Коммерческие организации в проекте изменений в ГК РФ. Зачем нужна новая классификация

454
Для чего вводят понятие корпоративных и унитарных организаций Как появилось деление на публичные и частные корпорации Какие риски таятся в поправках о корпоративных договорах

Коммерческие организации в проекте изменений в ГК РФ. Зачем нужна новая классификация
Евгений Суханов, д. ю. н., профессор, завкафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

В части норм о юридических лицах итоговый проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса <…>» (далее – проект) – это результат компромисса между вариантами, предложенными несколькими рабочими группами. Этот компромисс в полной мере не устраивает ни одну из сторон. В нем есть нормы, направленные на развитие имеющейся у нас правовой системы с учетом реалий сегодняшних дней, и нормы, которые появились из опыта арбитражной практики. Но есть и такие нормы, которые привнесены или якобы привнесены из опыта более развитых правовых систем. Некоторые из них вызывают серьезные сомнения. Воспроизводя отдельные положения из чужих правовых систем (в частности, англо-американского права) без учета того, что там они реализуются в связке с целым рядом других норм, вряд ли можно рассчитывать на то, что они заработают у нас так же эффективно.

Корпоративные и унитарные юридические лица

В проекте привычное деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие дополнено новым делением на корпоративные и унитарные. Пришла пора подчеркнуть: в сфере предпринимательских отношений на первом месте стоят именно корпорации. По этой же причине проект предлагает включить в статью 2 Гражданского кодекса, которая определяет предмет гражданского законодательства, корпоративные отношения. Тем самым будет поставлена точка в споре о том, входят ли корпоративные отношения в предмет гражданско-правового регулирования.

Цель изменений . Пожалуй, только в России в сфере предпринимательской деятельности действуют унитарные организации – государственные и муниципальные предприятия. В развитых правопорядках в сфере предпринимательства вообще не бывает некорпоративных организаций. Это объясняется просто: бизнес нуждается в сторонних инвестициях, а любой сторонний инвестор всегда рассчитывает что-то получить за свой вклад. В корпоративной организации инвестор получает долю участия. Если он выходит из корпорации, он либо забирает стоимость этой доли, либо продает ее третьим лицам. В унитарных предприятиях это невозможно – они изначально рассчитаны на то, что их финансирует государство. Понятно, что в нашем Гражданском кодексе эта форма появилась исходя из наших реалий: в советское время предприятия и учреждения, финансируемые государством, были господствующим видом юридических лиц. По разным причинам они и сейчас останутся в Гражданском кодексе, хотя было очень много споров о целесообразности их сохранения. Однако в проекте мы подчеркнули, что в предпринимательских отношениях главный вид юридических лиц – это все-таки корпорации.

Корпорации . Деление на корпоративные и унитарные касается не только коммерческих, но и некоммерческих организаций. Эта классификация позволила установить в проекте нормы, общие для всех корпораций, – об органах управления (в каждой корпорации высшим органом является общее собрание участников, как бы оно ни называлось, – съезд, конференция и т. д.), о правах и обязанностях участников, о вопросах вступления в корпорацию и выхода из нее. Кроме того, в проекте предусмотрены общие нормы конкретно для коммерческих корпораций, основанных на объединении капиталов, то есть для хозяйственных обществ. Это самые основные, принципиальные положения. Детали будут развиваться в отдельных законах об обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах.

Организационно-правовые формы коммерческих организаций

На момент подготовки Гражданского кодекса в 90-е годы еще никто не мог предугадать, как заработает в России рыночная экономика, поэтому изначально был дан максимально широкий перечень юридических лиц, в том числе в сфере предпринимательских отношений.

Практика показала, что такие формы, как общество с дополнительной ответственностью (далее – ОДО) и закрытое акционерное общество (далее – ЗАО), не нужны. ОДО фактически не используются, а ЗАО ничем принципиально не отличаются от ООО, кроме механизма выхода из общества участника (акционера). Поэтому достаточно иметь акционерные общества (далее – АО) и общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО). Проект упраздняет такую форму, как ОДО, а также деление АО на открытые и закрытые. Вместо этого появится понятие публичных и непубличных обществ. Для ЗАО это означает необходимость преобразоваться в ООО или производственный кооператив либо сохранить форму АО, но с учетом новых норм, регулирующих публичные и непубличные АО.

Товарищества и кооперативы . Часто приходится слышать: зачем нам нужны товарищества и производственные кооперативы? В России сейчас зарегистрировано примерно 4 млн юридических лиц, из них 3 млн – это ООО, около 180 тыс. – АО (причем подавляющее большинство из них – ЗАО). А коммандитных и полных товариществ меньше 2 тыс. Количество производственных кооперативов тоже не идет в сравнение с количеством ООО и АО.

Тем не менее проект сохраняет и производственные кооперативы, и товарищества. Почему? В расчете на будущее. Давайте посмотрим на опыт развитых правопорядков. Например, в США 80 процентов участников бизнеса – это индивидуальные предприниматели или партнерства. Эти партнерства, по сути, представляют собой аналог европейских товариществ, полных или коммандитных. На корпорации приходится львиная доля коммерческого оборота, но по численному показателю они составляют всего 20 процентов. В Европе примерно такая же картина: численное преимущество на стороне индивидуальных предпринимателей и товариществ. Дело в том, что во всем мире поощряется ведение бизнеса открыто и на условиях полной ответственности всем своим имуществом. За этот риск имущественной ответственности индивидуальные предприниматели и товарищества (или партнерства – partnerships) поощряются налоговыми льготами. Если же бизнес выбирает форму, при которой участник рискует только в пределах своего вклада, то он не получает никаких налоговых льгот. Кроме того, такой форме императивно предписывается структура управления. Потому что все прекрасно понимают: корпоративная форма бизнеса – это щит от кредиторов.

У нас пока ситуация в корне иная. Форма товариществ и производственных кооперативов мало используется, потому что для них нет никаких налоговых преимуществ. Кстати, недавно появившаяся новая форма – хозяйственные партнерства – при отсутствии налоговых преференций тоже не представляет практического интереса. Это Совету по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства подтвердила авторитетная международная юридическая компания Michael Reason & Partners LLP, которую мы попросили сравнить данную форму с ее английскими «прообразами» – такими формами ведения бизнеса, как ограниченное партнерство (LP) и партнерство с ограниченной ответственностью (LLP).

Но рано или поздно ситуация может измениться, и тогда товарищества и кооперативы будут востребованы.

Публичные и непубличные корпорации

Проект вводит новое для российского права понятие – публичных и непубличных обществ. Публичным признается АО, акции которого и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, размещаются путем открытой подписки или публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах. Для публичных АО предусмотрены более жесткие императивные нормы и предполагается более серьезный контроль. А для непубличных обществ предлагается идея полной свободы внутренней организации, возможность установления многих организационных вопросов корпоративным договором.

Немного истории . Нужно пояснить, как появилось понятие публичных и частных компаний. Оно пришло из англо-американского права. Причем существенные различия между этими двумя видами компаний возникли не сразу, а тогда, когда Великобритания и Ирландия вступали в Евросоюз. Дело в том, что в английском праве изначально не было требований к минимальному стартовому капиталу. А в Евросоюзе с 1976 года действует Вторая Директива о твердом капитале, которая распространяется только на АО и предусматривает для них минимальный размер уставного капитала в размере 25 тыс. евро с условием о том, что на момент создания АО должно быть оплачено не менее 25 процентов уставного капитала. Когда Великобритания и Ирландия вступили в Евросоюз, необходимо было каким-то образом унифицировать английское и европейское законодательство. Со стороны Великобритании и Ирландии поступило предложение полной отмены в Евросоюзе требований к уставному капиталу, но этот вариант не прошел. В результате и Великобритания, и Ирландия изменили свои законы о компаниях в части требований к уставному капиталу, но только в отношении акционерных обществ – публичных компаний. Все остальные компании (корпорации) стали непубличными.

Публичные и частные АО в проекте . Итак, проект изменений в Гражданский кодекс тоже предлагает деление АО на публичные и непубличные. Но это предложение вызывает много споров. Позиция инициаторов введения в Гражданский кодекс деления на публичные и частные компании заключается в том, что непубличным компаниям должна быть предоставлена полная свобода внутренней организации. Другими словами, внутренняя организация такой компании устанавливается не законом (он для непубличных компаний диспозитивен). Она может быть установлена даже не уставом, а корпоративным договором. Основная идея этих сомнительных предложений – в замене императивного регулирования деятельности хозяйственных обществ диспозитивным, что, по сути, меняет корпоративное право на договорное. Мы полагаем, что это поле для злоупотреблений.

Как было отмечено выше, свобода внутренней организации оправданна в товариществах, потому что товарищи рискуют своим имуществом. Но не в хозяйственных обществах, в которых имущественная ответственность участников ограничена уставным капиталом, притом что требования к размеру уставного капитала в проекте не изменились: по общему правилу для непубличных АО он равен 100 тыс. рублей, за исключением обществ, осуществляющих лицензируемые виды деятельности (банковскую, страховую и т. д.).

Зарубежный опыт . Нам возражают, что в англо-американском праве вообще нет требований к минимальному размеру уставного капитала непубличных компаний. Формально это действительно так. Но во-первых, отсутствие этих обязательных требований не означает, что компании там начинают работу вообще без стартового капитала. Без стартового капитала невозможно запустить бизнес. Если учредители ничего не вложили в компанию, то банк не даст ей кредит и вряд ли кто-то будет с ней работать, зная, что она не в состоянии выполнить свои обязательства. Если у компании нет никакого имущества – это пустышка, созданная для злоупотреблений.

Во-вторых, в англо-американском праве действуют другие, гораздо более жесткие требования к деятельности компаний, которых нет и пока не предполагается в России. Так, чтобы распределить имущество корпорации между ее участниками или какими-либо кредиторами, сначала корпорация должна пройти достаточно непростой тест на состоятельность (solvency test), в основе которого лежат разные системы бухгалтерской отчетности. Затем руководители корпорации обязаны публично объявить о том, что после распределения имущества у нее останется еще достаточно активов для удовлетворения требований других кредиторов. А, например, законодательство штата Калифорния содержит жесткое требование о том, что соотношение активов и пассивов должно быть пять к четырем. Если соответствующее объявление оказывается недостоверным, то руководители компании несут личную административную или уголовную ответственность.

В-третьих, в США весьма широко используется такое понятие, как «снятие корпоративной маски». Дело в том, что в англо-американском праве совершенно другой подход к юридическому лицу. К этому понятию относятся как к фикции: если предприниматель злоупотребляет статусом юридического лица, используя его как щит от кредиторов, то от этой фикции отказываются. Проще говоря, в таком случае директора и учредители отвечают личным имуществом. И такие случаи снятия корпоративной маски в США происходят по нескольку тысяч в год.

Корпоративный договор

В проекте расширяются возможности корпоративного договора – договора об осуществлении корпоративных (членских) прав участниками хозяйственного общества. В частности, в непубличном обществе многие положения, которые традиционно закрепляются в уставе, можно вместо устава урегулировать в корпоративном договоре, если его сторонами являются все участники общества (п. 4 ст. 66.3 Гражданского кодекса в редакции, предлагаемой проектом).

Кроме того, предлагается новое правило о том, что стороной корпоративного договора помимо участников общества могут быть также кредиторы общества и «иные третьи лица» (ст. 67.2 Гражданского кодекса в редакции, предлагаемой проектом). По такому договору участники общества в целях обеспечения охраняемого законом интереса этих третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться от их осуществления. С учетом режима секретности корпоративного договора в непубличном обществе (его содержание, если иное не установлено законом, является конфиденциальным и не подлежит раскрытию) это тоже может создавать возможности для злоупотреблений.

Здесь также будет не лишним сравнить нормы проекта с теми, которые есть в зарубежных правовых системах. Институт корпоративных соглашений стал развиваться в Европе в 50–60х годах прошлого века. Там акционеры или участники ООО могут договориться о согласованных действиях друг с другом, которые не должны противоречить принципу добросовестности. Например, можно договориться о согласованном голосовании, о предоставлении преимущественного права покупки акций или доли участникам корпоративного договора, права на участие в каком-либо органе управления обществом, права на информацию. Но нигде нет возможности участия в корпоративном соглашении третьих лиц. Инициаторы введения у нас такой возможности объясняют эту идею тем, что третьими лицами могут быть потенциальные инвесторы. Но очевидно, что истинная цель в другом: такими третьими лицами смогут стать те, кому запрещено заниматься коммерческой деятельностью.

Идея секретности корпоративного договора может негативно сказаться на правах участников (акционеров) общества. Например, корпоративный договор допускает отказ от принципа пропорциональности размера доли количеству голосов и дивидендов. Участники общества, не участвующие в корпоративном соглашении, могут не знать о том, кто на самом деле контролирует общество. Таким образом, может быть нарушен баланс интересов.

Как используются возможности коммандитных товариществ в Европе

В Европе бизнес тоже заинтересован в совмещении возможностей получить льготы и использовать юридическое лицо как корпоративный щит. Это решается с помощью конструкции коммандитного товарищества. Во всех развитых правопорядках такие товарищества имеют налоговые льготы и свободу внутренней организации. В таком товариществе есть коммандисты-вкладчики, которые рискуют только в пределах своего вклада и обладают ограниченными правами, и есть комплементарий (полный товарищ), осуществляющий от лица товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающий по обязательствам товарищества всем своим имуществом. Полным товарищем обычно выступает юридическое лицо в форме ООО. Например, эта модель реализуется в форме массовой коммандиты, которая выполняет ту же функцию, что и АО, – собирает деньги с вкладчиков. Но эти вкладчики бесправны в отношении управления коммандитой, их не нужно собирать в общие собрания. Все функции управления – у комплементария (юридического лица в форме ООО). Однако за деятельностью такой коммандиты установлен строгий контроль со стороны государства.

 

ВОПРОС В ТЕМУ

Чем отличается опыт использования организационно-правовой формы ООО в Европе от российского опыта?

В Европе ООО – это форма мелкого и среднего бизнеса, тогда как у нас в форме ООО создаются и фирмы-однодневки, и банки, и страховые компании.

Какие принципиальные изменения проект предлагает в отношении уставного капитала хозяйственных обществ?

Минимальный уставный капитал хозяйственного общества должен быть оплачен только деньгами. Сверх минимального размера допускается оплата иным имуществом, но с обязательным проведением независимой оценки и условием о том, что участники ООО (или акционер, который внес такой вклад) совместно с оценщиком в течение пяти лет несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в случае недостаточности имущества общества.

Как должна происходить перерегистрация ЗАО?

Предполагается, что ЗАО должны будут привести уставы в соответствие с новой редакцией ГК РФ при первой необходимости внесения изменений в устав. Проект предусматривает срок, в течение которого им нужно определиться с организационно-правовой формой (до 1 июля 2013 года), но не исключено, что этот срок будет передвигаться.

Европейская и англо-американская модели контроля за компаниями

Резюмируя зарубежный опыт, нужно сказать, что существуют две системы контроля за компаниями в части обеспечения интересов кредиторов. Первая – это англо-американская система тестов и жесткой ответственности руководителей и участников компании. Но при введении этой системы требуется серьезное изменение законодательства о банкротстве, бухгалтерском учете, административной и уголовной ответственности. Именно поэтому в Евросоюзе пока отказались от перехода на эту систему. Второй вариант – европейский. Он предполагает наличие у компании твердого капитала. Причем не обязательно речь идет о требованиях к минимальному уставному капиталу. Например, Франция отказалась от минимального уставного капитала для ООО – там теоретически можно создать общество с уставным капиталом в 1 евро. Но статистика показывает, что средний размер уставного капитала ООО там составляет 3 тыс. евро. Дело в том, что в случае банкротства компании ее участникам придется покрывать долги за счет собственного имущества, если окажется, что они допустили потенциальную опасность банкротства, создавая общество с таким маленьким уставным капиталом.

 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль