• Главная страница
  • » Статьи
  • » Ограничение права на использование отпуска по уходу за ребенком сотрудниками органов внутренних дел

Ограничение права на использование отпуска по уходу за ребенком сотрудниками органов внутренних дел

59
В Конституционный Суд РФ для предварительного изучения поступили жалобы граждан на нарушение их конституционных прав ч. 7 ст. 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.92 № 4202-1. Правоприменительными решениями гражданам, обратившимся в Конституционный Суд РФ, на основании данной нормы было отказано в предоставлении отпуска по уходу за ребенком как сотрудникам органов внутренних дел, поскольку их дети могут находиться на материнском попечении. Данное ограничение права на отпуск по уходу за ребенком, по мнению заявителей, не соответствует гарантированным Конституцией РФ1 правилам о равном праве матери и отца использовать отпуск по уходу за ребенком.

Правовое заключение по данной проблеме подготовлено Региональной общественной организацией «Независимый экспертно-правовой совет» на основании обращения судьи Конституционного Суда Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора С. П. Маврина

В соответствии с ч. 7 ст. 54 названного Положения беременные женщины и матери из числа сотрудников органов внутренних дел, а также отцы — сотрудники этих органов, воспитывающие детей без матери (в случае ее смерти, лишении родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении), пользуются правовыми и социальными гарантиями, установленными законодательством для данной категории служащих.

Сотрудник органа внутренних дел является субъектом публичных отношений, его служебные действия обжалуются по правилам публичного производства (ст. 254–258 ГПК РФ).

Выполнение публичной функции сотрудниками органов внутренних дел может быть не¬посредственно связано с реализацией конституционных требований 2. Вместе с тем они выступают субъектами частных отношений, например семейных, в которых они в качестве родителей реализуют права и исполняют обязанности по воспитанию детей. Данные обязанности могут быть исполнены при реализации права на отпуск по уходу за ребенком.

Участие сотрудников данной категории в публичных и частных отношениях порождает конкуренцию между исполнением ими публичных обязанностей и реализацией частных прав, включая право на отпуск по уходу за ребенком. Разрешение данной коллизии должно происходить с соблюдением требований Конституции РФ.

В связи с изложенным частные права сотрудников органов внутренних дел могут быть ограничены с целью выполнения ими публичных обязан¬ностей, реализация которых обеспечивает соблюдение требований норм Конституции РФ. Данное ограничение должно быть объективным и разумным. Объективность таких ограничений должна обеспечиваться достижением конституцион¬но значимых целей, имеющих непосредственную связь с выполнением сотрудниками органов внутренних дел публичных обязанностей. Разумность подобных ограничений предполагает соразмерную компенсацию с тем, чтобы средства, которые используются для достижения конституционно значимой цели, не приводили к явно несоразмерному ограничению частных прав гражданина, к примеру права на отпуск по уходу за ребенком.

По своему содержанию ч. 7 ст. 54 названного выше Положения в том смысле, который ему придается при вынесении правоприменительных решений в отношении заявителей, не предусматривает достижения конституционно значимой цели при осуществлении сотрудниками внутренних дел публичной деятельности, а также соразмерной компенсации ограничения права на использование отпуска по уходу за ребенком. Хотя на основа¬нии ст. 17 ФЗ «О милиции» ограниче¬ния некоторых общегражданских прав и свобод сотрудников органов внутренних дел, обусловленные особенностями службы, должны устанавливаться федеральными законами и обеспечиваться соответствующими социальными гарантиями.

Сотрудники органов внутренних дел могут выполнять различные служебные функции, например, в отделе кадров. Однако правовым основа¬нием для ограничения их частных прав, включая право на отпуск по уходу за ребенком, может быть признано лишь выполнение служебных обязанностей, имеющих непосредственную связь с достижением конститу¬ционно значимых целей, т. е. с соблюдением требований отмеченных выше норм Конституции РФ. Отсутствие надлежащего правового регулирования позволяет правоприменителям произвольно, без учета выполняемых сотрудником служебных обязанностей ограничивать его частное право на использование отпуска по уходу за ребенком. Возможность предос¬тавления данного отпуска лишь при отсутствии попечения в отноше¬нии ребенка такого сотрудника со стороны матери не позволяет признать, что в основе ограничения частного права находится выполнение сотрудником органа внутренних дел публичных обязанностей, непосредственно связанных с соблюдением указанных требований Конституции РФ.

В связи с изложенным при принятии правовых решений об ограничении права сотрудника органа внутренних дел на использование отпуска по уходу за ребенком необходимо учитывать выполняемые им публичные обязанности, непосредственную связь этих обязанностей с реализацией требований ст. 2,18, 55 (ч. 3) Конституции РФ. Перечень критериев, позволяющих сделать вывод о наличии такой связи, целесообразно определить в соответствующем федеральном законе. Очевидно, что указание на наличие такой связи и вытекающие из этого ограничения необходимо включать в содержание контракта о прохождении службы в органе внутренних дел.

По своему содержанию ч. 7 ст. 54 указанного выше Положения в рассматриваемом случае не предполагает соразмерной компенсации ограничения права на отпуск по уходу за ребенком.

В отношении заяви¬теля, которому было отказано в реализации права на отпуск по уходу за ребенком, государственные органы не обеспечили нахождение ребенка в детском дошкольном учреждении с целью создания условий выполнения им публичных обязанностей. Хотя ст. 17 Закона о милиции позволяет сотрудникам органов внутренних дел, права которых ограничены, требовать соразмерной такому ограничению компенсации.

Сотрудники органа внутренних дел, призванные к исполнению указанных публичных обязанностей, имеют право требовать от государства в лице полномочных органов компенсации в виде помещения ребенка на период исполнения публичных обязанностей в детское дошкольное учреждение, а также получения компенсации расходов, связан¬ных с приглашением лиц, обеспечивающих уход за ребенком в период исполнения публичных обязанностей. Отсутствие соразмерной компенса¬ции, по мнению автора, позволяет сотрудникам использовать самозащиту частного права на отпуск по уходу за ребенком. Право на самозащиту вытекает из содержания ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, и оно не подлежит ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции РФ).

Однако в рассматриваемом случае действия заявителя по самозащите права на использование отпуска по уходу за ребенком при отсутствии места в дошкольном детском учреждении квалифицированы с применением ч. 7 ст. 54 названного Положения как грубое нарушение служебной дисциплины. Хотя грубое нарушение должно быть связано с совершением умышленных неправомерных действий. Причем неправомерность совершенных действий должна быть установлена полномочным государственным органом. Различные правовые позиции нанимателя и служащего в отношении совершаемых при самозащите действий (бездействия) не могут быть признаны достаточным правовым основанием для признания их грубым нарушением служебных обязанностей. Данные действия могут быть признаны грубым нарушением только при отказе служащего выполнить вступившее в законную силу решение полномочного государственного органа, которым установлена неправомерность его действий (бездействия) по самозащите трудовых прав. В связи с чем наниматель должен обращаться в соответствующий государственный орган с заявлением о признании самозащиты права на отпуск противоречащим законодательству. В нашем случае вывод о грубом нарушении служебных обязанностей сделан нанимателем самостоятельно, что подтверждает отсутствие у работника умысла на грубое нарушение служебных обязанностей. По этой причине применение ч. 7 ст. 54 рассматриваемого Положения в отношении заявителя привело к нарушению его конституционного права на самозащиту.

По своему содержанию ч. 7 ст. 54 названного Положения в анализируемой ситуации нарушает право на труд жен сотрудников органов внутренних дел, привлеченных к выполнению публичных обязанностей для достижения конституционно значимых целей.

Ограничение права на отпуск сотрудника органа внутренних дел, отсутствие соразмерной компен¬сации, обеспечивающей уход за ребенком в период исполнения им публичных обязанностей, не позволяет жене реализовать способности к труду в связи с необходимостью ухода за ребенком и отсутствием соответствующей государственной поддержки. Хотя жены сотрудников в данном случае не выступают в качестве заявителей, очевидно, что положения нормативного правового акта, регламентирующего деятельность сотрудников органов внутренних дел, не могут применяться для ограничения прав лиц, которые не состоят в служебных отношениях с этими органами.

Результат правовой экспертизы

Таким образом, применение ч. 7 ст. 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.92 № 4202-1, в том в смысле, который ему придается при разрешении гражданских дел с участием заяви¬телей, нарушает баланс публичных и частных интересов сотрудников органов внутренних дел, так как допускает несоразмерное ограничение частного права на отпуск по уходу за ребенком без учета функциональных публичных обязанностей и их связи с достижением конституционно значи¬мых целей. Вследствие этого усматривается нарушение требований ст. 2,18, 55 (ч. 3) Конституции РФ. Неправильное применение данной нормы приводит к необоснованному ограничению конституционных прав заявителей, гарантированных ст. 7,19, 38 (ч. 2), 45 (ч.2) Конституции РФ.

Рассматриваемое ограничение частного права на использование отпуска по уходу за ребенком в правоприменительных решениях мотиви¬ровано ссылкой на ч. 7 ст. 54 Положения. Ограничение частных прав возможно только федеральным законом (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Следовательно, по форме данное ограничение также противоречит конституционным требованиям.

1 Ст. 7, 15, 19, 38 (ч. 2), 39 (ч. 1).
2 ст. 2, 18, 55 (ч. 3) Конституции РФ



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.