Представитель страховой компании — работник или агент?

124
Истец утверждал, что между ним и работодателем возникли трудовые отношения, поскольку тот допустил его к работе. Однако представитель компании-ответчика сумел доказать, что истец не только не был, но и не мог быть допущен к работе. Какие аргументы помогли ему выиграть дело?

ИСТЕЦ: РАБОТНИК

ПРЕДМЕТ СПОРА: ПРИЗНАТЬ НАЛИЧИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ, ВЗЫСКАТЬ ЗАДОЛЖЕННОСТЬ ПО ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ, ВОЗМЕСТИТЬ МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПО ДЕЛУ: РАБОТОДАТЕЛЬ

РЕЗУЛЬТАТ: 17.03.2009 СУД В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ИСКА ОТКАЗАЛ

См. также Страховая сумма и страховая стоимость в договоре страхования

Александров В. Г.1 выполнял функции страхового агента в г. Улан-Удэ в период с декабря 2007 г. по февраль 2008 г. Координация работы страховых агентов осуществлялась из Иркутска, где было расположено ближайшее зарегистрированное обособленное подразделение ООО «Страховая компания». В марте 2008 г. В. Г. Александров фактически прекратил выполнять свои обязанности по договору.

Позиция истца

В декабре 2007 г. ООО «Страховая компания» предложила истцу должность руководителя филиала в г. Улан-Удэ. Данное подразделение ему было предложено создать «с нуля». Он должен был арендовать помещение под офис и сформировать коллектив согласно предложенному ему штатному расписанию. По утверждениям истца, он приступил к работе сразу после январских праздников, арендовал помещение под офис у ООО «Пульс», сформировал коллектив из 12 человек и начал работу по продвижению страховых продуктов организации. 20.02.2008 он подал заявление о приеме на работу. Заявление на имя руководителя головной организации было передано руководителю ее иркутского филиала вместе с трудовой книжкой. Истец считал, что его заработная плата должна была составлять не менее 50 тыс. руб. в месяц, из которых половину составлял его оклад, а вторую половину — мотивационные выплаты за выполнение плана вверенным ему филиалом. 01.03.2008 он прекратил работу в связи с невыплатой заработной платы.

К исковому заявлению был приложен комплект документов:

выписки с банковского счета, согласно которым ООО «Страховая компания» перечисляла истцу денежные средства;копии квитанций о выдаче истцу бланков строгой отчетности (бланки страховых полисов);копии расписок о получении истцом рекламных материалов;мотивационная система для директоров — рекламный документ ООО «Страховая компания», содержащий в себе информацию о порядке расчета вознаграждений, рекомендации по работе с клиентами и т. п.;распечатки электронной переписки с головным офисом;копии заявлений на заключение страховых договоров, копии страховых полисов (заключенных договоров страхования), копии сопроводительной документации по передаче подписанных договоров в головной офис.

При рассмотрении дела по существу истец аргументировал свою позицию следующим:

у него было постоянное рабочее место;он фактически выполнял функции руководителя филиала (координировал работу других агентов);у него был четко установлен график работы (с 9 до 18 час.);его трудовая книжка была передана в ООО «Страховая компания»;работодатель выплачивал ему заработную плату, перечисляя ее на счет в банке.

Требования истца

В июне 2008 г. Александров В. Г. обратился в мировой суд. Истец требовал:

признать факт наличия трудовых отношений с 09.01.2008 по 15.03.2008;взыскать задолженность по заработной плате в размере 100 тыс. руб.;оплатить вынужденный прогул из-за несвоевременной выдачи трудовой книжки в размере 150 тыс. руб.;возместить моральный ущерб — 500 тыс. руб.

Возражения ответчика

Представитель ООО «Страховая компания» выступал в суде красноречиво, обосновывая свою позицию ссылками на нормы права, положения устава компании.

Был ли филиал?

Основной упор ответчик сделал на опровержение довода истца о том, что с ним был заключен трудовой договор и он был принят на работу на должность директора филиала, поскольку фактически приступил к выполнению трудовых обязанностей с 09.01.2008.

Представитель ООО «Страховая компания» пояснил, что трудовой договор с истцом не заключался. Более того, договор не мог быть заключен в принципе. В доказательство своей правоты представитель ответчика сослался на нормы законодательства и устава компании.

В соответствии с п. 3 ст. 55 ГКРФ представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Компания, открывающая такие обособленные подразделения, наделяет их имуществом, утверждает положения о них и назначает руководителей, которые действует на основании доверенностей.

Поскольку «Страховая компания» является ООО, к ней применимы также нормы Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». В п. 1 ст. 5 этого закона сказано, что филиалы и представительства создаются по решению общего собрания участников общества. При этом представительства и филиалы должны быть указаны в учредительных документах создавшего их юридического лица (п. 3 ст. 55 ГКРФ).

Далее представитель ответчика процитировал устав компании.

Из устава компании

Принятие решений об открытии филиалов и представительств Общества, утверждение положений о филиалах и представительствах отнесено к исключительной компетенции Общего собрания участников Общества.

Штатное расписание Общества, его структуру, а также штатные расписания филиалов утверждает Генеральный директор. Он же выполняет функции представителя Общества в трудовых отношениях с работниками (издает приказы о назначении, переводе или увольнении работников, принимает меры поощрения и дисциплинарной ответственности).

Таким образом, для назначения руководителя филиала компания должна была, во-первых, провести общее собрание участников, на котором принять решение о создании филиала в г. Улан-Удэ. Во-вторых, генеральный директор компании должен был утвердить штатное расписание филиала и издать распоряжение о заключении трудового договора с истцом.

То есть руководитель филиала мог быть допущен к работе только по прямому указанию генерального директора. Ни одно иное должностное лицо компании не вправе ни фактически допускать руководителя филиала к работе, ни подписывать с ним трудовой договор. Но даже у генерального директора право заключить договор с работником филиала (представительства) возникает лишь после принятия решения о создании такого обособленного подразделения. До этого момента заключить договор с сотрудником, который должен в нем работать, невозможно в принципе.

Для установления истины суд заблаговременно направил запрос в налоговые органы г. Улан-Удэ о регистрации обособленных подразделений ООО «Страховая компания» в этом городе. Налоговая ответила: обособленных подразделений ООО «Страховая компания» в г. Улан-Удэ не зарегистрировано.

Из решения суда

В период с 09.01.2009 по 29.02.2009 у компании отсутствовало обособленное подразделение, должности работников с дислокацией в г. Улан-Удэ. Следовательно, доводы истца о том, что имело место его допущение к работе с ведома или по поручению компании или ее полномочного представителя не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.

Был ли договор?

Истец продолжал настаивать: он все же был допущен к работе, а это автоматически означает заключение трудового договора (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

Ответчик, опровергая этот довод, обратился к нормам Трудового кодекса. В ст. 56 ТК РФ сказано, что трудовой договор — это соглашение между работодателем и работником. В соответствии с ним работодатель обязуется предоставить работу, обеспечить условия труда, своевременно и в полном размере выплачивать зарплату. Работник же должен лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию и соблюдать правила внутреннего трудового распорядка. В трудовом договоре нужно указать место работы, трудовую функцию, дату начала работы, условия оплаты труда, а также ряд иных условий.

Проанализировав приведенные нормы, ответчик сделал вывод: при заключении трудового договора должны быть оговорены все существенные условия труда (должность, размер заработной платы, объем трудовых обязанностей, срок, на который заключен договор и др.). Однако каких-либо условий трудового договора, которые можно отнести к существенным, стороны не согласовали. Даже переговоров по этим вопросам истец и ответчик не вели. Более того, условия о месте работы, дате начала работы, времени работы вообще не могли быть согласованы, поскольку у ООО «Страховая компания» обособленное подразделение в г. Улан-Удэ попросту отсутствовало.

Из решения суда

Какие-либо доказательства соблюдения Александровым В. Г. правил внутреннего трудового распорядка компании (в том числе нормированность рабочего дня) суду не представлены, в материалах дела отсутствуют.

Была ли зарплата?

Парируя аугмент истца о том, что он получал от ООО «Страховая компания» зарплату, представитель ответчика обратил внимание суда на банковскую выписку о движении денег по счету Александрова. «Работодатель» перечислял вознаграждения истцу не регулярно, а в зависимости от результатов его деятельности — заключенных договоров страхования. А такой порядок оплаты характерен не для трудового, а для гражданско-правового договора. То есть между сторонами имели место гражданско-правовые отношения.

Из решения суда

Совершение истцом юридически значимых действий в качестве страхового агента от имени компании <> подтверждается представленными им заявлениями на страхование, соглашениями о временном страховом покрытии, страховыми полисами, актами сдачи документации.

Также представитель ответчика пояснил, что по условиям договора Александров обязался выполнять обязанности страхового агента за обусловленное вознаграждение. Истец, действуя как независимое лицо, искал клиентов, вел с ними электронную переписку, проводил презентации, заключал договоры страхования. То есть продвигал страховой продукт ответчика на рынок.

Судья уточнил, почему стороны не представили своих экземпляров агентского договора.

Истец: «Никаких письменных договоров, тем более агентских, с ООО “Страховая компания” я не заключал».

Ответчик: «В компании сложный документооборот. Договор подписывается в головном офисе в Москве, затем передается в филиал в Иркутск, после чего представляется страховым агентам для подписания. После того как агент его подписывает, договор через филиал возвращается в головной офис. Видимо, истец действовал недобросовестно: не подписал предоставленные экземпляры договора и не отправил один из них обратно в головной офис. Тем не менее выплаты, которые получил истец, рассчитывались на основании приложений к договору. Реквизиты договора также были указаны в назначении платежа при переводе денежных средств».

Требования истца о размере подлежащих ему выплат ответчик охарактеризовал как «странные». «Требование о выплате 50 000 рублей в месяц не основываются ни на каких доказательствах. Они представляют собой фантазии истца! Эти требования в десятки раз превышают минимальный размер оплаты труда в Республике Бурятия и в 4 раза больше среднемесячной заработной платы по Бурятии», — удивился в судебном заседании представитель ответчика.

Из решения суда

Представленные сторонами доказательства не подтверждают факт достижения между истцом и компанией согласования и получения им ежемесячной заработной платы (дохода) в размере 50 000 руб.

Вместе с тем, согласно представленной справке о доходах физического лица за 2008 г. (форма №2-НДФЛ) общая сумма дохода истца от компании за февраль – апрель 2008 г. составляет 6000 руб. При этом указанный в справке код дохода свидетельствует о получении дохода по договору гражданско-правового характера.

Зачем контрагенту трудовая книжка?

Следующей «мишенью» ответчика стал довод Александрова о том, что он передал в ООО «Страховая компания» свою трудовую книжку. Представитель компании сослался на ст. 65 Трудового кодекса. В ней закреплен целый перечень документов, которые должно предъявить лицо, поступающее на работу. Передача же одной трудовой книжки (тем более лицу, не уполномоченному ее принять) не может служить доказательством наличия трудовых отношений.

Судья поинтересовался, почему истец не представил ответчику других документов.

Истец: «Их от меня не требовали».

Судья: «Нужна была только “трудовая”?».

Истец: «Да».

Судья: «Ответчик»

Ответчик: «Допустим. Представим ситуацию. Трудовая книжка направляется по почте в одну из крупнейших организаций, например, «Газпром» или «Русал». Входящая корреспонденция фиксируется. Затем, поскольку организации достаточно большие и обладают развитой бюрократической структурой, длительное время идет попытка выяснить, кому и для чего ее прислали. Через пару месяцев появляется владелец трудовой книжки и просит ее вернуть. Естественно, ее возвращают. При этом ставится отметка, что трудовую книжку вернули. А дальше, если следовать логике истца, у такого «работника» появляется серьезный аргумент (несколько месяцев работодатель «держал» у себя трудовую книжку) на предъявление иска к организации о признании трудовых отношений и выплате заработной платы».

Из решения суда

Доводы истца о том, что наличие трудовых отношений подтверждается вручением компании и возвратом трудовой книжки суд считает необоснованными. Поскольку в соответствии со ст. 66 ТК РФ трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже, и, следовательно, свидетельствует о квалификации гражданина, с учетом которой с ним могут быть установлены гражданско-правовые отношения, регулируемые главой 52 «Агентирование» ГКРФ.

Кроме того, какие-либо доказательства приема на работу и увольнения (в частности, приказы компании о приеме <> и об увольнении <>) истцом суду не представлены, в материалах дела отсутствуют.

Решение суда

Для вынесения судебного решения понадобилось четыре заседания. Истец присутствовал только на первых двух. Он был опрошен о выполняемой им работе и порядке создания филиала. Суд попытался установить, когда и кому он передавал свою трудовую книжку, однако конкретного ответа не получил. После этого истец направил в суд ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Не удивительно, что суд полностью поддержал аргументы ответчика: решением от 17.03.2009 отказал истцу во всех требованиях.

Из решения суда

Оценивая представленные сторонами доказательства, суд приходит к выводу о том, что установленные в судебном заседании обстоятельства свидетельствуют о наличии между компанией и Александровым В. Г. гражданско-правовых отношений, в которых истец выступал в качестве агента.

При таких установленных в судебном заседании обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что исковые требования <> являются необоснованными.

Обжаловать решение суда Александров не стал.

Комментарий

Владимир АРХИПОВ, доцент кафедры трудового права и права социального обеспечения Академии труда и социальных отношений, канд. юрид. наук (г. Москва):

— Сложившаяся в России реальная обстановка при трудоустройстве лица, самостоятельно ищущего работу, ярко демонстрирует неподготовленность законодательства о труде (отсутствие необходимых защитных мер) и госорганов (контроля и надзора за трудовыми и связанными с ними социальными отношениями) к пресечению недобросовестного поведения потенциального работодателя.

Предоставленная законодателем (ч. 3 ст. 16, ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 67 ТК РФ) работодателю возможность допускать граждан к работе без предварительного заключения письменного трудового договора приводит к случаям, подобным рассмотренному. При этом сотрудники, приступив к работе как бы с ведома или по поручению работодателя (его представителя), неосмотрительно продолжают работать более трех дней, не используя свои права на надлежащее оформление трудовых отношений согласно в ст. 67 и 68 ТК РФ.

Сложившееся положение дел может исправить только внесение в ТК РФ запрета допуска соискателя к работе без заключенного письменного трудового договора, отвечающего требованиям ст. 56 и 57 ТК РФ. Причем юридическая ответственность работодателя за нарушение такого запрета должна быть крайне эффективной и потому для него убедительной (от внушительных штрафов и (или) лишения права занимать руководящие должности и вплоть до уголовного наказания). В свою очередь, для работника санкция за то, что приступил к работе без наличия на руках трудового договора, должна заключаться в признании законом надлежаще не оформленных трудовых отношений не состоявшимися.

К такому категоричному выводу приводит не только данное судебное решение, но и вся известная автору этого комментария неоднородная судебная практика. Решение конкретного дела зависит от теоретической и практической подготовленности судей в области основ правоведения, трудового права и личного жизненного опыта, что характеризуется в ч. 1 ст. 67 ГПК РФ как оценка доказательств по внутреннему убеждению.

Различные суды, разъясняя порядок применения ч. 2 ст. 67 ТК РФ, указывают: представителем работодателя является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами и (или) локальными нормативными актами организации или в силу заключенного с работодателем трудового договора наделено полномочиями по найму работников. Именно в этом случае при фактическом допущении сотрудника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения и на работодателя может быть возложена обязанность надлежащим образом оформить трудовой договор с данным работником2.

Однако неясно, на основании какой нормы закона или иного нормативного правового акта представитель работодателя обязан при ведении переговоров о приеме на работу подтвердить свои полномочия по осуществлению найма работников или допуска их к работе. В свою очередь, и у работника нет законного основания требовать от лица, ведущего с ним переговоры о приеме на работу и допускающего его к ней, подтверждения его полномочий. Иными словами, в ТК РФ нет нормы, на основании которой гражданин вправе потребовать у представителя работодателя, ведущего переговоры о трудоустройстве, документ о его полномочиях в части допуска к работе и наличия у него права заключать трудовой договор.

Суды же неправомерно требуют от работника осведомленности о полномочиях представителя работодателя, допустившего до работы претендента, делая при этом выводы о возникновении или не возникновении трудовых отношений, даже если доказано выполнение работы, явно предназначенной для данного работодателя, а также факт оплаты такого труда.

Таким образом, выводы судов о якобы существующей обязанности граждан убедиться в правомочности представителя работодателя вести найм работников — ущербны, так как не подкреплены соответствующими нормами правовых актов.

Тем не менее, даже когда гражданин трудится в составе коллектива и есть свидетели его правоотношений с работодателем, то последний в необходимых ему случаях пытается представить их не как трудовые, а как гражданско-правовые.

Однако суды общей юрисдикции и арбитражные суды приходят к единой позиции: при отсутствии письменного трудового договора признать правоотношения состоявшимися можно только при наличии следующих двух юридически значимых обстоятельств3. Во-первых, факт того, что сотрудник приступил к работе и выполняет ее с учетом правил внутреннего трудового распорядка. И, во-вторых, его допуск к ней представителем работодателя, обладающим правом найма работников. Причем условия выполнения работы и оплаты труда должны носить характер, присущий трудовым отношениям, т. е. должны указывать на выполнение лицом трудовой функции, а не работы на конкретный результат, за который будет произведено обговоренное вознаграждение.

В связи с вышеизложенным следует признать: право, предоставленное работодателю ч. 3 ст. 16, ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 67 ТК РФ, — допускать лицо к работе без заключения письменного трудового договора, — которое было позитивно запланировано законодателем как исключение из общих правил приема на работу, используется представителями работодателя во вред работнику. Налицо злоупотребление этим правом представителями работодателя как на стадии отношений по трудоустройству, так и на стадии трудовых отношений. Однако отсутствие в ТК РФ понятия злоупотребления правом в трудовых отношениях формально исключает возможность применить к работодателю какие-либо санкции, т. е. привлечь его к ответственности за недобросовестное поведение.

1 Имена, фамилии лиц и наименования организаций, участвовавших в споре, изменены.
2 См., напр., постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.10.2007 по делу № А82-15771/ 2006-9.
3 Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 23.09.2004, дело № 33-7411/2004; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.12.2007 по делу № А79-2023/2006.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль