Трудовой договор и трудовые отношения с помощником адвоката1

103
Так же, как и трудовая деятельность любого работника в РФ, трудовые отношения помощника адвоката c адвокатским образованием регламентируются Трудовым кодексом РФ. Между тем при оформлении данных отношений адвокатское образование руководствуется в первую очередь внутрикорпоративными правилами регулирования трудовых отношений, изложенными в примерных положениях Федеральной палаты адвокатов России (далее — ФПА РФ) и Законе об адвокатуре2. Между тем не учитывается, что Примерные положения ФПА РФ откровенно противоречат Трудовому кодексу РФ в части заключения и содержания трудового договора.

Срок трудового договора с помощником адвоката

Рассмотрим такое существенное условие трудового договора как срок с позиции действующей редакции ТК РФ и той редакции, когда были приняты Примерные положения ФПА РФ. В действующей сейчас редакции ст. 58 ТК РФ однозначно установлено, что трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок (бессрочные), так и на определенный срок — не более пяти лет (срочные), если иной срок не установлен Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом.

В ст. 58 ТК РФ в период действия первой редакции Закона об адвокатуре и принятия 17.09.2003 ФПА РФ Примерных положений как о форме трудового договора, так и о помощнике адвоката было установлено: срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, если иное не предусмотрено ТК РФ и иными федеральными законами. Трудовой договор, который заключен на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных органом по государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (это прокуратура и инспекция труда), или судом, считается заключенным на неопределенный срок. Запрещается заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных работникам, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

Обращаем внимание, что на основании положений абз. 13 ч. 1 и абз. 11 ч. 2 ст. 59 ТК РФ и с учетом требований ч. 2 ст. 58 ТК РФ заключение срочных договоров в трудовых отношениях возможно в случаях, отраженных или в ТК РФ, или в иных федеральных законах. Поэтому, как правило, все трудовые договоры должны быть бессрочными, если только заключение срочных трудовых договоров не указано как обязательное в ч. 1 или допустимо на основании правил ч. 2 ст. 59 ТК РФ.

На весь персонал, нанимаемый адвокатским образованием любой указанной в п. 1 ст. 20 Закона об адвокатуре формы, распространяется общее правило о порядке заключения трудового договора, и в частности срочного, кроме одного исключения, которое будет рассмотрено ниже. Трудовой договор должен заключаться при соблюдении указанных в ТК РФ (в частности, ст. 15-19, 56-71) требований и при условии, что в Законе об адвокатуре не имеется иных специальных правил, касающихся отдельных категорий работников. В свою очередь, содержание этих правил не должно противоречить нормам ТК РФ как базовому нормативно-правовому акту, регулирующему как общетрудовые, так и особые виды отношений в сфере труда с отдельными категориями работников (ч. 3-5 ст. 5 и ч. 6 ст. 11 ТК РФ).

Из анализа первой и действующей сейчас редакций Закона об адвокатуре видно, что лишь с внесением в этот закон изменений Федеральным законом от 20.12.2004 № 163-ФЗ у работодателей в лице адвокатского образования возникло следующее специальное право, соответствующее требованиям абз. 13 ч. 1 ст. 59 ТК РФ. Согласно дополнению, внесенному в п. 4 ст. 27 Закона об адвокатуре, адвокатское образование вправе заключать срочный трудовой договор с лицом, обеспечивающим деятельность одного адвоката, на время осуществления последним своей профессиональной деятельности в данном адвокатском образовании.

Отметим, что в действующей редакции п. 4 ст. 27 Закона об адвокатуре правила заключения с помощником адвоката срочного трудового договора изложены неоднозначно. Только с помощью законов логики можно понять, что под адвокатскими образованиями, которые могут заключать срочный трудовой договор, понимаются адвокатские образования — юрлица.

Итак, адвокатское образование — юрлицо имеет право и обязано как работодатель заключить срочный трудовой договор с помощником адвоката, если он принимается на работу в целях обеспечения деятельности одного из действующих в нем адвокатов. Иными словами, объективная причина, ограничивающая возможность заключения с помощником адвоката «бессрочного» трудового договора, — правовая зависимость срока его трудового договора от такого юридического факта, как прекращение «обслуживаемым» им адвокатом сотрудничества с адвокатским образованием-работодателем. Это, по всей видимости, связано с тем, что основная часть зарплаты помощника адвоката формируется за счет части гонорара того адвоката, который эксплуатирует его труд.

Таким образом, согласно как минимум ст. 57-59, 77 и 79 ТК РФ, и с учетом требований надлежащих подзаконных актов, в том числе содержащих правила ведения трудовых книжек работников, причины заключения и прекращения срочного трудового договора и срок его действия должны быть отражены в нем следующим образом. Причина и основание (ссылка на соответствующую статью закона) как заключения, так и прекращение действия срочного трудового договора должны быть указаны в точном соответствии с п. 4 ст. 27 Закона об адвокатуре. Понятно, что такой договор может действовать довольно продолжительное время, если адвокат-куратор будет осуществлять свою профессиональную деятельность в этом же адвокатском образовании, например, от момента получения статуса адвоката до дня своего ухода на пенсию по возрасту (по старости).

Причем если с помощником адвоката адвокатским образованием-работодателем будет заключаться трудовой договор для обслуживания нескольких адвокатов, то это юридически значимое обстоятельство не будет служить основанием для оформления договора срочным, так как обстоятельства его заключения не будут соответствовать указанному выше особому условию.

Кроме того, если помощник адвоката, получивший высшее юридическое образование, имеет намерение стать адвокатом, то для этой категории претендентов нет исключений из общих правил о приобретении статуса адвоката (ст. 9-13 Закона об адвокатуре). Следовательно, при получении статуса адвоката помощник адвоката обязан на основании п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре прекратить свои трудовые отношения с работодателем. Поэтому потенциально допустимой и юридически значимой причиной для правомерного заключения с помощником адвоката именно срочного трудового договора может быть отражение в нем такого объективного обстоятельства, как период его действия до получения помощником статуса адвоката. Если же этот период продлится более пяти лет, договор автоматически трансформируется в бессрочный и прекращение трудовых отношений при последующем получении статуса адвоката будет осуществляться в общем порядке, т. е. по соглашению сторон или инициативе работника.

Однако условие трудового договора не должно быть связано со сроком, указанным в п. 1 ст. 9 Закона об адвокатуре, а именно: претендент на статус адвоката должен иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет. Законодатель, ограничивая минимальный стаж трудовой деятельности по юридической специальности, в подп. 10 п. 4 ст. 9 Закона об адвокатуре допускает отнесение к этому стажу и работу в качестве помощника адвоката без ограничения срока нахождения в этой должности. При этом если помощник адвоката, не имеющий высшего юридического образования, получит его впервые в период работы в этой должности, то двухлетний стаж работы по юридической специальности будет исчисляться не ранее чем с момента окончания соответствующего образовательного учреждения.

Еще одной, объективной причиной для заключения срочного трудового договора с любым работником адвокатского образования может быть, например, создание адвокатского бюро на основании партнерского договора с ограниченным сроком действия (см.: абз. 7 ч. 1 ст. 59 ТК РФ и подп. 1 п. 4 ст. 23 Закона об адвокатуре). В этом случае в условиях о сроке трудового договора должно быть указано это существенное и юридически значимое обстоятельство.

Соблюдение перечисленных выше специальных правил о помощнике адвоката и срочном трудовом договоре распространяется и на адвоката-работодателя, действующего в учрежденном им адвокатском кабинете, за исключением изложенного выше правила п. 4 ст. 27 Закона об адвокатуре.

Отдельно отметим, что допустимые Законом об адвокатуре преобразования, например, адвокатского бюро в коллегию адвокатов и наоборот не являются в соответствии с ч. 5 ст. 75 ТК РФ причиной для расторжения с помощником адвоката как срочного, так и «бессрочного» трудового договора (п. 17 ст. 22 и п. 11 ст. 23 Закона об адвокатуре).

Содержание трудового договора с помощником адвоката

Рассмотрим рекомендованные 17.03.2003 ФПА РФ к применению такие ее разработки, как Форма договора и Примерное положение о помощнике. Примем к сведению, что в адвокатских образованиях, как и адвокатских палатах, эти акты ФПА РФ даже при указании в них на их рекомендательный характер воспринимаются как императивные предписания к действию. В немалой степени такому пониманию служат указания п. 9 ст. 29 и п. 7 ст. 35 Закона об адвокатуре о следующем. Решения органов адвокатской палаты, а также решения ФПА РФ и ее органов, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех членов адвокатских палат и адвокатов. Поэтому все ошибки, допущенные при изложения норм о реализации трудовых отношений в указанных актах ФПА РФ, автоматически повторяются в почти дублирующих их аналогичных территориальных актах3 и, по всей видимости, в локальных актах конкретных работодателей.

Напомним что, согласно ч. 1 ст. 5 ТК РФ, регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений (см. ч. 2 ст. 1 ТК РФ) могут осуществлять только органы, формирующие в соответствии со ст. 10-12 Конституции РФ государственную и муниципальную власть. Из этого правила есть исключение для представительных органов работника и работодателя, определенных в ч. 2 ст. 5 ТК РФ. Следовательно, все разработки в сфере регулирования трудовых отношений, созданные общественными организациями и их органами, к которым относится Совет ФПА РФ, априори недействительны, так как по своей юридической сути ничтожны.

Что же касается локальных нормативных актов, содержащих нормы трудового права, которые допустимо издавать работодателям из числа адвокатских образований и адвокатов, то им следует знать, в частности, правило, изложенное в ч. 4 ст. 8 ТК РФ. Нормы локальных нормативных актов, ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, а также локальные нормативные акты, принятые без соблюдения установленного ст. 372 ТК РФ порядка учета мнения представительного органа работников, применению не подлежат. В таких случаях применяются трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, коллективный договор, соглашения.

В Примерном положении о помощнике несоответствие его рекомендательных норм установлениям законодательства о труде начинает проявляться с п. 3 и до конца его текста, содержащего по всем позициям трудового права умаление прав работника и отчасти адвоката-куратора. Дело в том, что составители рассматриваемого Примерного положения о помощнике «постарались» сделать его универсальным и допустимым для применения как адвокатом-работодателем, так и работодателем — адвокатским образованием. В связи с этим Положение неясно регулирует взаимоотношения как адвоката-куратора с адвокатским образованием, в составе которого он состоит, так и с самим претендентом на статус помощника адвоката, для которого это адвокатское образование является работодателем.

Так, в п. 3 сказано, что зачисление в состав помощников адвоката производится на основании заявлений лица, желающего стать помощником адвоката, и адвоката, намеренного использовать в своей деятельности труд помощника.

Требование об аттестации

До зачисления в состав помощников претенденты проходят аттестацию в адвокатском образовании. Для прохождения аттестации и зачисления помощником адвоката в адвокатское образование представляются: личное заявление претендента, заявление адвоката-куратора, письмо с согласием на зачисление претендента в состав помощников от адвокатского подразделения, в котором работает адвокат-куратор, анкета, автобиография, характеристика претендента с места учебы (предшествующей работы), документ об образовании.

Из всего комплекта документов, произвольно включенных в данное Положение, требованиям законодательства о труде соответствует только документ об образовании (см. ст. 65 ТК РФ). Авторами этого «примерного положения» проигнорирована ч. 3 ст. 65 ТК РФ, где запрещается требовать от лица, поступающего на работу, документы помимо предусмотренных ТК РФ, иными федеральными законами, указами Президента России и постановлениями Правительства РФ. В частности, со дня вступления в действие ТК РФ (01.02.2002) в процедуре приема на работу нет ни подачи заявления работником, ни, естественно, его рассмотрения работодателем, так как это замещается оформлением и заключением трудового договора. К тому же проведение аттестации при приеме на работу трудовым законодательством также не предусмотрено. Поэтому требование об аттестации нарушает конституционные права лиц, претендующих на должность помощника адвоката, на допуск к избранной профессии и роду деятельности (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ). Для проверки претендентов на соответствие их знаний и навыков поручаемой работе в ст. 70 ТК РФ предусмотрена возможность при заключении трудового договора отразить в нем по соглашению сторон условие об испытании работника сроком до трех месяцев. Эта же статья содержит правила, ограничивающие возможность производить испытание работника при определенных в ее ч. 4 обстоятельствах.

В п. 4 Примерного положения о помощнике сказано, что заявление о зачислении в состав помощников рассматривается на заседании уполномоченного органа адвокатского образования в присутствии претендента и адвоката-куратора. При этом выясняется общий уровень подготовки претендента, причины, побудившие подать заявление о зачислении помощником. По результатам рассмотрения заявления уполномоченный орган адвокатского образования принимает постановление о зачислении в состав помощников либо об отказе в удовлетворении заявления.

Здесь вновь присутствует нарушение не только указанных выше прав претендента на статус помощника адвоката, но и самого адвоката-куратора. Дело в том, что адвокат как адвокатского кабинета, так и иного адвокатского образования не ограничен законом в количестве своих помощников и поэтому он, а не кто-либо иной, вправе определять их численность (п. 1 ст. 27 Закона об адвокатуре). Однако из содержания п. 4 Примерного положения о помощнике следует, что реализация этого права адвоката, ведущего свою адвокатскую деятельность не в адвокатском кабинете, зависит от усмотрения уполномоченного органа адвокатского образования.

Таким образом, в этом неправомерном ограничении, отмеченном правовым нигилизмом, как минимум нарушены права адвоката на оказание ему помощи силами субъекта, предусмотренного в п. 1 ст. 27 Закона об адвокатуре. Кроме того, при этом игнорируются изложенные в ч. 1 ст. 19 Конституции РФ гарантии равенства адвокатов различных адвокатских образований перед законом, так как в отличие от иных адвокатов адвокат-работодатель находится в независимом от кого-либо положении в данной части его деятельности. Понятно, что в случае с адвокатским образованием оплата труда помощника ложится на всех адвокатов этого образования, но, как уже ранее было сказано, Закон об адвокатуре действует в том виде, в каком есть, и его необходимо исполнять, пока в него не внесены соответствующие изменения.

Что же касается нарушения прав претендента на статус помощника адвоката в приеме на работу к конкретному адвокату, с которым у него уже имеется договоренность о совместной работе, то решение уполномоченного органа адвокатского образования, отказавшего в приеме на работу, является достаточной причиной для обращения в суд. Этому очевидному потенциально конфликтному факту способствует отсутствие в Примерном положении о помощнике конкретизации причин, могущих служить правомерным основанием для отказа в приеме на работу. Изложенные в п. 4 Примерного положения о помощнике такие причины для отказа в приеме на работу, как недостаточный общий уровень подготовки претендента, а также указание им не на те причины, о которых хотел бы услышать представитель работодателя как об основаниях, побудивших подать заявление о зачислении помощником, не соответствуют требованиям, содержащимся в ст. 3 и 64 ТК РФ. Согласно этим требованиям, единственной допустимой причиной отказа в приеме на работу, основанной на субъективном усмотрении работодателя, но ограниченной информацией, содержащейся в требуемых при приеме на работу документах, является несоответствие деловых качеств потенциального работника поручаемой работе.

В связи с вышеизложенным и в целях сведения до минимума возможности злоупотребления работодателем своим правом вести произвольный подбор нужного ему персонала в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2006) разъяснено следующее. Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудового функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли). Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

Как следует из разъяснений Верховного Суда РФ, субъективизм работодателя должен быть ограничен рассмотрением объективных факторов, присутствующих в том числе в представленных претендентом документах об образовании. Поэтому к числу объективных мотивов для отказа в приеме на работу законодатель отнес причины, указанные в п. 1 ст. 27 Закона об адвокатуре, т. е. связанные с уровнем специального образования и иными разумными ограничениями, и потому их произвольное расширение не имеет под собой правомерного основания.

В п. 5 Примерного положения о помощнике категорично предложено заключать с ним только срочный трудовой договор, что, как уже было сказано выше, должно быть допустимо только либо в случае, указанном в п. 4 ст. 27 Закона об адвокатуре, либо быть обосновано требованиями ст. 58 и 59 ТК РФ. Но этих оговорок в «примерных рекомендациях» до сих пор нет. Далее в п. 5 Положения рекомендуются вопреки требованиям ст. 57 и 135 ТК РФ «доморощенные» (а не законом установленные) правила формирования содержания трудового договора с помощником адвоката, включая его права, обязанности и оплату труда, которые в значительной степени не соответствуют нормам ТК РФ. Например, в абз. 2 п. 5 Примерного положения о помощнике внешне очень корректно указано, что трудовым договором устанавливаются права и обязанности адвокатского образования, адвоката-куратора и помощника адвоката, порядок и размер оплаты труда помощника, режим работы, срок действия договора, условия его прекращения, регулируются иные вопросы взаимоотношений адвокатского образования, адвоката-куратора и помощника адвоката.

Критически анализируя абз.2 п. 5 Примерного положения о помощнике, отметим следующее. Трудовой договор заключается между работодателем и работником, а адвокат-куратор к этому акту юридического отношения не имеет, даже если он, как указано в форме договора, участвует в оплате труда работника. Исходя из этого постулата между помощником адвоката и адвокатским образованием должен быть заключен трудовой договор, отвечающий, прежде всего, императивным требованиям ст. 57 ТК РФ.

В свою очередь, между адвокатским образованием — работодателем (не адвокатским кабинетом) и адвокатом-куратором должен быть заключен гражданско-правовой договор, в котором и будут отражены их взаимные правоотношения, основанные на статусах, определенных для них Законом об адвокатуре и иными гражданско-правовыми актами. Только таким правомерным образом можно реализовать рекомендации п. 5 Примерного положения о помощнике, например, о том, что труд помощника оплачивается из гонорара адвоката-куратора либо из фонда адвокатского образования (подразделения). Это же касается и социального страхования помощника адвоката с указанием при этом, что средства, на оплату труда и социальное страхование помощника, направляемые адвокатом-куратором, являются его профессиональными расходами.

Кроме того, именно в гражданско-правовом договоре такого вида, не ограниченного закрепленными в законе императивными условиями его формирования и заключения, нужно отразить и рекомендации п. 6 этого Положения. Данный пункт обязывает адвоката-куратора в течение срока действия договора с помощником уплачивать целевой взнос в размере одного минимального размера оплаты труда, 2/3 которого остаются в распоряжении адвокатского подразделения, а 1/3 перечисляется в фонд адвокатского образования.

Составители и лица, утвердившие Примерное положение о помощнике и форму договора, не учли, что в трудовых отношениях для своевременной выплаты работнику вознаграждения за вложенный им труд не имеет правового значения каким образом работодатель (в данном случае адвокатское образование не в форме адвокатского кабинета) формирует фонд заработной платы. В связи с этим работник в случае невыплаты зарплаты (правда, в рекомендациях к форме договора вопреки ст. 136 ТК РФ не предложено указывать даты выплаты аванса и итоговой части зарплаты) имеет право предъявить претензии не к адвокату-куратору, а к своему работодателю со всеми вытекающими для него из соответствующих статей ТК РФ негативными правовыми последствиями.

В п. 9 и 10 Примерного положения о помощнике содержится ряд позитивных положений, в которых предложено его работодателям отразить в заключаемом с ним трудовом договоре ряд прав, касающихся как корпоративной жизни адвокатского образования, так и его должностных обязанностей. Обращает на себя внимание непроведенное в этом Положении разграничение между функциями помощника адвоката по сбору документов (иных материалов) и аналогичными видами работ, относящихся к адвокатской деятельности, отраженной в п. 1 и 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. Потребность в таком разделении следует из предписаний как п. 2 ст. 27 Закона об адвокатуре, так и п. 10 Примерного положения о помощнике, где сказано, что помощник адвоката не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью и не допускается к самостоятельному ведению дел при производстве дознания, на предварительном следствии, в общих и арбитражных судах.

Однако уже в п. 11 Примерного положения о помощнике создатели возвращаются к изложению взаимоотношений помощника с работодателем. При этом нарушаются нормы, содержащиеся в ТК РФ. В этом пункте Положения рекомендовано применять к помощнику адвоката меры поощрения и дисциплинарного взыскания, предусмотренные действующим законодательством и корпоративными нормами, регулирующими адвокатскую деятельность. Под действующим законодательством разработчики Примерного положения о помощнике, можно предположить, понимали как Закон об адвокатуре, так и трудовое законодательство, в котором нормы применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания изложены в ст. 189-194 ТК РФ. Однако в нарушение правил ч. 4 ст. 192 ТК РФ, где определено, что не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине, в Примерном положении допускается применение мер дисциплинарного воздействия, принятых на уровне адвокатской корпорации. При этом в самом Законе об адвокатуре нет даже упоминания о мерах специального поощрения и возможности дисциплинарного воздействия на работников адвокатских образований — нарушителей правил данного закона, что исключает применение каких-либо «доморощенных» мер корпоративной ответственности к помощнику адвоката.

Обратим внимание также на п. 12 Положения в котором перечисляются основания для увольнения помощника адвоката, большая часть которых отражена без учета требований как ч. 2 ст. 77 ТК РФ, так и иных статей ТК РФ, регулирующих процессы прекращения трудовых отношений. Напомним, что трудовой договор, помимо оснований, указанных в ст. 77 ТК РФ, может быть прекращен и по другим основаниям, предусмотренным только ТК РФ и иными федеральными законами. Как уже было отмечено, в Законе об адвокатуре нет вообще мер дисциплинарного воздействия на работников адвокатской корпорации и, естественно, нет каких-либо дополнительных к ТК РФ специальных оснований для увольнения помощника адвоката.

В свою очередь, рекомендация ФПА РФ «Форма договора» в отличие от Примерного положения о помощнике содержит хотя бы упоминание о том, что при заключении трудового договора нужно руководствоваться законодательством о труде. Тем не менее ее содержание полностью копирует рекомендации Примерного положения о помощнике, т. е. издано с повторением всей массы несоответствий и нарушений норм ТК РФ. Например, как в Примерном положении о помощнике, так в дублирующем его положении о форме договора указано, что трудовой договор с ним прекращается, а помощник отчисляется из состава помощников адвокатского образования по таким не известным ТК РФ основаниям как совершение помощником адвоката поступка, умаляющего авторитет адвокатуры, отказ адвоката-куратора от работы с помощником адвоката и т. п.

Все вышеизложенное позволяет с автору делать только один вывод. Рассмотренные акты, а именно Примерного положения о помощнике и формы договора, предназначенные для «облегчения» регулирования трудовых отношений с помощником адвоката, почти полностью не соответствуют нормам трудового законодательства. В связи с этим рекомендательные акты ФПА РФ, воспринимаемые на местах как руководство к действию, требуют скорейшего приведения в соответствие с законодательством о труде.

Недействительный акт или не подлежащий применению

Поясним различие между актом, не подлежащим применению в целом или в отдельной его части, и актом, недействительным или недействующим в целом или в отдельной его части. Причем различие в правовых последствиях для акта, признанного неприменяемым, недействительным или недействующим полностью или в части, является сейчас довольно дискуссионным вопросом, который, прежде всего на уровне Конституции РФ, не имеет однозначного решения (см., напр., ч. 2 ст. 4, ч. 2 ст. 15, ч. 2 ст. 120, ч. 6 ст. 125 и др.). Поэтому, если, например, подзаконные и локальные акты, стоящие в юридической иерархии ниже федерального закона, к которому относится и ТК РФ, ухудшают, а не улучшают положение работника, то они признаются неприменимыми в трудовых отношениях. Однако такие акты законодатель не лишает их формальной юридической силы, а указывает только на их неприменимость к конкретному случаю, что требует при разрешении трудового спора отражения этого факта в решении юрисдикционного органа, рассматривавшего этот спор.

В свою очередь, акты, нарушающие права и свободы, гарантированные, в частности, федеральным законом, т. е. противоречащие ему или не отвечающие его обязательным (императивным) требованиям (полностью или в части), являются по юридической догме ничтожными. Такие акты в случае обнаружения их несоответствия теоретически теряют свою юридическую силу и являются недействительными с момента их создания или с момента возникновения такого несоответствия в случае внесения изменения в них или в федеральный закон и, по сути, независимо от признания их таковыми судом. Однако действующее законодательство обязывает обратиться по данному поводу в суд, который, установив, что оспариваемый акт или его часть противоречит федеральному закону, признает его недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени (см. ч. 2 ст. 253 Гражданского процессуального кодекса РФ). Иными словами, период недействительности такого акта во времени связан с моментом его нормоконтроля и признания недействующим, но по усмотрению суда, что серьезно изменяет временные границы правовых последствий в материальном праве у лиц, подвергшихся негативному воздействию противозаконных норм таких актов.

Объективной причиной для заключения срочного трудового договора может быть создание адвокатского бюро на основании партнерского договора с ограниченным сроком
Если помощник адвоката будет обеспечивать деятельность адвоката адвокатского образования, последнее обязано заключить с таким помощником срочный трудовой договор

1 См. первую часть данной статьи: Архипов В.В. Бремя содержания помощника адвоката // Трудовые споры. 2009. № 2. С. 26.
2 Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 23.07.2008).
3 См., напр., Положение «О стажере адвоката и порядке прохождения стажировки» и примерный срочный трудовой договор со стажером адвоката, разработанные Адвокатской палатой г. Санкт-Петербурга и опубликованные в разделе «Обмен опытом» Вестника адвокатской палаты г. Москвы (2008. Выпуск № 7-9). Обращает на себя внимание пояснение, содержащееся в тексте Положения «О стажере адвоката и порядке прохождения стажировки», о том, что оно разработано в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЭ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями), Уставом Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга на основе Примерного положения «О стажере адвоката и порядке прохождения стажировки», утвержденного Советом федеральной палаты адвокатов РФ 25.08.2003 (протокол № 3), и никакого упоминания о необходимости его соответствия законодательству о труде нет.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль