• Главная страница
  • » Статьи
  • » Судебная практика применения различных норм национального законодательства к особым субъектам трудовых отношений: отстранение от работы руководителя организации

Судебная практика применения различных норм национального законодательства к особым субъектам трудовых отношений: отстранение от работы руководителя организации

126
Проблема вынесения законного и объективного решения в немалой степени зависит от логичного и системного уяснения судом сопряженных норм в случаях необходимости применения комплексного обоснования принимаемого решения. К таким сложным правоприменительным задачам относятся нормы законодательства, регламентирующие труд руководителя организации. Сложность и неоднозначность вариантов подбора норм различных отраслей права для правоприменительной практики ярко иллюстрирует ситуация, когда деятельность руководитель организации приостанавливается с целью его последующего увольнения.

Основной целью рассмотрения и разрешения трудового спора, в частности в суде, является защита трудового права или законного интереса участника трудового правоотношения в рамках осуществления процесса искового судопроизводства. С этой целью суд, рассматривая трудовые дела, обязан решить ряд правоприменительных задач. Прежде всего, установить фактические обстоятельства дела, исследовать и квалифицировать эти обстоятельства, вычленив из них юридически значимые, и, так сказать, «подвести» под этот частный случай (казус) соответствующую ему гипотезу, диспозицию конкретной нормы или ряда норм. Принять решение. В необходимых случаях применить санкцию.

В упрощенном виде алгоритм действий суда, на первый взгляд кажется простым. Однако прохождение стадии выделения из массы фактических обстоятельств юридически значимых, а затем и правильный подбор к ним конкретной нормы (норм) не всегда приводит к решению суда, отвечающему требованиям ст. 195 ГПК РФ, а именно к законному и объективному.

В немалой степени на результат судебного анализа рассматриваемого дела влияет дефектная юридическая техника, изложения законодателем нормы, а также нелогичное и безсистемное уяснение судом сопряженных норм в случаях комплексного определения правового обоснования, необходимого для принятия правильного решения.

К таким сложным правоприменительным задачам относятся нормы законодательства, регламентирующие труд руководителя организации, и потому требующие дальнейшего их уточнения со стороны законодателя с целью упрощения их понимания.

В Трудовом кодексе РФ особенностям регулирования труда руководителя организации посвящена специальная глава 43, в которой установлено, что права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются самим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором. Иными словами, правовых источников, с помощью которых можно регулировать труд руководителя, законодатель предусмотрел немало, но, к сожалению, нормативные акты находятся не в одном специальном консолидированном акте, а размещены во многих, что приводит к невольным ошибкам при реализации предписаний правовых норм.

Примем к сведению ч. 6 ст. 11 ТК РФ, согласно которой особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников, в том числе руководителей организаций, устанавливаются в соответствии с Кодексом. В свою очередь в ст. 251 ТК РФ указано, что особенности регулирования труда — это нормы, частично ограничивающие применение общих правил по тем же вопросам либо предусматривающие для отдельных категорий работников дополнительные правила.

Из ст. 252 ТК РФ следует, что особенности регулирования труда, в частности, в связи с характером и условиями труда, а также других оснований устанавливаются трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами. При этом особенности регулирования труда, влекущие за собой снижение уровня гарантий работникам, ограничение их прав, повышение их дисциплинарной и (или) материальной ответственности, могут устанавливаться исключительно Кодексом либо в случаях и порядке им предусмотренными.

Характерным примером сложности применения норм различных отраслей права может служить дело № 78-В05-31, рассмотренное 19.08.2005 г. судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Фабула дела

Из материалов дела видно, что решением внеочередного собрания акционеров общества от 19.09.2004 заявитель был избран его генеральным директором и с ним в этот же день был заключен трудовой договор. Согласно протоколу заседания наблюдательного совета этого общества от 22.09.2004 принято решение о временном его отстранении от работы в должности генерального директора до решения вопроса о его увольнении внеочередным общим собранием акционеров.

Руководитель организации, отстраненный от работы решением наблюдательного совета акционерного общества, обратился к мировому судье с иском к этому обществу о признании незаконным отстранения от работы, взыскании заработной платы и возложении на ответчика обязанности не чинить препятствия в выполнении им функций генерального директора.

Позиции судов, рассматривавших дело

Решением мирового судьи отстранение признано незаконным, за истцом признаны права генерального директора общества, предусмотренные Федеральным законом от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. действовавшей в период рассмотрения дела в суде; далее – Закон об АО), на общество возложена обязанность не чинить препятствий в осуществлении им должностных прав и обязанностей, в том числе обеспечить беспрепятственный вход во все помещения общества и пребывание в них. В пользу истца взыскана заработная плата за период ее невыплаты в связи с отстранением от работы. В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Санкт-Петербургского городского суда дело в части о взыскании с общества заработной платы направлено на новое рассмотрение в районный суд. В остальной части решение мирового судьи отменено, производство по делу прекращено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, вынося определение об удовлетворении надзорной жалобы и отменяя постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда, мотивировала свое решение следующим образом.

При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено именно президиумом Санкт-Петербургского городского суда.

Мировой судья пришел к выводу о том, что решение наблюдательного совета общества об отстранении от работы истца является неправомерным, поскольку из норм трудового законодательства и устава общества следует, что наблюдательный совет не является работодателем генерального директора.

Отменяя решение мирового судьи и прекращая частично производство по делу, суд так называемой первой надзорной инстанции сослался на нарушение мировым судьей процессуальных норм. Президиум городского суда исходил из того, что, хотя требования истца вытекают из трудовых отношений, но на самом деле имеет место спор корпоративного характера, который касается деятельности и формирования исполнительных органов общества. Следовательно спор должен быть разрешен арбитражным судом. Однако в силу п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ к подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об АО образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляется по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции наблюдательного совета общества. Уставом данного общества такое решение закреплено за общим собранием, поэтому наблюдательный совет не уволил истца, а временно отстранил его от работы до созыва общего собрания с целью прекращения с ним трудовых отношений. На отношения между обществом и исполнительным единоличным органом общества действие законодательства о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО.

Таким образом, правовое положение руководителя акционерных обществ определяется нормами как трудового законодательства, в частности гл. 43 ТК РФ, так и нормами законодательства об акционерных обществах, которые в соответствии со ст. 5 ТК РФ должны соответствовать Кодексу. Поэтому данный спор, согласно ст. 381 ТК РФ является индивидуально-трудовым и подлежит рассмотрению и разрешению в судах общей юрисдикции. Вместе с тем, президиум городского суда необоснованно не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.11.2003 № 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ». Соответственно дело по заявленным истцом требованиям согласно ст. 24 ГПК РФ подсудно районному суду.

Выводы и предложения по данному делу

Итак, принятое судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ решение дало возможность истцу восстановить его нарушенные права. Однако выбор судьями Верховного Суда РФ правовых норм для обоснования своего решения представляется сомнительным в части их соответствия фактическим и юридически значимым обстоятельствам дела.

Во-первых, основным предметом спора было признание незаконным отстранение истца от работы, которое, как следует из содержания Определения Верховного Суда РФ, было принято наблюдательным советом общества на основании ч. 3 п. 4 ст. 69 Закона об АО. Указанная норма позволяет наблюдательному совету общества принять решение о приостановлении полномочий генерального директора, об образовании временного исполнительного органа общества и о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий действующего руководителя общества.

Следовательно, суд должен был дать оценку законности применения вышеуказанной нормы к фактическим обстоятельствам, т. е. уяснить, дано ли уставом общества наблюдательному совету право приостанавливать полномочия генерального директора и по каким причинам. Причем в решении наблюдательного совета речь идет об отстранении от работы, что регулируется не Законом об АО, а ст. 76 ТК РФ. Согласно указанной норме Кодекса недопущение к работе возможно только по решению работодателя, к которому могли обратиться с таким требованием, в том числе, органы и должностные лица, уполномоченные на это федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

При этом отстранение от работы, а не приостановление полномочий работника, возможно лишь на период до устранения обстоятельств, явившихся основанием для недопущения к работе. Это явно не соответствовало намерениям наблюдательного совета, целью которого было досрочное прекращение полномочий генерального директора. Поэтому применение при таких фактических обстоятельствах перечисленных норм не имело под собой законных оснований, что квалифицированно оценил мировой судья.

Во-вторых, в данном случае нужно учесть норму специального Закона об АО, которой определено, что на отношения между обществом и его исполнительным единоличным органом действие законодательства о труде распространяется в части, не противоречащей положениям данного Закона.

Таким образом в ч. 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО присутствует внутринациональная коллизионная норма, которая прямо указывает на приоритет норм о труде специального закона над общими и особыми нормами законодательства о труде.

Отметим, что существующее в ч. 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО правило о недействии норм законодательства о труде в случае их противоречия нормам данного Закона в части, регулирующей им трудовые, а не иные многообразные отношения между руководителем и обществом, не учитывает базовый принцип трудового права. Согласно этому принципу приоритет в установлении условий труда работника отдается тем нормам законов или подзаконных актов, которые улучшают положение работника с учетом финансового обеспечения этих гарантий за счет средств установившего их субъекта (см., например, п. 8 ст. 19 Устава МОТ, ч. 2 ст. 6 и ч. 2 ст. 41 ТК РФ и др.).

Анализ содержания Закона об АО дает возможность утверждать, что среди небольшого количества норм, регулирующих именно трудовые отношения, автором не обнаружено норм, приводящих к необходимости применять коллизионные правила. Это объясняется тем, что прямым образом положения законодательства о труде не пересекаются с нормами акционерного права в части их трудо-правового регулирования.

Примем к сведению, что согласно ч. 2 п. 3 ст. 69 Закона об АО права и обязанности генерального директора по осуществлению руководства текущей деятельностью общества определяются этим Законом, иными правовыми актами РФ и договором, заключаемым обществом с генеральным директором. При этом вид (тип) договора и его правовой характер в Законе об АО не установлены, что формально допускает применение как цивилистических правил о договорах, так и трудо-правовой регламентации индивидуально-договорных отношений.

Еще раз отметим, что приоритет в правовом регулировании неуточненных в Законе об АО видов правоотношений между обществом и его исполнительным единоличным органом законодатель отдал Закону об АО, а не законодательству о труде. Последнее, исходя из положений Закона об АО, не применяется, если регулирует идентичное отношение иным образом и действует лишь в тех случаях, когда восполняет содержащиеся в Законе об АО пробелы правовой регламентации трудовых отношений между этими субъектами, т. е. трудовое законодательство формально должно действовать субсидиарно.

Однако Верховный Суд РФ указал, что правовое положение руководителя акционерного общества хотя и определяется нормами как трудового законодательства, в частности гл. 43 ТК РФ, так и нормами законодательства об акционерных обществах в соответствии со ст. 5 ТК РФ, однако нормы акционерного права в соответствующих актах не должны противоречить Кодексу. Таким образом в ст. 5 ТК РФ мы вновь сталкиваемся с коллизионной нормой, но уже отдающей предпочтение в регулировании трудовых отношений нормам законодательства о труде, а не нормам иных законов, аналогичным образом регулирующих подобные казусы.

Следовательно Верховный Суд РФ, применив, действовавшие в рассматриваемый период, правила ст. 5 ТК РФ, а не ч. 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО, сделал выбор между двумя коллизионными нормами, отдав предпочтение нормам ТК РФ и указав на их доминирование в правовом регулировании трудовых отношений между работником и работодателем - акционерным обществом.

Можно констатировать, что Верховный Суд РФ создал в частном правоприменительном акте оригинальный прецедент разрешения коллизии не только между двумя нормами, но и указал никак им не обоснованный правовой подход для устранения конкуренции между двумя специальными федеральными законами, нормы которых регламентируют конкретный вид социальных отношений. И теперь, при возникновении проблемы преодоления коллизии норм федеральных законов, по-разному регулирующих одинаковые отношения, приоритет применения норм к любому виду трудового отношения должен быть отдан трудо-правовому регулированию, несмотря на действующие общеправовые правила о преодолении коллизий.

По всей видимости, приоритет действительно должен быть отдан в пользу норм ТК РФ, но не столько в силу предписаний его ч. 3 и 4 ст. 5, а сколько на основании гарантий и принципов, содержащихся в ст. 2 и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, п. 8 ст. 19 Устава МОТ и ст. 10 и 252 ТК РФ.

Такой вывод напрашивается в связи с тем, что нормы ТК РФ в рассмотренной ситуации обеспечили более благоприятные условия работнику, чем те, которые предусмотрены в Законе об АО, и их правомерно применил мировой судья.

В-третьих, Верховный Суд РФ определил, что дело по заявленным истцом требованиям согласно ст. 24 ГПК РФ подсудно не мировому судье, а районному суду. Основанием для такого вывода стало разъяснение, содержащиеся в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.11.2003 № 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ».

Исходя из вышеизложенного, вновь можно усомниться в правильности корреляции фактических обстоятельств дела с тем законодательством, содержание которого необходимо применить к данному казусу.

Напомним, что предметом иска является требование истца о признании незаконным его (генерального директора) отстранение от работы органом акционерного общества, не наделенным таким полномочием (наблюдательным советом этого общества).

Между тем в разъяснение Пленума Верховного Суда РФ от 20.11.2003 № 17 речь идет о случаях, когда руководители организаций, заключивших с акционерными обществами трудовые договоры, оспаривают решения уполномоченных органов этих обществ об освобождении их от занимаемой должности.

Иными словами, указанное разъяснение касается таких фактических обстоятельств, когда с руководителями обществ прекращены трудовые отношения. И в таком случае рассмотрение исков подведомственно судам общей юрисдикции и разрешается ими в порядке искового производства как дела по трудовым спорам о восстановлении на работе.

В рассматриваемом разъяснении Пленума Верховного Суда РФ дан перечень оснований для такого решения, а именно: ст. 11, 273 281, 391 ТК РФ, п. 4 ч. 1 ст.33 АПК РФ, п. 4 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ».

Проведенный автором анализ указанных оснований не позволяет усомниться, что факт отстранения от работы истца, как и приостановление его полномочий не породили досрочное прекращение его трудовых отношений с работодателем.

Примененное в разъяснении не трудо-правовое понятие «освобождение» становиться синонимичным по значению понятию «увольнение», но только совместно с фразой «от занимаемой должности».

Юридически некорректный текст рассматриваемого разъяснения более ясно раскрывает свою суть при ознакомлении с содержанием п. 4 и 5 Постановления Пленума ВС РФ от 20.01.2003 г. № 2. В данных пунктах разъяснено, в частности, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ, с одной стороны, и обществами с другой, основаны на трудовых договорах (гл. 43 ТК РФ). Дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу статей 382 и 391 ТК РФ являются по данным делам органами по разрешению трудовых споров.

Однако из указанных выше разъяснений Пленума Верховного Суда РФ не следует, что дела, связанные именно с иском о признании отстранения от работы незаконным, исключительно подсудно районному суду, на что однозначно указала судебная коллегия Верховного Суда РФ в рассмотренном деле. С момента принятия ГПК РФ в подп. 6 п. 1 ст. 23 однозначно указано, что дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров подсудны мировому судье. Следовательно, обращение истца к мировому судье было правомерным, а вот пересмотр дела в районном суде, если только к моменту рассмотрения его в Верховном Суда РФ истец не был уже уволен, явно противоречит процессуальному законодательству.

Здесь уместным будет напомнить, что только введенным в действие с 30.07.2008 (см. «Российская газета», № 160) Федеральным законом от 22.07.2008 № 147-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», подсудность всех дел, вытекающих из трудовых отношений, передана в районные суды.

Итогом данного исследования, прежде всего, является следующий вывод. Наличие в национальном законодательстве норм федеральных законов, запутывающих лиц, желающих реализовать свои права, явно недопустимый дефект законотворческой деятельности. В связи с возможностью сделать такой субъективный вывод законодателю для упрощения разрешения трудовых споров и однообразного понимания норм, связанных с регулированием труда руководителя акционерного общества, нужно привести в соответствие все конкурирующие между собой разноотраслевые нормы, содержащиеся, например, в ч. 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО и в ст. 5 (ч. 3 и 4), 11(ч.6) и 252 ТК РФ.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль