Спор о законности перевода: двойной переворот за пять кругов

78
Когда уведомление о переводе на другую должность можно трактовать как предложение о трудоустройстве в порядке ст. 74ст. 74 ТК РФВ каких пределах надзорная инстанция вправе исправлять ошибки нижестоящих судов

Судебная статистика свидетельствует о многочисленных выявленных фактах принуждения работников к увольнению по собственному желанию или по соглашению сторон. Такие факты действительно имеют место. Приведем конкретный пример.

История конфликта

Предпосылки. С 12.12.2007 И. работала по бессрочному трудовому договору начальником департамента по связям с инвесторами одного из крупных российских банков (входит в тридцатку крупнейших). После рождения ребенка (01.07.2008) и нескольких безуспешных попыток, начиная с августа 2008 г., выйти из декретного отпуска досрочно, 05.11.2008 И. приступила к работе после декретного отпуска. Уже на другой день, 06.11.2008, ее пригласили на встречу заместители председателя правления Ш. и Г., а также начальник управления кадрами Н., которые потребовали от нее либо написать заявление об увольнении по собственному желанию, либо подписать соглашение о расторжении трудового договора, не предусматривающее выплаты выходного пособия. Естественно, она отказалась выполнить указанные требования. Тогда от И. потребовали подписать соглашение об уменьшении размера ее заработной платы, но она, опять же, ответила отказом.

После этого в отношении нее были предприняты действия, целью которых было, по мнению И., спровоцировать ее увольнение. На свет появилось распоряжение, которым в одностороннем порядке (без согласия работника) была изменена трудовая функция И. Указанное распоряжение лишило ее возможности выполнять трудовую функцию, определенную трудовым договором и Положением о департаменте по связям с инвесторами. По сути, она была переложена на Г. После этого И. могла сдавать только ежедневные отчеты о выполнении поручений куратора, еженедельный отчет об использовании рабочего времени за неделю, а также отчет о ведении интернет-сайта по пятницам. Работники возглавляемого И. департамента переведены в помещение по другому адресу (без всякого уведомления кого-либо из работников). С веб-сайта компании удалены ее имя и контактная информация, а вместо нее размещена в качестве контактной для инвесторов информация о других работниках.

В этой связи 24.11.2008 И. обратилась к председателю правления банка с просьбой отменить незаконное распоряжение, но лишь 10.12.2008 тот ответил ей, что оно не изменяет ее трудовую функцию. Стоит также отметить, что 18.11.2008 И. обратилась с заявлением о предоставлении дополнительного времени для отдыха и кормления ребенка, но в нарушение ст. 258 ТК РФ ей был предоставлен на это всего один час. В ответе председателя правления банка со ссылкой на ст. 93 ТК РФ ей предлагалось при наличии на то ее просьбы установить неполный рабочий день с оплатой пропорционально отработанному времени. Между тем дополнительное время для кормления ребенка, предоставляемое на основании ст. 258 ТК РФ, оплачивается в размере среднего заработка.

Обращение к руководству банка о проведении переговоров и выработке взаимовыгодного решения было проигнорировано.

Прокурорское реагирование. И. обратилась с жалобой в прокуратуру г. Москвы и ГИТ в г. Москве. Однако из ответа главного госинспектора труда в г. Москве, который был получен 20.02.2009, следовало, что ГИТ в г. Москве совместно с Мещанской межрайонной прокуратурой г. Москвы провели проверку, но нарушений трудового законодательства не установили.

27.02.2009 аналогичный ответ был получен из Мещанской межрайонной прокуратуры г. Москвы. Более того, 27.02.2009 И. получила ответ еще и из прокуратуры г. Москвы: «по результатам проверки оснований для вмешательства прокуратуры города в настоящее время не имеется».

Увольнение. 04.06.2009 И. была уведомлена о ее предстоящем переводе с 10.08.2009 с должности начальника департамента по связям с инвесторами в связи с его реорганизацией на должность начальника вновь создаваемого информационно-аналитического управления. Однако ей не предоставили возможности ознакомиться с положением о новом управлении и должностными инструкциями предлагаемой должности для принятия решения о предложении другой работы. Дело в том, что указанные документы были утверждены правлением банка лишь 04.08.2009, то есть о грядущих изменениях работника уведомили за два месяца до этого. Ознакомиться с документами И. смогла лишь 07.08.2009: после истечения крайнего срока, когда она должна была сообщить свое решение работодателю, и за несколько часов до начала процедуры ее увольнения. Так как И. отказалась от предложенного перевода, в тот же день ее уведомили об отсутствии других вакансий и издали приказ о ее увольнении в связи с отказом от продолжения работы (п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (ст. 74 ТК РФ). Причем департамент по связям с инвесторами был расформирован лишь 10.08.2009, то есть фактически И. была уволена с должности руководителя действующего департамента
Посчитав увольнение незаконным, И. обратилась в суд.

Круг 1. Предложение о трудоустройстве

Позиция работника. Статья 74 ТК РФ предусматривает изменение определенных сторонами условий трудового договора по инициативе работодателя, за исключением трудовой функции работника. Между тем уведомлением от 04.06.2009 И. был предложен перевод на должность начальника информационно-аналитического управления с троекратным снижением размера заработной платы (причем остальным работникам размер заработной платы сохранялся). Однако переводом на другую работу следует считать постоянное или временное изменение трудовой функции работника (ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ, п. 16 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2). В этой связи совершенно очевидно, что инициатива работодателя изначально была направлена не на изменение определенных сторонами условий трудового договора, а на изменение трудовой функции И. Впрочем, по факту ее трудовая функция как начальника департамента по связям с инвесторами была передана заместителю председателя правления банка Г. еще в ноябре 2008 г. распоряжением № 153р от 18.11.2008.)

Следовательно, в сложившихся обстоятельствах И. имела полное право отказаться от предложенного перевода, а ее увольнение по указанным в соответствующем приказе основаниям не может быть признано законным (ст. 74, 77, 72.1, п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2).

Согласно ч. 1 ст. 394 ТК РФ, п. 60 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 работник, уволенный без законного основания, подлежит восстановлению на прежней работе.

В качестве морального вреда И. потребовала взыскать с работодателя 1 000 000 руб. (ч. 4 ст. 3, ч. 9 ст. 394 ТК РФ, п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2).

В качестве обоснования своего требования И. указала, что является одинокой матерью и не имеет близких родственников, а также других источников заработка. Поэтому в течение тех девяти месяцев, когда длилась конфликтная ситуация, она испытывала физические и нравственные страдания, что спровоцировало у нее нервный срыв, резкую потерю зрения, расстройство сна и полное падение иммунитета. Ее состояние отразилось и на здоровье ребенка.

Позиция работодателя. В соответствии с приказом от 03.06.2009 из состава структурных подразделений банка выведен департамент по связям с инвесторами, на его основе сформированы и включены в состав структурных подразделений информационно-аналитическое управление и управление по связям с общественностью с соответствующей корректировкой их функций. Согласно акту от 04.06.2009 И. от подписи в подтверждение ознакомления с выпиской из приказа от 03.06.2009 и с письменным уведомлением от 04.06.2009 отказалась. Она отказалась и от перевода на должность начальника информационно-аналитического управления.

Поскольку реорганизация структурных подразделений банка вызвана изменением организационноых условий труда, то и уведомление, направленное И. 04.08.2009, является предложением о трудоустройстве в порядке, предусмотренном ст. 74 ТК РФ, а не об индивидуальном переводе вне связи с изменением организационных условий труда. При этом изменялись существенные условия трудового договора, согласованные ранее сторонами, а именно размер заработной платы И. В то же время ее трудовая функция оставалась прежней. Перевод же предполагает ее изменение.

Позиция суда. Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 15.12.2009 г. по делу № 2-9057/2009 И. в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме. Суд исходил из того, что при предложении И. ответчиком другой должности взамен должности, которая замещалась ею, трудовая функция И. изменена не была. Ей было предложено продолжать работать руководителем другого структурного подразделения банка с одновременным изменением существенных условий договора (в частности, размера оплаты труда). Следовательно, увольнение И. произведено правомерно с соблюдением установленного законом порядка.

Круг 2. Решение правомерно

Кассационная жалоба работника на решение суда первой инстанции определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 15.07.2010 была оставлена без удовлетворения.

При анализе положений о департаменте по связям с инвесторами и информационно-аналитического управления банка следует, что должностные обязанности начальника первого и второго идентичны. Таким образом, трудовая функция И. изменена не была, так как ей было предложено продолжать работать руководителем структурного подразделения по той же специальности, квалификации, но с изменением других существенных условий договора, в частности размера оплаты труда. Трудовой договор с истцом был прекращен на основании п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора – ч. 4 ст. 74 ТК РФ), а не по инициативе работодателя, что исключает применение ст. 261 ТК РФ к возникшим в данном случае трудовым правоотношениям.

Круг 3. Переворот

В течение года, прошедшего со дня увольнения, И. активно искала новую работу, прошла 12 собеседований, но всякий раз ей отказывали по причине «резко отрицательных характеристик с последнего места работы». 16.08.2010 она обратилась в президиум Московского городского суда с надзорной жалобой.

Доводы работника. В надзорной жалобе И. указала на то, что 04.06.2009 она была уведомлена именно о предстоящем переводе с 10.08.2009 с должности начальника департамента по связям с инвесторами на должность начальника информационно-аналитического управления, а равно на то, что инициатива работодателя изначально была направлена не на изменение определенных сторонами условий трудового договора, а на изменение ее трудовой функции.

Позиция суда. Согласно ст. 74 ТК РФ в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

В соответствии со ст. 72.1 ТК РФ перевод на другую работу – постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя; перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника. Исключение составляют лишь случаи, перечисленные в ч. 2 и 3 ст. 72.2 ТК РФ.

Таким образом, изменение должности работника с предоставлением ему аналогично поименованной должности в другом структурном подразделении заведомо предполагает изменение трудовой функции работника, что по смыслу положений ст. 74, 77 ТК РФ без его согласия не допускается.

Из материалов дела видно, что И. была уведомлена именно о переводе с одной должности на другую, то есть об изменении ее трудовой функции в порядке ст. 72.1 ТК РФ, а не об изменении определенных сторонами существенных условий трудового договора на основании ст. 74 ТК РФ. Тем самым подобный перевод мог производиться только с письменного согласия И., которого она не давала. Однако и первая, и вторая инстанции проигнорировали данное обстоятельство при вынесении своих решений по существу.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 разъяснено, что в соответствии со ст. 60 и 72.1 ТК РФ работодатель не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, кроме случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, а также переводить работника на другую работу (постоянную или временную) без его письменного согласия.

При таких обстоятельствах отказ И. от перевода на другую должность не может расцениваться как ее отказ работать в измененных условиях труда.

Кроме того, согласно ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п. 1, 5–8, 10, 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ).

Расторжение трудового договора с И. по своей правовой природе осуществлено по инициативе работодателя, хотя и произведено по основаниям, не включенным в состав ст. 81 ТК РФ, так как изменение существенных условий трудового договора по правилам ст. 74 ТК РФ, на основании которой уволена И., производится именно по инициативе работодателя в одностороннем порядке, а не по согласованию с работником и не по его инициативе.

Тем самым выводы судов о правомерности увольнения И. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ сделаны с явным и существенным нарушением положений ст. 261 ТК РФ.

Несмотря на наличие установленных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене решения суда первой инстанции, суд кассационной инстанции оставил его без изменения. В связи с этим определение судебной коллегии также не может быть признано законным.

26.11.2010 президиум Мосгорсуда отменил вынесенные по делу решения, принял новое решение, которым И. восстановлена на работе, а в остальной части дело направлено на новое рассмотрение.

Круг 4. Подтверждение незаконности

Работодатель не собирался сдаваться и подал надзорную жалобу в Верховный Суд РФ.

Доводы надзорной жалобы. В основе надзорной жалобы работодателя лежали следующие доводы:

Президиум Мосгорсуда как надзорная инстанция допyстил переоценку доказательств по делу. Так, первая и кассационная инстанции признали предложение банка
трудоустройством во исполнение требований ст. 74 ТК РФ, а трудовую функцию истицы оставшейся неизменной. Президиум же посчитал, что имеет место перевод в порядке ст. 72.1 ТК РФ с изменением трудовой функции.

Переоценка судом доказательств по делу является существенным нарушением норм процессуального права, а судебное постановление надзорной инстанции, принятое с такой переоценкой, подлежит отмене (постановление Президиума ВС РФ от 12.11.2008 № 16ПВ08, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 23.03.2010 № 18-В10-1, от 03.11.2009 № 18-В09-71).Президиум Мосгорсуда допустил ряд существенных нарушений правил ГПК РФ, в том числе нарушение тайны совещания судей – безусловное основание к отмене судебного постановления (п. 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ) даже независимо от доводов жалобы. В подтверждение банк представил вместе с жалобой диск с аудиозаписью заседания.Президиум Мосгорсуда сделал вывод о нарушении правил увольнения женщин, имеющих малолетних детей (ст. 261 ТК РФ). Но ст. 261 ТК РФ применяется только к увольнениям по инициативе администрации; трудовой договор с истицей прекратился на основании прямого указания абз. 4 ст. 74 ТК РФ, а не по инициативе администрации, что исключает применение 261 ТК РФ в данном трудовом споре.

Отказ. Определением судьи Верховного Суда РФ от 07.02.2011 в передаче надзорной жалобы банка на постановление президиума Мосгорсуда для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ отказано.

Оспаривание отказа. Банк в заявлении на имя Председателя ВС РФ настаивал, что судьей ВС РФ поверхностно изучены доводы надзорной жалобы, не истребованы материалы дела, позволявшие проверить их, а в определении указаны лишь итоговые (сделанные в результате переоценки доказательств) выводы президиума Мосгорсуда, что свидетельствует о недостаточности проверки доводов. Следовательно, определение судьи ВС РФ от 07.02.2011 подлежит отмене в порядке ч. 3 ст. 381 ГПК РФ, а надзорная жалоба – передаче для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Работодатель отдельно подчеркнул, что И. по истечении трех месяцев с момента восстановления ее на работе постановлением президиума Мосгорсуда от 26.11.2010 не прибыла к месту работы. 15.02.2011 в банк поступила телеграмма от нее, которой она извещала, что только ознакомилась с постановлением президиума Мосгорсуда (хотя в судебном заседании присутствовал ее адвокат) и просит срочно сообщить ей, когда она может приступить к работе. Данные факты свидетельствуют об отсутствии у истицы интереса в выполнении трудовых обязанностей.

Необходимо также отметить, что работодатель обратил внимание ВС РФ на практику ЕСПЧ: помимо констатации нарушения Евроконвенции, ЕСПЧ присуждает взыскать с РФ в пользу россиян-заявителей все суммы, которые причитались им в случае, если бы надзорная инстанция не отменила вступившие в законную силу и приобретшие тем самым статус res judicata судебные постановления. То есть это означает, что в случае отклонения на данном этапе надзорной жалобы банка как состоятельной организации будет фактически взыскано и передано И. около 9 млн. руб. за период вынужденного прогула. Обратно взыскать такие средства с гражданки-истицы, тем более имеющей ребенка, нереально.

В соответствии с российским законодательством надзорная жалоба в ВС РФ является последней возможностью внутригосудартвенным средством добиться отмены постановления президиума Мосгорсуда. Далее банк может обратиться лишь в ЕСПЧ с жалобой на нарушение ряда положений Евроконвенции самим фактом отмены состоявшихся в пользу банка судебных постановлений по недопустимым основаниям, а также нарушением принципов состязательности, тайны совещания судей и публичности оглашения решения. Банк указал, что одновременно в жалобе в ЕСПЧ он будет просить взыскать в его пользу именно с РФ ущерб, вызванный выплатой И. средств в результате отмены президиумом Мосгорсуда судебных постановлений, которые исключали возможность получения ею этих средств от банка.

Данное обращение банка возымело силу, и дело было истребовано в Верховный Суд РФ.

Вердикт. Однако в удовлетворении надзорной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отказала.

Согласно ст. 15, 57 ТК РФ под трудовой функцией понимается работа в соответствии со штатным расписанием по должности, профессии, специальности с указанием квалификации конкретного вида поручаемой работнику работы.

Между тем, как усматривается из материалов дела, 04.06.2009 И. была уведомлена именно о переводе с занимаемой ею должности по условиям трудового договора на другую должность во вновь создаваемом структурном подразделении. При этом ее полномочия и заработная плата уменьшались.

Президиум Мосгорсуда правильно указал: поскольку наименование структурного подразделения и должности были прописаны в трудовом договоре И., то ее перевод в данном случае согласно ст. 72.1 ТК РФ мог быть произведен только с ее письменного согласия.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ также подчеркнула, что переоценки доказательств по делу надзорная инстанция не допускала. Последняя исходила из того, что первая и кассационная инстанции неправильно применили норму права. Эти нарушения являются существенными и повлияли на исход дела, поэтому без их исправления невозможно было восстановить и защитить нарушенные права И.

Круг 5. Двойной переворот

Казалось бы, на этом спор должен был быть исчерпан. Однако вскоре дело вновь было истребовано в Верховный Суд РФ.

Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только с целью проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения постановления нижестоящего суда.

Президиум Московского городского суда, отменяя вступившие в законную силу решения нижестоящих судов по делу, не указал, в чем именно выразилось нарушение норм материального и процессуального права, послужившее причиной отмены, а ограничился лишь ссылкой на положения ст. 72.1, 74 ТК РФ и выводом, что работодатель изначально намеревался изменить трудовую функцию работника, а не условия трудового договора.

Однако данный вывод прямо противоречит положениям ч. 2 ст. 57 ТК РФ, согласно которым трудовая функция также является существенным условием трудового договора и в обязательном порядке в нем фиксируется.

Поскольку банк реорганизовал свои подразделения на основании ст. 74 ТК РФ, согласия работника на перевод не требовалось.

Однако Судебная коллегия Верховного Суда РФ согласилась с выводами президиума Московского городского суда и не дала должной оценки указанным обстоятельствам.

Уведомление, направленное И. 04.08.2009, является предложением о трудоустройстве в порядке, предусмотренном ст. 74 ТК РФ, а не об индивидуальном переводе вне связи с изменением организационных условий труда. К такому выводу пришли и первая, и кассационная инстанции. Его обоснованность подтверждается отсутствием в материалах дела приказа о переводе И. на должность начальника информационно-аналитического управления. Президиум ВС РФ обратил внимание на то, что истица в ходе судебного разбирательства не ссылалась на наличие такого приказа. Однако надзорная инстанция допустила переоценку содержания уведомления банка.

Таким образом, основанием для отмены решений нижестоящих судов послужило несогласие надзорной инстанции с их оценкой доказательств по делу. Между тем согласно ст. 67, 196 ГПК РФ правом оценки доказательств обладают только первая и кассационная инстанции. Суд надзорной инстанции таким правом не наделен.

На недопустимость отмены судом надзорной инстанции решений нижестоящих судов в связи с иной оценкой собранных доказательств по делу указал и Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 постановления от 12.02.2008 № 2 «О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 года № 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации». Вынесение постановлений, противоречащих правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, нарушает единство судебной практики.

Кроме того, Судебная коллегия ВС РФ, согласившись с суждением Мосгорсуда, что вывод суда первой инстанции о правомерности увольнения И. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ существенно нарушает положения ст. 261 ТК РФ, не учел следующего. Норма ст. 261 ТК РФ, которая запрещает увольнение женщин, имеющих детей до трех лет, только по инициативе работодателя (за рядом исключений, но они в нашем случае не имеют места), к данном отношениям неприменима, поскольку И. была уволена не по инициативе работодателя. Основанием расторжения трудового договора с ней явился ее отказ от продолжения работы в измененных условиях, которые были вызваны, в свою очередь, изменениями организационных условий труда.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ не устранила нарушения, допущенные надзорной инстанцией, что свидетельствует о нарушении единства судебной практики со стороны коллегии. Как следствие, постановления Судебной коллегии Верховного Суда РФ и президиума Мосгорсуда подлежат отмене с оставлением в силе решения районного суда и определения кассационной инстанции.

 

Достаточно наличия даже одного признака перевода

Главный вопрос, который должны были исследовать суды, – является ли предложение о переводе И. с 10.08.2009 (с должности начальника департамента по связям с инвесторами на должность начальника информационно-аналитического управления) переводом или предложением о ее трудоустройстве в порядке ст. 74 ТК РФ. В соответствии со ст. 72 и 72.1 ТК РФ судам следовало проанализировать, изменилась ли трудовая функция И. или структурное подразделение, в котором она работает (оно указано в ее трудовом договоре).

Следовательно, изменение структурной единицы, указанной с договоре с И. (с департамента по связям с инвесторами на информационно-аналитическое управление) само по себе является переводом на другую работу и требует ее согласия.

Что касается трудовой функции, то исходя из ч. 2 ст. 57 ТК РФ И. была предложена другая должность, которая отличалась от занимаемой ею не только наименованием, но и содержанием.

Сравнив должностные полномочия начальника департамента по связям с инвесторами и начальника информационно-аналитического управления, суд первой инстанции признал их аналогичными друг другу. Между тем в деле имеются доказательства того, что их полномочия существенно отличаются, поэтому представляется, что суд неверно их оценил.

Однако даже независимо от сопоставления должностных обязанностей работников, занимающих вышеуказанные должности, рассматриваемую ситуацию следует квалифицировать как перевод. Этот вывод вытекает из содержания Трудового кодекса, ибо законодатель указывает, что если хотя бы один из признаков, приведенных в ст. 72.1 ТК РФ (то есть изменение трудовой функции или структурного подразделения, указанного в трудовом договоре), налицо, то такое изменение следует считать переводом. В данном случае это изменение структурного подразделения, в котором работает И., так как оно было указано в ее трудовом договоре. Отказ работника от перевода влечет за собой восстановление его прежнего правового положения.

На наш взгляд, доводы ответчика (поддержанные судами первой и кассационной инстанций), что в данном случае имеет место изменение условий трудового договора в связи с изменением организационных или технологических условий труда, предусмотренных ст. 74 ТК РФ (а потому и предложение о переводе на другую должность оценивалось как предложение о трудоустройстве согласно ст. 74 ТК РФ), являются неверными.

Из содержания полученного И. уведомления не следует, что это предложение о трудоустройстве, поскольку в самом тексте не было указания на то, что это перевод в порядке трудоустройства, установленный ст. 74 ТК РФ.

Причем, если суд посчитал это изменением условий трудового договора, то он должен был проверить, были ли у работодателя другие вакантные должности, которые И. могла занять в соответствии с имеющейся квалификацией, состоянием здоровья (в том числе и нижестоящие). Из материалов дела следует, что никакой другой должности работодатель И. не предлагал, хотя должен был.

Таким образом, ссылка судов первой и второй инстанций на то, что фактически имело место лишь изменение наименования должности и размера заработной платы, а не перевод, не отвечает собранным по делу доказательствам, что позволяет квалифицировать это не иначе как перевод, требующий согласия работника.

И. является матерью-одиночкой, имеющей ребенка в возрасте до трех лет. С учетом ситуации, признание судами надзорных инстанций расторжения трудового договора с ней по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным обосновывалось также и тем, что гарантии при ее увольнении как одинокой матери, установленные ст. 261 ТК РФ, были нарушены.

Вместе с тем вывод, что увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ следует считать увольнением по инициативе работодателя, является ошибочным, ибо таковым закон признает только увольнение по ст. 81, 278, 336 ТК РФ. Поэтому ссылаться на нарушение ст. 261 ТК РФ нецелесообразно.

В связи с изложенным увольнение И. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ было неправомерным.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль