Что юристы читают не по работе

172
Пользуясь тем, что предновогодний номер позволяет немного отойти от привычного формата, мы спросили известных юристов, какая неюридическая книга больше всего впечатлила их в уходящем году.


Что юристы читают не по работе

Дмитрий Ломакин, д. ю. н., профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

Увы, на такую роскошь, чтобы покупать все книжные новинки и читать запоем, у меня уже давно нет времени. Поэтому я делаю выбор с учетом мнения специалистов. Образчик хорошего литературного вкуса для меня — известный критик Павел Басинский. Недавно я обратил внимание на его рассуждения о творчестве Захара Прилепина. Раньше не читал его книг, да и вообще отношусь к современной прозе с некоторым предубеждением. Собираясь в отпуск, приобрел первую попавшуюся книгу Прилепина, которой оказался роман «Обитель». Сначала был скепсис: что может написать о лагерной жизни наш современник, да еще после Александра Солженицына и Варлама Шаламова? Но очень скоро пришло понимание, что это труд по-настоящему большого писателя. Яркий образный язык, позволяющий перенестись в центр описываемых событий и заставляющий переживать все происходящее вместе с главным героем. Простое и важное напоминание о том, как просто перестать быть человеком, превратившись в зверя из-за окружающих тебя зверей, или в растение, не способное сопротивляться им, и как сложно, несмотря ни на что, сохранить душу. Это роман о нашей трагической истории, наследие которой мы переживаем до сих пор, что делает его близким и понятным, своим. После таких книг особенно хочется надеяться на то, что эта история никогда не повторится, пусть даже в виде фарса.


Что юристы читают не по работе

Константин Скловский, д. ю. н., адвокат

Мне трудно вспомнить последнюю художественную книгу. Во второй половине жизни, как известно, интерес к художественной литературе утрачивается. Остаются в лучшем случае «пейджтернеры» для электричек. Остается также поэзия, которая, как говорил Бродский, — высшее предназначение человека. Но поэзию как-то не читают, а вспоминают: «Море черное, витийствуя, шумит и с тяжким грохотом подходит к изголовью…», «Я слово позабыл, что я хотел сказать…», «Все перепуталось, и сладко повторять: Россия, Лета, Лорелея…», «Нынче ветрено и волны с перехлестом…«… Пушкин говорил, что истинное наслаждение — следить за мыслью умного человека. Людвиг Витгенштейн сравнивал это движение мысли с полетом мухи. Но умных людей вообще очень мало, и не всегда они пишут. Все же в этом плане я бы вспомнил «Застольные беседы с Аланом Ансеном» Уистана Хью Одена, «Записи и выписки» Михаила Гаспарова и «Набережную неисцелимых» Иосифа Бродского. Не совсем последний год, конечно, но не так уж и давно.


Что юристы читают не по работе

Роман Бевзенко, к. ю. н., профессор РШЧП, партнер, руководитель практики специальных проектов Пепеляев Групп

Ритм жизни у меня такой, что читать что-то, кроме специальной литературы, к сожалению, давно уже не успеваю. Но, как отец взрослеющего сына, расскажу о книге, которую я посоветовал ему прочитать в этом году. Мне самому она попала в руки лет в 12 или около того. Это тот самый период в жизни мальчика, когда он только начинает чувствовать себя мужчиной, а может быть, даже (исподволь) — не просто мужчиной, но воином. А если на это накладывается еще и любовь к истории, особенно к военной истории (как было в моем случае), то успех этой книги у такой читательской аудитории просто предрешен. Я говорю о «Руси изначальной» Валентина Иванова. Это интереснейшее и увлекательнейшее повествование о хитросплетениях внутренней и внешней политики Византийской империи. О прямом, как простой русский меч, пути развития восточных славянских племен, начавших создавать свое государство. Валентин Иванов соткал потрясающее по своей убедительности и масштабности полотно (хотя историки и поругивают его за не всегда исторически достоверные сюжетные линии), в котором красочно описаны столкновения византийской, славянской и западно-европейской (готской) цивилизаций. Для усиления здорового патриотического чувства и одновременного погружения в историческую канву VI века — самое то! Всем рекомендую!


Что юристы читают не по работе

Дмитрий Степанов, к. ю. н., партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Для меня в этом году открытием стала книга Дэниэля Окрента об истории сухого закона в США — Last Call: The Rise and Fall of Prohibition. Эта история крайне поучительна для нас сегодняшних и всего того, что происходит в нашей стране сейчас по части запретов всего и вся. Из благовидного, на первый взгляд, устремления, которое привело к изменению конституции (так называемой XVIII поправки), США получили множество новых, доселе неизвестных «институтов». Так, следствием запрета продажи алкоголя стал печально знаменитый Аль Капоне, как и вся организованная преступность Чикаго, а также тотальная коррупция — от полицейских, призванных искоренять продажу алкоголя, но на деле напивавшихся в нелегальных питейных заведениях, до крупных политиков, финансируемых «пивными королями» и производителями виски. Потребление суррогатов и возросшая смертность, удорожание в десятки раз алкоголя на черном рынке, обогащение дельцов в Канаде и Англии, развернувших торговлю в США (ничего не напоминает?), еще большее имущественное расслоение — следствия все той же поправки. Причем в книге все описано с иронией, очень хорошим языком, и за каждой главой в книге стоит чья-то личная история. Все эти истории показали: была совершена глупость, которую следовало исправить. Так что в 1933 году сухой закон был отменен.


Что юристы читают не по работе

Людмила Новоселова, д. ю. н., профессор, председатель Суда по интеллектуальным правам

Совсем недавно я с удовольствием прочитала один из бестселлеров американской писательницы Айн Рэнд «Источник» (The Fountainhead). Мне показалось примечательным, в каком свете автор отразила извечный конфликт между творческой индивидуальностью и коллективными ценностями, между стремлением двигаться вперед и уважением к устоявшимся канонам. На фоне манеры многих современных авторов рисовать аморальных героев, весь «героизм» которых состоит в подчинении обстоятельствам, здесь автор — практически проповедник, а его герои по праву являются таковыми. Главный герой — амбициозный молодой архитектор, чей стиль не вписывается в известные каноны, долгое время остается непонятым. Упрямство в отстаивании неизменности собственных архитектурных замыслов в определенный момент даже вынудил его покинуть чертежный стол и пойти работать в каменоломню. Однако именно такая твердость и верность своим принципам в результате позволила ему взойти на вершину Олимпа: спроектировать самый высокий и величественный небоскреб в городе. Именно яркие индивидуальности двигают мир вперед. Кстати, в одном эпизоде главному герою приходится выступить в суде, и он произносит яркую речь, которая начинается со слов: «Тысячи лет назад люди научились пользоваться огнем. Первый, кто это сделал, вероятно, был сожжен соплеменниками на костре, разводить который сам и научил», а заканчивается так: «Я не признаю никаких обязательств перед людьми, кроме одного — уважать их свободу и не иметь никакого отношения к обществу рабов».



Что юристы читают не по работе

Артем Карапетов, д. ю. н., директор Юридического института «М-Логос»

Безусловно, книга, которая меня больше всего впечатлила в этом году, это роман Захара Прилепина «Обитель». А из зарубежной литературы самое сильное литературное впечатление этого года — трилогия Лиона Фейхтвангера об Иосифе Флавии («Иудейская война», «Сыновья» и «Настанет день»). Эта трилогия была написана известным немецким писателем в 1930–1940-е годы и повествует о жизни античного историка Иосифа Флавия. Иудейское восстание, разрушение Иерусалима, императоры Нерон, Веспасиан, Тит и Домициан, войны и заговоры, амбиции и тщеславие… В общем, полный букет литературных удовольствий для любителей истории и просто хорошей прозы. Конечно, судьба Иосифа Флавия мне была в общих чертах известна, но я даже не догадывался, насколько она поразительна. Невероятна история о том, как молодой Иосиф, фарисей и священник «первой череды», происходивший из царского иудейского рода и в ходе освободительного восстания евреев против владычества Рима 66–73 годо в. н. э. руководивший обороной Галилеи, становится римским гражданином и даже получает от императора Веспасиана его фамильное имя Флавий. Став римлянином, Иосиф описывает хронику Иудейской войны. Далее начинается, конечно, творческий вымысел Фейхтвангера. Но бывают такие случаи, когда и без всякого вымысла реальная биография человека поражает воображение.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.