Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

593
Гражданское право предоставляет лицам широкую автономию воли при выборе конкретного варианта поведения. Именно этот фактор позволяет субъектам принимать юридически значимые решения по своей инициативе. Это приводит к тому, что иногда субъект, осуществляя свое право, совершает действия, прямо не запрещенные законом, но находящиеся в противоречии с целью осуществляемого права, санкционированной законодателем. Для устранения указанных ситуаций вводится принцип запрета злоупотребления правом.

  1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
    Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
  2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.
  3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.
  4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.
  5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Гражданское право предоставляет лицам широкую автономию воли при выборе конкретного варианта поведения. Именно этот фактор позволяет субъектам принимать юридически значимые решения по своей инициативе. Это приводит к тому, что иногда субъект, осуществляя свое право, совершает действия, прямо не запрещенные законом, но находящиеся в противоречии с целью осуществляемого права, санкционированной законодателем. Для устранения указанных ситуаций вводится принцип запрета злоупотребления правом.

Нередко злоупотребление правом рассматривается в качестве формы осуществления субъективного гражданского права, которая, однако, противоречит цели, ради которой оно было предоставлено1. В то же время некоторые авторы полагают, что те действия, которые называют злоупотреблением правом, на самом деле совершены за его пределами2. Обе позиции не отличаются резким противоречием, если учесть, что границы прав могут определяться как законом (тогда злоупотребление имеет место в рамках осуществления предоставленного права), так и судом (в таком случае поведение лица выходит за пределы той границы, которую суд сочтет по данному делу правильной).

Запрет злоупотребления правом представляет собой частный случай объективной добросовестности. В данном случае лицо обладает правом, но реализует его недобросовестно — в ущерб интересам других лиц.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Данная норма позволяет определить виды злоупотребления правом.

Во-первых, лицо может осуществлять свое право исключительно с намерением причинить вред третьим лицам (шикана). Это означает, что лицо осуществляет право с единственной целью — причинения вреда другому лицу. Субъект, осуществляя право, не преследует в данном случае достижения собственных имущественных интересов3. Вероятно, пример злоупотребления правом в форме шиканы представлен в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса РФ» (далее — Информационное письмо № 127). Согласно данному пункту суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении иска о признании недействительным решения совета директоров акционерного общества, признав предъявление истцом указанного требования злоупотреблением правом на оспаривание, поскольку нарушение устава общества при принятии оспариваемого решения вызвано недобросовестными действиями самого истца.

Во-вторых, не допускается «иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав». В пояснительной записке к законопроекту отмечалось, что изменение содержания категории «злоупотребление правом» в п. 1 ст. 10 ГК РФ вызвано необходимостью уточнить абстрактную формулу «злоупотребления правом в иных формах», которая имела место в предыдущей редакции ст. 10 кодекса. Введенная формулировка «заведомо недобросовестных действий» тоже является неопределенной, но она привычнее для судебной практики. Кроме того, сделав акцент на запрете недобросовестных действий в их крайней форме «заведомости» (то есть умысла), законодатель установил специальную норму, корреспондирующую с общей нормой, вводящей в ст. 1 ГК РФ принцип добросовестности. В Информационном письме № 127 иными формами злоупотребления правом признается недобросовестное поведение участников оборота, приводящее к неблагоприятным последствиям для иных лиц.

В частности, к злоупотреблению правом судебная практика относит действия, направленные на воспрепятствование осуществлению другим лицом его законного права (постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10). Согласно п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.11.2009 № 134 суд вправе признать за арендатором право на приобретение арендованного имущества в случае, когда договор аренды был прекращен в одностороннем порядке арендодателем, действовавшим исключительно с целью воспрепятствования реализации арендатором права на приобретение. Если по истечении непродолжительного периода после прекращения договора аренды арендодателем принимается решение о приватизации недвижимого имущества, недобросовестность действий последнего предполагается, пока не доказано иное.

Суд также может признать наличие у арендатора права на приобретение и в том случае, если после опубликования закона субъектом Российской Федерации или органом местного самоуправления были совершены иные действия, которые имели своей целью исключительно воспрепятствование реализации субъектами малого или среднего предпринимательства права на приобретение. Например, имущество, которое являлось объектом договора аренды, было внесено в уставный капитал хозяйственного общества или передано унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, включено в утвержденный перечень государственного или муниципального имущества, предназначенного для передачи во владение и (или) пользование субъектам малого и среднего предпринимательства.

Обход закона. В качестве одной из форм злоупотребления правом в п. 1 ст. 10 ГК РФ специально поименованы действия в обход закона с противоправной целью. Как отмечают авторы Концепции, под обходом закона следует понимать использование формально не запрещенной в конкретных обстоятельствах правовой конструкции ради достижения цели, отрицательное отношение законодателя к которой следует из установления запрета на использование иной правовой конструкции, достигающей ту же цель.

На практике могут возникнуть затруднения, связанные с определением сущности обхода закона, а также с отграничением его от иных правовых институтов, к примеру, от института притворных и мнимых сделок. В судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как обход закона и притворная сделка (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу № А32-3596/2010).

В правовом заключении Института им. М. Планка, подготовленном по заказу кафедры международного частного и гражданского права МГИМО, указывается, что «различие между обходом закона и мнимой сделкой состоит в том, что при обходе закона целью является правовое действие, в то время как мнимая сделка (§ 117 BGB) призвана лишь инсценировать действительную сделку»4. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Авторы Концепции указывали, что при практической квалификации необходимо исходить из содержания и цели соответствующей запретительной нормы, в отношении которой предположительно осуществляется обход. Если, предусмотрев эту норму, законодатель желает запретить совершение сделки особого вида, но не какой-либо правовой или экономический результат, то иная сделка, приводящая к тому же результату, не вызывает вопросов. Напротив, ничтожной становится сделка, пытающаяся достигнуть запрещенного результата при помощи использования иных видов сделок или юридических конструкций, которые формально не упомянуты в содержании запретительной нормы5.

Старая редакция ст. 10 ГК РФ прямо не рассматривала действия в обход закона как злоупотребление правом. Однако такая квалификация встречалась в судебной практике. Так, условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), ущемляет установленные законом права потребителя (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146).

Примерами обхода закона могут служить также признание права собственности на самовольную постройку в третейском суде при наличии судебного решения, обязывающего освободить земельный участок (постановление ФАС Поволжского округа от 08.08.2011 по делу № А06-4967/2010); требование об изменении условий договора аренды земельного участка в части его целевого назначения или разрешенного использования с целью обойти нормы о предоставлении земельного участка для строительства (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.06.2012 по делу № А70-11050/2011).

Обходом закона может быть не только одно определенное действие (предъявление иска, установление условия в договоре), но и совокупность действий, имеющих общую цель. Часто в хозяйственной практике принятие судебного акта используется не для разрешения спора, а для закрепления определенного правового статуса либо признания определенного юридического факта в обход различных положений законодательства. В подтверждение этого можно привести следующие случаи.

К примеру, постановлением ФАС Поволжского округа от 10.10.2012 по делу № А65-13619/2012 обходом закона (положений ст. 218 ГК РФ) была признана следующая совокупность действий: предъявление иска одним обществом к другому обществу о государственной регистрации перехода права собственности на железнодорожный тупик необщего пользования; затем заключение сторонами мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, которое по существу удовлетворяло исковое требование. При этом ответчик не имел права собственности на спорный тупик на момент утверждения мирового соглашения.

В другом деле действия лиц были признаны обходом закона при передаче недвижимого имущества, находящегося в собственности публично-правового образования, в хозяйственное ведение унитарному предприятию с последующим преобразованием этого предприятия в хозяйственное общество. Цель этих действий — обойти положения Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (постановление ФАС Уральского округа от 03.10.2012 по делу № А47-10793/2011).

Пункт 3 ст. 10 ГК РФ предусматривает, что в случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные п. 2 ст. 10, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.

Также возникает вопрос о возможности применения положений комментируемой статьи по инициативе суда. Представляется, что сохраняет свою актуальность п. 8 Информационного письма № 127. Суд на основании положений ст. 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом. В этом случае суд признает недействительным решение Роспатента и обязывает его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.

Одним из недостатков статьи в предыдущей редакции являлось то, что она была ориентирована на последствия для нарушителя (отказ в защите права), но не допускала установления каких-либо дополнительных возможностей для лица, пострадавшего от такого злоупотребления. В частности, авторы Концепции указывали на отсутствие в прежней редакции ГК РФ нормы, позволяющей применить при злоупотреблении правом такой способ защиты гражданских прав, как возмещение убытков.

В результате чего сейчас п. 4 ст. 10 ГК РФ предусматривает право лица требовать возмещения убытков, причиненных злоупотреблением правом, если оно повлекло нарушение права данного лица. Кроме того, согласно п. 2 ст. 10 ГК РФ в случае установления факта злоупотребления правом суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В предыдущей редакции отмечалось, что в случае злоупотребления правом суд «может отказать лицу в защите». В действующей редакции наличие у суда права на усмотрение было исключено.

Рекомендация Концепции на указание в ст. 10 на недопустимость злоупотребления правом при осуществлении обязанностей не была учтена, однако такое требование, вероятно, имеет место и без специального указания на него в кодексе. При этом оно может применяться или со ссылкой на правило о необходимости добросовестного поведения (ст. 1 ГК РФ) или путем расширительного толкования ст. 10 ГК РФ.

В то же время презумпция добросовестного поведения в ст. 10 ГК РФ сохранена. Так, согласно п. 5 данной нормы добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

1 См. об этом более подробно: Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. М., 2005. Т. I. С. 537.
2 См., напр.: Агарков М. М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М., 2002. Т. 2. С. 366.
3 См.: Агарков М. М. Указ. соч. С. 372.
4 Особенности применения в немецком гражданском праве понятия «обход закона». Комментарии по поводу предложения ввести данное понятие в ст. 10 ГК РФ (заключение Института зарубежного и международного частного права им. Макса Планка (Гамбург)) // Вестник гражданского права. 2011. № 2. Т. 11.
5 Егоров А. В. Обход закона: использование дозволенной правом формы ради запрещенной правом цели // Вестник международного коммерческого арбитража. 2011. № 2. С. 174



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль