Об оспаривании банковской гарантии

571
 

Постановление Пленума ВАС РФ от 23.03.12 № 14 «Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий» (далее — постановление № 14).

Об оспаривании банковской гарантии
Роман Бевзенко, к.ю.н., начальник Управления частного права ВАС РФ

Принципиальные выводы ВАС РФ

1. В банковской гарантии не нужно подробно описывать обязательство, в обеспечение которого она выдана.
2. Срок банковской гарантии может быть короче срока исполнения обязательства.
3. Гарантия, выданная в форме электронного сообщения SWIFT (СВИФТ), считается надлежащей.
4. Подписи главного бухгалтера на банковской гарантии не требуется.

Банковская гарантия в последнее время стала превращаться в дорогой, но вместе с тем не вполне надежный способ обеспечения. На практике встречались случаи, когда банк или принципал, по чьей просьбе выдавалась банковская гарантия, ставили перед судом вопрос о ее недействительности по основаниям, далеким от действительной конструкции гарантии, заложенной в ГК РФ. В некоторых ситуациях это происходило потому, что положения о банковской гарантии, закрепленные в ГК РФ, носят достаточно общий характер, и это влечет за собой их различные толкования. Например, несмотря на независимость банковской гарантии от основного обязательства, часто у сторон возникали споры по поводу того, насколько подробно в гарантии должно быть описано существо обеспеченного обязательства. Эти и другие вопросы, возникающие у сторон при составлении и оспаривании банковской гарантии, послужили поводом к разработке и принятию постановления № 14. Высший арбитражный суд сформулировал позиции, исключающие возможность оспаривания банковских гарантий недобросовестными принципалами по некоторым основаниям, которые раньше допускались в арбитражной практике. Тем самым постановление № 14 устранило имевшиеся противоречия, фактически возвратив банковской гарантии ее истинный смысл и назначение.

Постановление № 14 небольшое по объему, в нем всего четыре пункта. Сначала у была идея сделать обобщение по всем вопросам банковских гарантий. Но в связи с тем, что в проекте поправок в ГК РФ положения о гарантии достаточно серьезно меняются, готовить большое обобщение стало нецелесообразно. Было решено остановиться на вопросе оспаривания банковских гарантий.

В банковской гарантии не нужно подробно описывать обеспечиваемое обязательство

Пункт 1 постановления № 14 посвящен требованиям к описанию обязательства, обеспеченного гарантией. Проблема заключалась в том, что некоторые принципалы хотели увидеть в гарантии более подробное описание обеспечения, и некоторые банки старались изложить обязательство в гарантии по-своему. При этом никто из них формально не нарушал этим нормы Гражданского кодекса. Отсюда возникали споры между банком и бенефициаром о том, можно ли считать гарантию юридически обязывающей, в которых суду, при отсутствии в законе четкого ответа на вопрос, было сложно встать на чью-то сторону.

Некоторые суды придерживались позиции, аналогичной той, которая выражена в постановлении № 14, и не требовали подробной идентификации обеспечиваемого обязательства (см. постановление ФАС Московского округа от 24.10.11 по делу № А40-9440/11-31-89). Другие, напротив, признавали гарантию ничтожной со ссылкой на отсутствие конкретизации обеспечиваемого обязательства в рамках договора, ссылка на который приведена в тексте гарантии (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.11.11 по делу № А82-13501/2010, определение ВАС РФ от 22.04.10 № ВАС-5217/10).

Однако в то же время, если исходить из прямого смысла Гражданского кодекса, то банковская гарантия является единственным способом обеспечения, который не обладает свойством акцессорности, то есть не зависит от наличия и действительности основного обязательства.

Цитируем документ.Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ).

Поэтому требование подробного описания обеспечиваемого обязательства противоречит сути гарантии, которая в отличие от залога или поручительства, для которых необходима более или менее высокая степень детализации обеспечиваемых обязательств, носит абсолютный характер. При рассмотрении этого вопроса ВАС РФ пришел к достаточно либеральному выводу и смягчил стандарт описания обеспеченного обязательства в банковской гарантии, указав, что нет необходимости в его подробном изложении условий обеспеченного обязательства. В гарантии просто указывается сумма, которую гарант должен выплатить бенефициару, а также упоминается обеспечиваемый договор (от такого-то числа под таким-то номером) либо описывается характер обязательства (например, основной долг и проценты, основной долг и убытки и т.п.). Специально детализировать эти требования в гарантии смысла не имеет.

Цитируем документ.Положение пункта 1 статьи 369 ГК РФ об указании в банковской гарантии обеспеченного обязательства следует считать соблюденным и в том случае, если из содержания гарантии можно установить, кто является должником по обеспеченному обязательству, указана сумма, подлежащая уплате гарантом при предъявлении бенефициаром соответствующего требования, и в гарантии содержится отсылка к договору, являющемуся основанием возникновения обязательств принципала перед бенефициаром, либо указан характер обеспеченного гарантией обязательства (п. 1 постановления № 14).

Позиция, изложенная в постановлении № 14, должна исключить неверное разрешение тех дел, в которых гарант или принципал, ссылаясь на некорректность описания в гарантии обеспеченного обязательства, настаивали на признании банковской гарантии не имеющей силы.

Суды не вправе проверять обеспечительную функцию гарантии

Второй пункт постановления № 14 посвящен решению еще одного вопроса, который долгое время был спорным: может ли срок действия гарантии быть меньше срока исполнения обеспечиваемого обязательства. Согласно ГК РФ обязательство гаранта перед бенефициаром прекращается окончанием срока, на который выдана гарантия (ст. 378). При этом Гражданский кодекс не требует, чтобы этот срок превышал или был равен сроку исполнения обязательства. Однако вопреки этим положениям Кодекса суды считали гарантию, выданную на меньший срок, чем обеспечиваемое обязательство, ничтожной сделкой.

Пример из практики.Между компаниями был заключен договор строительного подряда. Банк выдал заказчику гарантию в целях обеспечения обязательств подрядчика по договору подряда. Гарант обязался возвратить бенефициару (заказчику) аванс в пределах указанной в гарантии суммы по получении первого письменного требования, указывающего, что принципал (подрядчик) не выполнил свои обязательства по договору. Гарантия вступала в силу с даты зачисления аванса на счет принципала и действовала в течение 9 месяцев. При этом срок строительства по договору подряда составлял 15 месяцев. Впоследствии подрядчик обратился в суд с иском о признании гарантии недействительной сделкой, и этот иск был удовлетворен. Именно то обстоятельство, что срок исполнения основного обязательства наступал позже, чем истекал срок действия гарантии, стало основанием для вывода судов о недействительности гарантии (постановление Президиума ВАС РФ от 31.05.05 № 929/05).

Эта позиция, к сожалению, получила широкое распространение на практике (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.06.09 по делу № А56-34234/2008, определение ВАС РФ от 08.12.09 по делу №А56-34234/2008). Однако, на мой взгляд, сегодня такой подход не верен. Он не учитывает не только неакцессорный характер банковской гарантии, но и тот простой факт, что даже до наступления срока исполнения обязательства между его сторонами возникают требования друг к другу. Кроме того, бывают случаи, когда, к примеру, договор между сторонами заключен на несколько лет, и в этом договоре согласован механизм ежегодного возобновления банковских гарантий (см., например, определение ВАС РФ от 02.02.10 № ВАС-574/10). Либо заказчик досрочно отказывается от исполнения договора ввиду некачественного выполнения работ подрядчиком. При этом срок банковской гарантии установлен меньше срока основного обязательства по договору, но он вполне укладывается в сроки исполнения того сокращенного обязательства, которое имеет место по факту, в результате волеизъявления заказчика. Опираясь на эти рассуждения, Пленум ВАС РФ пришел к выводу о том, что сам по себе факт того, что срок, на который была выдана гарантия, короче срока исполнения основного обязательства, не означает ее недействительности.

В этом пункте постановления № 14 содержится еще одна крайне важная для практики мысль: суды вообще не должны вдаваться в изучение вопроса о том, есть ли вообще у обеспечительной сделки обеспечительная функция. Ведь, заключив такой договор, стороны рассчитывали на достижение юридического эффекта и вмешиваться в автономию воли сторон сделки — не дело суда.

Цитируем документ.Суды, рассматривая споры по банковским гарантиям, не вправе оценивать действительность соответствующих сделок только с точки зрения наличия или отсутствия у них обеспечительной функции, так как, выдавая и принимая гарантию, гарант и бенефициар действуют своей волей и в своем интересе, они свободны в установлении своих гражданских прав и обязанностей (п. 2 постановления № 14).

Существует немногочисленная практика окружных судов, которые признавали договоры залога недействительными по причине того, что стоимость заложенного имущества была существенно меньше, чем размер долга. Судьи объясняли это парадоксальным тезисом: в случае если по значительному долгу закладывается малоценное имущество, то у такого залога не будет обеспечительной функции. Есть надежда, что с принятием постановления № 14 такого рода судебная практика уйдет в прошлое.

Электронная форма банковской гарантии приравнена к простой письменной

Пункт 3 постановления № 14 подтвердил возможность выдачи банковской гарантии в электронной форме, в частности, с использованием телекоммуникационной системы SWIFT (СВИФТ). СВИФТ (SWIFT — Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication) представляет собой международную систему передачи информации и осуществления платежей, позволяющую обмениваться защищенными электронными сообщениями и предназначенную для коммуникации между банками разных стран.

Цитируем документ.ГК РФ не запрещает совершение односторонней сделки путем направления должником кредитору по обязательству, возникающему из односторонней сделки, соответствующего документа посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от лица, совершившего одностороннюю сделку (статья 156, пункт 1 статьи 160, пункт 2 статьи 434 Кодекса). Следовательно, требования статьи 368 ГК РФ о письменной форме банковской гарантии считаются соблюденными, к примеру, когда гарантия выдана в форме электронного сообщения с использованием телекоммуникационной системы SWIFT (СВИФТ).
Кроме того, суды должны учитывать, что даже несоблюдение простой письменной формы банковской гарантии не влечет ее недействительности; заинтересованные лица вправе приводить письменные и другие доказательства, подтверждающие сделку и ее условия (п. 3 постановления № 14).

До принятия постановления № 14 суды практически единодушно считали, что поскольку банковская гарантия представляет собой одностороннюю сделку, то она может быть выдана только путем составления письменного документа, выражающего ее содержание и подписанного уполномоченным лицом гаранта. Иная форма банковской гарантии (например, путем направления электронного сообщения с использованием телекоммуникационной системы SWIFT) допускалась лишь при наличии соглашения между гарантом и бенефициаром о таком способе (см., например, постановление ФАС Московского округа от 05.02.07 по делу № А40-20828/06-31-131, определение ВАС РФ от 23.05.07 № 5562/07). Но в западной банковской системе уже давно практикуется выдача гарантий в форме электронных SWIFT-сообщений. В связи с этим у иностранных банков, сталкивающихся с такой ситуацией, позиция российских судов вызывала недоумение.

Эта позиция судов тем более странная, потому что в самом Гражданском кодексе нет запрета на совершение односторонней сделки путем направления одной из сторон соответствующего документа при помощи почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи. Главное, чтобы можно было достоверно установить, что документ исходит именно от лица, совершившего одностороннюю сделку (ст. 156, п. 1 ст. 160, п. 2 ст. 434). Кроме того, есть норма, которая позволяет применять правила об обязательствах и договорах к односторонним сделкам, если они не противоречат закону, одностороннему характеру и существу сделки (ст. 156 ГК РФ). Безусловно, в случае с банковской гарантией такого противоречия нет. Поэтому ВАС РФ по сути приравнял СВИФТ-гарантию к гарантии, выданной в обычной простой письменной форме. Этот вывод замечателен уже тем, что это первый случай в практике ВАС РФ, когда суд приравнял электронную форму сделок к простой письменной. Тем самым суд создал базу, которая поможет судам понять, что электронный документ (при условии, если имеется возможность достоверно установить лицо, от которого исходит соответствующий документ) — это на самом деле фикция простой письменной формы сделки. Это позволит быстрее вовлечь цивилизованный и быстрый электронный документооборот в сферу гражданского права.

Подпись главного бухгалтера в банковской гарантии не обязательна

Последний пункт постановления № 14 посвящен также очень распространенной в практике проблеме: признанию гарантии недействительной в случае отсутствия в ней подписи главного бухгалтера компании-гаранта. Обычно истцы ссылались на Федеральный закон от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон № 129-ФЗ), в котором сказано, что без подписи главного бухгалтера никакие денежные, расчетные документы, а также финансовые и кредитные обязательства не могут быть приняты к исполнению (абз. 3 п. 3 ст. 7). Эта норма противоречит положениям Гражданского кодекса, согласно которым для того, чтобы юридическое лицо могло связать себя определенными обязательствами, достаточно волеизъявления его единоличного исполнительного органа (п. 1 ст. 53 ГК РФ).

Нужно отдать должное судам, которые в большинстве случаев отказывались признавать банковскую гарантию недействительной лишь по причине отсутствия в ней подписи главбуха (см., например, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 07.06.10 по делу № А59-532/2009). В то же время была и иная практика, когда гарантию все-таки признавали недействительной без подписи главного бухгалтера (см., например, постановление ФАС Московского округа от 05.02.07 по делу № А40-20828/06-31-131).

Неоднозначное толкование правовых норм привело к необходимости разъяснения со стороны ВАС РФ: в связи с тем, что закон № 129-ФЗ противоречит нормам Гражданского кодекса, эти нормы не подлежат применению.

Цитируем документ.Главный бухгалтер юридического лица не является органом юридического лица, следовательно, отсутствие подписи главного бухгалтера на документах, составленных юридическим лицом, не свидетельствует об отсутствии воли юридического лица на совершение соответствующей сделки.
В связи с изложенным отсутствие подписи главного бухгалтера юридического лица, выдавшего банковскую гарантию, не является основанием для признания гарантии недействительной (п. 4 постановления № 14).

Практически аналогичная позиция содержится в совместном постановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 04.12.2000 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» в отношении векселей. Но в нем была представлена немного иная аргументация: в Положении о простом и переводном векселе, введенном в действие постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.37 № 104/1341, в специальных требованиях к реквизитам векселя отсутствует подпись главного бухгалтера. Поэтому векселя, выданные от имени юридического лица без подписи главного бухгалтера, не должны рассматриваться как составленные или переданные с нарушением требований к их форме (п. 4 постановления № 33/14).

Таким образом, положение, выработанное Пленумом ВАС РФ в постановлении № 14, безусловно, имеет общеправовое значение и должно применяться не только в отношении банковских гарантий, но и любых других договоров.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль