«За восемь лет моей работы в компании никто из юристов от нас не ушел…»

66

О том, какими знаниями должен обладать специалист юридической службы авиакомпании, с какими проблемами и спорами ему приходится сталкиваться, нам рассказал руководитель директората правового обеспечения ОАО «Авиакомпания "Трансаэро"» Дмитрий Липинский.

Дмитрий Липинский родился в 1975 году в Тирасполе.

В 2000 году закончил юридический факультет Приднестровского государственного университета им. Т.Г. Шевченко. Специализация – международное право.

В 2001 году пришел в ОАО «АК “Трансаэро”» на должность юрисконсульта, через год стал старшим юрисконсультом, а с 2004 года возглавляет юридическую службу компании.

Как готовят специалистов по воздушному праву

– Расскажите, как устроена ваша юридическая служба?

– Директорат состоит из шести юристов: помимо меня и моего заместителя еще четыре старших юрисконсульта. У нас нет разделения на отделы, все специалисты универсальны: каждый занимается и согласованием договоров, и судебными процессами, и остальной правовой поддержкой деятельности компании. Есть узкопрофильные юристы в других подразделениях, но они не в штате директората. Например, действует специальная претензионная группа.

– Почему она выделена в отдельную структуру?

– Скажу честно: со стороны руководства было желание, чтобы эта группа входила в наш директорат. Но, на мой взгляд, ее независимость целесообразна. Юристы группы сконцентрированы на рассмотрении претензий и внесудебном урегулировании споров. И только если пассажир все-таки обращается в суд, подключаются юристы директората и ведут процесс. Кроме того, если у специалистов претензионной группы возникают какие-то сложные вопросы, мы всегда помогаем.

– У «Трансаэро» есть представительства в разных городах и других государствах. Там тоже есть свои юристы?

– На постоянной основе нет. Как правило, мы сами обеспечиваем правовую поддержку представительств. Для этого даже не всегда нужно выезжать туда – разве что для участия в процессах. Но при необходимости мы привлекаем для разовых проектов и местных юристов.

– Юрист авиакомпании должен обладать профессиональными знаниями в весьма специфической сфере – правового регулирования воздушных перевозок, в том числе международных. Где готовят таких специалистов?

– Профильных юридических факультетов нигде нет. Так что занимаемся самообразованием.

Правда, при IATA (International Air Transport Association – Международная ассоциация воздушного транспорта. – Примеч. ред.) действуют специальные юридические курсы. Подготовка проводится за рубежом.

– Компания каждого нового сотрудника отправляет на эти курсы?

– Не обязательно, но там прошли обучение некоторые из моих коллег. Больше, конечно, учимся прямо на практике. Когда я пришел в «Транс-аэро», у меня тоже не было никакого опыта работы в области воздушного права. Вообще должен сказать, что мы давно не принимали на работу новичков. За восемь лет моей работы в компании никто из юристов от нас не ушел и не планирует. Так что практика у всех очень солидная.

«Командирская почта» на службе юристов

– У всех крупных компаний огромное количество контрактов. Генеральный директор, понятно, просто физически не в состоянии лично ездить на встречу с каждым контрагентом. Как вы решаете проблему дистанционного заключения договоров?

– У нас, пожалуй, эта проблема даже более злободневна, чем где-то еще. Ведь у авиакомпании широкая маршрутная сеть и большой объем хозяйственных соглашений буквально в каждом аэропорту. Но в то же время у нас есть особые возможности – так называемая командирская почта. Это когда корреспонденцию, в том числе договоры на подписание, доставляют командиры воздушных судов.

– Да, очень удобно. Заключение договоров представителями по доверенности вы практикуете?

– Нет. Я бы сказал, 99,9 процента всех договоров со стороны «Трансаэро» подписывает непосредственно генеральный директор. Это принципиальная позиция руководства. Мы таким образом подчеркиваем, что для нас одинаково важен любой контрагент.

– В этом агентском соглашении «Трансаэро» о продаже перевозок, которое есть на сайте компании, меня очень заинтересовало одно условие. О том, что авиакомпания может в одностороннем порядке расторгнуть договор с агентом, если он не обеспечивает высокий уровень культуры обслуживания клиентов. Можете его пояснить?

– Могу. Агент – это начало наших отношений с пассажирами. Они получают первое впечатление об авиакомпании еще при покупке билета у организации-агента. «Трансаэро» стремится поддерживать самый высокий уровень сервиса. Поэтому нам важно, чтобы наши агенты соответствовали этому уровню.

– Были реальные случаи расторжения договоров по этому основанию?

– Честно говоря, не припоминаю такого. А вот случаи расторжения договоров из-за того, что агент не соблюдал стандарты обслуживания, принятые «Трансаэро», действительно имели место. Но это уже самостоятельное основание для одностороннего отказа от договора с нашей стороны. Например, такой отказ был, когда мы узнали от пассажиров, что представитель одной из иностранных компаний-агентов отказывался общаться с клиентами на русском языке, хотя должен был знать его и знал. В другом случае расторгли договор, потому что агент выполнял не все требования по обслуживанию пассажиров в аэропорту в сбойных ситуациях (в части предоставления питания, размещения в гостинице и т. п.). Или при продаже билетов не доводилась необходимая информация, а та, что должна была присутствовать в кассах, – отсутствовала.

– А в целом договорная работа в связи с кризисом как-то изменилась?

– Основной объем наших рисков всегда был связан как раз с агентами – именно они консолидируют наш доход. Поэтому в наши агентские соглашения изначально заложены определенные гарантии финансовой защищенности компании. Так что менять что-то в связи с кризисом не потребовалось. Прежде всего далеко не всякая компания может стать агентом. Мы заключаем договоры только с теми, у кого есть подтверждение финансовой устойчивости – в виде сертификатов Федерального агентства воздушного транспорта, аккредитации IATA и Транспортной Клиринговой Палаты. Чтобы получить эти документы, компании надо пройти определенную финансовую проверку.

– А если проблемы у агента возникают уже после заключения договора?

– Каждая ситуация оценивается индивидуально. Если мы видим, что агент просит отсрочку не для того, чтобы просто формально оттянуть дату оплаты, а на это имеются объективные причины, то мы можем пойти навстречу. Пока, к счастью, агентов на грани разорения у нас нет.

Судебные споры из-за погоды

– В части судебных споров какие у вас преобладают?

– По количественному признаку – это споры с пассажирами. Причины стандартные. Например, утрата багажа или упущенные возможности из-за задержки рейсов. Чаще всего авиакомпании в таких случаях вообще ни при чем. Ведь багаж обрабатывают наземные службы аэропортов. Но по законодательству (и в международной практике тоже) полную ответственность за багаж перед пассажиром все равно несет авиаперевозчик. Рейсы же в подавляющем большинстве задерживаются по метеоусловиям, над которыми авиакомпании, как вы понимаете, не властны. Бывает, что и наша компания подает в суд на пассажиров за причиненный ущерб. Например, из-за пьяного хулигана на борту, которого нужно отстранить от полета, рейс может задержаться на несколько часов. Это очень большие потери и для авиакомпании, и для других пассажиров. Мы считаем, что эти потери должны возмещать те, чье противоправное поведение стало их причиной. Но пока российские судьи довольно снисходительно относятся к таким лицам.

– А хозяйственные споры у вас бывают?

– Что касается хозяйственных арбитражных споров, то они, конечно, есть. Но для нас это достаточно редкое явление. Скажем, за последнее время было всего два таких дела – одно уже завершено в нашу пользу, другое сейчас в процессе.

Были случаи, когда и с контролирующими структурами судились. Но тоже нечасто. Учитывая, что компания работает уже 18 лет, мы умеем находить контакт и взаимопонимание с госорганами. Обмениваемся с ними практическим опытом и знаниями, вместе стремимся находить такие решения возникающих вопросов, которые были бы полезны для развития отрасли в целом.

Что осложняет работу юристов авиакомпаний

– Скажите, существуют ли какие-либо противоречия между нашим внутренним воздушным законодательством и международными нормами, которые осложняют авиакомпаниям жизнь?

– Есть один вопрос, который снижает конкурентоспособность российских авиаперевозчиков. Это запрет на удержание части или всей стоимости билета в случае его возврата до начала перевозки. Этот запрет установлен Воздушным кодексом и Федеральными авиационными правилами. В то же время все иностранные перевозчики работают без него. Есть даже соответствующая резолюция IATA, но мы ею воспользоваться не можем из-за нашего внутреннего законодательства. Резолюции IATA обязательны для ее членов, то есть авиакомпаний, но не для государств, в которых эти авиакомпании работают.

– А каким образом этот запрет снижает конкурентоспособность компании? Вроде бы пассажиру как раз приятнее иметь дело с перевозчиком, который гарантированно вернет деньги за билет, если что.

– Это не так. Запрет сказывается на тарифах. Именно ограничения по возврату позволяют перевозчикам во всем мире предлагать пассажирам самые низкие цены на авиабилеты.

А российские авиакомпании сейчас вынуждены учитывать в своих тарифах возможные риски, связанные с возвратом части проданных билетов. Билет по минимальной цене, но без права возврата, с удовольствием купит человек, который уверен, что не откажется от поездки. А если человек сомневается, полетит или нет, он может купить билет на такую же поездку с правом возврата, но по более высокому тарифу.

Плюс еще четыре вопроса

Как часто у вас бывают командировки?

Сейчас довольно редко. Но в этом плане были разные периоды. Например, несколько лет назад было время, когда ездил в командировки по нескольку раз в неделю.

Вы в детстве не мечтали стать летчиком?

Никогда. Я в детстве вообще не мечтал ни о какой профессии. Определялся в выборе уже в сознательном возрасте.

Чем привлекла профессия юриста?

Тем, что можно и даже необходимо постоянно развиваться. Можно реализоваться профессионально. Опять же материальная составляющая не последнюю роль сыграла.

Вы волнуетесь за своих близких, когда они в полете?

Не сочтите за рекламу, но если близкие летят нашей авиакомпанией, то не волнуюсь и сам летать не боюсь.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль