Где пределы у свободы договора?

1212
Суды сталкиваются с трудностями при применении Постановления Пленума не существующего ныне высшего арбитража под номером 16 и ссылаются на него не так часто, как того хотелось бы бизнесу. В свое время юридическое сообщество связывало с этим документом большие надежды. Все ожидали изменения господствовавшего подхода к толкованию норм договорного права об императивности положения, не содержащего оговорку о возможности согласования сторонами иного.

Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 (далее – Постановление № 16) обращено к нормам, определяющим права и обязанности сторон договора. Предложенный подход означает, что одна и та же норма в разных ситуациях может быть истолкована по-разному: как императивная или как диспозитивная.

Если суды уяснят правила, установленные Пленумом ВАС РФ, это не только позволит развить гражданский оборот, но и повысит качество судебных актов. Сделаем акцент именно на применении п. 1–4 Постановления № 16, поскольку вопрос квалификации правовых норм без определенного статуса, вероятно, будет самым сложным при обращении к данному документу.

Статистика свидетельствует, что практика применения п. 1–4 формируется окружными судами, что не слишком способствует ее единообразию. Но суды все же начинают осваивать разъяснения ВАС РФ.

Пункты 3 и 4 упомянуты в определении ВС РФ от 03.11.2015 № 305-ЭС15-6784 по делу № А40-53452/2014. На данный момент это единственный судебный акт ВС РФ, которым могут руководствоваться нижестоящие суды при применении ключевых положений Постановления № 16. Он был воспринят как глоток свежего воздуха: в течение немногим более месяца после опубликования на это определение семь раз сослались АС Московского округа и Девятый ААС.

Краткое пошаговое руководство

  1. Если норма не имеет известных признаков императивности (явный законодательный запрет) или диспозитивности (возможность согласовать иное), она должна толковаться исходя из ее существа и целей законодательного регулирования.
  2. Предполагается, что норма, не имеющая указанных признаков (неопределенная), диспозитивна.
  3. Это предположение может быть опровергнуто, если исходя из целей законодательного регулирования императивность необходима для защиты особо значимых интересов (слабой стороны, третьих лиц, публичных интересов) или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.
  4. Суд обязан мотивировать, почему он посчитал неопределенную норму императивной.

Из Постановления № 16, п. 1–4

Пункт 1 Постановления № 16

Данное положение нередко используется судами как вводная конструкция мотивировочной части судебного акта и не несет смысловой нагрузки. Так, сославшись на Постановление № 16, суд поддержал позицию ВАС РФ, высказанную о цели требований гражданского законодательства. В данном случае установление периода выполнения работ по договору подряда как существенного условия этого договора преследует своей целью не допустить неопределенность в правоотношениях сторон. Это позволило разрешить спор между заказчиком и подрядчиком, принявшим работы, о несогласовании сроков. Суд посчитал, что принятие работ заказчиком устраняет неопределенность в отношении срока производства работ, поэтому они должны считаться согласованными, а договор – заключенным (постановление АС Поволжского округа от 11.08.2015 № Ф06-26168/2015 по делу № А12-40334/2014).

Однако иногда оно применяется по назначению – для определения цели правовой нормы. В другом деле вышестоящая инстанция поддержала выводы нижестоящих судов, назвавших целью ст. 330 ГК РФ уменьшение неблагоприятных последствий, вызванных нарушением обязательств. Суды установили, что расторжение договора аренды по инициативе любой из сторон во внесудебном порядке путем оформления соответствующего соглашения не является нарушением обязательств, поэтому сторона такого договора не должна оплачивать штраф за расторжение, который предусмотрен в договоре (постановление АС Западно-Сибирского округа от 21.11.2014 № Ф04-10913/2014 по делу № А27-2023/2014).

Интересно было бы получить от суда мотивированное суждение о возможности установления такого штрафа в договоре с точки зрения п. 3, 4 Постановления № 16, т. к. эта позиция неоднозначна.

В другом случае было определено, что заем, предоставленный региональным органом, предполагал поддержку организации агропромышленного комплекса, но на условиях возвратности, платности, срочности пользования заемными средствами по сниженной ставке на ограниченный верхним пределом срок. В проекте мирового соглашения срок возврата был отложен почти на 10 лет, суды посчитали, что это не отвечает целям региональной программы, и отказали в утверждении мирового соглашения (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2014 по делу № А78-172/2014).

Формирование тенденции к целевому толкованию судами правовой нормы отчасти оправдывает ожидание от воздействия п. 1 Постановления № 16. Но подобных судебных актов пока очень мало. Конечно, хотелось бы, чтобы ссылку на это разъяснение суды делали при определении цели правовой нормы, а не для «складности» текста.

Пункт 2 Постановления № 16

Данный пункт изредка используется для ограничительного толкования императивного запрета. Скорее всего, потому, что суды еще «не набили руку» в его применении. Вероятно, когда целевое толкование станет широко распространено, будет развиваться и ограничительное. Пока же для обоснования императивности норм чаще обращаются к абз. 1 п. 2 Постановления № 16.

К примеру, диспозитивность ст. 711 ГК РФ была обоснована тем, что она не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон подряда условия о том, что заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы и передачи исполнительной документации (постановление АС Дальневосточного округа от 18.09.2014 № Ф03-3812/2014 по делу № А73-12137/2013).

В другом судебном акте отмечено, что закон не запрещает сторонам закреплять в договоре условие об отсрочке оплаты выполненных работ до окончательной приемки результата конечным заказчиком (постановление АС Московского округа от 21.08.2015 № Ф05-9679/2015 по делу № А40-97541/14).

Ранее московский арбитраж, также сославшись на абз. 1 п. 2 Постановления № 16, указал на диспозитивность ст. 429 ГК РФ и возможность включения в предварительный договор условий о применении мер гражданско-правовой ответственности в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по нему (постановление АС Московского округа от 17.12.2014 № Ф05-14681/2014 по делу № А40-124634/13).

Применяя абз. 4 п. 2, суд посчитал, что п. 2 ст. 310 ГК РФ запрещает непредпринимателю в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Соответствующее положение было признано недействительным, поскольку в данном случае сторона не являлась слабой стороной договора аренды (постановление АС Поволжского округа от 03.11.2015 № Ф06-1815/2015 по делу № А57-12528/2014). Этот вывод далеко не бесспорен.

Пункт 3 Постановления № 16

ВАС РФ обязал суды дополнительно мотивировать толкование неопределенной нормы, если суд сочтет ее императивной (выбор в пользу диспозитивности в этом не нуждается). По ряду причин суды редко готовят по-настоящему мотивированное решение, поэтому такой прием может принести свои плоды.

Однако немотивированный (либо маломотивированный) выбор суда лишь в исключительных случаях будет приводить к серьезным последствиям в виде отмены решения. Достаточность мотивировки – оценочная характеристика. Если судебный акт будет справедливым, но без достаточной мотивировки, это не станет поводом для его отмены. Поэтому подобная дополнительная обязанность не приведет к серьезному прогрессу в качестве судебных актов.

В то же время есть вполне мотивированные акты, обосновывающие императивность правовых норм.

Так, норма, содержащаяся в региональном Постановлении «Об утверждении порядка консолидации средств, получаемых с применением регулируемых цен (тарифов) в качестве внебюджетного источника финансирования мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности», признана судом императивной (постановление АС Волго-Вятского округа от 29.06.2015 № Ф01-2004/2015 по делу № А31-4496/2014). Кассация согласилась с апелляционным судом, подчеркнувшим, что получаемые на основании этого регламента денежные средства носят целевой характер и служат источником финансирования программ по энергосбережению в интересах неограниченного круга лиц. Расходы учитываются при осуществлении тарифного регулирования ресурсоснабжающих организаций, поэтому норма п. 7 Порядка носит императивный характер. Такого обоснования вполне достаточно для описанной проблемы. Во всяком случае, понятно, почему суд посчитал норму императивной (интересы неограниченного круга лиц).

Аналогичный вывод, но с менее удачным обоснованием, находим в другом судебном решении. Суд, перечислив несколько норм закона, отметил, что п. 10 и 11 ст. 9 ныне отмененного Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» о взыскании неустойки направлены на защиту публичных интересов и не содержат прямого указания на возможность предусмотреть иное соглашением сторон. Следовательно, истец вправе применить императивную норму, которой урегулирован порядок начисления неустойки и за нарушение сроков поставки (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.09.2015 № Ф04-23441/2015 по делу № А46-17443/2014).

Относительно мотивированный вывод об императивности нормы исходя из недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон сделал и поволжский арбитраж. Он указал, что отнесение издержек РЖД при исполнении собственных договорных обязательств перед ответчиком на него же (в т. ч. путем отражения этого действия и его стоимости в дополнительном соглашении к договору об организации перевозок) является злоупотреблением правом и грубым нарушением баланса интересов сторон. Это недопустимо исходя из целей законодательного регулирования соответствующих правоотношений (Постановление АС Поволжского округа от 13.02.2015 № Ф06-19787/2013 по делу № А06-2903/2014).

Этот же суд, ограничившись ссылкой на постановление КС РФ, отметил, что условие договора о «гонораре успеха» нарушает основы конституционного строя и публичного правопорядка, принципы самостоятельности и независимости судебной власти, которая не может быть предметом частноправового регулирования (Постановление АС Поволжского округа от 23.01.2015 № Ф06-19062/2013 по делу № А65-9814/2014).

Нельзя сказать, что суды плохо обосновывают признание норм диспозитивными. Например, ст. 1010 ГК РФ была расценена как диспозитивная из-за отсутствия в ней явного запрета на расторжение по этому же основанию агентского договора, заключенного на определенный срок (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.06.2014 по делу № А25-1692/2013, АС Московского округа от 21.09.2015 № Ф05-10812/2015 по делу № А40-149290/14). Схожую мотивировку в отношении п. 2 ст. 621 ГК РФ использовал уральский арбитраж (постановление АС Уральского округа от 10.08.2015 № Ф09-4420/15 по делу № А07-18675/2014). В целом качество обоснования схоже со многими судебными актами, где нормы права толкуются императивно.

Пункт 4 Постановления № 16

Этот пункт затрагивает проблему недействительности условий договора, противоречащих норме закона. Условие договора не может быть признано недействительным по ст. 168 ГК РФ, если оно отличается от диспозитивной нормы. Это разъяснение стало единственным из всех рассматриваемых, которое применила экономическая коллегия ВС РФ, после чего суды стали очень охотно обращаться к этой позиции.

Ссылаясь на п. 4 Постановления № 16, ВС РФ подтвердил приверженность позиции ВАС РФ о диспозитивности норм договорного права (определение ВС РФ от 03.11.2015 № 305-ЭС15-6784 по делу № А40-53452/2014). ГК РФ допускает любые закрепленные в законе или договоре способы обеспечения обязательств. Поэтому нет оснований для признания недействительными положений договора, предоставляющих арендодателю право удерживать задаток в качестве штрафа за досрочное расторжение договора, направленного на обеспечение исполнения арендатором условий договора и гарантирующего законные интересы арендодателя при его исполнении.

Схожая идея в стиле «разрешено все, что не запрещено» возникла в споре о признании недействительным условия договора, противоречащего ст. 710 ГК РФ. Логика суда была такова:
«…норма пункта 1 указанной статьи не содержит оговорку о ее природе, однако пункт 2 указывает на допустимость одного из вариантов (наиболее типичного) отступления от норм пункта 1 об экономии подрядчика, а именно – распределение образовавшейся экономии между сторонами. В то же время системное толкование не оставляет сомнений в том, что стороны могут согласовывать и иные варианты девиации от установленных в пункте 1 правил – например, не распределение экономии между сторонами, а уменьшение цены на всю величину обнаруженной экономии. <…> Таким образом, оспариваемые Обществом положения контракта и соглашения соответствуют положениям статьи 710 Кодекса и не могут быть признаны недействительными на основании статей 10 и 168 ГК РФ» (постановление АС Северо-Западного округа от 04.09.2015 по делу № А56-40587/2014).

Ключом к развитию идей, изложенных в п. 1–4 Постановления № 16, стала их поддержка ВС РФ. Надеемся, что обновленный суд продолжит применять разработанные его предшественником позиции. Что касается нижестоящих судов, то они только начинают осваивать предложенный порядок толкования. И не без труда, поскольку привыкли толковать законодательство иначе. Очевидно, что этот процесс не будет идти быстро, поэтому юристам следует запастись терпением.

Читайте на тему



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль