Если третейский суд создан одной из сторон спора, то возможен отказ в выдаче исполнительного листа

1411
Создание одним из контрагентов по договору третейского суда, в который передаются споры по этому договору, нарушает гарантии объективной беспристрастности суда. На этом основании может быть отказано в выдаче исполнительного листа. Такой вывод содержится в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда от 24.05.11 № 17020/10 по делу № А55-11220/2010

См. также

Суть дела: получение исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Между отделением Сбербанка (далее – кредитор, банк) и компанией (далее – заемщик) были заключены кредитные договоры. В обеспечении исполнения обязательств по указанным договорам банк заключил договоры поручительства с двумя ООО и физическим лицом (далее – поручители). Договоры кредита и поручительства предусматривали условие о том, что возникающие из этих договоров споры передаются на рассмотрение конкретного постоянно действующего третейского суда. Этот третейский суд был создан при ЗАО, которое входило в состав банковской (консолидированной) группы Сбербанка России, являлось лизинговой компанией этого банка и его аффилированным лицом. Сбербанк России был акционером данного ЗАО.

Поскольку заемщик нарушил свои обязательства по погашению основной задолженности по кредитам, не оплачивал проценты за пользование кредитами и начисленную неустойку, банк обратился в указанный третейский суд. Решением третейского суда в пользу банка с заемщика и поручителей была солидарно взыскана сумма задолженности.

Заемщик и поручители добровольно не исполнили решение третейского суда, и банк обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения (ч. 2 ст. 31 АПК РФ). Однако заемщик и поручитель полагали, что арбитражный суд должен отказать в выдаче исполнительного листа.

В чем основной вопрос

Согласно пункту 2 части 3 статьи 233 Арбитражного процессуального кодекса, арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если оно нарушает основополагающие принципы российского права. По мнению заемщика и поручителей, в данном случае нарушение основополагающих принципов российского права выразилось в том, что постоянно действующий третейский суд, осуществляя третейское разбирательство по этому делу, одновременно являлся одной из дочерних структур банка – участника третейского разбирательства.

Кроме того, представители заемщика и поручителей ссылались на недействительность третейского соглашения в силу противоречия пункту 3 статьи 5 Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – закон о третейских судах). По их мнению, договоры поручительства и договоры залога фактически являются договорами присоединения, так как при их заключении используются формы, разработанные банком. А в этом случае третейское соглашение действительно, только если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ.

Третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом (п. 3 ст. 5 закона о третейских судах).

Выводы нижестоящих судов. Арбитражный суд Самарской области вынес определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Он не нашел оснований, предусмотренных статьей 239 Арбитражного процессуального кодекса, для отказа в выдаче исполнительного листа.

Кроме того, арбитражный суд первой инстанции указал, что «законность и обоснованность решения, принятого третейским судом, не входят в перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа. При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа компетентный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу» (определение Арбитражного суда Самарской области от 30.06.10 по делу № А55-11220/2010).

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 20.09.10 оставил определение первой инстанции в силе, дополнительно указав, что использование разработанных банком форм договоров (кредитного и поручительства) не может расцениваться как заключение договора присоединения, следовательно, ссылка заемщика и поручителей на пункт 3 статьи 5 закона «О третейских судах в Российской Федерации» несостоятельна.

Позиция Высшего арбитражного суда

Президиум Высшего арбитражного суда не согласился с позицией нижестоящих судов. Он указал, что третейский суд, рассматривая спор, должен обеспечить соблюдение автономии воли сторон и гарантий независимости и беспристрастности, а государственные суды при поступлении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должны проверить соблюдение указанных гарантий.

Высший арбитражный суд обратил внимание на то, что, согласно положению о третейском суде, который рассматривал данный спор, председатель этого третейского суда и список третейских судей утверждаются общим собранием акционеров ЗАО, являющегося аффилированным лицом банка. Банк, будучи акционером данного ЗАО, принимал участие в рассмотрении вопросов о внесении изменений и дополнений в положение о третейском суде и его регламент, об утверждении списка третейских судей, о назначении председателя третейского суда и его региональных заместителей. Фактически банк в одностороннем порядке создал третейский суд, утвердил его регламент, а также выбрал и утвердил третейских судей. Впоследствии подразделения банка в этом регионе включали в гражданско-правовые договоры, заключаемые с контрагентами, арбитражную оговорку о передаче споров на рассмотрение в данный третейский суд.

Таким образом, банк выступал не только стороной рассмотренного в этом суде спора, но и юридическим лицом, создавшим через свое дочернее общество данный третейский суд. Это повлекло за собой нарушение принципов равноправия и автономии воли сторон в третейском разбирательстве.

Основной вывод, который сделал Высший арбитражный суд, сформулирован так: «Создание и финансирование арбитража одним из контрагентов по гражданско-правовому договору с одновременной возможностью рассмотрения споров, вытекающих из этого договора, в таком третейском суде, с учетом того, что другая сторона была лишена возможности выполнять подобные действия, свидетельствуют о нарушении гарантии объективной беспристрастности и как следствие справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и соблюдения автономии воли сторон».

Обоснование позиции. Согласно пункту 4 части 2 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса, арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение, представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

Нарушение при создании третейского суда принципов, лежащих в основе третейского разбирательства и формирования состава третейского суда (п. 1 ст. 8, ст. 12 и 18 закона о третейских судах), в том числе принципов автономии воли и равноправия сторон, является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения такого третейского суда.

При этом Высший арбитражный суд, указывая на отсутствие возможности одной из спорящих сторон действовать по своему усмотрению при формировании суда для рассмотрения гражданско-правовых споров, сослался на прецедентную практику Европейского суда по правам человека, в рамках которой беспристрастность рассмотрения спора оценивается в субъективном (применительно к поведению судьи) и объективном (применительно к формированию состава суда) смысле.

Так, в постановлении от 24.05.89 по делу «Hauschildt v. Denmark» сформулировано положение о том, что «беспристрастность должна оцениваться в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения данного судьи по конкретному делу, а также в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу».

Результаты рассмотрения дела. Высший арбитражный суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Значение постановления ВАС РФ

Не секрет, что многие крупные финансовые, энергетические и другие доминирующие на рынке структуры, являясь сильной стороной в сделках со многими контрагентами, зачастую включают в договоры условия о подсудности споров третейским судам, являющихся, по сути, дочерними структурами данных предприятий. Объективность решений таких судов вызывает естественные сомнения, однако до недавнего времени подобные обстоятельства формально соответствовали закону о третейских судах и не рассматривались как основания для отказа в выдаче исполнительных листов. Однако толкование, данное Президиумом Высшего арбитражного суда в постановлении № 17020/10, должно изменить эту ситуацию. Уже сейчас суды со ссылкой на данное постановление в делах о выдаче исполнительных листов по решениям третейских судов проверяют доводы должников относительно несоблюдения третейскими судами автономии воли сторон и гарантий независимости и беспристрастности (постановления федеральных арбитражных судов Московского округа от 10.11.11 по делу № А41-15592/11, от 10.08.11 по делу № А41/15590-11, Поволжского округа от 26.08.11 по делу № А55-4236/2011, от 12.07.11 по делу № А55-16433/2010, Уральского округа от 30.09.11 по делу № А07-4753/11).



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль