Увольнение в связи с утратой доверия

198
Увольнение работника по основанию п. 7. ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса (утрата доверия) представляется работодателям простым и удобным способом расстаться с неугодным работником. Однако часто они и не подозревают, сколько подводных камней таит в себе данное основание. Рассматриваемое дело — яркий тому пример.

ИСТЕЦ: работник

ПРЕДМЕТ СПОРА:

восстановить на работе;взыскать заработную плату за время вынужденного прогула

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПО ДЕЛУ: представитель работника

РЕЗУЛЬТАТ: 21.10.2009 районный суд иск работника удовлетворил, 03.12.2009 областной суд оставил решение в силе

Алексей Мишин1 работал ведущим менеджером в ООО «Ника» с августа 2006 г. В его должностные обязанности входило обслуживание торговых автоматов, снятие денежных средств с банкнотоприемников автоматов и координирование техников-операторов по обслуживанию торговых автоматов.

26.06.2009 истец получил уведомление от ООО «Ника» о том, что 11.06.2009 трудовой договор с ним расторгнут по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия).

Развитие конфликта

В апреле 2009 г. между генеральным директором ООО «Ника» Ястребовой Е. и ее заместителем, являющимися участниками общества, разгорелся спор, последствия которого коснулись и истца. Так, гендиректор Ястребова стала угрожать Мишину, лояльному второму участнику, увольнением, требовала от него сдавать выручку лично ей без оформления приходного кассового ордера (ПКО), отказывалась оформлять квитанции к ПКО при сдаче денег в кассу. Истец не соглашался сдавать выручку с нарушением порядка ведения кассовых операций, а факт отказа выдать ПКО зафиксировал в служебной записке на имя заместителя генерального директора.

В период с 06.05.2009 по 08.06.2009 истец находился на больничном. Когда 09.06.2009 Мишин А. перед началом рабочего дня позвонил генеральному директору известить, что он приступает к работе после болезни, Ястребова Е. сообщила ему об увольнении. Истец потребовал представить документы об увольнении и трудовую книжку, объяснить основание увольнения. Однако 09.06.2009 Ястребова Е. так и не появилась в офисе. Тем не менее истец оставался на рабочем месте в течение всего рабочего дня. В качестве доказательства он составил об этом служебную записку на имя заместителя генерального директора и акт, который подписали работавшие с ним в тот день Снегирев В. и Хохлов В. 10.06.2009 Мишин А. встретился с генеральным директором, его первым заместителем и бухгалтером. На встрече также присутствовала заместитель генерального директора. Истца поставили в известность о существовании акта о недостаче, составленного 06.05.2009 генеральным директором Ястребовой Е., первым заместителем Ястребовым А. и бухгалтером Валиной Е. В нем истец обвинялся в недостаче в размере 90 000 руб. Заместитель генерального директора о существовании данного акта не знала и предположила, что он был составлен задним числом. Подробно ознакомиться с актом истцу не разрешили и потребовали предварительно его подписать. Однако он отказался это делать, не ознакомившись с его содержанием. Ястребова Е. потребовала, чтобы истец подписал приказ о необходимости дать объяснения по факту недостачи, но он отказался и от этого, поскольку не понимал, в чем именно обвиняется. Произошедшее на встрече истец и заместитель генерального директора зафиксировали в акте.

Приступить к выполнению должностных обязанностей в тот день истцу не удалось, поскольку менеджер Митькин О. не выдал ему ключи от торговых автоматов и аппарат для снятия данных, мотивируя свои действия устным распоряжением Ястребовой Е. Несмотря на это, истец 10 и 11 июня присутствовал на рабочем месте и каждый день составлял соответствующие акты, которые подписывали работавшие с ним в эти дни Снегирев В. и Хохлов В.

Сложившаяся психологически тяжелая ситуация в очередной раз негативно сказалась на здоровье истца. В связи с этим с 15.06.2009 по 26.06.2009 он вновь находился на больничном. 26.06.2009 истец получил ценным письмом от ООО «Ника» уведомление об увольнении за подписью первого заместителя генерального директора. В нем также было указано, что трудовую книжку истцу не выдали в связи с его отсутствием на работе 11.06.2009.

30.06.2009 истец явился в офис ООО «Ника», чтобы ознакомиться с документами об увольнении. В приказе от 11.06.2009 в качестве основания увольнения он обнаружил ссылку на некое заключение, но на ознакомление ему его не представили. Ястребова потребовала подписать приказ об увольнении, однако истец не согласился, мотивируя свое решение тем, что он не знает основания увольнения. В ответ Ястребова Е. отказалась выдать ему на руки трудовую книжку, справку № 2-НДФЛ и копию приказа об увольнении от 11.06.2009. Данный факт истец и заместитель генерального директора зафиксировали в акте.

07.07.2009 истец пришел в ООО «Ника», чтобы получить документы, запрошенные ранее телеграммами. Ему были представлены: его трудовая книжка, незаверенные копии приказа от 11.06.2009 о прекращении трудового договора и заключение служебной проверки от 11.06.2009. В этом заключении истец обвинялся в отказе сдать пропуски в закрытые зоны, отсутствии на рабочем месте 06.06.2009, самовольном обнулении счетчиков торговых автоматов и присвоении денежных средств за период с 28 апреля по 5 мая 2009 г.

Позиция истца

Истец считал свое увольнение незаконным по целому ряду оснований и 24.07.2009 обратился в городской суд. В исковом заявлении Мишин А. просил восстановить его на работе и взыскать с общества средний заработок за время вынужденного прогула с 12.06.2009 по 24.07.2009 в сумме 77 040,30 руб.

Согласно ст. 192 ТК РФ увольнение в связи с утратой доверия является дисциплинарным взысканием. По мнению истца, при привлечении его к дисциплинарной ответственности работодатель допустил грубейшие нарушения, да и сам факт совершения дисциплинарного проступка отсутствовал.

Также работодателем не было соблюдено предусмотренное ст. 193 ТК РФ право работника на дачу письменных объяснений. Ведь 10.06.2009 истцу не дали подробно ознакомиться с актом о недостаче, что лишило его возможности понять суть обвинений. К тому же с документом, являющимся основанием для издания приказа об увольнении — заключением служебной проверки, истец 11.06.2009 ознакомлен не был. Более того, вплоть до 30.06.2009, когда ему традиционно отказали в ознакомлении с актом, он и не знал о существовании этого заключения.

Истец указывал, что в приписываемых ему действиях нет его вины.

В заключении служебной проверки было указано, что истец без объяснения причин отказался выполнить требование генерального директора о сдаче пропусков, дающих право работнику проходить в закрытые зоны. Но в исковом заявлении Мишин отметил, что он сдал их заместителю генерального директора, о чем был составлен акт сдачи-приемки.

Истец также не признал вину в недостаче наличной выручки и обнулении показаний счетчиков торговых автоматов. Как он указал, с начала деятельности ООО «Ника» по устному указанию генерального директора различными работниками проводилось периодическое обнуление счетчиков торговых автоматов. Истец поставил под сомнение и сам факт недостачи наличной выручки.

Возражения ответчика

Единственным пунктом возражений ответчика к моменту первого судебного заседания был пропуск истцом месячного срока обращения в суд за защитой своих трудовых прав. Он утверждал, что копия приказа об увольнении была вручена истцу 11.06.2009, о чем первый заместитель генерального директора, бухгалтер и представитель ответчика составили акт. Поскольку исковое заявление было подано 24.07.2009, ответчик посчитал срок обращения в суд пропущенным. Однако на первом заседании суд, заслушав стороны и прокурора, определил учесть данное возражение при вынесении решения, поскольку «для установления обстоятельств дела необходимо опросить стороны».

На втором заседании ответчик представил более развернутые возражения, «скорректировав» свою позицию относительно недостачи.

В новой версии возражений ответчик ставил в вину истцу несдачу пропусков и неисполнение своих обязанностей, закрепленных в должностной инструкции, а именно: неснятие статистической отчетности со счетчиков торговых автоматов и самовольное их обнуление. Необходимо отметить, что должностная инструкция ведущего менеджера, представленная ответчиком, не была подписана истцом и существенно отличалась от экземпляра должностной инструкции Мишина А., оформленной по всем правилам.

Ответчик также указал, что нарушения сроков для дачи объяснения истцом не было, поскольку их затребовали еще 09.06.2009.

Ход судебного разбирательства

Бывший бухгалтер и кассир во время опроса в суде подтвердили, что факты неоприходования наличной выручки действительно имели место. Об обнулении счетчиков торговых автоматов они узнавали по телефону накануне и после принятия наличной выручки от менеджеров на следующий день сдавали ее не в банк, а генеральному директору лично в руки.

Однако свидетели со стороны ответчика, Ястребов А. и Митьков О., утверждали, что обнуление проводилось по письменному распоряжению Ястребовой Е. и в целях облегчения математических вычислений. Свидетели со стороны истца подтверждали, что распоряжения давались устно по телефону и имели совершенно другие цели.

По словам свидетелей Снегирева и Хохлова, ключи от автоматов были у каждой смены техников и все они имели доступ к банкнотоприемникам.

Суд обстоятельно опрашивал свидетеля со стороны ответчика, первого заместителя генерального директора Ястребова А. Неоднократно вызываемые в качестве свидетелей генеральный директор и ее родная сестра бухгалтер Валина в суд так и не явились. В результате возникла третья версия «обвинений» истца. Основанием увольнения истца, по версии Ястребова А., послужило то, что он не объяснил, почему обнулил без приказа аппараты; почему раньше никогда не снимал нестираемую сумму (в автоматах, кроме счетчика, который обнуляется, есть счетчик с несгораемой суммой); почему упала выручка.

Истец пояснил, что не снимал несгораемую сумму, поскольку этого никогда не требовалось. В представленной им должностной инструкции, подписанной работодателем и самим истцом, такой обязанности не было прописано. На вопрос, почему упала выручка, истец ответить не смог и предположил, что руководители компании должны быть более компетентны в этом вопросе.

Митьков О. пояснил, что самостоятельно работать с автоматами стал примерно с 13–15 мая, т. е. уже после увольнения истца. Также он подтвердил, что вместе с истцом 11 июня с 11.00 до 12.00 оформлял пропуск на машину на КПП. Дело в том, что согласно акту от 11.06.2009 в 11.30 этого же дня истец в офисе ознакомился с приказом об увольнении, отказался его подписать и покинул рабочее место.

Привлеченный по ходатайству истца аудитор пояснил суду, что по представленной ему документации не может сказать, имела ли место недостача выручки по автоматам, которые обслуживал истец. Однако он указал, что чеки не соответствуют требованиям, предъявляемым к первичной документации. Кроме того, при снятии денег с автомата должен составляться соответствующий акт, а кассир при принятии средств обязан оформить ПКО и выписать сдавшему деньги квитанцию. При этом в бухгалтерии должны вестись журнал учета и книга кассира-операциониста. Специалист пояснил суду, что сумма недостачи не может быть приблизительной.

Решение суда

21.10.2009 городской суд полностью удовлетворил иск Мишина А., постановив восстановить его в должности и взыскать в его пользу среднюю заработную плату за время вынужденного прогула с 12 июня по 21 октября 2009 г. в размере 238 824 руб.

Довод ответчика о несдаче пропусков в закрытые зоны суд счел недоказанным, так как истец представил письменный акт об обратном, а заместитель генерального директора, в свою очередь, подтвердила факт принятия пропусков.

Показания свидетелей суд посчитал достаточными доказательствами сложившейся практики обнуления счетчиков по устному распоряжению руководства, а показания Митькова О. — не противоречащими словам остальных свидетелей, поскольку он приступил к работе уже после увольнения истца и не мог знать о порядках, существовавших в компании ранее.

В решении суд указал, что причинно-следственная связь между действиями (бездействием) Мишина А. и наступившими последствиями (обнаружение недостачи, о которой было указано в заключении служебной проверки) в ходе судебного разбирательства не была установлена и ответчик не представил доказательств вины истца.

Также суд указал на нарушение порядка применения дисциплинарного взыскания, выразившегося в несоблюдении двухдневного срока для дачи объяснений работником.

Срок обращения в суд не был признан пропущенным, поскольку судья усомнился в подлинности акта от 11.06.2009. Кроме того, в полученном истцом 26.06.2009 уведомлении об увольнении указывалось, что трудовая книжка не была выдана ему в связи с отсутствием на работе 11.06.2009, тогда как в акте говорилось, что в этот день руководство попыталось ознакомить работника с приказом об увольнении на территории работодателя. Также суд учел показания свидетелей Снегирева В., Хохлова В., заместителя генерального директора о том, что никто из них 11 июня не видел лиц, подписавших акт, и Митькова О. о том, что он в указанное в акте время был вместе с истцом на КПП.

Ответчик обжаловал решение. Однако областной суд решение городского суда оставил в силе.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ:

Слепов Андрей Владимирович,
юрист практики трудового и миграционного права юридической компании «Пепеляев Групп»

Увольнение в связи с утратой доверия является дисциплинарным взысканием, однако работодатель, увольняя работника, не выполнил ряд процедурных требований, предусмотренных ТК РФ (работник не ознакомлен с документами, затрагивающими его права; не соблюден срок для дачи работником объяснений; не составлен акт об отказе работника дать письменные объяснения и т. д.). Основной тактической ошибкой работодателя (и/или его представителей) в судебном процессе было то, что он постоянно менял свою позицию по ходу разбирательства.

К тому же встает вопрос: какие действия работника могут рассматриваться как основание для утраты к нему доверия работодателя. Суд не дал правовой оценки тому факту, что работодатель в доказательство правильности увольнения работника в связи с утратой доверия ссылается на нарушение им должностных обязанностей (неснятие отчетности со счетчиков, самовольное обнуление их показаний и др.). Получается, что если работник обслуживает денежные или товарные ценности, то практически любое нарушение им должностных обязанностей может признаваться основанием для утраты доверия к нему и моментального увольнения. В данном случае фактически происходит подмена основания увольнения (вместо увольнения за неисполнение должностных обязанностей происходит увольнение в связи с утратой доверия). Таким образом, работник лишается гарантий, предусмотренных законодательством в отношении возможности увольнения только за неоднократное неисполнение должностных обязанностей.

Также ни суд, ни истец, обосновывая факт соблюдения срока обращения в суд, не использовали, пожалуй, самый очевидный правовой аргумент. Так, трудовая книжка получена работником 07.07.2009, а уведомление (в котором в нарушение требований ст. 84.1 ТК РФ не указывалось на необходимость работника явиться за ней и не запрашивалось его согласие на отправление книжки по почте) — 26.07.2009. При этом согласно ст. 392 ТК РФ работник вправе обратиться в суд в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки только со дня направления уведомления. 30.06.2009 трудовая книжка истцу выдана не была. Таким образом, подавая 24.07.2009 иск, работник не нарушил срок обращения в суд.

Горяинова Екатерина Ивановна,
старший юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»

Согласно п. 45, 47 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 увольнение работника (в связи с утратой доверия) возможно только при одновременном наличии следующих условий:

работник непосредственно обслуживает денежные или товарные ценности. Наличие договора о полной материальной ответственности не обязательно, важнее, чтобы из трудового договора, должностной инструкции или иного локального документа следовало, что в трудовые функции работника входит обслуживание таких ценностей;работником совершены действия, которые дали работодателю основание для утраты доверия к нему (недостача, хищение и т. п.). Соответствующие действия работодатель должен зафиксировать с соблюдением норм трудового права. На практике распространенным вариантом фиксации недостачи является проведение ревизии, инвентаризации, служебных расследований, получение докладных/служебных записок, документов бухгалтерского учета и т. п.;указанные действия совершены работником виновно, а его вина — доказана работодателем;процедура увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, которое относится к виду дисциплинарных взысканий, проведена согласно ст. 192, 193 ТК РФ.

В данной ситуации, поскольку не было установлено иного, работник являлся материально-ответственным лицом, значит, при наличии оснований и соблюдении указанных условий он мог быть уволен по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Работодатель допустил нарушения порядка увольнения. Так, работник не был ознакомлен с актами, у него не были затребованы письменные объяснения, акт о недостаче и уведомление об увольнении содержат противоречивые сведения, что не исключает вероятность того, что акт был изготовлен «задним числом», не был издан приказ о применении дисциплинарного взыскания.

Сам факт недостачи вызывает вопросы. Работодатель должен был подтвердить ее точный размер соответствующими документами (недостача — это бухгалтерское понятие и ее размер не может быть приблизительным). Этого сделано не было.

Утрата доверия основывается на доказательствах вины работника в совершении незаконных действий — работодатель же не смог доказать причинно-следственную связь между действиями работника и наступившими последствиями.

Исходя из изложенного, позиция суда первой и второй инстанций представляется обоснованной и законной.

1 Имена и фирменные наименования участников спора изменены.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль