Увольнение по собственному желанию важнее соглашения сторон

215
До расторжения трудового договора по соглашению сторон работник написал заявление об увольнении по собственному желанию. В качестве даты увольнения он указал то же число, что и в соглашении. При выборе основания увольнения работодатель не учел волеизъявление сотрудника и уволил его по соглашению сторон, поскольку оно расторгнуто не было. Несмотря на это, суд пришел к выводу, что работодатель сделал неверный выбор.

ИСТЕЦ: РАБОТНИК — ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВОВОГО КОМИТЕТА АДМИНИСТРАЦИИ Г. ПСКОВА

ПРЕДМЕТ СПОРА: ПРИЗНАТЬ ПУНКТ РАСПОРЯЖЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ Г. ПСКОВА ОБ УВОЛЬНЕНИИ ПО СОГЛАШЕНИЮ СТОРОН НЕЗАКОННЫМ И ИЗМЕНИТЬ ОСНОВАНИЕ УВОЛЬНЕНИЯ НА «УВОЛЬНЕНИЕ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ»

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПО ДЕЛУ: ОЧЕВИДЕЦ СОБЫТИЙ — КОРРЕСПОНДЕНТ «ТС»

РЕЗУЛЬТАТ: 04.09.2009 СУД ЧАСТИЧНО УДОВЛЕТВОРИЛ ТРЕБОВАНИЯ ИСТЦА

9 апреля 2009 г. между работником, председателем правового комитета администрации г.Пскова Джемалом Малышевым, и администрацией г.Пскова было заключено соглашение сторон об увольнении последнего с занимаемой должности 20.07.2009. Однако 06.07.2009 председатель комитета, не расторгая соглашения, принял решение уволиться по собственному желанию в связи с выходом на пенсию. Он подал соответствующее заявление, где дату увольнения оставил прежней — 20 июля. Работодатель заявление проигнорировал и 20 июля уволил работника по соглашению сторон в соответствии с распоряжением, изданным еще в апреле. Работник не согласился с действиями работодателя и посчитал нарушенным свое право на увольнение в связи с выходом на пенсию.

20.08.2009 Джемал Малышев подал соответствующее исковое заявление в Псковский городской суд.

Нарушены права, в том числе материальные

Первое заседание суда состоялось 24.08.2009. Дело рассматривал судья Псковского городского суда Игорь Адаев. Истец заявил, что распоряжение администрации г. Пскова об увольнении его по соглашению сторон не соответствует фактическим обстоятельствам дела, противоречит трудовому законодательству и нарушает его законные права.

По словам Джемала Малышева, 06.07.2009 он на имя работодателя (главы администрации города) направил заявление об увольнении по собственному желанию с 20.07.2009 в связи с выходом на пенсию. Именно это заявление, а не подписанное ранее соглашение сторон, является последним действительным реальным волеизъявлением его как участника трудовых отношений.

Истец: «Федеральный закон о трудовых пенсиях определил право выхода на пенсию по возрасту для мужчин по достижении 60 лет. Мне на момент подачи заявления был 61 год. Трудовой кодекс возлагает на работодателя обязанность расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника в тех случаях, когда оно обусловлено невозможностью продолжения работы, т. е. выходом на пенсию».

Джемал Малышев обратил внимание суда на то, что трудовое и иное законодательство не содержит запрета на расторжение трудового договора по собственному желанию в связи с выходом на пенсию даже при наличии предварительного договора о расторжении его по соглашению сторон. Кроме того, любые договоренности между работодателем и работником не должны ограничивать права и снижать гарантии последнего. В то же время Устав муниципального образования города Пскова устанавливает, что муниципальным служащим, уволенным в связи с выходом на пенсию, предоставляется гарантия выплаты единовременного государственного пособия. А при увольнении по соглашению сторон эта выплата не предоставляется.

Подводя итог сказанному, Джемал Малышев заметил, что формулировка основания причины увольнения, указанная в распоряжении администрации, нарушает его права и интересы, в том числе материального характера. Поэтому он попросил изменить формулировку с «уволить по соглашению сторон» на «уволить по собственному желанию».

Обстоятельства увольнения: несвобода выбора

Представитель ответчика, новый председатель правового комитета администрации г. Пскова Наталья Шикун, отметила, что истец мог написать заявление об увольнении по собственному желанию еще в апреле, но предпочел заключить соглашение сторон. Она пожелала уточнить, с чем было связано изменение позиции уволенного работника и как он оценивает в этом случае заключенное соглашение.

Истец, отвечая на вопрос, был вынужден рассказать историю своего увольнения от начала до конца, ссылаясь на заявления, направленные им в администрацию и имеющиеся в материалах дела.

С 26 февраля, как раз перед сменой руководства администрации г. Пскова, Джемал Малышев ушел в отпуск до 7 июля. Такой продолжительный отпуск ему полагался, потому что он ни разу его не использовал в предыдущие годы. В мае истец купил билеты в санаторий. Однако 6 апреля по просьбе нового главы администрации города Яна Лузина он написал заявление об отзыве из отпуска с 06.04.2009 по 30.04.2009.

Джемал Малышев никак не ожидал, что 7 апреля его попросят написать заявление об увольнении по собственному желанию. «Новый глава администрации города спросил меня, сколько нужно заплатить, чтобы я послезавтра освободил место. Я сказал, что уйду сам по закону. И все, что мне выплатят, пусть тоже будет только по закону».

В тот момент истец не хотел принимать окончательное решение, поэтому попросил дать ему догулять отпуск, а вопрос решить после возращения. У него было несколько предложений, а возраст вообще позволял уйти на пенсию.

Однако новое заявление Джемала Малышева об уходе в отпуск было согласовано не с 08.04.2009, как он просил, а лишь с 04.05.2009.

9 апреля Наталья Шикун, только что вступившая в должность заместителя председателя правового комитета, показала работнику соглашение сторон и сказала, что глава администрации настаивает на его подписании. Ему пообещали, что если он его подпишет, то в отпуск он сможет уйти сразу, а не с 04.05.2009.

Истец: «Я убежден, что никакое соглашение сторон не может препятствовать человеку уйти по собственному желанию в связи с выходом на пенсию, поскольку у меня все условия для этого имелись. Соглашение было не моей инициативой. Оно совершалось в условиях, когда я был несвободен в выборе».

Джемал Малышев отметил, что до сих пор понять не может, какую цель преследовало заключение соглашения, в котором у администрации города были обязанности — уволить по соглашению сторон и выдать на руки трудовую книжку.

Истец: «Мне надо было уезжать, в этих условиях само соглашение совершалось под психическим давлением».

Представитель ответчика: «Кто на вас оказывал давление?»

Суд: «Вы, говорят».

Представитель ответчика: «Я прошу уточнить, я оказывала на вас давление?»

Истец: «Психическое давление, в том смысле, что организация по сравнению с работником является экономически и организационно-управленчески более сильной стороной. Стороной, которая принимает решения. В этом смысле человек всегда не равен в правах с организацией. Это и было насилием».

Суд: «Нет. Нечто аморфное не может оказывать психическое давление».

Истец: «Хорошо, скажу по-другому: давление в условиях ограниченной свободы для принятия решения».

Два равнозначных документа

Истец попросил суд признать незаконным распоряжение администрации города. Свою позицию он обосновал тем, что 06.07.2009, находясь в трудовых отношениях с работодателем, написал заявление об увольнении по собственному желанию с 20.07.2009. При этом он не расторг подписанное ранее соглашение. Джемал Малышев, буквально трактуя постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума № 2), отметил, что речь об аннулировании стоит вести тогда, когда изменяются и срок увольнения, и его основание. Ведь в тексте они связаны союзом «и», а не союзом «или». В данном же случае он не просил изменить срок. А значит, аннулирования не произошло, и согласие второй стороны было не нужно.

Суд: «Есть два юридических документа (соглашение о расторжении трудового договора и заявление об увольнении. — Примеч. ред.), которые имеют одинаковую силу. Вы говорите о незаконности первого. Я не понимаю, почему. Присутствие второго документа не означает незаконность первого. Вы сами говорите, что соглашение не аннулировано. Почему работодатель должен удовлетворять заявление «по собственному», когда существует соглашение? И в чем незаконность действий работодателя?»

Истец: «Он должен был дать ответ на мое заявление. Статья 80 Трудового кодекса говорит, что если у человека возникло право на уход в связи с выходом на пенсию при невозможности продолжения работы, работодатель обязан его уволить по этому основанию».

По мнению Джемала Малышева, соглашение сторон не исключает использование ст. 80 ТК РФ (увольнение по инициативе работника), точно так же как и ст.81 ТК РФ (увольнение по инициативе работодателя). Если бы он в период действия соглашения совершил дисциплинарный проступок, работодатель мог бы уволить его по ст.81, несмотря на соглашение. Статья 77 ТК РФ называется «общие основания», а ст.80, как и ст.81, — это специальные основания, которые используются, когда есть коллизия между общими нормами.

«Дополнительная ленточка на похоронах»

Джемал Малышев неоднократно повторял, что для него первичным является удовлетворение его права, а материальные выгоды вторичны. Однако в случае удовлетворения судом иска они последуют автоматически.

Истец: «Согласно Закону о муниципальной службе Псковской области, семье бывшего муниципального служащего выделят в три раза больше социальной помощи на его погребение. Поэтому вопрос актуальный. Похоронят — на одну ленточку больше будет».

Суд поинтересовался у истца, имел ли место выход на пенсию в действительности. Оказалось, что истец пенсию не оформлял.

Работник сам выбрал основание увольнения

Представитель ответчика, Наталья Шикун, не признала требования истца. Позиция администрации города базируется на том, что расторжение трудового договора по соглашению сторон предусмотрено ТК РФ, поэтому действия работодателя соответствуют закону. Само соглашение также соответствует законодательству, обратное истцом доказано не было.

Наталья Шикун напомнила, что Джемал Малышев являлся председателем правового комитета, т. е. человеком, который обладает необходимыми знаниями в области трудового права. Поэтому он мог отследить юридические последствия подписания соглашения. В том числе какие выплаты получит, а какие — нет. Администрация города считает, что истец, подписывая соглашение, не только знал об этих последствиях, но просчитывал их. Джемалу Малышеву был предоставлен оплачиваемый отпуск в размере 103 дней. Все это время он находился на муниципальной службе, поэтому ему также была начислена ежемесячная гарантированная компенсационная выплата, которая предоставляется каждому муниципальному служащему за фактически отработанное время1.

Представитель ответчика: «Когда мы обсуждали дату соглашения, он сказал, что сначала хочет догулять отпуск, и чтобы соглашение было с той даты, с которой он выйдет из отпуска. Ему пошли навстречу. Соглашение сторон могло быть и апрельской датой. И тогда он получил бы только компенсацию за неиспользованный отпуск».

Истец: «Вот это и есть подтверждение несвободы выбора при подписании соглашения».

Ответчик обратил особое внимание на то, что изменение или аннулирование соглашения возможно только по взаимному согласию сторон. Работодатель, в свою очередь, решил, что не будет менять основание увольнения. Кроме того, распоряжение об увольнении было подписано еще 10 апреля.

Представитель ответчика: «Джемал Васильевич сам, имея юридическое образование и стаж работы, выбрал для себя именно такое основание. Он был свободен в выборе. Мы считаем, что все его трудовые права были реализованы».

Наталья Шикун не согласилась также с тем, что соглашение умаляет гарантированные права истца, поскольку в соглашении не оговаривается неполучение работником каких-то выплат.

«В крепостном праве был Юрьев день»

Участники процесса вступили в дискуссию о том, каким все-таки документом нужно было руководствоваться работодателю при том, что оба документа законны и действуют одновременно.

Представитель ответчика считает, что соглашением, поскольку оно было заключено раньше: «Если бы не было соглашения, то работодатель, безусловно, обязан был бы уволить работника по собственному желанию. Но на момент его увольнения действовало соглашение. А оно подразумевает, что истец самостоятельно выбрал иное основание».

Истец же настаивал, что руководствоваться необходимо заявлением: «Право человека не может зависеть еще от кого-то. Я не аннулировал соглашение. Я вышел из него».

Суд возразил, что нельзя заключить договор, а потом из него «выйти».

Истец: «Даже в крепостном праве был Юрьев день».

Судья признался, что трудность разрешения данной задачи связана с тем, что дату увольнения Джемал Малышев оставил ту же, что в соглашении сторон.

Судья: «Соглашение не исключает права писать заявление по собственному желанию, а работодателю надо решать, по какому основанию уволить. Вот в чем спор. Работнику ничего не мешает. Если бы он дату поставил позже, я бы подумал. Раньше — я бы не думал, сказал, что он прав. Нельзя ограничивать права человека. Если две недели прошло, работодатель обязан уволить. А истец написал в одно время»

Суд дал возможность сторонам еще раз обдумать свои доводы.

Выход на пенсию не основание увольнения

Новые доводы ответчика были озвучены в судебном заседании 01.09.2009.

Помимо вышеуказанных оснований своей позиции ответчик добавил, что само соглашение в настоящем процессе не оспаривается ни полностью, ни в части. Таким образом, при вынесении решения, которым удовлетворялись бы требования Джемала Малышева, получится так, что будет действовать соглашение, которое не оспорено и не признано незаконным, и решение суда, вступившее в законную силу. При этом они будут друг другу противоречить.

Наталья Шикун категорически не согласилась с истцом в том, что ст.80 ТК РФ содержит специальные основания прекращения трудового договора. Поскольку специальными основаниями могут быть лишь те, которые изложены в специальном законодательстве, например в Федеральном законе от 02.03.2007 №25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», который предусматривает ряд дополнительных оснований для расторжения договора.

Особенно председатель правового комитета подчеркнула, что выход на пенсию не является основанием для расторжения договора. Выход на пенсию — лишь мотив. Человек по состоянию здоровья или каким-то личным причинам не то что не хочет, а не может отработать 14 дней. Поэтому законодатель обязывает работодателя уволить работника в срок, указанный в заявлении. В ст.80 ТК РФ говорится только о сроке, но не об обязанности работодателя уволить именно по основанию «собственное желание» с мотивом «выход на пенсию». При этом администрация выполнила свои обязанности, поскольку расторгла договор в срок, указанный в заявлении.

Также было уделено внимание процессуальным моментам и указано суду на несоблюдение истцом сроков исковой давности. Ведь, по сути, истец оспаривает распоряжение администрации г.Пскова и просит признать ненормативный акт в определенной части противоречащим законодательству. Согласно ГПК РФ, у него на это было три месяца с момента ознакомления с распоряжением, т.е. с 10 апреля. Истец же исчисляет срок исковой давности — один месяц с момента увольнения, что, по мнению ответчика, неверно, поскольку свое увольнение как таковое он не оспаривает.

Представитель ответчика: «ГПК РФ предусматривает пресекательные сроки, чтобы не было злоупотребления своим правом. Мы считаем, что здесь подлежит применению срок исковой давности, указанный в статье 256 ГПК РФ, и просим суд в удовлетворении заявленных требований отказать».

Священное право работника

Последнее судебное заседание по делу состоялось 04.09.2009. Джемал Малышев уточнил, что считает сроки исковой давности ненарушенными, поскольку 10 апреля, когда он был ознакомлен с распоряжением об увольнении, оно еще не нарушало его прав. А узнал он о нарушении своих прав только 20 июля, когда пришел за трудовой книжкой и вместо ожидаемой записи «по собственному желанию» увидел «по соглашению сторон». Поэтому до 20 августа, когда он обратился с исковым заявлением, ни один срок не был нарушен.

Выступая в прениях, истец отметил, что возражения стороны ответчика очень полные и последовательные. Но одного он в них не обнаружил. Из смысла ст. 18 Конституции РФ вытекает, что на органы местного самоуправления и должностные лица возложена обязанность реализовывать права человека, которые являются отчуждаемыми. Сам смысл их деятельности должен быть в реализации этих прав. Из возражений же не ясно, какую благородную цель преследует администрация города, умаляя права отдельного работника, тогда как по Конституции РФ должна их реализовывать.

Джемал Малышев напомнил присутствующим о том, что все ссылки на законы в возражениях правильные, но смысл их правоприменения противоречит праву человека.

Истец добавил: «Это яркий пример противостояния сторонников позитивного закона и сторонников естественно-правовой направленности. Это считается нарушением баланса между правами работника и работодателя. Потому что работодатель никак не обнаружил, какое свое священное право он защищает такими действиями. Тогда как у работника есть конкретное право. Оно для него священно, потому что единственное и последнее».

«Благородная идея — бюджет»

Представитель администрации Наталья Шикун довольно полно ответила на этот вопрос работника, напомнив, что администрация г. Пскова должна защищать не только интересы конкретного работника — Джемала Малышева, но и исполнять бюджет. Бюджет составляется и используется в целях и интересах всего населения города. Поэтому администрация г. Пскова должна подходить к любым выплатам взвешенно, понимая, что есть фонд оплаты труда, в который могут быть не заложены такие выплаты. И в данном случае они заложены не были.

Наталья Шикун заметила, что споры между работником и работодателем традиционно рассматриваются как споры слабой и сильной стороны. При этом под сильной стороной подразумевается работодатель, а под слабой — работник, который менее квалифицирован и более уязвим в правовом плане. Поэтому естественно, что нормы Трудового кодекса и суды, как правило, на стороне работника. Однако в рассматриваемом случае представитель администрации предложила суду учесть квалификацию истца, его образование, стаж работы по специальности, занимаемую должность. Все это говорит о том, что человек был достаточно искушен в юридических тонкостях, прекрасно понимал последствия и значение заключения соглашения, мог внимательно взвесить все «за» и «против» не только в плане оснований увольнения, но и в плане материальных льгот и преимуществ.

Представитель ответчика: «Мы считаем, что Малышев не может быть расценен как слабая сторона, которая требует защиты и более внимательного отношения и суда, и законодательства. Напротив, истец злоупотребляет своими правами с целью получения денежной компенсации из бюджета».

Истец воспользовался правом реплики: «Если работодатель в отношении человека, сведущего в праве, поступает таким образом, то что же они могут делать с людьми, работниками, которые несведущи в праве и которые не имеют воли к защите своего права?..»

Суд удовлетворил требования истца

Суд частично удовлетворил требования истца. Он изменил формулировку основания увольнения, как просил работник. Однако не стал признавать распоряжение администрации г.Пскова незаконным.

Принимая решение, суд исходил из того, что по смыслу ст.78, 80, 81 ТК РФ наличие соглашения между работником и работодателем об увольнении с определенной даты не исключает возможности увольнения работника по собственному желанию или, при наличии к тому оснований, по инициативе работодателя. Следовательно, расторжение трудового договора по соглашению сторон с 20.07.2009 при наличии поданного работником заявления об увольнении по собственному желанию с той же даты нарушает свободу волеизъявления работника. Суд считает, что при конфликте действия двух фактически одинаковых по силе и обязательности исполнения документов приоритет должен отдаваться выраженному работником волеизъявлению об увольнении по собственному желанию.

При этом выдвигаемые ответной стороной доводы о невозможности расторжения трудового договора по собственному желанию без соответствующего аннулирования заключенного ранее соглашения не могут быть признаны оправданными с точки зрения защищаемых Конституцией РФ целей и ценностей и согласующимися с требованиями, вытекающими из ее статей (ст. 2, 18, 55 Конституции РФ).

Оснований для отказа в иске в связи с истечением срока исковой давности суд не нашел. Обращение Джемала Малышева в суд за защитой своих прав было осуществлено в пределах срока, определенного в ч.1 ст. 392 ТК РФ (со дня выдачи трудовой книжки).

В настоящее время решение суда в силу не вступило, оно обжалуется в кассационном порядке.

Комментарий

Наталья ТОЛБУХИНА, начальник юридического отдела ОАО «Ярославский полиграфический комбинат»:

— В рассмотренном конфликте суд разрешил неординарную правовую коллизию, заключающуюся в конкуренции двух оснований увольнения при наличии для работодателя объективных оснований по своему усмотрению применить любое из них. Ситуация осложнена еще и тем, что дата увольнения по обоим основаниям одинакова и работодатель вынужден был выбирать, какое волеизъявление является применимым к конкретной ситуации.

Истец в своих аргументах ссылался на последовательность волеизъявлений лица. Надо обратить внимание, что аргумент интересный. ТК РФ никак не освещает вопрос конкуренции волеизъявлений работника при наличии нескольких надлежаще выраженных волеизъявлений работника. В рассматриваемой ситуации налицо подписанное работником соглашение о расторжении трудового договора с конкретной даты. Оно свидетельствует о том, что работник добровольно согласился уволиться по соглашению сторон (ст.78 ТК РФ). С другой стороны, есть еще заявление работника, свидетельствующее о том, что работник после подписания соглашения об увольнении выразил волеизъявление расторгнуть трудовой договор по другому основанию — по инициативе работника (ст. 80 ТК РФ). Однако одностороннее изменение волеизъявления одной стороны правоотношения (отказ от соглашения или, как выразился истец, «выход из соглашения») не должно влечь автоматического изменения уже урегулированных в договорном порядке прав и обязанностей сторон. Однако, на наш взгляд, это только «вершина айсберга», аргументы, лежащие на поверхности возникшего спора.

Статья 80 ТК РФ, устанавливая для работника возможность расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе, защищает работника своеобразным образом. Увольнение по данному основанию является не правом работодателя, а его обязанностью и не предоставляет работодателю никакого выбора, кроме увольнения работника по данному основанию. И даже наличие подписанного сторонами соглашения об увольнении по другому основанию не отменяет этой императивности.

Если внимательно рассмотреть норму ч. 1 ст. 80 ТК РФ, то можно заметить, что законодатель установил для работника обязанность уведомить работодателя о предстоящем увольнении не менее чем за две недели. Статья говорит о праве работника уволиться и об обязанности работодателя уволить. Других вариантов не предлагается. Волеизъявление же работодателя требуется приложить лишь к определению даты увольнения. Но в нашем случае даже это не требуется. Работник подал заявление за 14 дней до даты предстоящего увольнения, несмотря на то, что имел право уволиться ранее, но не сделал этого. Часть 5 ст. 80 ТК РФ только подтверждает все вышесказанное и устанавливает, что по истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу, а в последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет. Эту же позицию косвенно подтверждает п. 5.6 Инструкции по заполнению трудовых книжек, утвержденной постановлением Минтруда РФ от 10.10.2003 № 69. В нем указано, что при расторжении трудового договора по инициативе работника по причинам, с которыми законодательство связывает предоставление определенных льгот и преимуществ, запись об увольнении (прекращении трудового договора) вносится в трудовую книжку с указанием этих причин. Например: «Уволена по собственному желанию в связи с переводом мужа на работу в другую местность, пункт 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации» или «Уволена по собственному желанию в связи с необходимостью осуществления ухода за ребенком в возрасте до 14 лет, пункт 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации».

Можно только предполагать, какое решение примет кассационная инстанция. Полагаем, решение останется в силе. Несмотря на то, что работником не было заявлено материальных требований к работодателю, как видно из приведенных материалов дела, применение конкретного основания увольнения для работника имеет материальные последствия. Соответственно, нарушение его прав отказом работодателя уволить по собственному желанию налицо.

Кроме того, значение для наступления позитивных и значимых последствий для работника имело не только само основание увольнения — по собственному желанию, а еще и причина увольнения — в связи с выходом на пенсию. В соглашении сторон работником выражено другое волеизъявление — расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон. Но эти два разных волеизъявления не конкурируют между собой, так как второе, еще и более позднее, не предполагает для работодателя никакого иного варианта поведения, кроме как уволить работника. Поэтому, на наш взгляд, при рассмотрении дела суд дал правильную оценку обстоятельствам дела. И даже если бы с увольнением работника по собственному желанию не было связано приобретение социальных гарантий, можно предположить, что решение суда было бы таким же — изменить основание увольнения.

Срок увольнения в связи с выходом на пенсию

Если заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) связано с невозможностью продолжения им работы, в том числе с выходом на пенсию, работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника (ч. 3 ст. 80 ТК РФ).

Условия, ухудшающие положение работника

Коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению (ч. 2 ст.9 ТК РФ).

Взаимное согласие сторон на изменение срока и основания увольнения

Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника (п. 20 Постановления Пленума №2).

Срок обращения с заявлением в суд

Гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод (ч. 1 ст. 256 ГПК РФ).

1 Федеральный закон от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.