Постановление ВАС РФ о поручительстве. Как суды будут толковать условия договора

1302
9 августа на сайте ВАС РФ www.arbitr.ru опубликовано постановление Пленума от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». Отдельные положения этого постановления для нас прокомментировал руководитель аппарата – администратор ВАС РФ Андрей Егоров, который принимал непосредственное участие в работе над проектом этого документа.

 

Постановление ВАС РФ о поручительстве. Как суды будут толковать условия договора
Андрей Егоров, к. ю. н., руководитель аппарата – администратор ВАС РФ

Этим летом Пленум Высшего арбитражного суда принял важнейшее и давно ожидаемое постановление от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – постановление № 42). О масштабности этого документа свидетельствует даже его объем – он состоит из 57 пунктов и в этом смысле сравним разве что с постановлениями, посвященными куда более широким темам, например вопросам, связанным с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса, процессуальным вопросам, связанным с рассмотрением дел о банкротстве, и т. д.

При подготовке постановления № 42 была поставлена глобальная задача – раскрыть все возможные ситуации, которые когда-либо возникали или могут возникнуть в практике споров о поручительстве. В итоге поручительство рассмотрено в этом постановлении максимально детально, начиная с общих вопросов, касающихся условий договора поручительства, его исполнения, перехода к поручителю прав кредитора в случае исполнения им обязательств должника и т. д., и заканчивая специальными вопросами об особенностях поручительства по облигациям и особенностях применения норм о поручительстве в делах о банкротстве. Некоторые из пунктов постановления лишь констатируют давно сформированную позицию Высшего арбитражного суда по тем или иным вопросам, другие содержат совершенно новые, революционные подходы.

В нашей беседе с руководителем аппарата – администратором ВАС РФ Андреем Егоровым мы затронули вопросы, которые касаются условий поручительства – того, что необходимо учесть еще на стадии заключения договора.

Nota bene! Согласно пункту 27 постановления № 42, если в договоре поручительства несколько солидарных поручителей, то один из них, исполнивший обязательство за должника, приобретает право требования как к должнику, так и к остальным сопоручителям в сумме, соответствующей их доле в обеспечении обязательства (эти доли предполагаются равными, если иное не предусмотрено договором поручительства).

Обеспечение неденежных обязательств

«Судам следует иметь в виду, что обязательство поручителя по общему правилу исполняется им в денежной форме. Однако это не препятствует обеспечению поручительством обязательств по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг, воздержанию от совершения определенных действии и т. п., поскольку у кредитора по этим обязательствам при определенных обстоятельствах (например, неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства) могут возникнуть денежные требования к должнику: о возмещении убытков, взыскании неустойки, возврате аванса и т. п.» (п. 1 постановления № 42).
«Поручитель не является содолжником в обеспеченном поручительством обязательстве (абз. первый ст. 361, п. 1 ст. 365 ГК РФ), предъявленный к нему в случае просрочки должника иск о понуждении к исполнению обеспеченного обязательства в натуре не подлежит удовлетворению, так как в данном случае поручитель обязан уплатить денежную сумму, соответствующую имущественным потерям кредитора, вызванным неисполнением либо ненадлежащим исполнением должником обеспеченного обязательства» (п. 12 постановления № 42).

– Согласно пунктам 1 и 12 постановления № 42, поручительство может обеспечивать обязательство, которое выражается не в передаче денег (например, обязательство по поставке товара, по выполнению работ). Как можно описать это обеспечиваемое обязательство в договоре поручительства?
– Смысл пунктов 1 и 12 постановления № 42 в том, что поручительством можно обеспечивать любое обязательство, которое может быть преобразовано в денежное. Давайте обратимся к вопросу о структуре обязательственных отношений. Мне импонирует немецкая модель, которая предполагает, что структура обязательства включает в себя разные обязанности – первичные и вторичные. Если мы говорим о поставке, то первичная обязанность поставщика – это передача товара, а первичная обязанность покупателя – оплата товара. Вторичные обязанности возникают, если стороны не исполнили или исполнили ненадлежащим образом свои первичные обязанности. Например, поставщик передал покупателю некачественный товар, и покупатель просит заменить этот товар или вернуть деньги. Это и будет вторичная обязанность поставщика. Или поставщик вообще не передал товар либо передал с просрочкой, что причинило покупателю убытки, поэтому поставщик должен возместить убытки или заплатить неустойку. Это тоже его вторичная обязанность. Любое обязательство включает вторичную обязанность возместить убытки, если не будет исполнена первичная обязанность, какой бы она ни была – передать вещь, совершить действие или, наоборот, воздержаться от совершения какого-то действия. Внутри любого неденежного обязательства может возникнуть денежный элемент – именно этот элемент можно обеспечить поручительством.
Этот обеспечиваемый денежный элемент совсем не обязательно описывать в договоре поручительства подробно и называть конкретную сумму, в пределах которой отвечает поручитель. Разумеется, сам поручитель заинтересован в конкретике: он не может заранее знать, какие именно нарушения допустит должник и какие в связи с этим возникнут у кредитора убытки (в частности, сумма убытков от недопоставки товара вполне может быть выше цены этих товаров). Поэтому в интересах поручителя ограничить в договоре поручительства сумму обеспеченного обязательства – например, указать, что в случае неисполнения или несвоевременного исполнения должником своих обязательств по такому-то договору поставки поручитель обязуется возместить кредитору убытки в пределах такой-то суммы. Можно также ограничить ответственность поручителя какими-то отдельными случаями из всех возможных нарушений со стороны должника – например, указать, что поручитель отвечает только за неисполнение должником обязанности поставить кредитору товар в такой-то срок.
Однако наличие такой конкретики в договоре поручительства совсем не обязательно. Пункт 10 постановления № 42 разъясняет, что в договоре поручительства для описания обеспеченного обязательства достаточно отсылки к договору, который регулирует это обеспеченное обязательство (разумеется, если в этом основном договоре предмет обязательства определен с достаточной степенью определенности). Это разъяснение в полной мере относится и к случаям, когда поручительство обеспечивает так называемые вторичные денежные обязанности, в частности обязательства поставщика в договоре поставки. Поэтому поручитель должен понимать: если обеспечиваемые обязательства обозначены только отсылкой к основному договору (сказано, что поручитель отвечает по обязательствам поставщика из такого-то договора), то это означает, что поручитель будет в полном объеме отвечать по всем убыткам покупателя, причиненным неисполнением обязательств поставщика по этому договору, если поставщик передаст товар с просрочкой и если вообще его не передаст, если товар окажется некачественным и если он окажется не свободным от прав третьих лиц и т. д.

Обеспечение будущих обязательств

«Согласно абзацу второму статьи 361 ГК РФ, поручительством могут обеспечиваться обязательства, которые возникнут в будущем. При этом судам необходимо учитывать, что договор поручительства по будущим обязательствам считается заключенным сторонами, а предусмотренные им дополнительные права и обязанности (например, обязанность поручителя с момента заключения названного договора поддерживать определенный остаток на счетах в банке, раскрывать кредитору информацию об определенных фактах и т. п.) – возникшими с момента достижения сторонами такого договора в установленной форме согласия по его существенным условиям. Вместе с тем требования к поручителю, связанные с нарушением должником обеспеченного обязательства, могут быть предъявлены кредитором лишь при наступлении обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 363 ГК РФ» (п. 2 постановления № 42).

– Поручительством может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем (ст. 361 ГК РФ). Пленум разъяснил, что в этом случае договор поручительства считается заключенным с момента достижения сторонами согласия по существенным условиям поручительства (п. 2 постановления № 42). Это значит с момента заключения договора, который будет регулировать обеспеченное обязательство?
– Во-первых, понятие поручительства по будущим обязательствам не ограничивается теми ситуациями, при которых сначала заключается договор поручительства, а позднее – договор, из которого возникнут обеспечиваемые обязательства. Возможно, на первый взгляд кажется, что будущие обязательства – это только будущие кредиты, предварительные договоры и т. д. На мой взгляд, будущее обязательство – это любые обязательства, в отношении которых присутствует элемент неопределенности (то есть неизвестно, наступит оно или нет). Даже в структуру обязательства, которое имеется на данный момент, могут входить обязанности с элементом неопределенности: если поставщик выполнит свою обязанность передать товар своевременно и без нарушений, то никаких вторичных обязанностей у него не возникнет, если не выполнит, у него возникнет обязанность возместить покупателю убытки или уплатить неустойку и т. д.
Во-вторых, договора как основания возникновения будущих обязательств может вообще не быть, ведь поручительство может обеспечивать и обязательства, возникающие не из договора, – деликтные или по возврату неосновательного обогащения (п. 3 постановления № 42). Такие обязательства тоже ничто не мешает обеспечить на будущее время, когда они еще не возникли.
Например, до недавнего времени поручительство было одним из возможных способов обеспечения исполнения государственных и муниципальных контрактов. Причем участник конкурса должен был предоставить договор поручитель ства еще до заключения контракта. Но учитывая, что все существенные условия будущего госконтракта становились известны из конкурсной документации, описать в договоре поручительства обеспечиваемое обязательство с достаточной степенью определенности не составляло труда. В-третьих, даже когда сначала заключается договор поручительства, а уже потом основной договор, из которого возникнут обеспечиваемые обязательства, вполне возможно, что договор поручительства считается заключенным уже с момента его подписания (а не с момента заключения основного договора). Все зависит от того, можно ли определенно понять из договора поручительства, какое именно обязательство обеспечивается. Тут нельзя дать никаких общих критериев – это решается в каждом конкретном случае.

Поручительство при расторжении или оспаривании основного договора

«Судам необходимо учитывать, что после расторжения договора, из которого возникли обязательства, обеспеченные поручительством (ст. 310, 450 ГК РФ), поручительство продолжает обеспечивать те из них, которые сохраняются при расторжении такого договора (например, основная сумма долга и проценты по кредитному договору, задолженность по выплате арендной платы) либо образуются в результате его расторжения (например, обязательства по возвращению того, что было предоставлено стороной по договору, либо по выплате стоимости предоставленного имущества).
Кроме того, согласно абзацу второму статьи 361 ГК РФ, стороны договора поручительства вправе предусмотреть, что поручительство обеспечивает не только обязательства, возникающие из договора (например, о возврате кредита и процентов за его пользование), но и требование о возврате полученного (требование о возмещении в деньгах стоимости полученного) по такому договору при его недействительности или возврате неосновательного обогащения при признании договора незаключенным» (п. 15 постановления № 42).

– Тема будущих обязательств продолжена в пункте 15 постановления, который разъясняет, что обеспечивает поручительство, если основной договор расторгается, а также если он признается недействительным или незаключенным. В каких из этих случаев поручительство автоматически продолжает обеспечивать какие-то новые обязательства, возникшие у должника?
– Автоматически (то есть без специальной оговорки об этом в договоре поручительства) поручительство продолжает обеспечивать обязательства, которые сохраняются или образуются при расторжении основного договора. Но в силу свободы договора стороны могут договориться об ином, то есть предусмотреть, что в случае расторжения основного договора поручительство не будет обеспечивать никакие обязательства, или установить ограниченный перечень обязательств, которые будут обеспечены в случае расторжения.
На мой взгляд, эта идея – самая важная во всем постановлении. Объясню почему. Например, стороны заключили договор поставки на 1 млн рублей. Обязательства покупателя обеспечены поручительством. Поставщик передал покупателю весь товар, покупатель его принял, но оплатил только 300 тыс. рублей. Затем по какой-то причине договор расторгли (или одна из сторон заявила об отказе от договора, когда это допускается). Что происходит с оставшимся долгом на 700 тыс. рублей? Наша судебная практика долгое время исходила из того, что это неосновательное обогащение. Логика следующая: раз договор прекращен, значит, все обязательства по нему прекратились, следовательно, обязательство по возврату исполненного по такому договору возникает уже не из договора, а из закона (из норм о неосновательном обогащении). А поскольку поручительство обеспечивало лишь договорные обязательства, оно не распространяется на обязательства из неосновательного обогащения. Поэтому в нашем примере долг покупателя по возврату поставщику оставшихся 700 тыс. рублей оказывался не обеспеченным поручительством.
Доктрина о том, что договорное обязательство прекращается и возникает обязательство из неосновательного обогащения, в корне неправильная. На самом деле часть договорных обязательств сохраняется, пока контрагенты окончательно не рассчитаются друг с другом, а часть преобразуется в обязательства по возврату исполненного (но характер последних по-прежнему остается договорным, раз они возникли из договора). То, что предложил Пленум в первом абзаце пункта 15, четко укладывается в эту концепцию: поручительство продолжает обеспечивать те обязательства, которые сохраняются или образуются при расторжении договора. Причем к обязательствам, которые образуются при расторжении договора, этот пункт относит в том числе возвращение того, что было предоставлено стороной по договору, либо выплату стоимости предоставленного имущества, и постановление не называет это неосновательным обогащением. С учетом этого подхода в нашем примере после расторжения договора поручительство продолжает обеспечивать обязательство покупателя по уплате 700 тыс. рублей (если стороны не договорились об ином).
Второй абзац пункта 15 постановления № 42 касается недействительности сделки и признания договора незаключенным. В этих случаях обязательство вернуть все полученное по сделке действительно возникает не из договора, а из закона: это либо реституция, либо неосновательное обогащение (п. 2 ст. 167, ст. 1103 ГК РФ). Поэтому в данных случаях поручительство, выданное в обеспечение обязательств по договору, не обеспечивает автоматически те обязательства, которые возникают в связи с признанием договора незаключенным или недействительным. Но ничто не мешает сторонам договориться о том, что поручительство будет обеспечивать и эти обязательства, если они возникнут. Скорее всего в банковской практике это условие будет использоваться очень активно, потому что именно кредитные поручительства очень часто уничтожаются через оспаривание основного (кредитного) договора, например, как крупной сделки или сделки с заинтересованностью.

Nota bene! Согласно разъяснению из пункта 10 постановления № 42, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства, но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсылка к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным.

Влияние на поручительство изменений в обеспеченном обязательстве

«В соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. <…> В этой связи изменение основного обязательства <…> само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством» (п. 37 постановления № 42).
«Заключение между кредитором и должником соглашения о рассмотрении дела в третейском суде или в суде иностранного государства, изменение должником и кредитором права, применимого к отношениям сторон обеспеченного обязательства, могут служить основаниями для вывода об ухудшении положения поручителя и связанном с этим прекращении поручительства (за исключением случаев, когда будет доказана согласованность действий должника и поручителя при выдаче поручительства). При этом поручитель должен доказать, в чем состоит возможное нарушение его прав и законных интересов» (п. 38 постановления № 42).

– Вопрос о том, как влияет на поручительство изменение основного обязательства без согласия поручителя, решен так: это само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство (п. 37 постановления № 42). Но пункт 38 этого постановления прямо называет два изменения, которые все-таки могут повлечь за собой прекращение поручительства: соглашение о разрешении споров, вытекающих из основного договора, в третейском или иностранном суде и изменение применимого права. Почему только эти, довольно редкие ситуации?
Кроме того, основанием прекращения договора поручительства может стать соглашение кредитора и должника о подсудности спора государственному суду (когда стороны определили иной суд по сравнению с тем, который был предусмотрен в договоре изначально или должен был быть исходя из процессуальных правил о подсудности). Но такое изменение может стать причиной прекращения договора поручительства, только если это прямо предусмотрено в договоре (абз. 1 п. 38 постановления № 42). – Потому что только в этих случаях действительно возможно ухудшение положения поручителя. Поскольку основной договор изначально был подчинен российскому праву, поручитель знает, на что идет: на какие нормы будет опираться кредитор при взыскании задолженности, какими доводами ему можно возразить, какими нормами руководствоваться при предъявлении требований должнику, если поручитель исполнит его обязательства. А если кредитор и должник неожиданно договариваются о том, что к основному договору будет применяться право иностранного государства, то для поручителя ситуация может измениться кардинальным образом. Но необходимо иметь в виду, что факт таких изменений (о применимом праве и передачи спора на рассмотрение иностранного или третейского суда) сам по себе еще не влечет за собой прекращение поручительства: поручитель должен доказать, что в связи с этими изменениями могут быть нарушены его права и законные интересы. Причем для поручителя есть дополнительный механизм защиты его законных интересов на случай, если суд не признает поручительство прекратившимся, но у поручителя в последующем из-за вышеуказанных изменений возникнут дополнительные издержки (например, издержки на рассмотрение дела в третейском суде окажутся выше, чем они были бы в государственном суде). Поручитель может требовать возмещения таких издержек от кредитора и должника солидарно (п. 38 постановления № 42).
В случаях с более привычными изменениями основного обязательства (когда увеличивается его размер или срок исполнения либо и то, и другое) отсутствие согласия поручителя не влечет за собой прекращение поручительства. Оно просто сохраняется на первоначальных условиях, на которые поручитель согласился, подписывая договор. При таком подходе изменения в основном договоре не влекут для поручителя никаких неблагоприятных последствий.
Как известно, кредиторы (особенно в банковской практике) обычно стремятся заранее получить согласие поручителя отвечать по обязательствам на измененных условиях. Это согласие включают в договор поручительства при его заключении. На этот случай в пункте 16 постановления № 42 разъяснено, что заранее данное согласие не может быть абстрактным (когда поручитель согласен отвечать на любых измененных условиях). Оно должно содержать пределы изменений, при которых поручитель согласен отвечать за должника, например денежную сумму, на которую может быть увеличена сумма долга, пределы увеличения или сокращения срока исполнения обеспеченного обязательства и т. п.

Nota bene! Положения пункта 2 статьи 367 ГК РФ о прекращении договора поручительства в случае перевода на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника, не подлежат применению при реорганизации должника, так как долг переходит к правопреемнику реорганизованного лица в силу универсального правопреемства (п. 19 постановления № 42).

Поручительство при переводе долга на другое лицо

«По смыслу пункта 2 статьи 367 ГК РФ кредитор должен получить согласие поручителя отвечать за определенного должника, на которого будет либо уже переведен долг.
Суды также должны учитывать, что положение данного пункта является диспозитивным, поэтому стороны в договоре поручительства могут предусмотреть иное.
Согласие поручителя отвечать за нового должника, на которого будет переведен долг, должно быть явно выраженным, а также содержать критерии, позволяющие с высокой степенью определенности установить круг лиц, при переводе долга на которых поручительство сохраняет силу» (п. 17 постановления № 42).

– Измениться может не только обеспеченное обязательство, но и сам должник, если долг будет переведен на другое лицо. В договоры поручительства (особенно в банковской практике) на этот случай часто заранее включают условие о том, что поручитель согласен отвечать за нового должника. Пункт 17 постановления № 42 разъясняет, что такое заранее выданное согласие должно содержать критерии, позволяющие установить круг возможных должников. Что это могут быть за критерии?
– Можно, например, указать, что поручитель согласен отвечать за аффилированных лиц первоначального должника или аффилированных лиц самого поручителя, и привести критерии аффилированности. Наконец, можно прямо перечислить конкретных лиц, за которых поручитель согласен отвечать в случае перевода долга на них.
Нужно понимать, зачем вообще нужны такие критерии в договоре поручительства. Дело в том, что раньше было два крайних подхода к заранее выданному согласию поручителя отвечать за иных должников. Первый подход использовали банки: соответствующее условие договора поручительства формулировали так, что поручитель соглашался отвечать абсолютно за любых лиц, на которых мог быть переведен долг. В результате долг могли перевести на фирму-однодневку, и поручитель, разумеется, оказывался в проигрыше, не имея даже реальной возможности взыскать долг с этого нового должника после того, как расплатился за него. Эта практика стала набирать обороты. Тогда для защиты интересов поручителя в судебной практике был выработан второй подход: согласие отвечать за нового должника должно содержать указание на конкретное лицо, при переводе на которое поручительство сохраняет силу. Но это тоже крайность. Постановление № 42 предложило компромиссный вариант. Роль критериев, позволяющих установить круг лиц, за которых поручитель согласен отвечать в случае перевода долга, простая – они должны не допускать согласия отвечать «за всех», «за кого угодно». Потому что изъявление воли поручителя, направленное на то, чтобы отвечать за нового должника, и потому являющееся сделкой, не может быть абстрактным, а должно быть достаточно определенным. Таков основополагающий постулат сделок.

Nota bene! Согласно пункту 6 постановления № 42, один из признаков того, что единственная цель заключения договора поручительства состояла в изменении территориальной подсудности дела, – это отсутствие между поручителем и должником каких-либо отношений, объясняющих экономическую цель выдачи поручительства за должника (корпоративных, обязательственных, родственных и т. д.).

Поручительство как злоупотребление правом

«<…> Если суд установит согласованные действия кредитора и поручителя, направленные на заключение договора поручительства вопреки желанию должника и способные причинить такие неблагоприятные для него последствия, как изменение подсудности спора, переход к поручителю прав требования к должнику, несмотря на установленный в основном обязательстве запрет уступки требований без согласия должника и т. п., суд вправе исходить из следующего. Согласно статье 10 ГК РФ, не допускаются действия в виде злоупотребления правом; последствием допущенного нарушения является отказ в защите права. Суд может не признать состоявшимся переход права к поручителю на основании пункта 1 статьи 365 ГК РФ или определить надлежащую подсудность спора между кредитором и должником (пункт 6 настоящего постановления)» (п. 5 постановления № 42).

Пункт 5 постановления касается ситуаций, когда договор поручительства заключен «вопреки желанию должника» и может повлечь за собой неблагоприятные для него последствия, а пункт 6 касается заключения договора «без ведома и согласия должника» конкретно для недобросовестного изменения подсудности спора. В чем разница между этими двумя ситуациями?
Пункт 5 говорит о злоупотреблении правом, о тех ситуациях, когда договор поручительства, заключенный в результате согласованных действий кредитора и поручителя, может повлечь для должника серьезные негативные последствия. В этом пункте приводятся два конкретных примера таких негативных последствий, с которыми столкнулась судебная практика. Это изменение подсудности (более подробно эта ситуация рассмотрена в пункте 6 постановления № 42) и переход к поручителю прав требования к должнику в обход запрета на уступку права требования без согласия должника (если такой запрет установлен в обеспеченном договоре).
Имеются в виду ситуации, когда кредитор предъявляет иск одновременно к должнику и поручителю, и, пользуясь возможностью, предоставленной частью 2 статьи 36 АПК РФ, подает иск в суд не по местонахождению должника, а по местонахождению поручителя. Очевидно, что при нормальном развитии событий поручительство складывается так: кредитор требует обеспечение и должник сам ищет того, кто согласится стать его поручителем. Но на практике были случаи, когда должник понятия не имел, что кто-то за него поручился, – он узнавал о наличии договора поручительства, когда с него взыскивали задолженность. В этих ситуациях поручительство было результатом недобросовестного сговора между кредитором и поручителем и использовалось, как правило, для двух целей: для выбора подсудности, не удобной должнику, либо для того, чтобы обойти установленный в договоре между должником и кредитором запрет на уступку прав требования долга (вместо уступки кредитор формально заключал договор поручительства с тем лицом, которому фактически уступалось право требования, и это лицо получало права требования к должнику на основании пункта 1 статьи 365 ГК РФ). Согласно разъяснению из пункта 5 постановления, если суд увидит такую схему, выстроенную кредитором в сговоре с поручителем, у него есть легальная возможность этой схеме воспрепятствовать с помощью статьи 10 Гражданского кодекса (о злоупотреблении правом). Как известно, последствием злоупотребления права является отказ в защите права. Поэтому, если цель схемы состояла в обходе запрета на уступку права, то суд может признать переход права к поручителю несостоявшимся, а если цель заключалась в изменении подсудности, суд может сам определить надлежащую подсудность и передать дело в суд по местонахождению должника (или в суд, определенный в договоре между должником и кредитором). А как суд может увидеть такую недобросовестную схему? Суд может увидеть ее, если должник заявляет, что его с поручителем ничего не связывает, он к нему не обращался. Поэтому добросовестный кредитор, желая обезопасить себя от подобных заявлений, позаботится о том, чтобы в договоре поручительства была также подпись должника, подтверждающая, что он ознакомлен с его условиями.
Что касается пункта 6 постановления № 42, то он подробно рассматривает ситуацию недобросовестного изменения подсудности (злоупотребления процессуальными правами): в каких случаях можно сделать вывод о том, что в изменении подсудности состояла единственная цель заключения договора поручительства, и как суд должен поступить в этом случае. Действительно, обращает на себя внимание то, что в этом пункте речь идет о заключении договора поручительства «без ведома и согласия должника», тогда как в пункте 5 – о заключении договора «вопреки желанию должника». Я думаю, в разнице между этими формулировками нет скрытого подтекста. Конечно, можно предположить, что «вопреки желанию» – это не просто ситуация, когда должник не знал о поручительстве, а когда он знал, что кредитор собирается заключить с кем-то договор поручительства, и возражал против этого или против кандидатуры поручителя. Но скорее всего это не имелось в виду. Презюмируется, что если должник не знал о том, что кто-то за него поручился, то это уже говорит о том, что договор поручительства заключен без его желания.

Обременительные условия договора поручительства

«В случае если суд установит, что договор поручительства является типовым с заранее определенными условиями и поручитель был фактически лишен возможности влиять на его содержание, условия договора поручительства о том, что при изменении обязательства поручитель отвечает на изменившихся условиях, об ответственности поручителя за нового должника при переводе долга могут быть оспорены поручителем применительно к пункту 2 статьи 428 ГК РФ» (п. 18 постановления № 42).
«Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора» (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

Nota bene! Если обязательство обеспечено несколькими поручительствами, оформлен ными отдельными договорами, то тот из поручителей, кто исполнит обязательство за должника, получит все права, принадлежащие кредитору. Он становится кредитором не только по отношению к должнику, но и по отношению к остальным поручителям. Это разъяснено в пункте 28 постановления № 42. Следовательно, когда поручителей двое, в выигрыше окажется тот из них, кто заплатит за должника, поскольку у него будет возможность потребовать оплаченную сумму не только от самого должника, который может быть уже неплатежеспособен, но и от второго поручителя.

Пункт 18 постановления № 42 касается типовых договоров поручительства – он позволяет поручителю оспаривать обременительные условия такого договора, если он не мог повлиять на их содержание. Постановление предлагает поручителям в качестве основания оспаривания ссылаться на пункт 2 статьи 428 ГК РФ. Как это согласуется с пунктом 3 той же статьи, которая фактически делает невозможным такое оспаривание в предпринимательской практике?
– Формально пункт 3 статьи 428 Гражданского кодекса действительно ставит преграду для применения пункта 2 этой же статьи в ситуациях, когда типовой договор с заранее определенными условиями был заключен присоединившейся к нему стороной в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Потому что в пункте 3 статьи 428 Гражданского кодекса сказано, что в этом случае иск присоединившейся стороны о расторжении или изменении данного договора (в связи с тем, что он содержит явно обременительные для нее условия) не подлежит удовлетворению, если эта сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор. Понятно, что любая компания знает или по крайней мере должна знать, на каких условиях она заключает тот или иной договор. То есть фактически по смыслу пункта 3 статьи 428 Гражданского кодекса типовой договор с обременительными условиями может оспорить только потребитель – физическое лицо. Но на самом деле в предпринимательской практике немало ситуаций, когда одна сторона договора более сильная (те же банки), другая – более слабая, и поэтому, даже понимая обременительность некоторых условий, слабая сторона не имеет реальной возможности повлиять на них при заключении договора. Заслуга пункта 18 постановления № 42 как раз в том, что он дает судам прямое указание на возможность применения в практике поручительства пункта 2 статьи 428 Гражданского кодекса, фактически не взирая на пункт 3 той же статьи.
Но поручителям при использовании этой возможности нужно помнить о том, что пункт 2 статьи 428 Гражданского кодекса позволяет в судебном порядке изменить обременительное условие договора только на будущее время. Эта проблема ждет своего решения в проекте изменений в Гражданский кодекс. А пока она не решена, оспаривание обременительных условий будет эффективным лишь до того, как они превратились для поручителя в реальную проблему. Представим ситуацию: поручитель подписал договор с условием о том, что он согласен отвечать за должника, даже если сумма долга будет увеличена в 10 раз. Допустим, он пытался договориться об исключении этого условия, но банк не пошел навстречу. Через какое-то время поручитель узнал, что кредитор и должник изменили основной договор в части суммы долга (она увеличилась в пять раз), и обратился в суд с иском об изменении договора поручительства. Даже если суд исключит из договора оспариваемое условие о том, что поручитель согласен отвечать при увеличении суммы долга, новая редакция будет действовать только на будущее время. То есть поручитель все равно обязан отвечать исходя из суммы долга, увеличенной в пять раз. А вот если кредитор и должник после решения суда снова увеличат сумму долга, это уже не будет иметь для поручителя значения – его пределы ответственности останутся прежними, потому что условие о его согласии в этот момент уже не действует.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.