Увольнение работника: мировое соглашение вместо собственного желания

112
Собственное желание работника расстаться на испытательном сроке работодатель не удовлетворил. Но об этом тот узнал только в последний рабочий день: в итоге ему отказали в выдаче даже трудовой книжки, ведь приказа об увольнении не было. Пришлось ему обращаться в суд. Работодатель настаивал, что он сам нарушил закон, установив в трудовом договоре шестимесячное испытание. Поскольку максимум вдвое короче, то срок испытания работника давно истек, а значит, он должен был отработать две недели, но уйти захотел раньше. По этой причине увольнение не оформлялось. Но что сказал на это суд?

Истец: работник
Предмет спора:
– обязать ответчика оформить увольнение истца по п. 3 ст. 77 ТК РФ;
– взыскать невыплаченную заработную плату, компенсации за неиспользованный отпуск, за задержку указанных сумм, а также за задержку трудовой книжки
Результат: мировое соглашение, утвержденное Савеловским районным судом г. Москвы.

Согласно трудовому договору от 20.04.2010 Н.1 принята на должность маркетолога в рекламную компанию с испытательным сроком шесть месяцев – по 20.10.2010. В период испытания Н. пришла к выводу, что данная работа ей не подходит. Как следствие, она решила уволиться по собственному желанию и 23.09.2010 подала работодателю соответствующее заявление с просьбой расторгнуть трудовой договор с ней с 03.10.2010. Однако в последний день работы она так и не дождалась приказа об увольнении. Более того, в отделе кадров ей отказали в выдаче трудовой книжки. Спустя четыре месяца после этих событий Н. была вынуждена обратиться за защитой своих интересов в суд.

Позиция истца: работодатель должен ответить за допущенные нарушения

Хронология событий. Заявление об увольнении Н. подала в отдел кадров 23.09.2010. Руководствуясь ст. 71 ТК РФ, она отработала три дня с момента подачи заявления.

Согласно ст. 14 ТК РФ датой прекращения трудовых прав и обязанностей является день, следующий после календарной даты, которой определено окончание трудового отношения. В заявлении об увольнении в качестве даты окончания трудовых отношений указано 03.10.2010. Таким образом, трудовой договор считается прекращенным именно с этого дня.

В последний день работы Н. не ознакомили с приказом о ее увольнении и отказались выдать трудовую книжку. Она попросила выслать трудовую книжку по почте и произвести с ней полный расчет.

От ответчика не поступало никаких письменных предложений или возражений по вопросу увольнения истца. Более того, 05.10.2010 Н. и учредитель рекламной компании Иванов И. И. подписали соглашение сторон о том, что учредитель «обязуется обеспечить увольнение истца по собственному желанию со 2 (второго) октября 2010 г.».

22.10.2010 в адрес истца ответчик направил письмо с просьбой явиться на работу. О необходимости получить трудовую книжку и расчете в письме не упоминалось. Иной корреспонденции с 23.09.2010 от него не поступало.

После неоднократных устных обращений 16.11.2010 Н. направила в адрес ответчика заказное письмо с уведомлением и описью вложения с требованием выслать трудовую книжку ей на дом по почте и произвести окончательный расчет.

За период с 03.10.2010 Н. неоднократно пыталась решить вопрос о получении трудовой книжки и расчета путем переговоров как лично в офисе ответчика, так и по телефону. Тем не менее до подачи искового заявления она не получила ни трудовую книжку, ни окончательный расчет.

В ходе судебных заседаний выяснилось, что увольнение Н. по собственному желанию 03.10.2010 так и не было оформлено надлежащим образом: не издан приказ об увольнении, не внесена запись в трудовую книжку.

За время работы у ответчика и после нее Н. постоянно испытывала психологическое давление со стороны ответчика, переживала неприятные и грубые телефонные разговоры с сотрудниками ответчика, выслушивала угрозы в свой адрес.

С момента увольнения до подписания мирового соглашения Н. испытывала моральные страдания, что наносило вред ее здоровью. Кроме того, она не могла устроиться на новую работу в связи с отсутствием трудовой книжки, в итоге понесла ущерб – и материальный, и моральный.

Нарушения и обязанности работодателя. По мнению Н., ответчик допустил многочисленные нарушения действующего законодательства, за которые должна последовать ответственность.

Во-первых, в силу ст. 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя. Н. подала заявление об увольнении 23.09.2010 и в соответствии с законодательством отработала положенный срок. Ответчик обязан был 03.10.2010 оформить приказ о прекращении трудового договора и ознакомить ее с ним под роспись, однако этого не сделал.

Во-вторых, согласно ст. 84.1 ТК РФ в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку. Однако ответчик этого не сделал ни в день увольнения, ни после неоднократных обращений истца.

В-третьих, ст. 84.1 ТК РФ обязывает работодателя в день прекращения трудового договора произвести с работником расчет. В ст. 140 ТК РФ предусмотрено, что выплата всех причитающихся работнику сумм производится в день увольнения.

В-четвертых, в соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, отпуска, выплаты при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Обязанность выплаты указанной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

В-пятых, согласно ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок в случае лишения его возможности трудиться в результате задержки выдачи трудовой книжки.

В-шестых, с момента увольнения Н. ответчик своими действиями причинял ей моральный вред (ст. 151, 1099–1101 ГК РФ), выражающийся в нравственных страданиях за себя и свою семью, а также в связи с невозможностью нового трудоустройства.

И, наконец, в силу ст. 100 ГПК РФ суд вправе взыскать с ответчика в пользу истца расходы на оплату услуг представителя.

Позиция ответчика

Как сообщил суду ответчик, в журнале регистрации поступающих заявлений сотрудников заявление Н. об увольнении по собственному желанию не фигурирует. Более того, Иванов И. И. не является учредителем компании и не состоит с ней в трудовых отношениях, поэтому соглашение, на которое ссылается Н. как на подтверждающее факт информирования ею работодателя о желаемом увольнении, не является юридически значимым документом.

Ответчик утверждал, что условие о шестимесячном испытательном сроке в трудовом договоре противоречит действующему законодательству РФ. Следовательно, испытательный срок Н. составлял не шесть, а три месяца, и истек он 20.07.2011.

В своих возражениях ответчик также указал, что Н. не выходила на работу с 01.10.2010, что подтверждают данные табеля учета рабочего времени.

Первый акт об отсутствии истца на рабочем месте был составлен ответчиком 22.10.2010. Далее акты составлялись ежемесячно, вплоть до судебных заседаний.

На вопрос суда, почему работодатель не интересовался судьбой отсутствующего работника, его представитель заявил, что это не входит в обязанности ответчика. А причину того, что работника не увольняли за столь длительный прогул, представитель ответчика объяснил тем, что работодатель ожидал выхода работника на работу, чтобы выяснить причины его отсутствия.

По факту неполучения Н. трудовой книжки ответчик заявил, что она обращалась не к уполномоченному должностному лицу (в отдел кадров). За хранение и выдачу трудовых книжек ответственным назначено другое лицо, что подтверждает соответствующий приказ.

Кроме того, ответчик заявил ходатайство о взыскании с Н. своих судебных издержек на оплату услуг представителя.

Отзыв истца на возражения ответчика

Н. не было известно о существовании журнала учета заявлений. Ответчик не представил доказательств того, что она была проинформирована о необходимости регистрации заявления в этом журнале.

Для подтверждения факта подачи заявления об увольнении представитель Н. ходатайствовал о вызове в суд свидетелей: лиц, которым оно передавалось, с которыми Н. обсуждала свое увольнение и кому она передавала служебные дела.

Все свидетели, и бывшие работники, и продолжающие работать в компании, в судебном заседании подтвердили аргументы Н. Что же касается компетенции Иванова И. И., то Н., как рядовому работнику, не были известны тонкости организационной структуры работодателя. При осуществлении своих трудовых обязанностей она исходила из общедоступной и известной ей информации: большинство организационных вопросов решается именно Ивановым И. И. Кроме того, на сайте организации размещена информация, что он является партнером и председателем совета директоров рекламной компании (работодателя). Соответствующая распечатка с сайта передана суду.

Из отзыва истца на возражения ответчика:
«Даже если считать, что испытательный срок составлял три месяца, истица написала заявление об увольнении 23.09.2010 и просила ее уволить с 03.10.2010, то есть она отработала положенные две недели (ст. 80 ТК РФ)».

 
Кроме табеля учета рабочего времени ответчик не смог представить иных доказательств того, что Н. отсутствовала на работе уже с 01.10.2010. Первый акт о ее отсутствии на рабочем месте составлен лишь 22.10.2010. Полагаться же только на табель учета рабочего времени не представляется возможным, так как в данном случае ответчик мог составить любой табель, ведь в нем не требуется подпись работника. Кроме того, позднее в судебном заседании свидетели подтвердили, что истица в период с 01 по 03 октября решала производственные вопросы и передавала дела.

Из отзыва истца на возражения ответчика:
«В представленных ответчиком суду актах об отсутствии истца за период с 22.10.2010 по 12.02.2011 отсутствует время их составления. Все акты составлены и подписаны одними и теми же работниками, которые являются лицами, заинтересованными в исходе данного дела не в пользу истца, то есть генеральным директором, заместителем генерального директора и менеджером по кадрам.

Объяснения по фактам отсутствия на рабочем месте у истца не запрашивались, что подтвердили в устном порядке представители ответчика в ходе судебного заседания.

С указанными актами истца не знакомили, акты об отказе от ознакомления не составлялись.

Один из актов составлен в выходной день, когда согласно табелю учета рабочего времени никого из поименованных в акте работников не было на рабочем месте (в табеле проставлена буква «В», т. е. выходной день). В связи с изложенным у истца есть основания полагать, что данные акты могли быть оформлены не в те даты, которые на них указаны, а гораздо позднее».

 
Ответчик представил два приказа о возложении ответственности за ведение, хранение, учет и выдачу трудовых книжек и вкладышей в них на конкретное должностное лицо. Однако Н. не было известно о том, кто отвечает за трудовые книжки у работодателя, так как эта информация не доводилась до ее сведения (на приказах нет ее подписи об ознакомлении с ними).

Долгая дорога к мировому соглашению

Если принять во внимание, что судебный процесс со стороны ответчика явно затягивался (в том числе и его потенциальную возможность обжалования решения суда в кассационной и надзорной инстанциях), а также факт невозвращения трудовой книжки, что лишало Н. возможности устроиться на работу, она согласилась на предложение заключить мировое соглашение.

Из мирового соглашения:
«Уволить Н. по собственному желанию (п. 3 ст. 77 ТК РФ) «03» октября 2010 года. Ответчик обязуется подготовить приказ об увольнении по собственному желанию «03» октября 2010 года и издать его до «20» апреля 2011 года (включительно).

Ответчик обязуется внести запись об увольнении истицы по собственному желанию в трудовую книжку и выдать ей трудовую книжку «23» апреля 2011 года.

Истец обязуется явиться и получить трудовую книжку по месту нахождения ответчика… «23» апреля 2011 года.

В случае неполучения истцом трудовой книжки в офисе ответчика «23» апреля 2011 года трудовая книжка направляется по почте.

Ответчик обязуется выплатить «23» апреля 2011 года в своем офисе на руки истцу заработную плату за период с «01» октября 2010 года по «03» октября 2010 года в размере 5000 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 36 000 рублей, а также денежную сумму в размере 50 000 рублей.

Понесенные сторонами судебные издержки каждая сторона несет самостоятельно».

 
Суд утвердил мировое соглашение, заключенное сторонами на оговоренных ими условиях, а также установил, что они не имеют иных претензий друг к другу. Как следствие, производство по делу прекращено (в соответствии со ст. 220, 221 ГПК РФ).

Мировое соглашение было полностью в установленные сроки исполнено сторонами.

Комментарии экспертов

Комментарии экспертов

Увольнение работника: мировое соглашение вместо собственного желанияСамарская Екатерина Юрьевна,
юрист, исполнительный директор группы компаний «Магнит»

Со стороны работодателя имеется нарушение в установлении испытательного срока. В соответствии со ст. 71 ТК РФ истцу мог быть установлен срок испытания не более трех месяцев. Именно это нарушение и повлияло на результат трудового спора, поскольку возникла неопределенность с датой окончания срока предупреждения при увольнении по инициативе работника (ч. 1 ст. 80 ТК РФ). Таким образом, мы видим, что разобщенность между кадровой и юридической службами, выраженная в отсутствии позиции и допущенных ошибках в документальном оформлении кадровых процедур, привела к финансовым потерям.

Заявление об увольнении по инициативе работника подается работником не позднее чем за две недели. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работником об увольнении (ч. 1 ст. 80 ТК РФ). Истец подал заявление об увольнении 23.09.2010 (четверг), соответственно, окончание срока предупреждения – не ранее чем 07.10.2011 (четверг). Истец ошибочно полагал, что срок предупреждения истекает 03.10.2010 (воскресенье), то есть на 10 календарный день со дня подачи заявления. Эта ошибка и послужила основанием для самовольного оставления истцом своего рабочего места. Если полагать, что испытательный срок был три месяца, то истец не отработал положенных двух недель. Увольнение за прогул может быть произведено за оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на неопределенный срок, без предупреждения со стороны работодателя о расторжении договора, а равно и до истечения двухнедельного срока предупреждения (подп. «в» п. 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). Таким образом, работодатель имел право расторгнуть с истцом трудовой договор по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, то есть за прогул. Подведем резюме: применение дисциплинарного взыскания к работнику является правом, а не обязанностью работодателя.

Возможен был и другой вариант развития событий. В соответствии со ст. 80 и 84.1 ТК РФ по истечении срока предупреждения работодатель должен был издать приказ о расторжении трудового договора по инициативе работника и произвести на этом документе запись о невозможности довести приказ до сведения работника. Далее следовало отправить истцу письменное уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку трудовой книжки.

Работодателем были допущены следующие ошибки. Он несвоевременно составил акты об отсутствии работника на рабочем месте (первый акт был составлен 22.10.2010), а также отправил письмо с просьбой прийти на работу (22.10.2010, то есть спустя три недели со дня самовольного оставления истцом своего рабочего места). Таким образом, 01.10.2010 работодатель должен был составить первый акт об отсутствии работника на работе, далее – составлять такие акты ежедневно, до дня появления истца на работе. 02.10.2010 следовало направить на адрес работника письмо с просьбой прийти на работу и дать объяснения по факту отсутствия на рабочем месте. Подобные письма следовало направлять с периодичностью, например, один раз в неделю. Так ответчик мог бы доказать суду, что интересовался судьбой отсутствующего работника и предпринимал попытки его разыскать.

Увольнение работника: мировое соглашение вместо собственного желанияКирпикова Юлия Андреевна,
юрист адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры»

Рассматривая сложившуюся ситуацию, можно отметить следующее.

С точки зрения действующего трудового законодательства позиция истца по настоящему спору является вполне обоснованной. Так, по желанию работника трудовой договор подлежит расторжению в срок не более чем две недели с момента письменного предупреждения работодателя об этом (ст. 80 ТК РФ). Выдача трудовой книжки и проведение окончательного расчета с работником являются прямыми обязанностями работодателя (ст. 84.1 ТК РФ), неисполнение которых влечет наложение на него материальной ответственности в виде компенсации за неполученный заработок и (или) процентов за просрочку в перечислении указанных сумм (ст. 234 и 236 ТК РФ). За совершение работодателем неправомерных действий (бездействия), которыми является невыполнение возложенных трудовым законодательством обязанностей, работник может требовать компенсации морального вреда (ст. 237 ТК РФ).

При обращении за судебной защитой стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются. Суд оценивает представленные сторонами доказательства в совокупности, причем ни одно из них не имеет для суда заранее установленной силы.

На основании фактических обстоятельств рассматриваемого дела можно сделать вывод, что работодатель знал о желании работника расторгнуть трудовой договор и, как следствие, не выполнил возложенных на него обязанностей. Об этом свидетельствуют в совокупности показания свидетелей, соглашение об обеспечении увольнения истца по собственному желанию, подписанное одним из аффилированных лиц ответчика, а также позиция самого ответчика.

Если предположить, что ответчик не получил заявления работника об увольнении, а работник перестал выходить на работу, работодатель должен был ежедневно фиксировать его неявку в табеле учета рабочего времени и составлять в присутствии свидетелей акты об отсутствии работника на рабочем месте (первый акт был составлен ответчиком только 22.10.2010). Расторгнуть трудовой договор по «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул до выяснения причин отсутствия работника работодатель действительно не мог, но обязан был предпринимать меры к их выяснению. В качестве таких мер ответчик должен был направить по почте заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении по адресу работника требование о даче письменных объяснений по факту его отсутствия. Если работник не выходит ни на какие контакты (письма возвращаются неполученными, телефон не отвечает, по месту жительства работника дверь никто не открывает), а иных сведений о его местонахождении нет, необходимо направить запрос в органы внутренних дел.

Если бы работодатель предпринял указанные меры, можно было бы говорить о том, работник не известил его в письменной форме о расторжении трудового договора по собственному желанию, что повлияло бы на размер ответственности работодателя за нарушение сроков выдачи трудовой книжки и выплаты окончательного расчета.

Таким образом, на основании положений трудового законодательства, а также учитывая позицию судов общей юрисдикции о преимущественной защите интересов работника в случае возникновения трудовых споров, можно предположить, что, если бы Н. не согласилась заключить мировое соглашение с работодателем, то она могла рассчитывать на удовлетворение заявленных исковых требований в полном или частичном размере.

Результат испытания

Результат испытания

Если в период испытательного срока работник придет к выводу, что предложенная ему работа не является для него подходящей, то он имеет право расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, предупредив об этом работодателя в письменной форме за три дня.

По нормам ТК РФ

По нормам ТК РФ

Статья 39. Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

1. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

2. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Статья 220. Основания прекращения производства по делу

Суд прекращает производство по делу в случае, если стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом.

Статья 221. Порядок и последствия прекращения производства по делу

Производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

_________________________
1 Имена и фирменные наименования сторон изменены.
_________________________



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль