Соглашение с работником о погашении ущерба. Как исчисляется срок давности

564
Что считать датой обнаружения материального ущерба С какого момента исчисляется годичный срок для обращения в суд Влияет ли наличие соглашения о рассрочке на срок давности

Соглашение с работником о погашении ущерба. Как исчисляется срок давности

Егор Долженков, лауреат (II место)
Возраст: 39 лет.
Город : Снежинск.
Образование : Уральская государственная юридическая академия.
Стаж работы юристом компании : 11 лет.
Главное профессиональное достижение : ни одного проигранного судебного дела.

Часто работодатели подписывают с работником соглашение о возмещении материального ущерба с рассрочкой платежа. Это удобный способ компенсации потерь компании: нет необходимости обращаться в суд, работник добровольно погашает задолженность в предусмотренные в соглашении сроки. Но возникает вопрос: как работодателю считать срок исковой давности для обращения в суд, если работник не внес очередной платеж. По общему правилу годичный срок давности начинает течь со дня обнаружения причиненного ущерба (ч. 2 ст. 392 ТК РФ). Но распространяется ли это на случаи, когда между работником и работодателем было заключено соглашение о добровольном возмещении ущерба с рассрочкой платежа? Как удалось доказать на примере одного судебного дела, которое дошло до Верховного суда и стало прецедентным, нет. В случае заключения такого соглашения о добровольном погашении долга с рассрочкой платежей годичный срок для обращения в суд исчисляется с момента, когда работник должен был возместить ущерб (внести очередной платеж), но не сделал этого.Дата обнаружения работодателем нарушения своих правВ 2007 году в ходе инвентаризации на одном из складов предприятия была обнаружена недостача товарно-материальных ценностей. По данному факту была проведена проверка, в ходе которой выяснились окончательный размер недостачи и виновное лицо – кладовщица, с которой был заключен договор о полной материальной ответственности. Результаты проверки были закреплены актом документальной ревизии от 9 июля 2008 года. Кладовщица полностью признала свою вину и обратилась к директору предприятия с просьбой о рассрочке возмещения. Поскольку такая возможность предусмотрена частью 4 статьи 248 Трудового кодекса, с кладовщицей было заключено соглашение о рассрочке платежей помесячно с 1 сентября по 31 декабря 2008 года.

Кладовщица внесла платеж только за первый месяц, а оставшуюся сумму в установленный срок не выплатила. В мае 2009 года предприятие было вынуждено обратиться в суд с иском о взыскании невозмещенной части долга. В суде ответчица утверждала, что первоначально ущерб был обнаружен в ходе инвентаризации 13 декабря 2007 года. Следовательно, годичный срок для обращения в суд, исчисляемый по правилам части 2 статьи 392 Трудового кодекса, истек 13 декабря 2008 года. Предприятие обратилось в суд лишь в мае 2009 года, а значит, в иске должно быть отказано.

Действительно, согласно части 2 статьи 392 Трудового кодекса, работодатель может обратиться с таким иском в течение года со дня обнаружения ущерба. Но что считать датой обнаружения: день проведения инвентаризации, в ходе которой была выявлена недостача (в нашем деле это 13 декабря 2007 года) или день составления акта проверки, в ходе которой были установлены виновное лицо и размер ущерба (то есть 9 июля 2008 года). От того, какая из дат окажется правильной, будет зависеть ответ на вопрос о том, имеет ли предприятие право на взыскание.

Исчисление срока давности

Предприятие считало, что поскольку окончательный размер ущерба и конкретное виновное лицо были установлены актом документальной ревизии 9 июля 2008 года, то и течение срока для обращения в суд никак не могло начаться ранее этой даты (ч. 1 ст. 247, ч. 1 и 2 ст. 248, ч. 2 ст. 392 ТК РФ). Во всяком случае по общему правилу срок давности исчисляется именно с даты составления акта по результатам проверки, в котором будут установлены размер ущерба и причины его возникновения (ч. 1 ст. 247 ТК РФ). Но у предприятия была немного другая ситуация: с кладовщицей был заключен договор о погашении недостачи в рассрочку. Значит, и годичный срок для обращения в суд должен исчисляться не с даты первоначального обнаружения ущерба работодателем, а с момента неисполнения работником взятой им на себя обязанности по добровольному возмещению ущерба (ч. 4 ст. 248 ТК РФ). То есть с того дня, когда кладовщица обязалась внести очередной платеж, но не сделала этого.

Снежинский городской суд согласился с доводами предприятия и удовлетворил иск (решение от 29.07.09 №2-446). Однако ответчица не остановилась на этом и обратилась в кассационную инстанцию. После этого не сложное на первый взгляд дело приняло новый неожиданный оборот.Кассация поддержала ответчицу и пришла к выводу, что соглашение с работником о добровольном возмещении ущерба с окончательным сроком рассрочки до 31 декабря 2008 года никак не влияет на порядок исчисления срока для обращения в суд. По мнению суда, этот срок начал течь с 13 декабря 2007 года (дата первоначального обнаружения ущерба) и истекает соответственно 13 декабря 2008 года. Следовательно, у работодателя нет права на взыскание с работника сумм ущерба за нарушение соглашения о рассрочке платежа. При новом рассмотрении дела в Снежинском городском суде эта позиция нашла отражение в решении от 27.10.09 по делу №2-817 , а затем и в определении судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 04.12.09 по делу № 33-9703/2009 . Суды окончательно утвердились в выводе о пропуске истцом срока для обращения в суд. При подаче предприятием надзорной жалобы в Президиум Челябинского областного суда ему было отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции (определение от 22.03.10 по делу № 44г10-433).Таким образом, суды были единодушны: годичный срок давности должен исчисляться с даты первоначального обнаружения работодателем ущерба. Такие же обстоятельства, как время на установление виновного лица и подсчет размера ущерба, заключение между работником и работодателем соглашения о рассрочке, являются факультативными и не могут влиять ни на продолжительность срока для обращения в суд, ни на дату его начала и окончания.Предприятие оказалось в непростой ситуации: с одной стороны, полностью отсутствовала судебная практика по аналогичным делам, где решался бы вопрос о соотношении части 2 статьи 392 и части 4 статьи 248 Трудового кодекса. Но с другой стороны, предприятие было абсолютно уверено, что в случае заключения с работником соглашения о рассрочке погашения материального ущерба срок исковой давности должен начинать течь с момента неисполнения работником своей обязанности по внесению очередного платежа, а не со дня обнаружения такого ущерба работодателем. Для подтверждения правильности своей позиции предприятие решилось на обращение в Верховный суд.

Два вывода Верховного суда

Верховный суд подтвердил доводы предприятия и отменил судебные акты всех нижестоящих инстанций, дело было направлено на новое рассмотрение (определение от 30.07.10 по делу №48-В10-5). Напомним, что эти суды исходили из того, что соглашение между работником и работодателем о добровольном возмещении ущерба с рассрочкой платежей не влияет на порядок исчисления срока для обращения в суд.Верховный суд посчитал, что приведенное суждение относительно момента начала течения срока для обращения в суд и порядка его исчисления противоречит нормам Трудового кодекса, и сделал два важных вывода.Вывод первый: соглашение о рассрочке платежей может быть заключено на срок более года . Продолжительность рассрочки никак не ограничена законом (ч. 4 ст. 248 ТК РФ). График погашения задолженности может быть установлен на период больше одного года, то есть срока, в течение которого работодатель может обратиться в суд за защитой своего права в случае невнесения работником очередного платежа. В противном случае работодатель, который пошел навстречу работнику и заключил с последним соглашение о рассрочке на срок более года, фактически лишился бы права на судебную защиту в случае недобросовестности работника.

Вывод второй: годичный срок давности начинает течь с момента, когда работник не внес очередной платеж . По общему правилу срок для обращения работодателя в суд начинает исчисляться с момента, когда будут окончательно установлены размер ущерба и виновное лицо. Однако при наличии соглашения о добровольном погашении долга с рассрочкой платежей годичный срок для обращения в суд должен исчисляться с момента, когда работник должен был возместить ущерб, но не сделал этого.

Проще говоря, при наличии соглашения возможность обращения работодателя в суд с иском к работнику будет привязана не к моменту первоначального обнаружения ущерба, а к иному событию – неисполнению работником взятого на себя добровольного обязательства по внесению очередного платежа. Именно с этого момента работодатель обнаруживает нарушение своего права на возмещение ущерба.

Дело завершилось для предприятия успешно. Правда, при новом рассмотрении исковые требования были удовлетворены частично: суды применили статью 250 Трудового кодекса о снижении судом размера ущерба, подлежащего взысканию с работника (решение Снежинского городского суда от 13.09.10 №2-746/2010 , определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12.11.10 по делу №33-10411/2010). Однако это никак не повлияло на значимость победы: Верховный суд сформулировал подход, который не только защитил интересы предприятия, но и сформировал судебную практику по этому сложному и ранее неоднозначному вопросу. Им уже руководствуются нижестоящие суды при рассмотрении аналогичных споров (например, в определениях Санкт-Петербургского городского суда от 04.10.10 по делу № 33-13577 , Пермского краевого суда от 28.02.11 по делу № 33-1623 , Свердловского областного суда от 03.03.11 по делу № 33-2952/2011).

 

ВОПРОСЫ В ТЕМУ

Может ли суд продлить работодателю срок для обращения в суд, если он был пропущен по уважительной причине?

Шансы на это малы. Как правило, суд применяет часть 1 статьи 392 Трудового кодекса о продлении срока в силу уважительности причин его пропуска только в отношении работников.

Какие обстоятельства учитывает суд при решении вопроса о снижении размера ущерба, взыскиваемого с работника?

Суды обычно исходят из его имущественного (размер заработка, иных доходов) и семейного положения (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам), наличия кредитных обязательств и т. д. (см., например, определения Московского областного суда от 05.05.11 по делу № 33-10185 , Нижегородского областного суда от 14.06.11 по делу № 33-6020/2011).

 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.