Сотрудник не смог добиться компенсации за сверхурочную работу

204
Почти год сотрудник правоохранительного органа привлекался к сверхурочной работе. Однако компенсации за нее ему не удалось добиться даже в суде: тот поддержал ответчика в том, что истец пропустил срок исковой давности. Хотя очевидно, решение в любом случае было бы не в его пользу, несмотря на несколько путанные показания работодателя.

Истец: сотрудник

Предмет спора:— признать продолжительность дежурства ответственного по отряду спецназа равной 24 часам; — обязать работодателя произвести оплату за сверхурочную работу

Источник информации по делу: очевидец событий — корреспондент «ТС»

Результат: 03.06.2010 суд отказал в удовлетворении требований в полном объеме

Руслан Мартынов служит начальником штурмового отделения Управления Федеральной службы исполнения наказаний (далее — УФСИН) по Псковской области с декабря 2008 г. В соответствии с контрактом ему установлена пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями. С января 2009 г. он привлекался к сверхурочной работе в выходные и праздничные дни, а с февраля — и в нерабочее время по рабочим дням. Однако эта работа ему не оплачивалась. Истец неоднократно просил работодателя разъяснить порядок привлечения к сверхурочной работе, а также оплатить ее. Кроме того, в рамках проводимых по его просьбе проверок учета рабочего времени и расчетов с сотрудниками УФСИН прокуратура фиксировала нарушения законодательства. Однако оплата по-прежнему не производилась. В итоге в ноябре 2009 г. Мартынов обратился с иском в Псковский городской суд.

Назначен на сутки

По словам Мартынова, в феврале 2009 г. до него довели приказ от 10.02.2009 № 68 о ежедневном назначении на сутки ответственных по отделу специального назначения (ОСН) из числа начальников отделений. После этого его фактически через день привлекали к дежурствам. Однако такая практика приводила к образованию существенной переработки, о чем начальник ОСН доложил руководству. И 30.03.2009 приказом № 97 ответственные стали назначаться только на выходные и праздничные дни.

Истец пояснил, что во время дежурства он обязан был организовать несение службы дежурной сменой, нес ответственность за личный состав и имущество отдела, в случае ненадлежащего исполнения служебных обязанностей мог быть подвергнут дисциплинарным взысканиям и другими наказаниям.

За сверхурочную работу в системе УФСИН предусмотрено предоставление компенсаций (приказ Минюста РФ от 06.06.2005 № 76). Мартыновым были собраны необходимые документы об отработанных дежурствах и на имя начальника управления подан рапорт с просьбой об оплате. Однако УФСИН отказалось признавать выполнение им служебных обязанностей в качестве ответственного по ОСН.

Фактически работал три часа

Представители УФСИН по Псковской области исковые требования не признали и заявили, что переработки у Мартынова не было, поскольку за сверхурочную работу он получал отгулы. Их слова подтверждали табели учета рабочего времени, где в дни, когда Мартынов назначался ответственным по ОСН, ему засчитывались три (а в ряде случаев лишь два) рабочих часа. Согласно инструкции «О порядке несения службы сотрудниками, назначенными ответственными по ОСН УФСИН России по Псковской области» от 21.08.2009, среди прочего, в обязанности ответственного входит инструктаж дежурной смены в 9.00 и проведение в течение суток не менее двух проверок несения ею службы. Таким образом, реальное рабочее время ответственного составляет около трех часов, что и было отражено в табелях учета. В соответствии с ними бухгалтерия производила оплату.

Примечательно, что данная инструкция была издана через полгода после приказа о назначении ответственных. А прокуратура во время проверки в мае 2009 г. установила, что табели учета рабочего времени сотрудников ОСН не велись. На вопрос, откуда они взялись позже, заместитель главного бухгалтера УФСИН Валентина Ополченская заявила, что их восстановили.

Отгулы во время отпуска

Ответчик представил список смен, отработанных Мартыновым в качестве ответственного по ОСН, и отгулов, предоставленных ему в виде компенсации за сверхурочную работу. Из этих данных следовало, что хотя учетным периодом в организации является квартал, отгулы за смены, отработанные в первом квартале, предоставлялись во втором. Фактически в одном квартале должна была иметь место переработка, в другом — недоработка, но ответчик утверждал, что переработки не возникало. Мартынов сообщил суду, что отгулы, якобы предоставленные в качестве компенсации за дежурства ответственным по ОСН, давались за работу в выходные дни во время командировок.

Из пояснений истца:«В материалах дела есть график командировок. Сотрудникам, которые находились со мной в командировках, но в отличие от меня не привлекались к дежурствам, тоже были предоставлены отгулы. А им тогда за что?».

При этом один отгул Мартынова приходился на плановый выходной день, что следовало из графиков несения службы, а другой — на отпуск, что подтверждалось документами о предоставлении отпуска. Совпадение компенсационных отгулов и дней отдыха ответчик объяснить не смог.

Истец обратил внимание и на то, что если исходить из пояснений ответчика, за два часа дежурства ему полагался 8-часовой отгул. Ответчик объяснил это тем, что продолжительность отгула может быть больше (но не меньше) отработанного времени.

При подготовке к суду ответчик обнаружил, что шесть смен, действительно, Мартынову не были компенсированы. По словам работодателя, причина этого в том, что он не получал от работника соответствующего рапорта. После его написания прямо в зале суда, в мае 2010 г. Мартынову выплатили компенсацию в сумме 878 руб.

Кто такой ответственный

Ответчик пытался доказать суду, что истец не находился на службе все заявленные 24 часа, хотя последний и не утверждал этого. Тем более, что даже в инструкции такая обязанность на ответственных по ОСН не возлагается. Зато дежурный по базе всегда должен знать, где находится ответственный, а тот, в свою очередь, — быть готовым в любое время суток прибыть в расположение ОСН в течение 30 минут. И все же в практике УФСИН встречались случаи, когда ответственные присутствовали на базе более суток. Так, служебной проверкой, проведенной в марте 2009 г., было установлено, что командир другого штурмового отделения находился на службе более 26 часов.

С целью прояснить, где же должен находиться ответственный и что вообще входит в его обязанности, в суд были вызваны свидетели — сотрудники ОСН и УФСИН по Псковской области.

По словам первых, ответственные периодически проводят проверки несения службы дежурной сменой на базе или в СИЗО, в том числе на территории области и в ночное время. Также они всегда присутствуют на пересменке. Проверка длится около часа, а то и больше, поскольку после нее ответственный может некоторое время наблюдать за работой дежурной смены. При обнаружении нарушений ему необходимо их должным образом зафиксировать и по возможности исправить. При этом сотрудники ОСН сошлись во мнении, что ответственный не обязан все 24 часа находиться в расположении отдела. Как пояснил инструктор-снайпер, ответственный обязан контролировать, а не нести какое-то дежурство.

Сотрудники УФСИН по Псковской области пояснили, что когда они в качестве ответственных по управлению приезжали на базу ОСН, то ни разу Мартынова там не видели, впрочем, как и других ответственных. Истец отметил, что не обязан выходить им на встречу и докладывать, так как они ответственные по управлению, а не проверяющие.

В ходе допроса начальников отделов УФСИН, которые периодически назначаются ответственными по управлению, выяснилось, что однимиз них сверхурочная работа оплачивается, другим компенсируется отгулами. Причем количество часов, отмечаемых в табеле за дежурство ответственным, и размер компенсации их не интересовали. А вот заместителю начальника одного из отделов сверхурочная работа не компенсировалась: рапорта на отгулы он не писал, поскольку знал, что начальник их не подпишет.

Знал, но не обращался

В ходе судебного процесса ответчик указал на пропуск истцом срока исковой давности. В соответствии со ст. 292 ТК РФ работник вправе обратиться в суд в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Мартынов же обратился в суд с иском о взыскании задолженности с марта 2009 г. лишь в ноябре этого года.

Однако истец сослался на Положение о службе, согласно которому ему нужно было сначала пройти все инстанции в рамках УФСИН по Псковской области.

Из пояснений истца:«Если бы руководство все решило, зачем бы я обращался в суд. На протяжении полугода вопрос разбирался начальником, он давал обещания, производил какие-то выплаты. А когда в итоге выяснилось, что ничего не меняется, я обратился в суд как в последнюю инстанцию».

После перерыва, данного на подготовку позиции, Мартынов заявил, что нарушение его прав со стороны работодателя являлось длящимся в соответствии с п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2. Эта норма применима и к его ситуации, так как ст. 395 ТК РФ предусматривает, что при признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными, они удовлетворяются в полном размере. То есть вне зависимости от какого-либо срока.

Они не работают, они служат

В конце судебного процесса Валентина Ополченская напомнила, что сотрудники уголовно-исполнительной системы, имеющие специальные звания, не работают по трудовому договору, а служат по контракту. И им выплачивается денежное довольствие, а не заработная плата.

Из слов бухгалтера:«Денежное довольствие выплачивается за календарный месяц, в том числе и за субботу, и за воскресенье. Требования о признании 24-часового дежурства противоречат приказу № 376 о начислении денежного довольствия, потому что компенсируется однозначно рабочий день».

Валентина Ополченская представила суду пример табеля учета рабочего времени по форме № Т-13, в котором у нее стояла «явка — 8 часов» даже в выходные дни. Она пояснила, что денежное довольствие выплачивается за календарный месяц, за 240 часов. На вопрос судьи, почему Мартынову в табелях отмечалось меньшее количество часов, бухгалтер сослалась на разъяснения ревизионной группы ФСИН России, что им вовсе не нужно вести табели учета рабочего времени аттестованных сотрудников. Однако прокуратура обязала это делать.

В удовлетворении требований отказать

Псковский городской суд 03.06.2010 отказал в удовлетворении требований Мартынова в связи с пропуском срока исковой давности без уважительных причин.

Довод истца, что правоотношения по оплате ему сверхурочной работы являются длящимися, суд признал несостоятельным. Согласно п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2, длящимися являются правоотношения по начисленной и невыплаченной зарплате. По смыслу разъяснений ВС РФ, работник знает об исполнении работодателем своей обязанности по начислению зарплаты и вправе рассчитывать на ее выплату. В рассматриваемом деле оплата сверхурочной работы за спорные смены Мартынову не начислялась. Следовательно, со дня получения расчетного листка в марте 2009 г. ему было известно о нарушении его прав, но в суд он обратился лишь в ноябре 2009 г.

Из решения суда:«Истечение срока давности для обращения в суд, о применении которой заявлено ответной стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. В этом случае принудительная (судебная) защита прав Мартынова невозможна независимо от того, имело ли место в действительности нарушение его прав, поэтому исследование иных обстоятельств спора не может повлиять на характер судебного решения».

В судебном решении дается оценка и фактическим обстоятельствам дела. Суд установил, что порядок несения службы в качестве ответственных по ОСН определен инструкцией. Согласно этому документу круглосуточное дежурство без права оставления расположения ОСН устанавливается приказом ФСИН и УФСИН. С января 2009 г. таких приказов не издавалось. Поэтому доводы истца об оплате дежурств исходя из 24 часов суд признал необоснованными, поскольку именно учитываемое Мартынову время для проведения двух проверок в сутки (в совокупности от двух до трех часов) являлось его служебным временем, подлежащим оплате. Суд посчитал, что время между двумя проверками в дежурные сутки нельзя признать служебным, поскольку необходимости исполнения Мартыновым в это время своих служебных обязанностей не возникало.

Из решения суда:«Учтенное сверхурочное время было компенсировано Мартынову выходными днями и оплатой за шесть смен. При таких обстоятельствах оплата времени, в которое он не привлекался к исполнению своих служебных обязанностей, будет являться необоснованной и чрезмерной». Кассация: решение суда правомерно Псковский областной суд 20.07.2010 решение первой инстанции оставил в силе. Судебная коллегия не согласилась с доводами истца и пришла к выводу, что оплата производится по учтенному рабочему времени, а этот учет ведет начальник отряда. При этом председатель судебной коллегии разъяснил истцу право на обращение в надзорную инстанцию.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА:

Кириленко Татьяна Васильевна,
адвокат Ставропольского филиала Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург»

Вывод суда в той части, что поскольку начисления оплаты сверхурочной работы за спорные смены Мартынову не производились, то не подлежит применению положение п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 о длящемся характере нарушения прав, следует признать правильным.

Вместе с тем, судом не приняты во внимание доводы истца и не выяснены обстоятельства его обращений к работодателю, итоги их рассмотрения, сроки ответов на них, а также не истребованы результаты проверок учета рабочего времени и расчетов с сотрудниками УФСИН, проведенных прокуратурой, которая фиксировала нарушения законодательства. В решении не дана оценка рапорту Мартынова на имя начальника управления с просьбой о выплате компенсации, не указан период его подачи.

Отмечая, что истец о наличии уважительных причин пропуска срока исковой давности не заявлял и доказательств этому не представил, суд не учел следующее:

— приказами № 68 и № 97 ОСН переведен на 12-часовой график несения службы с ежедневным назначением ответственных по отделу на сутки из числа его руководства;
— согласно п. 14.3 Инструкции учет времени, отработанного сверхурочно, ведется самим сотрудником и руководителем органа уголовно-исполнительной системы, подписавшим приказ о сверхурочной работе, или, по его поручению, руководителем бригады, старшим группы и т. п.

Данные учета отражаются в рапорте лица, осуществляющего учет, с указанием количества часов, отработанных сотрудником сверхурочно в каждый рабочий день. Рапорт с соответствующим решением начальника учреждения или органа уголовно-исполнительной системы о привлечении к сверхурочной работе является основанием для ее оплаты.

Из вышеизложенного следует, что суд должен был дать оценку обращениям истца к работодателю с рапортом, периодам обращения и ожидания им ответа — начисления оплаты по его рапорту. Суд либо не исследовал эти обстоятельства, либо не дал им надлежащей оценки в решении, и пришел к ошибочному выводу, что истец о наличии уважительных причин пропуска срока не заявлял и доказательств этому не представил.

Между тем, в соответствии со ст. 393 ТК РФ при пропуске по уважительным причинам сроков, установленных ч. 1 и 2 данной статьи, они могут быть восстановлены судом.

Главный довод для отмены решения суда —оно не соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ, поскольку, придя к выводу о необходимости применения исковой давности, суд не изложил доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства, в данном случае — подтверждающие обращение истца с рапортом и ответ (либо его отсутствие) на него.

Спорным можно считать вывод суда о том, что «время между двумя проверками в дежурные сутки нельзя признать служебным, поскольку необходимости в исполнении Мартыновым в это время своих служебных обязанностей не возникало и работодателю не требовалось». Этот вывод суд никак не мотивировал и не обосновал. Подсчет судом времени для проведения двух соответствующих проверок в сутки (от 2 до 3-х часов) и выводы в этой части также не подтверждены в решении никакими доказательствами.

В связи с этим суду надлежало дать оценку положениям контракта, заключенного с Мартыновым: имелись ли в нем положения о суммированном учете рабочего времени, устанавливались ли перерывы в работе. В соответствии с ч. 3 ст. 104 ТК РФ порядок введения суммированного учета рабочего времени определяется правилами внутреннего трудового распорядка, которые, предположительно, не исследовались в суде.

Согласно ст. 108 ТК РФ в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Таким образом, в любом случае 24 часа рабочего времени в сутки не могут быть оплачены работодателем, поскольку это будет противоречить требованиям закона.

СПРАВКА
Согласно п. 14.3 приказа Минюста РФ от 06.06.2005 № 76 учет времени, отработанного сверхурочно, ведется самим сотрудником и руководителем органа уголовно-исполнительной системы, подписавшим приказ о сверхурочной работе, или, по его поручению, руководителем бригады, старшим группы и т. п. Данные учета отражаются в рапорте лица, осуществляющего учет, с указанием количества часов, отработанных сотрудником сверхурочно в каждый рабочий день.
СПРАВКА
Пункт 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2: «При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора».

 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль