Прецедентные постановления ВАС РФ. Как изменится практика в 2011 году

289
В этой статье Кто отвечает за утрату груза в пути, если его сопровождала охрана Когда суд вправе снизить размер процентов по статье 395 ГК РФ Законна ли неустойка за отказ заказчика от договора оказания услуг

Одной из центральных юридических тем прошлого года стала идея официального введения в России прецедентного права. Первый шаг к этому уже сделан: согласно постановлению Конституционного суда от 21.01.10 № 1-П, стал возможен пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, если после их вступления в силу Высший арбитражный суд определил или изменил практику применения правовых норм, использованных в данных делах. Причем определение или изменение практики применения правовых норм возможно в постановлениях не только Пленума, но и Президиума ВАС РФ, принятых по результатам рассмотрения других дел в порядке надзора. Поправки в Арбитражный процессуальный кодекс на подходе. Поэтому во многих постановлениях Президиума ВАС РФ, принятых с начала 2010 года, фигурирует фраза о том, что содержащееся в них толкование правовых норм «является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел». В этой статье – пять важнейших прецедентных постановлений ВАС РФ за прошлый год, посвященных договорному праву.

Дело № 1. Условие о возможном изменении договора не позволяет внести поправки в судебном порядкеЕсли в договоре есть условие о том, что какое-либо его условие может быть изменено при наступлении определенных обстоятельств, то возникновение этих обстоятельств не повод для изменения договора в судебном порядке. Поправки возможны лишь по соглашению сторон. К такому выводу пришел ВАС РФ в постановлении от 13.04.10 № 1074/10.

Суть дела: требование о повышении арендной платыМежду компаниями был заключен долгосрочный договор аренды с условием о том, что размер арендной платы может быть изменен по соглашению сторон, но не чаще одного раза в год, исходя из официально установленного уровня инфляции. Через год в связи с ростом потребительских цен арендодатель письменно предложил арендатору подписать дополнительное соглашение об увеличении арендной платы. Арендатор заявил о своем несогласии, и арендодатель обратился в суд с требованием о внесении в договор изменений. Первые три инстанции это требование удовлетворили. При этом суды первой и кассационной инстанций применили статью 451 Гражданского кодекса, считая, что инфляция привела к существенному изменению обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. А суд апелляционной инстанции руководствовался подпунктом 2 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса, согласно которому, по требованию одной из сторон договор может быть изменен решением суда «в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором». По мнению суда, поскольку сторонами предусмотрено условие о возможном изменении размера арендной платы по соглашению сторон, но соглашение о размере арендной платы сторонами не достигнуто, арендодатель имел право передать на разрешение суда разногласия по внесению изменений в договор аренды.

В чем основной вопросПередавая дело на рассмотрение в Президиум ВАС РФ, тройка судей отметила в определении от 25.02.10 № ВАС-1074/10, что применение статьи 451 Гражданского кодекса в данном деле было ошибочным, поскольку для изменения договора на основании данной статьи необходимо хотя бы одно из обстоятельств, прямо названных в пункте 4 вышеназванной статьи. В данном деле таких обстоятельств не было.

Главный спорный момент касался возможности применения подпункта 2 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса. В определении было отмечено, что существует два подхода к пониманию данной нормы. Первый подход: само по себе включение в договор условия, которым предусмотрено, что арендная плата может быть изменена по соглашению сторон в связи с теми или иными обстоятельствами, не является принятием сторонами сделки на себя конкретных обязательств по безусловному заключению в будущем соглашения об изменении договора в этой части. Второй подход: когда стороны согласовали условие о том, что размер арендной платы может быть изменен по их соглашению в связи с ростом уровня инфляции, они определили событие, наступление которого является основанием для пересмотра цены договора (п. 3 ст. 614 ГК РФ). Тем самым стороны приняли на себя взаимные обязательства по корректировке арендной платы в зависимости от уровня инфляции. При последующем уклонении одной из сторон от заключения соответствующего дополнительного соглашения другая сторона вправе обратиться в суд с требованием об изменении договора.

Позиция ВАС РФПрезидиум Высшего арбитражного суда поддержал первый подход. В постановлении №1074/10 указано, что такое договорное условие, как в рассмотренном деле, в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) предполагает согласование изменения договора при наступлении предусмотренных в нем обстоятельств без какого-либо понуждения. Это подразумевает отсутствие у сторон права требовать в судебном порядке изменения договора, поскольку стороны прямо не предусмотрели, что не урегулированный во внесудебном порядке спор об изменении арендной платы подлежит рассмотрению судом.

Вопрос в темуЧто сказал ВАС в постановлении № 1074/10 об изменении уровня инфляции в качестве основания для изменения договора?

По мнению ВАС РФ, инфляционные процессы сами по себе не относятся к числу обстоятельств, которые нельзя было предвидеть. Поэтому изменение договора в связи с ростом инфляции на основании статьи 451 Гражданского кодекса недопустимо.

Мнение коллегиКомментирует Ирина Марсакова, юрист юридической фирмы «Частное право»: «Постановление № 1074/10 привело к единому знаменателю арбитражную практику по вопросу изменения в судебном порядке размера арендной платы. Арендодатели, не предусмотревшие в договорах четкий порядок повышения арендной платы, лишаются одной из возможностей добиться пересмотра ее размера в судебном порядке. Скорее всего арендодатели будут теперь более внимательно относиться к формулированию условий о порядке повышения арендной платы и, как вариант, указывать в договоре свое право поднимать ее в одностороннем порядке.

Кроме того, большое практическое значение имеет вывод из постановления № 1074/10 о том, что сами по себе инфляционные процессы не относятся к предусмотренным статьей 451 ГК РФ обстоятельствам, которые нельзя предвидеть, то есть стороны должны изначально учитывать вероятность роста цен при заключении договора. Следовательно, нужно более детально прорабатывать условия договоров об основаниях и порядке их изменения и расторжения, не рассчитывая на стандартные условия, предусмотренные Гражданским кодексом».

Дело № 2. Начальный срок выполнения работ в подряде можно привязать к дате оплаты авансаВ договоре подряда начальный срок выполнения работ может быть привязан к моменту выполнения заказчиком либо третьими лицами определенных действий (например, по перечислению аванса). Если эти действия были фактически совершены в разумный срок, то такое определение срока выполнения работ считается допустимым, а договор – заключенным. Этот вывод Президиум Высшего арбитражного суда сделал в постановлении от 18.05.10 № 1404/10.

Суть дела: взыскание неустойки по договору подрядаЗаказчик обратился к подрядчику с иском о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ по договору подряда. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Апелляционная инстанция это решение отменила, в удовлетворении иска отказала, признав по собственной инициативе (без заявления об этом сторон) договор подряда незаключенным. По мнению суда, в договоре не было согласовано существенное условие, а именно о начальном и конечном сроках выполнения работ (п. 1 ст. 708 ГК РФ). Для выполнения работ необходимо было заказать некоторые детали на заводе, и в договоре подряда условие о сроке было сформулировано следующим образом: работы должны быть выполнены в течение 16 рабочих недель с момента получения подтверждения с завода о приемке заказа в производство и получения подтверждения подрядчиком авансового платежа. Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляции.

В чем основной вопросПризнавая условие о сроке несогласованным, суды руководствовались следующим подходом. Согласно статье 190 Гражданского кодекса, установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Суды полагали, что, исходя из принципа правовой определенности, если срок привязан к истечению периода времени, то начало течения этого периода может быть установлено указанием на событие, которое неизбежно должно наступить, а в порядке исключения – на событие, которое уже наступило. Авансовый платеж без указания его точной даты не может быть признан событием, которое неизбежно должно наступить, так как зависит от воли контрагента. Поэтому в спорном договоре не установлен момент, с которого должен исчисляться срок, определяемый истечением периода времени.

Позиция ВАС РФВысший арбитражный суд высказал совершенно иную позицию. В постановлении № 1404/10 указано, что вывод о незаключенности договора неправомерен. Требования законодательства об обязательном указании срока выполнения работ по договору подряда установлены с целью недопущения неопределенности в правоотношениях сторон. Если начальный момент периода определен указанием на действие стороны или иных лиц, в том числе на момент уплаты аванса, и такие действия были совершены в разумный срок, то неопределенность в установлении срока производства работ устраняется. Следовательно, в этом случае условие о периоде выполнения работ должно считаться согласованным, а договор – заключенным. В данном деле подрядчик аванс перечислил, следовательно, условие о сроке выполнения работ согласовано.

Значение постановления ВАС РФ. Постановление № 1404/10 кардинально изменило сложившуюся арбитражную практику. Позиция апелляционной и кассационной инстанций по данному делу соответствовала давнему устоявшемуся подходу судов к вопросу о согласовании сроков в договоре подряда. Мнение о том, что перечисление аванса и какие-либо иные действия контрагента не могут считаться событием, которое «неизбежно должно наступить», преобладало в арбитражной практике (см. постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.07.08 по делу № А07-16376/07-Г-НАА, Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.09.07 по делу А41-К1-3006/07).

Вопрос в темуСчитается ли договор подряда заключенным, если по его условиям начальный срок выполнения работ привязан к дате оплаты заказчиком аванса, однако аванс так и не был перечислен?Нет, по смыслу постановления № 1404/10 не считается. В этом случае событие, с наступлением которого начинается исчисление срока, так и не произошло. Следовательно, начальный срок выполнения работ остался неопределенным.

Мнение коллегиКомментирует Елена Турецкова, главный юрист юридической фирмы «Мегаполис Лигал»: «Вопрос о возможности признания незаключенным договора, который был фактически исполнен, до сих пор не нашел однозначного ответа в судебной практике. Например, в пункте 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.08 № 127 суд указал, что, "поскольку стороны не согласовали условия о начальном и конечном сроках выполнения работ, договор подряда не является заключенным. Вместе с тем ответчик, приняв выполненные истцом работы в отсутствие между ними договорных отношений, неосновательно сберег за его счет денежные средства в размере стоимости выполненных работ". То есть, несмотря на исполнение договора, суд делает вывод о его незаключенности. Но сейчас в судебной практике наблюдается тенденция к признанию договора заключенным даже в случае отсутствия в нем существенных условий, если такой договор был исполнен сторонами, то есть когда несогласованность воли сторон при заключении договора "исцеляется" его реальным исполнением. Возможно, подход ВАС РФ, изложенный в постановлении № 1404/10, связан именно с этой тенденцией».

Дело № 3. Договор об охране груза в пути не считается заключенным в пользу грузополучателяОхранное предприятие, сопровождавшее груз в пути, не отвечает перед получателем за утрату этого груза, если договор об охранных услугах заключил с предприятием отправитель груза. Тот факт, что по условиям договора охранное предприятие обязано выдать груз грузополучателю, причем в неповрежденном виде, еще не позволяет расценить данный договор как заключенный в пользу третьего лица (грузополучателя), если он в нем не идентифицирован. Такие выводы были озвучены в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда от 29.06.10 № 2410/10.

Суть дела: взыскание убытков от утраты грузаНефтяная компания обратилась в суд с иском к охранному предприятию о взыскании ущерба, связанного с утратой при перевозке переданного под охрану груза (бензина). Нефтяная компания являлась покупателем этого бензина, и по условиям договора поставки поставщик взял на себя обязательство организовать за отдельное вознаграждение от своего имени, но за счет покупателя транспортировку товара от станции отправления до станции назначения. В том числе он должен был организовать предоставление железнодорожного транспорта, опломбировать цистерны с бензином, выполнить все необходимые действия по обеспечению охраны (сопровождению) груза от момента его приемки перевозчиком для транспортировки до выдачи покупателю. Таким образом, это был смешанный договор поставки и агентирования. При этом днем исполнения обязательств поставщика по поставке бензина, а также датой перехода права собственности на товар и рисков его гибели или порчи к покупателю, согласно договору, считалась дата сдачи товара органу транспорта в пункте отправления. Во исполнение этих обязательств поставщик заключил с охранным предприятием договор об обеспечении сохранности грузов в цистернах в пути следования. Груз охранялся во время всего пути следования, что подтверждалось отметкой в накладной. При приемке товара на станции прибытия покупатель обнаружил крупную недостачу, о чем был составлен акт. Экспертиза показала, что пломбировочные устройства на цистернах были повреждены. Следовательно, груз похитили во время перевозки.Учитывая, что перевозчик освобождается от ответственности за утрату и недостачу принятого для перевозки груза, если перевозка осуществлялась в сопровождении представителя грузоотправителя или грузополучателя (ст. 118 Устава железнодорожного транспорта РФ), охранное предприятие в данном случае выступало представителем грузоотправителя, а грузоотправитель-поставщик свои обязательства по передаче товара выполнил, покупатель посчитал, что предъявить требования, связанные с утратой груза, он может только к охранному предприятию. Тем более что недостача груза, очевидно, образовалась в связи с ненадлежащим исполнением обязательств охранного предприятия по договору об обеспечении сохранности груза в пути.В чем основной вопросСкользкий момент в правовой позиции истца был связан с тем, что он являлся грузополучателем, однако с охранным предприятием договорные отношения его не связывали. По условиям договора об обеспечении сохранности груза, заключенного между охранным предприятием и поставщиком, в случае хищения, утраты, повреждения груза в пути следования охрана возмещает заказчику причиненный ущерб в размере стоимости похищенного, утраченного, поврежденного груза на основании письменной претензии заказчика. То есть требовать возмещения мог заказчик охранных услуг (поставщик), но не грузополучатель. Однако зацепка нашлась в других условиях того же договора, а именно: выдача вагонов с грузами производится грузополучателю с оформлением акта приема (выдачи), составляемого охранным предприятием и подписываемого охранным предприятием и грузополучателем, а охранное предприятие обязано передать грузополучателю технически и коммерчески исправные вагоны с грузами за исправными запорно-пломбировочными устройствами. Соответственно любой получатель груза вправе требовать от охранного предприятия исполнения обязанностей по доставке и выдаче сохранного груза. Следовательно, хотя конкретный грузополучатель и не был прямо назван в договоре, данный договор можно расценить как заключенный в его пользу. Заключение договоров в пользу третьего лица допускается согласно пункту 1 статьи 430 Гражданского кодекса. В таком случае грузополучатель является надлежащим истцом по требованию о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств охранным предприятием (ст. 15, 393 ГК РФ). Эта позиция сработала в трех инстанциях: Арбитражный суд Ростовской области решением от 09.06.09 по делу № А53-7183/2009 иск удовлетворил, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа оставили это решение в силе (постановления от 17.08.09 и от 11.11.2009). Однако Высший арбитражный суд эту точку зрения не поддержал.

Позиция ВАС РФВысший арбитражный суд отменил все судебные акты по делу и вынес новое решение: в иске отказать. По его мнению, договор об обеспечении сохранности груза нельзя было расценивать как заключенный в пользу третьего лица, так как в нем не было прямо согласовано условие об исполнении обязательств в пользу третьего лица. Ссылка нижестоящих судов на пункты договора, которыми предусмотрена выдача груза грузополучателю за исправными запорно-пломбировочными устройствами, а также обязанность охранного предприятия участвовать в комиссионной проверке таким условием не является. При этом Высший арбитражный суд указал, кому грузополучатель может предъявить свои требования – поставщику. Это связано с тем, что по договору он выступал еще и агентом, взяв на себя обязательство по обеспечению охраны и сопровождения груза.Значение постановления ВАС РФ. Постановление № 2410/10 очень важно для всех компаний, приобретающих товары на условиях доставки железнодорожным транспортом с сопровождением груза. Схема правоотношений, когда поставщик сдает товар перевозчику и сам заключает договор на охрану груза в пути, весьма распространена. Но ранее практика судов по аналогичным спорам складывалась неоднозначно. Даже в одних и тех же судах в спорах с похожими обстоятельствами встречались диаметрально противоположные решения. Например, в одном деле Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа посчитал, что договор на оказание услуг по сопровождению и охране вагонов с грузом по своей правовой природе является договором в пользу третьего лица, и удовлетворил требования грузополучателя, предъявленные к охранному предприятию (постановление от 21.07.09 по делу № А43-11495/2008-15-322). А в другом деле тот же суд счел, что такой договор не является заключенным в пользу третьего лица, так как грузополучатель в нем не поименован (постановление от 05.04.10 по делу № А43-12451/2009). Теперь же у грузополучателей нет шансов взыскать убытки с охранного предприятия, если договор с последним заключен отправителем груза. Эту практику необходимо учитывать при планировании схемы правоотношений сторон по договору поставки, в которых поставщик считается исполнившим обязательство по передаче товара с момента его сдачи перевозчику.

Вопрос в темуКакие грузы нельзя перевозить железнодорожным транспортом без обязательного сопровождения и охраны, то есть договор с охранным предприятием требуется обязательно?Это грузы, перечисленные в довольно обширном перечне из приложения № 3 к приказу МПС России от 18.06.03 № 38. В частности, мебель, машины, оборудование, автомобили, аппараты и электробытовые приборы, парфюмерно-косметическая продукция, некоторые виды продуктов питания и т. д.

Мнение коллегиКомментирует Анна Паршкова, руководитель юридического департамента группы компаний Genser: «Возможность взыскания убытков с поставщика сработает далеко не во всех случаях. Например, если в договоре поставки предусмотрено, что поставщик не несет ответственности за груз с момента его отгрузки перевозчику, и при этом обязательства поставщика по договору поставки с момента отгрузки товара грузоперевозчику считаются выполненными, то привлечь поставщика к ответственности за утрату во время перевозки скорее всего не получится. Для грузополучателя в подобной ситуации выходом может стать самостоятельное заключение договора об охране груза в пути с охранным предприятием. Но я думаю, что это возможно, когда по условиям договора поставки право собственности на груз уже перешло к покупателю-грузополучателю, поскольку бремя содержания имущества лежит на его собственнике. Вообще всех возможных ситуаций в договоре предусмотреть, разумеется, невозможно. Именно поэтому гораздо лучше грузы страховать (поставщику либо получателю – в зависимости от договоренности сторон)».Дело № 4. Разъяснены расчет срока давности по процентам и правила их сниженияСуд может снизить ставку процентов, взыскиваемых на основании статьи 395 Гражданского кодекса, только если в течение периода начисления процентов изменялась ставка рефинансирования. Если же ставка банковского процента не менялась, то оснований для применения статьи 333 Гражданского кодекса нет. Такую позицию высказал Высший арбитражный суд в постановлении от 01.06.10 № 1861/10. Кроме того, в данном постановлении впервые был детально разъяснен порядок расчета срока исковой давности по требованиям об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суть дела: взыскание процентов за пользование чужими денежными средствамиКомпания, которая выступала комитентом по договору комиссии, обратилась к комиссионеру с иском о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Задолженность представляла собой оплату за товар комитента, реализованный комиссионером с участием в расчетах. Сумма долга по оплате за товар составила порядка 2 млн 700 тыс. рублей, а период просрочки – свыше трех лет. С учетом длительности просрочки проценты за пользование чужими денежными средствами, рассчитанные в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса, составили 1 млн 350 тыс. рублей. Однако ответчик заявил о пропуске истцом трехгодичного срока давности, но истец предъявил в суд двусторонние акты сверки расчетов, свидетельствующие о признании долга ответчиком и, следовательно, о прерывании срока давности (ст. 203 ГК РФ). В результате суд первой инстанции счел, что срок давности не пропущен, и удовлетворил иск. При этом сумму присужденных процентов суд немного снизил (до 1 млн 300 тыс. рублей), считая, что заявленный истцом размер несоразмерен последствиям, связанным с просрочкой расчетов (решение Арбитражного суда Костромской области от 21.05.09 по делу № А31-238/2009).

В чем основной вопросПозднее кассационная инстанция отменила решение суда в части взыскания процентов, ссылаясь на пропуск истцом срока давности (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.12.09). Позиция кассационной инстанции основывалась на том, что ответчик признал в актах сверки расчетов лишь основной долг (оплату за реализованный товар комитента). Документов, подтверждающих признание долга по процентам, в деле не было. Между тем признание обязанным лицом основного долга само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки и процентов), и, соответственно, не может расцениваться как перерыв течения срока исковой давности по дополнительным требованиям. Это разъяснено в пункте 23 постановления Пленумов Верховного суда от 12.11.01 и Высшего арбитражного суда от 15.11.01 № 15/18 (далее – постановление № 15/18). Следовательно, в данном споре срок давности по требованию об уплате процентов не прерывался и истец его пропустил, так как с момента начала расчета процентов прошло больше трех лет.

Позиция ВАС РФВысший арбитражный суд отменил все судебные акты по делу и вернул его на новое рассмотрение в первую инстанцию, сделав при этом сразу два принципиально важных замечания относительно процентов по статье 395 Гражданского кодекса.

Первое замечание: срок давности. Высший арбитражный суд отметил, что разъяснение, данное в пункте 23 постановления № 15/18, не может служить основанием для вывода об истечении срока давности по процентам ранее срока давности по основному требованию в связи с перерывом последнего из названных сроков. Во-первых, обязательство по уплате процентов считается возникшим не с момента просрочки исполнения основного обязательства, а с истечением периода, за который эти проценты начисляются. Следовательно, и срок давности по требованиям об уплате процентов должен исчисляться отдельно по каждому просроченному платежу за соответствующий период. Таким образом, трехлетний срок давности по требованию о взыскании процентов не истек в части процентов за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска. Во-вторых, в соответствии со статьей 207 Гражданского кодекса с истечением срока по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям. Следовательно, срок давности по процентам может закончиться до истечения трех лет с момента начала отсчета в связи с истечением срока давности по основному долгу. Однако в данном деле срок давности по основному долгу не закончился: в связи с перерывом он начал исчисляться заново (ст. 203 АПК РФ). То есть такое основание для истечения срока давности по процентам, как истечение срока давности по основному требованию, тоже не наступило.

Второе замечание: снижение процентов. По мнению Высшего арбитражного суда, первая инстанция необоснованно снизила размер присужденных процентов на основании статьи 333 Гражданского кодекса. Заметим, что в данном решении первой инстанции не было ничего выдающегося: арбитражные суды и ранее часто снижали не размер (ставку) процентов, а именно их итоговую сумму, причем фактически произвольно, аналогично неустойке. Однако Высший арбитражный суд напомнил о том, что, согласно пункту 7 совместного постановления Пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда от 08.10.98 № 13/14, при решении вопроса о возможности снижения применяемой ставки процентов суду следует учитывать изменения размера ставки рефинансирования в период просрочки, а также иные обстоятельства, влияющие на размер процентных ставок. Поскольку в периоде просрочки по данному делу ставка рефинансирования не менялась, у судов не было оснований для снижения размера процентов.

Значение постановления ВАС РФ. Представляется, что постановление № 1861/10 поставит точки над i в самых насущных вопросах применения процентов за пользование чужими денежными средствами, остававшимися до его вынесения без законодательного урегулирования и однозначного судебного толкования.

Вывод о том, что основанием применения статьи 333 Гражданского кодекса является лишь изменение (а именно уменьшение) ставки рефинансирования в период просрочки исполнения обязательства, уже активно используется нижестоящими судами. Более того, некоторые суды применяют расширительное толкование постановления № 1861/10. Так, например, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 13.09.10 по делу № А56-58063/2009 со ссылкой на постановление № 1861/10 сделал вывод о том, что даже в случае изменения ставки рефинансирования при исчислении процентов с учетом статьи 333 Гражданского кодекса не может быть применена ставка ниже минимальной, действовавшей в период просрочки исполнения. Таким образом, благодаря постановлению № 1861/10 впервые появились четкие ограничения по снижению суммы процентов, что теперь выгодно отличает их от неустойки, которую суды по-прежнему могут снижать без учета каких-либо минимальных пределов.

Вопрос в тему

Чем в итоге закончилось новое рассмотрение дела, по которому было вынесено постановление № 1861/10?

Оно закончилось утверждением судом первой инстанции мирового соглашения между сторонами спора. По условиям мирового соглашения ответчик обязался в добровольном порядке поэтапно выплатить сумму процентов в определенные сроки.Мнение коллегиКомментирует Анжелика Понамарева, старший юрист юридической группы PRINCIPIUM: «Несмотря на более чем десятилетнее существование совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 13/14 от 08.10.1998, подход к применению, пожалуй, одного из самых распространенных в нашем договорном праве средств защиты – процентов, предусмотренных в статье 395 ГК РФ, до сих пор был неоднозначным. И постановление № 1861/10 наглядно это иллюстрирует. Изначально неправильные позиции нижестоящих судов в настоящем деле сложились из-за отсутствия ясности в вопросах о расчете срока исковой давности по искам о просроченных повременных платежах и о начислении на них процентов. Хотя при буквальном толковании разъяснений из пунктов 10, 23 и 24 постановления № 15/18 явно прослеживается вывод, установленный ВАС РФ в рассматриваемом деле. Снижение судами размера начисленных процентов путем применения по аналогии статьи 333 ГК РФ через снижение суммы процентов, а не уменьшение их ставки противоречит разъяснениям из постановления № 13/14, однако эта практика все равно довольно активно применялась арбитражными судами».

Дело № 5. Неустойка за отказ от договора возмездного оказания услуг признана незаконнойНеустойка за отказ заказчика от договора возмездного оказания услуг фактически ограничивает его законное право на одностороннее расторжение договора. Условие о такой неустойке ничтожно. Данная позиция Высшего арбитражного суда выражена в постановлении от 07.09.10 № 2715/10.

Суть дела: взыскание штрафа за отказ от договора оказания услугКомпания заключила с адвокатским бюро соглашение об оказании юридических услуг, связанных с взысканием дебиторской задолженности с одного из контрагентов компании. В соглашении было предусмотрено, что в случае его расторжения клиентом он обязан выплатить исполнителю 200 тыс. рублей штрафа. Во исполнение условий соглашения адвокатское бюро подготовило и подало в арбитражный суд заявление о включении задолженности перед компанией-клиентом в реестр требований кредиторов должника (в отношении его было возбуждено дело о банкротстве). Однако суд оставил данное заявление без движения, поскольку к нему не было приложено свидетельство о госрегистрации компании-клиента. Клиент так и не представил адвокатам вышеуказанное свидетельство, более того, письменно уведомил адвокатское бюро о прекращении договорных отношений и об отмене выданных им доверенностей, поскольку ему удалось самостоятельно достигнуть с должником определенных договоренностей. Адвокатское бюро обратилось в суд с иском о взыскании с клиента штрафа за расторжение договора. Клиент в свою очередь предъявил встречный иск – о признании договорного условия о штрафе ничтожным в силу противоречия пункту 1 статьи 782 Гражданского кодекса. Эта норма позволяет заказчику отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Каких-либо санкций за отказ от договора данная статья не предусматривает. Однако суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали адвокатское бюро.

В чем основной вопросНеустойка является не только мерой ответственности, но и способом обеспечения исполнения обязательства (ст. 329 ГК РФ). В спорном пункте соглашения стороны предусмотрели возможность применения штрафных санкций в качестве способа обеспечения исполнения обязательства в случае реализации клиентом своего права на досрочный отказ от договора. По мнению судов, это не противоречит правовой природе неустойки и отвечает принципу свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Условие о неустойке не запрещает заказчику отказаться от договора, то есть право ответчика на односторонний отказ от договора спорным соглашением не нарушено.

Позиция ВАС РФВысший арбитражный суд отменил все судебные акты по делу, отказав в иске адвокатскому бюро и удовлетворив встречный иск компании-клиента. Позиция ВАС РФ заключалась в следующем. Согласно статье 782 Гражданского кодекса, условием отказа заказчика от исполнения обязательств по договору является оплата исполнителю фактически понесенных им расходов. Из смысла данной нормы следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время: как до начала исполнения услуги, так и в процессе оказания услуги. Поскольку право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг установлено императивно, оно не может быть ограничено соглашением сторон. Неустойка же в нарушение пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса фактически ограничивает это право, следовательно, является ничтожной.

Значение постановления ВАС РФ. Установление в договоре возмездного оказания услуг неустойки за односторонний отказ от договора – весьма распространенная практика. Это касается не только юридических, но и аудиторских, охранных, маркетинговых и иных распространенных видов услуг. Ранее судебная практика по взысканию такой неустойки складывалась неоднозначно. Постановление № 2715/10 устранило неопределенность в этом вопросе.

Вопрос в темуНичтожно ли условие договора возмездного оказания услуг о предварительном предупреждении об отказе от договора (например, за два месяца)?На этот счет позиции ВАС РФ пока нет. Практика нижестоящих судов неоднородна. Одни считают такое условие ограничивающим право на односторонний отказ и ничтожным (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.03.05 по делу № КГ-А40/1122-05), другие считают его допустимым (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12.05.10 по делу № А57-20634/2009).

Мнение коллегиКомментирует Кирилл Труханов, руководитель арбитражной группы юридической фирмы «Вегас-Лекс»: «По смыслу постановления № 2715/10 недопустима неустойка за отказ от договора возмездного оказания услуг как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя. На это указывает следующая фраза: "Важно подчеркнуть, что не только заказчик, но и исполнитель вправе отказаться от возмездного договора оказания услуг в любое время". Таким образом, условие о неустойке, ограничивающей право исполнителя на отказ от договора, также будет ничтожным. Недопустимой будет и любая другая мера ответственности за отказ от договора, кроме неустойки. Например, о задатке, который в случае отказа заказчика от договора остается у исполнителя, а в случае отказа исполнителя от договора возвращается заказчику в двойном размере. Задаток остается у другой стороны, только если имело место неисполнение договора, за которое ответственна сторона, давшая задаток (п. 1 ст. 329 ГК РФ). А реализация права на односторонний отказ от договора, императивно установленного законом, не может рассматриваться в качестве нарушения договора (неисполнения или ненадлежащего исполнения)».



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль