«Усиление регулирования интернета – это глобальный тренд, а не чисто российское изобретение»

361
Уходящий 2014 год среди прочих серьезных реформ принес много нового в регулировании сферы, которая долгое время оставалась вообще без внимания российских законодателей, — интернета. О том, как эти реформы сказались на работе интернет-компаний и чем правовое регулирование интернета в России отличается от зарубежных подходов, мы поговорили с Виктором Топадзе, директором по правовым вопросам компании Avito.

См. также Как конкуренты используют название компании для рекламы в интернете

КомпанияКомпания Avito — владелец Avito.ru, крупнейшего в России и третьего в мире сайта объявлений частных лиц, предпринимателей и компаний. Площадка Avito.ru появилась в России в 2009 году, и первоначально ставка была сделана на товары повседневного спроса, чтобы люди могли продавать и покупать практически все — от одежды и мебели до автомобилей и недвижимости. В 2010 году была запущена первая рекламная кампания на ТВ, в 2011 году появился сервис «Магазин на Avito» и первая мобильная версия сайта. В настоящее время портал Avito.ru входит в десятку самых популярных сайтов Рунета. Ежедневно сайт посещают около 4,5 млн уникальных пользователей.

«Усиление регулирования интернета – это глобальный тренд, а не чисто российское изобретение»

— Насколько крупная у вас юридическая служба на данный момент?

— Когда я в 2012 году пришел в компанию Avito, здесь вместе со мной были всего три юриста. Сейчас нас уже двенадцать человек, и, хотя мы собрали отличную команду, я думаю, это не предел — в следующем году мы планируем еще несколько увеличить штат департамента. Это связано как со стремительным ростом самой компании за прошедшие два года, так и с качественным развитием ее внутренних функций.

— Увеличение штата за два года в четыре раза — это серьезно. Какие основные блоки работы вы можете выделить на данном этапе?

— Прежде всего это работа, связанная с правовой поддержкой сайта Avito.ru и его продуктов (то есть новых возможностей сайта). Это одна из наиболее творческих и подвижных частей нашего функционала, потому что почти ежемесячно появляются новые продукты, а старые сервисы постоянно эволюционируют.

Во-вторых, договорная работа. В нашем случае она весьма разнообразна и включает в себя не только обычные хозяйственные договоры (например, аренду офиса), но и очень большой пласт рекламных договоров, так как для нашего бизнеса один из основных каналов монетизации — это как раз реклама. А также это всевозможные специфические договоры, присущие именно интернет-компаниям — договоры по IТ-поддержке, по использованию стороннего серверного оборудования, а также договоры с крупнейшими игроками интернет-рынка, чьими сервисами мы пользуемся (такими как Яндекс, Гугл и др.).

Третье крупное направление связано с интеллектуальной собственностью — товарными знаками, доменами, лицензионными договорами.

Четвертое направление — это юридический комплаенс, то есть контроль за тем, чтобы деятельность компании полностью соответствовала требованиям законодательства, в частности, о рекламе, о персональных данных, о распространении информации в сети интернет. Должен сказать, что у компании Avito довольно строгий подход к оценке рисков: в ситуации, когда можно выбрать два варианта толкования одной и той же нормы — более консервативный и более либеральный, но рискованный — мы предпочитаем выбрать консервативный вариант.

Наконец, как у всех, у нас периодически возникают вопросы по корпоративному праву (в последнее время особенно часто с учетом реформы корпоративного законодательства), трудовому праву, а также, поскольку в компании немало иностранных сотрудников, и по миграционному законодательству.

БиографияВиктор Топадзе родился в 1971 году в Москве. В 1992 году с отличием окончил международно-правовой факультет МГИМО, также учился в Школе права «Осгуд Холл» (Osgoode Hall Law School) Йоркского Университета в Торонто. До 2012 года работал в различных международных юридических фирмах (Watson Farley & Williams, Gide Loyrette Nouel, Mannheimer Swartling), в том числе в статусе партнера. С конца 2012 года — директор по правовым вопросам компании Avito (ООО «КЕХ еКоммерц»). В 2012 году признан лучшим юристом России в области корпоративного права (рейтинг газеты «Ведомости»).

«Усиление регулирования интернета – это глобальный тренд, а не чисто российское изобретение»

— Вы сказали, что самое творческое направление — это поддержка появления новых продуктов сайта. А в чем выражается эта правовая поддержка? Проще говоря, что нужно от юристов для того, чтобы у пользователей Avito.ru появился какой-то новый функционал?

— Юристы оценивают риски при запуске новых продуктов, анализируют различные аспекты их функционирования, разрабатывают документацию, которая описывает для пользователей новый продукт и регламентирует порядок его использования. Это предполагает внесение изменений в пользовательское соглашение, которое является нашим стержневым документом при установлении условий взаимодействия с пользователями сайта, а также разработку условий пользования конкретным сервисом. Когда какой-либо продукт изменяется, это в свою очередь требует внесения соответствующих изменений в документацию.

— Среди того, что вы назвали в качестве функционала юридической службы, нет взаимодействия с пользователями. Вопросы, связанные с законом «О защите прав потребителей», вообще не возникают при функционировании сайта?

— Бесплатное размещение частных объявлений на сайте Avito.ru под закон «О защите прав потребителей», конечно, не подпадает, платные сервисы — подпадают, так как рассматриваются как услуга. Но обращений, связанных именно с этим законом, в нашей практике не так много. Зато много обращений другого рода — из-за блокировки тех или иных объявлений — ими занимается служба поддержки сайта. Деятельность компании по размещению любых объявлений предполагает обязательную проверку содержащейся в них информации на соответствие требованиям законодательства, а также собственным правилам размещения. Мы блокируем объявления, в которых предлагаются запрещенные к продаже товары и услуги, могут быть нарушены права третьих лиц или содержится иная некорректная информация. Причем требования сайта Avito.ru к содержанию объявлений еще жестче, чем требования законодательства. У тех пользователей, чьи объявления были заблокированы, может возникнуть недовольство, и они обращаются за разъяснениями в службу поддержки. Учитывая общее количество пользователей, вы можете себе представить объемы этой работы.

— Я думаю, при современном уровне технологий проверка объявлений на наличие запрещенной информации осуществляется автоматически, а ответы пользователям по поводу их обращений большей частью стандартны. То есть в части этой работы юристы не задействованы, правильно?

— В какой-то степени все-таки задействованы. Да, процесс проверки текста объявлений действительно во многом автоматизирован, но специальной программе требуются вводные данные, чтобы «знать», что именно ей нужно отслеживать в тексте. Эти вводные данные формулируют для технической службы поддержки как раз юристы. И при их формулировании нужно учитывать абсолютно все законодательные запреты, пусть даже маловероятные с точки зрения практики или с точки зрения именно нашей специфики. Например, мы не встречались с попытками использовать площадку Avito.ru для размещения экстремистских призывов, но тем не менее возможности для эффективного поиска и блокировки таких объявлений мы проработали. При каждом изменении законодательства соответствующие вводные данные необходимо пересматривать.

То есть для юристов эта работа, опять же, заключается в разработке документации. Во-первых, есть внутренний очень детальный документ, предназначенный для тех специалистов компании, которые как раз отвечают за модерацию объявлений. Во-вторых, есть внешние документы, которые размещаются на сайте и информируют пользователей о категориях запрещенных товаров и услуг, о причинах блокировки их объявлений.

— Вам наверняка часто приходится обращаться к рекламному законодательству. Какие есть особенности и неоднозначные юридические вопросы именно в сфере интернет-рекламы?

— Все особенности связаны со спецификой самих рекламных продуктов в виртуальном пространстве. Вот, например, есть такой продукт, как рекламная кнопка. Это инструмент по привлечению целевого трафика на сайт рекламодателя. По сути, это тот же баннер, но очень маленького размера. При использовании этого инструмента возникает вопрос: как уместить на рекламной кнопке всю ту информацию, которую в обязательном порядке требует закон «О рекламе»? Достаточно ли сделать так, чтобы при наведении курсора на эту рекламную кнопку появлялось всплывающее окно со всей необходимой по закону информацией? Подобные детали не урегулированы ни на уровне законодательства, ни на уровне подзаконных актов — все это вопрос интерпретации норм.

Не только о работе— Вы лично хотя бы раз прибегали к услугам Avito.ru как обычный пользователь?— Конечно. Причем здесь алгоритм очень простой — стоит один раз убедиться, что это работает (можно легко продать ненужную или купить нужную вещь), как начинаешь пользоваться сайтом уже регулярно.— Какими иностранными языками вы владеете достаточно свободно?— Английским, французским и испанским. И еще немного — шведским.— Какой самый большой «бонус» вы в свое время получили от учебы в Йоркском Университете в Торонто?— Это была уникальная возможность получить из первых рук знания об иной системе права, изучить практику business law, которая у нас в России тогда только зарождалась, поднять на качественно другой уровень свой профессиональный английский язык. Да и просто познакомиться с совершенно другим образом жизни, о котором мы тогда знали разве что из кино.

— И какой интерпретации придерживаетесь вы?

— Мы полагаем, что рекламный баннер может состоять из нескольких частей, связанных между собой, — в одной может быть меньше информации, в другой — больше. Вместе их можно рассматривать как единый рекламный модуль, в рамках которого размещена вся необходимая информация. При этом мы, естественно, постоянно отслеживаем позицию правоприменения, в частности, разъяснений ФАС России, и при необходимости корректируем наши подходы.

— Относительно рекламы в интернете меня давно интересует еще такой, чисто обязательственный вопрос отношений между рекламодателями и рекламораспространителями: как рекламодатель может удостовериться в том, что услуга по размещению рекламы была оказана в полном объеме? Проще говоря, в том, что баннер был показан именно такое количество раз, какое указано в договоре?

— В случае использования статистки исполнителя параметры количества показов изначально задаются настройками сайта. При использовании статистики клиента, чтобы отслеживать количество показов, нужны специальные технические решения, например размещение специального пикселя на его сайте. Если возможность отслеживать статистику есть и у клиента, и у исполнителя, то главный вопрос, который нужно решить в договоре между ними, — чья статистика будет иметь приоритетное значение в случае спора. Сразу договориться о таком условии гораздо продуктивнее, чем потом спорить в суде, проводить экспертизу и т. д.

— В этом году появилось немало новелл в специализированном законодательстве, так или иначе регулирующем интернет-индустрию. Вашу компанию эти новеллы как-то затронули?

— Безусловно, нас эти новеллы затронули, как и все интернет-компании, хотя не могу сказать, что критично. Знаете, я недавно готовился к одной конференции, посвященной регуляторному воздействию на бизнес, и был просто поражен, когда окунулся в статистику. Я сравнил количество законопроектов, хотя бы как-то касающихся интернет-индустрии, которое было десять лет назад, год назад и которое было в уходящем 2014 году. Оказалось, что прогрессия близка к геометрической. Раньше появлялось от силы десять законопроектов за несколько лет, а теперь — десять законопроектов за несколько месяцев. Тренд очевидный, и он уже не исчезнет, это магистральное развитие. При этом я убежден, что российский интернет как отрасль бизнеса достиг текущего успешного уровня во многом благодаря отсутствию правового регулирования. Но это время прошло, теперь нужно адаптироваться к новым условиям.

Если говорить предметно, то в 2014 году нас так или иначе коснулись две новеллы. Во-первых, это поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которые вступили в силу с 1 августа*. Они ввели понятие «организатора распространения информации в сети Интернет» и обязали всех организаторов распространения информации в течение полугода хранить определенные метаданные, то есть информацию о фактах приема, передачи, доставки, обработки электронных сообщений интернет-пользователей, информацию о самих пользователях, а также предоставлять эту информацию уполномоченным государственным органам. Эта новелла не стала для компании Avito чем-то революционным, потому что мы и раньше хранили соответствующие данные (даже дольше, чем полгода) и предоставляли их по запросу правоохранительных органов. Просто у нас теперь появились некоторые дополнительные организационные формальности, вот и все.

— Конкретно для Avito что является данными, обязательными к хранению? Текст объявлений?

— Это даже не сам текст объявлений, а информация о том, кто был пользователем, его IP-адресе, месте и времени передачи данных.

— Кстати, в этом же законе появились понятие блогера, а также особые обязанности блогеров, в том числе обязанность проверять достоверность размещаемой общедоступной информации. Я обратила внимание на то, что формальное определение понятия блогера шире, чем наше привычное обывательское понимание этого термина. Формально под это определение вполне можно подвести и сайт Avito.ru. И что же, вы теперь проверяете на достоверность объявление каждого пользователя сайта перед тем, как его разместить?

— Это очевидный недостаток формулировки нормы. К сожалению, многие дефиниции этого закона имеют очень размытый характер и в результате невозможно однозначно сказать, на какие случаи они распространяются, а на какие — нет. Это вопрос качества законодательства, потому что один из критериев качественного законотворчества — определенность норм. Официальной интерпретации соответствующих норм от контролирующих органов (того же Роскомнадзора), к сожалению, пока нет, поэтому каждая интернет-компания толкует их на свой страх и риск. Мы исходим из целевого толкования, то есть целей введения новелл. А с этой точки зрения компанию Avito нецелесообразно и даже абсурдно было бы рассматривать в качестве блогера.

— Вы сказали, что вас коснулись две новеллы. Первую мы уже обсудили, а какая вторая?

— Вторая — это пресловутые поправки в закон «О персональных данных», о которых сейчас так много говорят и пишут и которые обязывают хранить персональные данные граждан РФ на серверах, находящихся на территории России. Изначально предполагалось, что этот закон вступит в силу с 1 сентября 2016 года, то есть у интернет-бизнеса будет достаточно времени, чтобы к нему подготовиться. Но затем совершенно неожиданно появился законопроект, переносящий время вступления этих поправок в силу на 1 января 2015 года**, который, к счастью, пока так и не был окончательно принят.

Опять же, компанию Avito эти изменения кардинально не затрагивают, поскольку в основном мы оперируем обезличенными данными. Нам потребуется проверить соблюдение некоторых формальностей, не более того. Но я прекрасно понимаю, в каком положении оказались те компании, которые собирают и хранят персональные данные. Для них такое непредсказуемое сокращение срока подготовки к изменениям — катастрофа.

— Вам известно, как складывается регулирование интернет-сферы в Европе и США? Может быть, мы сейчас зря паникуем и на самом деле идем по тому же самому пути, что и весь мир?

— В целом так и есть: мы идем по тому же пути, что и весь мир. Усиление регулирования интернета — это глобальный тренд, а не чисто российское изобретение. Другой вопрос, какими методами у нас это делается. Я бы сказал так: европейские законодательные акты в основном отвечают на вопрос, чего нужно достичь, то есть ставят перед правоприменителями четкие цели, не конкретизируя слишком детально, что для этого нужно сделать. А российские законодательные акты, наоборот, отвечают на вопрос, что и как надо сделать, порой забывая, для чего это нужно. И законодательство о персональных данных — как раз яркий пример расхождения между подходами к регулированию. У нас детально расписываются действия, которые должен предпринять оператор персональных данных, а законодательство ЕС просто устанавливает, что оператор персональных данных должен отвечать за сохранность таких данных, и вводит строжайшую ответственность за несоблюдение этого требования. Каким образом оператор обеспечит исполнение требования — это уже на усмотрение самого оператора. Никто не расписывает, какие локальные документы должен разработать оператор, какое программное обеспечение он должен закупить и где его сертифицировать. С регулированием интернета ситуация аналогичная.

— Давайте поговорим о такой чувствительной, как мне кажется, для вас сфере, как использование сайта Avito.ru с недобросовестными целями. Не секрет, что любой электронный сервис привлекает к себе не только реальных пользователей, но и мошенников. Вы пытаетесь как-то бороться с этим явлением?

— Да, борьба с возможным мошенничеством — это один из краеугольных камней нашей деятельности. Вы правы — к сожалению, ни один сервис, подобный нашему, не может избежать внимания мошенников и попыток воспользоваться его возможностями. Причем в виртуальном пространстве мошенники становятся все изобретательнее и изобретательнее. В составе юридической службы есть группа по комплаенсу, которая плотно взаимодействует с правоохранительными органами — мы предоставляем по их запросам информацию по объявлениям в ситуациях, когда есть подозрения на противоправные действия в отношении пользователей. Но мы не ограничиваемся только этим. На сайте Avito.ru есть раздел «Безопасность», где мы предупреждаем пользователей об опасных и подозрительных ситуациях, информируем о ставших известными схемах мошенничества и даем конкретные рекомендации, как не стать жертвой мошенников. Одним словом, делаем все, что в наших силах.

— До прихода в компанию Avito вы почти 20 лет работали в консалтинге, причем специализировались на M&A сделках. Ничего общего с интернет-индустрией! Что вас сподвигло на столь кардинальные перемены?

— Иногда надо что-то менять в жизни. И важно делать это в правильный момент. Если изменить что-то слишком рано, не успеешь накопить тот ценный опыт, который может дать текущая роль. Если слишком затянуть, то потом уже вряд ли рискнешь что-то менять. Я считаю, что решился на перемены вовремя.

Конечно, интернет — достаточно специфическая область. Но могу сказать, что большой опыт в M&A в дальнейшем помогает юристу быстро сориентироваться в любой новой области, потому что каждая сделка M&A предполагает необходимость глубокого погружения в специфику того бизнеса, в котором она совершается. Кроме того, компании на тот момент был нужен юрист с опытом непосредственно в M&A сделках — в прошлом году Avito завершила крупный проект по объединению с другими сильнейшими игроками на этом рынке — Slando.ru и OLX.ru. Так что, как видите, мой непосредственный опыт оказался весьма кстати.

* Федеральный закон от 21.07.14 № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях». Изменение даты вступления закона в силу предложено в законопроекте № 596277–6, который на данный момент принят Госдумой во втором чтении.
** Федеральный закон от 05.05.14 № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей»

Журнал «Юрист компании», № 11, Ноябрь 2014

Интервью: Евгения Яковлева. Фото: Алексей Новиков.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль