лицом, состоящим в трудовых отношениях с работодателем, в его рабочее время, но работник в период наступления несчастного случая получил официальное разрешение покинуть свое рабочее место (прекратить исполнение своих должностных обязанностей) и не действовал тогда прямо или косвенно в интересах работодателя либо по его поручению.

Комиссия в подобных случаях должна устанавливать, в какое время, на каком основании работник находился (отсутствовал) на рабочем месте и какими документами это подтверждается. Важно все доводы комиссии подкреплять документально с тем, чтобы ее выводы соответствовали общей картине несчастного случая и были максимально объективны. Если невозможно установить отдельные факты с помощью официальных документов (приказов, распоряжений и проч.), не следует пренебрегать и другими источниками информации. Например, на одном из заводов имел место случай, когда работник ссылался на погодные условия, в результате которых он поскользнулся и повредил руку. Комиссия проверила данный факт уже после выписки работника из медицинского учреждения и приложила в качестве обоснования распечатку прогноза погоды на соответствующий день. Иными словами, документальная база должна быть максимально полной и позволять как можно более однозначно оценивать выводы комиссии.

Необходимые условия для квалификации

Однако даже если вышеперечисленные признаки есть в наличии, этого недостаточно, чтобы приступить к квалификации несчастного случая, поскольку необходимо, чтобы подтвердилось отсутствие ряда обстоятельств. В частности, если смерть работника наступила вследствие общего заболевания или самоубийства, смерть или повреждение здоровья из-за алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения пострадавшего либо совершения пострадавшим уголовно наказуемого деяния, ст. 229.2 ТК РФ допускает квалификацию несчастного случая как не связанного с производством.

Судебная практика4.Охранник отравился угарным газом, находясь в состоянии алкогольного опьянения, которое подтверждается судебно-медицинской экспертизой. Вместе с тем единственной причиной смерти стало отравление угарным газом. Позиция регионального отделения ФСС сводилась к тому, что данный инцидент не может быть квалифицирован как несчастный случай на производстве в силу ст. 230 ТК РФ. Однако суд постановил: поскольку согласно заключению экспертизы единственной причиной смерти работника явилось отравление угарным газом, а не алкогольное опьянение, указанный случай должен быть квалифицирован как связанный с производством.Аналогичное решение было вынесено тем же судом по делу № А60-7891/2005-С9. Работник, находясь в состоянии алкогольного опьянения, погиб в результате дорожно-транспортного происшествия. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть наступила в результате тупой травмы в сочетании с травматическим шоком, доказательств причинно-следственной связи между нахождением его в состоянии алкогольного опьянения и смертью нет.Таким образом, суд исходит не столько из наличия квалифицирующих признаков, сколько из отсутствия тех признаков, которые однозначно препятствовали бы квалификации случая как связанного с производством. Поэтому следует внимательно изучить формулировку медицинского заключения, прежде чем приходить к выводу о квалификации несчастного случая, даже если отдельные факты указывают на то, что пострадавший находился в состоянии алкогольного, токсического или иного опьянения. Иными словами, не следует отождествлять причины, спровоцировавшие несчастный случай, и причины, которые технически его обусловили.Коллизии квалифицирующих признаковПри составлении акта о несчастном случае зачастую комиссия буквально трактует вышеперечисленные признаки и условия, пренебрегая тщательным изучением конкретных обстоятельств дела. Особую сложность представляют коллизии квалифицирующих признаков, то есть когда имеются условия и «за», и «против» определения случая как связанного с производством. Поэтому при рассмотрении такого рода дел необходимо дополнительно устанавливать соотношение и приоритетность указанных выше признаков.Судебная практика5.Операторы по добыче нефти и газа, после того как сдали в установленном порядке смену, отправились на отдых согласно графику сменности. В силу специфики вахтового метода работы, отдых был организован в вахтовых вагончиках без выезда к постоянному месту жительства. Во время отдыха и в отсутствие согласования своего отъезда с руководством работники уехали на личном автотранспорте. В результате столкновения со стоящим на обочине автомобилем двое работников погибли, двое получили травмы легкой степени. Комиссия квалифицировала случай как связанный с производством, но работодатель ее решение обжаловал. Первоначально суды не соглашались с его доводами, ссылаясь, что при вахтовом методе работы вводится суммированный учет рабочего времени, при котором учетный период охватывает все рабочее время, время в пути от места нахождения предприятия (от пункта сбора) до места работы и обратно, а также время отдыха. То есть трудовые отношения на протяжении всего периода работы не прерываются и несчастный случай, имевший место во время междусменного отдыха, следует квалифицировать как связанный с производством.Но ВС РФ резонно не согласился с такими выводами, исследовав правомерность отождествления междусменного отдыха и рабочего времени для целей квалификации несчастного случая. Так, понятие первого не охватывается понятием «время выполнения работ на объекте» и, следовательно, включаемое в учетный период время междусменного отдыха не может рассматриваться как свидетельство исполнения в этот момент работником своих должностных обязанностей. Кроме того, наличие трудовых отношений между работником и работодателем само по себе не может иметь определяющего значения при квалификации несчастного случая и определять его связь с производством.Установление связи несчастного случая с производством представляет собой вопрос непростой и зависимый от конкретных обстоятельств. С одной стороны, законодательство предусматривает определенный набор квалифицирующих признаков, но на практике приходится сталкиваться с их коллизией. Имеющаяся судебная практика позволяет сформулировать некоторые исходные положения, которые следует учитывать при изучении того или иного несчастного случая:– наличие трудовых отношений между работником и работодателем само по себе не может иметь определяющего значения при квалификации несчастного случая;– для признания несчастного случая на производстве страховым достаточно того, что он произошел в рабочее время и в связи с выполнением застрахованным действий, обусловленных трудовыми отношениями или совершаемых правомерно в интересах работодателя;– если алкогольное опьянение не является единственной причиной смерти лица в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, то оно не предопределяет характер несчастного случая как не связанного с производством.В настоящее время закон не устанавливает какой-либо приоритетности признаков или типовых ситуаций, поскольку комиссии по расследованию несчастного случая надлежит руководствоваться материалами каждого конкретного происшествия с начальной опорой на закон. Квалификация несчастного случая – бесспорное право комиссии, но цель расследования – не только юридическая оценка имеющихся обстоятельств, но и установление их правового влияния на связь произошедшего события с производством.   Несчастные случаи на производстве: нарушения, допускаемые работодателямиВ 2010 г. основными нарушениями порядка расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве Роструд назвал1:– несоблюдение установленных сроков расследования;– несоответствие причин несчастных случаев на производстве, установленных в ходе расследования, фактическим обстоятельствам происшествия;– нарушение установленного порядка направления извещений о групповых несчастных случаях, тяжелых несчастных случаях, несчастных случаях со смертельным исходом в органы и организации, указанные в ст. 228 ТК РФ, и, как следствие, – их расследование комиссиями ненадлежащего состава;– необоснованное возложение вины на пострадавшего (в первую очередь – при проведении расследований легких несчастных случаев комиссиями организаций) и, как следствие, – необоснованное освобождение от ответственности должностных лиц организаций, ответственных за допущенные нарушения государственных нормативных требований охраны труда, послуживших истинными причинами несчастных случаев;– нарушение установленного порядка оформления материалов расследования, в том числе актов о несчастных случаях на производстве формы Н-1;
– необоснованная квалификация несчастных случаев как не связанных с производством и др.

_________________________
1 По официальным данным Роструда.
_________________________

 

Расследование несчастного случая: возможности снизить риск трудового спора

Здравый смысл подсказывает: если на предприятии происходят несчастные случаи, работодателю стоит задуматься о превентивных мерах по возникновению трудовых споров по данным вопросам. В связи с этим можно дать ряд рекомендаций и предложений.

Так, в силу ст. 212 ТК РФ обязанность работодателя по обеспечению безопасных условий труда на практике предполагает управление логично выстроенными производственными, нормативными и социальными процессами в организации. Поэтому одна из главных задач ее руководителя – грамотно делегировать полномочия и ответственность работникам в области охраны труда, а именно:
– принять локальные нормативные акты, регламентирующие порядок оперативных действий при наступлении несчастного случая, формы и способы оперативного контроля за соблюдением конкретных требований охраны труда по выполняемым видам работ,
– избегать формального дублирования общих положений об ответственности в должностных инструкциях работников, предельно конкретизировать их для каждой должности.

В подавляющем большинстве случаев размытие зоны ответственности порождает конфликты внутри организации, формирует риск неправомерного использования административных ресурсов во избежание личной ответственности конкретных работников, серьезно осложняет работу комиссии по расследованию, мешает объективному исследованию причин несчастного случая.

Одним из эффективных способов решения указанной задачи на практике представляется построение матрицы распределения ответственности и полномочий по обеспечению безопасных условий труда по трем основным критериям: ответственность, полномочия и взаимодействие. В случае возникновения трудового спора это поможет четко и аргументированно определить позицию работодателя по степени вины причастных работников, в том числе и потерпевшего, снизить уровень эмоциональной напряженности спора, а иногда и уровень притязаний последнего. Следует иметь в виду, что перечень документов, представляемых в соответствии со ст. 229.2 ТК РФ работодателем при расследовании несчастного случая, не является исчерпывающим. Его позиция должна найти логичное отражение в ключевых вопросах акта расследования, например, в п. 6 формы № 4 и п. 10 формы № 2, утвержденных постановлением Минтруда РФ от 24.10.2002 № 73. Это позволит работодателю по окончании расследования несчастного случая наряду с организационными сделать и дисциплинарные выводы.Также вероятность возникновения трудового спора снижает участие пострадавшей стороны в расследовании. Так, часть 10 ст. 229 ТК РФ предусматривает право, а не обязанность пострадавшего, его законного представителя или иного доверенного лица на личное участие в установлении причин несчастного случая. А в силу ч. 11 ст. 229 ТК РФ работодатель или председатель комиссии обязаны ознакомить указанных лиц с материалами дела, если они не принимали участия в расследовании. Практический опыт позволяет сказать, что именно на данной стадии зарождается значительная часть конфликтов, начинают затягиваться сроки расследования и проч. Поэтому в интересах работодателя вовлечь пострадавшую сторону в процесс расследования, беря в учет деликатные обстоятельства каждого несчастного случая.

 

Можно ли потребовать дополнить документ, который уже проходил в качестве доказательства по другому делу?

Вдова работника ОАО «Н», погибшего в результате несчастного случая на производстве, подала иск в суд с требованием внести коррективы в формулировки акта о несчастном случае. По ее мнению, это необходимо для восстановления «доброго имени» погибшего супруга, поскольку все обстоятельства и причины несчастного случая этим актом не были установлены, что может повлиять уже на ее права. Так, она просила в тексте документа указать причиной несчастного случая не только алкогольное опьянение работника, но и опасные производственные факторы (газоопасность, запыленность, высокая температура) и необеспечение работодателем безопасных условий труда.

И если первая инстанция удовлетворила иск в части, то кассация прекратила производство по делу. В определении Липецкий областной суд подчеркнул, что оспариваемый акт еще до возбуждения этого гражданского дела выступал доказательством в двух взаимосвязанных процессах:
– в первом – по иску той же истицы к ОАО «Н» о компенсации морального вреда, причиненного смертью мужа в результате несчастного случая на производстве;
– во втором – по иску ОАО «Н» к ГИТ об отмене предписания государственного инспектора труда в Липецкой области.

Как усматривается из принятых по ним решений, суд исследовал все представленные сторонами доказательства, в том числе акт о несчастном случае на производстве. Этот документ оба раза был признан допустимым доказательством. При этом действующее гражданское процессуальное законодательство не предоставляет права самостоятельного оспаривания какого-либо доказательства по делу, и, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ, суд производство по делу прекратил.

Подробнее см.: определение Липецкого областного суда от 02.02.2011 по делу № 33-304/2011.

_________________________
1 Определение Челябинского областного суда от 09.04.2010 по делу № 33-2842/2010.2Постановление Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 № 11775/10.

3Определение Московского областного суда от 03.06.2010 по делу № 33-10552.

4 Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2005 по делу № А60-1568/2005-С9.

5Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2008 № 46-В08-2.
_________________________



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль