• Главная страница
  • » Статьи
  • » Новые положения о добросовестности и злоупотреблении правом. Какую пользу изменения принесут на практике

Новые положения о добросовестности и злоупотреблении правом. Какую пользу изменения принесут на практике

456
Среди изменений в ГК РФ, принятых в первом блоке, – нормы о добросовестности и пределах осуществления гражданских прав. На онлайн-конференции «Изменения в ГК РФ. Как работать по новым правилам», которую журнал «Юрист компании» провел после принятия этих поправок, о целях введения новых норм и их практическом значении рассказал руководитель аппарата – администратор ВАС РФ Андрей Егоров. В составе рабочей группы, образованной Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, он принимал участие в разработке концепции, в дальнейшем положенной в основу вышеуказанных поправок.

 

Новые положения о добросовестности и злоупотреблении правом. Какую пользу изменения принесут на практике
Андрей Егоров, к. ю. н., руководитель аппарата – администратор ВАС РФ

Первый блок изменений в Гражданский кодекс, вступивший в силу с 1 марта 2013 года, установил обязанность участников гражданских правоотношений действовать добросовестно и запрет на извлечение преимуществ из недобросовестного поведения. Кроме того, уточнены положения статьи 10 Гражданского кодекса о злоупотреблении правом. Казалось бы, принцип добросовестности и раньше присутствовал в российском гражданском праве, в том числе упоминался в Гражданском кодексе (п. 2 ст. 6). Зачем понадобились поправки и что принципиально нового они привнесут в практику? Ответ можно найти в идее, которая была сформулирована в проекте Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса (когда только началась работа над изменениями в кодекс): «Принцип добросовестности должен быть сформулирован в качестве общего начала гражданского права таким образом, чтобы его действие пронизывало все элементы правовой системы, чтобы он оказывал общее воздействие на развитие гражданского правоотношения. Принципу добросовестности должны подчиняться не только действия по осуществлению прав и исполнению обязанностей, но и оценка содержания прав и обязанностей сторон».

Главное практическое значение новых норм в том, что теперь, когда обязанность добросовестного поведения и запрет на извлечение преимуществ из недобросовестного поведения прямо содержатся в Гражданском кодексе, роль принципа добросовестности в гражданском обороте должна увеличиться. Проще говоря, у судов появилось основание чаще применять этот принцип при рассмотрении конкретных споров. Раньше этому очень мешал нормативистский подход к праву, который до сих пор преобладает у многих российских юристов. Каким образом новые нормы могут переломить этот подход, мы расспросили руководителя аппарата – администратора ВАС РФ Андрея Егорова.

 

Понятие добросовестного поведения

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ).
Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Блиц-вопросЕсли есть обязанность действовать добросовестно, зачем устанавливать еще и запрет на извлечение преимуществ из недобросовестного поведения?
Изначально эту фразу предлагалось включить не в статью 1, а в статью 10 ГК РФ, чтобы сделать более эффективной защиту добросовестной стороны от злоупотребления правом другой стороной. Прежняя редакция статьи 10 ГК РФ предусматривала только такое последствие злоупотребления правом, как отказ в защите права (то есть на случай, когда правом злоупотребляет истец). Но для случая, когда правом злоупотреблял ответчик, формально не было мер защиты. Теперь их дает как раз эта новая норма. То, что она в итоге попала не в статью 10, а в статью 1 ГК РФ, не лишает ее этого значения.

– В Гражданском кодексе теперь прямо закреплены обязанность действовать добросовестно и запрет на извлечение преимуществ из недобросовестного поведения, но при этом само понятие «добросовестность» нигде не раскрывается. Что под ним понимается? И не рискованно ли оставлять такое серьезное базовое понятие полностью на судейское усмотрение?

– Добросовестность – это далеко не очевидное понятие. Вряд ли можно дать ему четкое определение, чтобы закрепить его законодательно.

В правоведении еще со времен римского права принято разделять две стороны добросовестности – субъективную и объективную. Кстати, в немецком языке для понимания добросовестности в субъективном и объективном смысле даже используются разные термины – im guten Glauben и Treu und Glauben (ст. 2, 3 Швейцарского гражданского уложения). Хотя в России используется общий термин «добросовестность», он тоже охватывает два явления, и это видно по тексту нашего Гражданского кодекса.

Добросовестность в субъективном смысле – это незнание лица об определенных обстоятельствах. Например, лицо покупает вещь, но не знает, что приобретает ее у неуправомоченного отчуждателя. Или лицо заключает сделку, но не знает, что для контрагента она является крупной и не была одобрена должным образом. Самый яркий пример – статья 302 Гражданского кодекса, которая определяет добросовестного приобретателя как того, кто не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права его отчуждать. Вообще, когда в нашем Гражданском кодексе имеется в виду такая субъективная добросовестность, само слово «добросовестность» иногда даже не упоминается, а используется формула: «лицо не знало и не должно было знать» (см., например, п. 2 ст. 698, п. 1 ст. 901, ст. 903, п. 2 ст. 1019, п. 2 ст. 1022, п. 3 ст. 1044 ГК РФ).

Правда, на мой взгляд, трактовка такого понятия добросовестности в качестве чисто субъективного незнания не совсем точна, потому что оговорка «лицо не должно было знать» является более значимой по смыслу, чем оговорка «лицо не знало». По сути, законодательство в некоторых ситуациях вменяет лицу в обязанность в определенной ситуации знать что-то, чего оно в действительности могло и не знать. То есть законодатель исходит из того, что любое добропорядочное лицо при разумном поведении в данной ситуации должно было бы знать о неких фактах. Это скорее объективный взгляд. Тем не менее считается, что это субъективная сторона добросовестности. Пример добросовестности в чисто субъективном смысле – норма пункта 3 статьи 382 Гражданского кодекса: исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу.

Блиц-вопросВ формулировке «заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав» (п. 1 ст. 10 ГК РФ) обращает на себя внимание слово «заведомо». Какую смысловую нагрузку оно несет?
Представляется, что через это слово подчеркнут умысел. То есть имеется в виду умышленное недобросовестное поведение или по крайне мере грубая неосторожность. Хотя на этот счет арбитражной практике еще только предстоит определиться.

Добросовестность в объективном смысле – еще более сложное понятие, для которого крайне трудно сформулировать общее определение. Недаром многие специалисты-правоведы уклонялись от такого общего описания и говорили, что легче понять и оценить, добросовестно ли лицо действовало в конкретных обстоятельствах, чем сформулировать общий подход к добросовестности. Но если попытаться кратко объяснить это понятие, то добросовестность в объективном смысле – это некое требование к надлежащему поведению, которое правопорядок предъявляет участникам оборота. Аналогами этого понятия могут быть честность, добропорядочность, должное поведение и т. д. Поскольку в законодательстве нет четких критериев добросовестности, в конечном итоге правопорядок предъявляет эти критерии через руки судей. То есть, исходя из обстоятельств конкретного спора, судьи дают оценку тому или иному поведению – было оно добросовестным или нет. Таким образом, понятие добросовестности является открытым, а конкретное наполнение ему будет давать судебная практика. Конечно, это влечет за собой некоторые риски: если мы имеем неадекватную судебную систему, то она может полностью исказить понимание добросовестности и использовать его как репрессивный инструмент. Но если не воспринимать судебную систему как зло (суд может ошибаться в некоторых случаях, но для этого есть вышестоящие инстанции, которые могут исправить ошибку), то нужно исходить из того, что принцип добросовестности – это позитивное явление. Этот принцип призван претворять в жизнь представления о правильном, надлежащем, добропорядочном поведении. Именно в таком виде принцип добросовестности уже давно используется за рубежом. Положения о добросовестности, аналогичные тем, которые теперь появились в нашем Гражданском кодексе, были включены, например, в Германское гражданское уложение и Швейцарское гражданское уложение в конце XIX – начале XX века. И они были сформулированы в виде открытых норм, которые наполняются судами вот уже сто лет, хотя в момент их появления тоже было много критики и опасений насчет рисков судейского усмотрения.

 

Цели введения обязанности действовать добросовестно

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ).

– Принцип добросовестности и раньше действовал в российском гражданском праве, в том числе прямо упоминался в Гражданском кодексе (п. 2ст. 6). Высший арбитражный суд неоднократно ссылался на принцип добросовестности, формируя совершенно новые подходы в арбитражной практике. Другими словами, этот принцип и так довольно успешно применялся. Зачем понадобилось дополнительно закреплять обязанность участников гражданских правоотношений действовать добросовестно?

  Пункт 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.07 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью»

– Дело в том, что до сих пор у некоторых юристов (в том числе судей) преобладает нормативистский, механический подход к праву. На этот счет можно привести массу примеров. Один из них – развитие судебной практики по оспариванию крупных сделок и сделок с заинтересованностью, совершенных с нарушением требований закона. Напомню: до 2009 года нормы федеральных законов от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», посвященные таким сделкам, предусматривали возможность оспаривания этих сделок без каких-либо оговорок. Не было фразы о том, что сделка не может быть признана недействительной, если контрагент добросовестный (не знал и не должен был знать о том, что сделка совершена с нарушением требований). Хотя очевидно, что защита прав кредиторов юридического лица должна быть в приоритете перед защитой прав участников этого юридического лица. Отсутствие специальной оговорки позволяло «стряхивать» ставшие неугодными сделки при помощи механизма их оспаривания по мотиву крупности или заинтересованности. Доводы о том, что от этого страдает другая, добросовестная, сторона сделки, в судах не помогали только потому, что для защиты этой стороны в законодательстве не было предусмотрено специальной нормы. И наличие общего принципа добросовестности при таком нормативистском подходе не спасало. Ситуация изменилась только с появлением разъяснений Пленума ВАС РФ в 2007 году, который вывел из смысла закона принцип невозможности оспаривания сделок из-за несоблюдения установленного порядка, если другая сторона не знала и не должна была знать об этих нарушениях. Позднее аналогичные по содержанию нормы появились в самих законах «Об акционерых обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью». Но если бы в Гражданском кодексе была такая точка опоры, как обязанность действовать добросовестно и запрет на извлечение преимуществ из недобросовестного поведения, судам не нужно было бы дожидаться ни специальных норм, ни разъяснений ВАС РФ, чтобы защитить добросовестных контрагентов.

Блиц-вопросВ пункте 1 статьи 10 ГК РФ говорится не просто об обходе закона, а об обходе закона именно с противоправной целью. Разве возможен обход закона с правомерной целью?
Это уточнение «с противоправной целью» появилось в норме уже после того, как законопроект поступил в Государственную думу. Изначально разработчики поправок, конечно, исходили из того, что выражение «обход закона» само по себе имеет негативную окраску и указывает на противоправную цель, поэтому дополнительное указание на противоправную цель представляется излишним.
 

Формы недобросовестного поведения

Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

– Антипод добросовестности – это злоупотребление правом. В новой редакциипункта 1статьи 10 Гражданского кодекса называются три формы этого явления: шикана, действия в обход закона и иное заведомо недобросовестное поведение. Что такое «иное заведомо недобросовестное поведение»? И что понимается под действиями в обход закона?

– Серьезная новелла, которая состоялась в пункте 1 статьи 10 Гражданского кодекса, – это решение проблемы так называемых иных форм злоупотребления правом. В прежней редакции эта норма содержала запрет на совершение действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также на злоупотребление правом «в иных формах». Соответственно, часто возникал вопрос: что такое «иные формы»? Эта неясность была устранена с помощью новой формулировки. Заведомо недобросовестное поведение – это и есть те самые «иные формы» злоупотребления правом. Данная формулировка наглядно показывает, что статья 10 – тоже про добросовестность, но со знаком «минус». Кстати, в этой статье понятие «недобросовестность» используется в объективном смысле (то есть имеется в виду заведомо нечестное, непорядочное поведение).

Практический смысл этой поправки заключается в следующем. Среди форм злоупотребления правом собственно шикана (то есть совершение действий исключительно с намерением причинить вред другому лицу) встречается очень редко. Обычно лицо, совершая действия, которые кому-то причиняют вред, все-таки преследует какой-то свой интерес, поэтому нельзя сказать, что оно действует исключительно с намерением причинить вред. И, учитывая, что понятие злоупотребления правом в «иных формах» (кроме шиканы) не было раскрыто, со ссылкой на злоупотребление правом очень трудно было добиться отказа в защите права недобросовестному лицу или оспорить сделку. Например, заемщик получил кредит и свои обязательства по нему обеспечил залогом. В какой-то момент у заемщика наступают финансовые трудности, и он уже не в состоянии платить по кредиту. Он честно ставит об этом в известность банк и предлагает обратить взыскание на предмет залога. Но банк, имея такую возможность, не делает этого, а ждет, когда у заемщика штрафные санкции возрастут до огромной суммы. Разве тем самым банк стремится исключительно причинить вред заемщику? Конечно, нет, банк просто преследует свои интересы. Поэтому в данном случае нет шиканы, но, возможно, есть иная форма злоупотребления правом – заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Новая редакция пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса открывает новые возможности для борьбы со злоупотреблением правом в подобных случаях.

Блиц-вопросКогда ваша группа готовила проект Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса, вы как-то формулировали для себя понятие обхода закона?
Да. Под обходом закона в проекте концепции понималось «использование формально не запрещенной в конкретных обстоятельствах правовой конструкции ради достижения цели, отрицательное отношение законодателя к которой следует из установления запрета на использование иной правовой конструкции, достигающей ту же цель». Вообще у происходящей сейчас реформы ГК РФ есть большой плюс: в случае неясностей можно открыть проект концепции и найти разъяснение идеи, лежавшей в основе предлагаемой поправки.

Что касается действий в обход закона, то изначально, когда мы разрабатывали проект Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса, правило об обходе закона предлагалось включить в статью 168 («Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам»). Идея была в возможности признавать сделку недействительной и в том случае, когда она прямо не нарушает закон, а обходит требования закона. Но впоследствии норма об обходе закона оказалась в статье 10 Гражданского кодекса. Понятие обхода закона законодательно не закреплено, но, думаю, Высший арбитражный суд со временем даст разъяснения по этому поводу. Вообще под обходом закона разработчики поправок имели в виду попытки использовать недостатки формулировки императивной нормы, чтобы обойти ту цель, которую преследовал законодатель, вводя данную норму (разумеется, при условии, что цель законодателя понятна из нормы). Представьте, что правилами о проведении семинара запрещено выходить из аудитории во время выступления лектора. Очевидно, что тот, кто устанавливал эту норму, хотел запретить покидать аудиторию, но сформулировал правило не совсем удачно, применив глагол «выходить». Кто-то может использовать этот недостаток формулировки и, например, выпрыгнуть из аудитории, полагая, что тем самым он не нарушил запрет. Это и есть обход закона. Правило о запрете обхода закона ориентирует суды на то, что им необходимо смотреть на цель установления соответствующих норм, а не упираться в формулировки. Отсутствие целевого понимания права – большая проблема нашего правоприменения. Если ВАС РФ уже неоднократно применял целевое толкование права, то нижестоящие суды пока, к сожалению, неохотно идут на это. И эта новая норма об обходе закона как раз призвана приучить суды перейти на целевое понимание права. Теперь у них есть для этого прямое основание, указанное в законе. Суд должен понимать, что, применяя норму о злоупотреблении правом (в том числе в форме действий в обход закона), он помогает развиваться правопорядку и делает так, что в результате зло не получает защиту.

 

Последствия злоупотребления правом

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
В случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим кодексом (п. 3 ст. 10 ГК РФ).
Если злоупотребление правом повлекло за собой нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 10 ГК РФ).

– Раньше на случай злоупотребления правом было предусмотрено только одно последствие: отказ в защите права, которым злоупотребляет лицо. Теперь появилась возможность взыскания убытков, а также некие «иные меры». Какие это могут быть меры? Под ними имеется в виду признание сделки недействительной, если при ее заключении допущено злоупотребление правом?

   Примерами могут служить постановления Президиума ВАС РФ от 22.11.11 № 17912/09, ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.13 по делу № А70-3210/2012.

– Если правом злоупотребляет лицо, обратившееся в суд за защитой этого права (истец), то по-прежнему самое простое последствие – это отказ в защите принадлежащего права. «Иные меры, предусмотренные законом» – это скорее всего отсылка к пункту 4 статьи 1 Гражданского кодекса (о том, что никто не вправе извлекать преимуществ из своего недобросовестного поведения). Так, если правом злоупотребляет ответчик, то суд отказывает ему в предоставлении преимуществ, которые он хотел получить и мог получить, если бы с его стороны не имело место злоупотребление правом. Например, практике известны случаи, когда суды в качестве санкции за злоупотребление правом отказывали ответчику в применении срока давности, о пропуске которого он заявил.

Кроме того, не исключено, что упоминание «иных мер, предусмотренных законом» включено в пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса с прицелом на будущее. Возможно, со временем в практике появятся такие ситуации злоупотребления правом, которые потребуют применения новых специальных последствий. Упоминание о неких специальных «иных последствиях» действий по обходу закона (п. 3 ст. 10 ГК РФ), вероятно, включено с той же целью – на будущее. Пока таких специальных последствий в Гражданском кодексе нет.

Что касается признания сделки недействительной на том основании, что при ее заключении было допущено злоупотребление правом, то на сегодняшний день это не является одной из «иных мер», упоминающихся в пункте 2 статьи 10 Гражданского кодекса. Сделка признается недействительной со ссылкой на пункт 1 статьи 10 (запрет на злоупотребление правом) и статью 168 Гражданского кодекса (недействительность сделки, не соответствующей закону). Проще говоря, если сделка нарушает запрет на злоупотребление правом, то она не соответствует требованиям закона, а значит, ничтожна (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.11 № 18484/10, п. 9, 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.08 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса РФ»). После вступления в силу новой редакции статьи 168 Гражданского кодекса (установленной Федеральным законом от 07.05.13 № 100ФЗ ) такая сделка может быть оспоримой или ничтожной в зависимости от того, имело место посягательство на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц или нет.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль