Фактические договорные отношения с госзаказчиком без госконтракта. Почему трудно взыскать оплату

2707
Компания получила выгодный заказ (поставить товар, выполнить работы, оказать услуги). Но есть загвоздка: потенциальный контрагент — государственный или муниципальный орган, казенное учреждение или иной субъект, который может выбирать исполнителей только через систему государственного или муниципального заказа. Потенциальный контрагент, по всей видимости, собирается обойти эту процедуру. Чем рискует компания, если она согласится на сделку?

Основной вопрос: компания получила выгодный заказ (поставить товар, выполнить работы, оказать услуги). Но есть загвоздка: потенциальный контрагент — государственный или муниципальный орган, казенное учреждение или иной субъект, который может выбирать исполнителей только через систему государственного или муниципального заказа. Потенциальный контрагент, по всей видимости, собирается обойти эту процедуру. Чем рискует компания, если она согласится на сделку?

Решение: компания рискует остаться без оплаты по такой сделке, несмотря на выполнение своей части обязательств. Есть позиция ВАС РФ, актуальная до сих пор, согласно которой заключение сделки в обход обязательной процедуры госзаказа расценивается как злоупотребление правом. Это мешает взыскать с госзаказчика оплату даже в качестве неосновательного обогащения. Но в отдельных ситуациях риски ниже, и можно привести контраргументы.

Фактические договорные отношения с госзаказчиком без госконтракта. Почему трудно взыскать оплату
Станислав Гаранжа, к. ю. н., ведущий юрист ОАО «КИВЦ Рязаньстрой»

С 1 января 2014 года на смену прежнему закону, который определял «правила игры» в сфере государственного заказа (Федеральному закону от 21.07.05 № 94-ФЗ «О поставках товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд», далее — закон № 94-ФЗ), пришел новый Федеральный закон от 05.04.13 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — закон № 44-ФЗ). Но в главном принципе государственного и муниципального заказа ничего не изменилось — бюджетные средства на нужды государственных и муниципальных заказчиков (далее — госзаказчики) по-прежнему могут расходоваться (за исключением особых ситуаций) только через размещение заказа на официальном сайте госзакупок (www.zakupki.gov.ru) и применение особых, строго регламентированных процедур отбора исполнителей (аукцион, конкурс и т. д.).

Но на практике многие компании идут на фактические договорные отношения с контрагентами, которые явно подпадают под категорию госзаказчиков, в обход обязательной процедуры отбора исполнителя по госзаказу и без заключения государственного или муниципального контракта (далее — госконтракт). Возможно, исполнители в такой ситуации рассчитывают на то, что даже если контрагент уклонится от оплаты поставленного ему товара, выполненных для него работ или оказанных ему услуг, то, доказав фактические договорные отношения, эту оплату (или как минимум неосновательное обогащение в размере стоимости товаров, работ, услуг) можно будет взыскать через суд. Такая логика характерна для взаимоотношений между частными компаниями, а в случае с госзаказчиком она не работает, потому что речь идет о бюджетных средствах. Еще в 2013 году Президиум ВАС РФ сформулировал правовую позицию, которая заблокировала для компаний возможность взыскать в подобных случаях с контрагента-бюджетника неосновательное обогащение. Арбитражные суды по-прежнему применяют эту позицию. Но в редких случаях компаниям все-таки удается убедить суды в своей правоте и взыскать деньги.

Взыскание оплаты в отсутствие госконтракта — это злоупотребление правом (действия в обход закона)

Действовавшая на тот момент прежняя редакция ГК РФ не знала такой разновидности злоупотребления правом, как обход закона. Но после вступления в силу новой редакции статьи 10 ГК Р. Ф. Президиум ВАС РФ стал расценивать вступление в договорные отношения без госконтракта в тех случаях, когда он обязателен, именно как обход закона.

Постановления Президиума ВАС РФ от 28.05.13 № 18045/12 и от 04.06.13 № 37/13 затронули единую проблему — выполнение работ в ситуации, когда госконтракт не заключался. Но обстоятельства этих двух дел отличались. В первом деле стороны в переписке согласовали выполнение работ, затем работы были выполнены, но «госзаказчик» отказался подписывать акты приема-передачи, сославшись на отсутствие госконтракта. Важно заметить, что в данном случае нельзя было однозначно констатировать даже фактические подрядные отношения: государственный орган изначально не просил компанию выполнить работы — инициатива шла от нее самой. На балансе госоргана находилось сильно изношенное жилое здание. Для его эксплуатации и обслуживания госорган заключил с компанией договор оказания услуг. Чтобы исполнить этот договор, компания обратилась с просьбой разрешить ей разместить в здании свое представительство, предварительно проведя в этих целях ремонт в нескольких помещениях. К письму с этой просьбой была приложена смета на проведение ремонтных работ. Контрагент (госорган) одобрил эту просьбу компании, та наняла подрядчика, а потом попросила госорган компенсировать ей расходы на ремонты. Тут-то и возник спор.

ВАС РФ в этом деле решил, что выполнение работ в отсутствие госконтракта не ведет к возникновению неосновательного обогащения. Более того, в такой ситуации взыскание неосновательного обогащения — это злоупотребление правом, установив которое, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Цитируем документ

В условиях отсутствия государственного контракта на выполнение подрядных работ, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных законом № 94-ФЗ, фактическое выполнение истцом ремонтных работ на объекте ответчика не может повлечь возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Вывод судов о возможности согласования выполнения подобных работ без соблюдения требований закона № 94-ФЗ и удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения, по сути, дезавуирует его применение и открывает возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход закона № 94-ФЗ. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения (постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.13 № 18045/12).

Nota bene!

Руководству компаний нужно учитывать, что заключение сделки, которая подпадает под понятие госзаказа, в обход процедур, установленных законом № 44-ФЗ, влечет высокий риск убытков, которые невозможно будет возместить. Если компания все же решается принять предложение госзаказчика о таком формате отношений, то для минимизации рисков (опираясь на положительную судебную практику) необходимо позаботиться о заключении хотя бы обычного договора (чтобы был согласован предмет сделки и иные существенные условия), а также о наличии документов, из которых следовало бы, что инициатива на заключение сделки исходила от госзаказчика, а не компании.

Во втором деле компания-истец не доказала ни наличие согласованной воли сторон на проведение указанных в иске работ, ни необходимость этих работ, ни даже сам факт их выполнения. Почти дословно повторив выводы о злоупотреблении правом, сделанные в предыдущем деле, Президиум ВАС РФ дополнительно подчеркнул, что лицо, выполняя работы без подлежащего заключению госконтракта, не могло не знать, что действует при очевидном отсутствии обязательства. А согласно пункту 4 статьи 1109 Гражданского кодекса, денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства (постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.13 № 37/13).

Год назад Президиум ВАС РФ предпринял попытку закрепить позицию о недопустимости взыскания неосновательного обогащения в пункте 7 информационного письма от 25.02.14 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» (далее — обзор № 165). Хотя в целом этот пункт ориентирует суды в спорах о заключенности договоров на необходимость сохранять обязательства, а не аннулировать их, он в то же время предупреждает о том, что нужно учитывать разумность и добросовестность сторон спора. В качестве примера ситуации, когда вывод судов делается все-таки в пользу аннулирования, а не сохранения обязательств, в этом пункте приведена фабула дела, рассмотренного Президиумом ВАС РФ как раз в постановлении от 04.06.13 № 37/13. И далее поясняется, что взыскание неосновательного обогащения за фактически выполненные при отсутствии госконтракта работы открывало бы для недобросовестных исполнителей работ и госзаказчиков возможность приобретать незаконные имущественные выгоды в обход закона.

Цитируем документ

При наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ.

<…> В другом деле общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к государственному учреждению о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие неоплаты работ по очистке принадлежащих учреждению инженерных систем отопления и водоотведения.

Как усматривалось из материалов дела, общество не заключало необходимый в отношении таких работ государственный контракт, обосновало предъявленное требование фактом выполненных подрядных работ для государственного учреждения, сославшись на правила главы 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.

<…> Взыскание неосновательного обогащения за фактически выполненные при отсутствии государственного контракта работы открывало бы для недобросовестных исполнителей работ и государственных заказчиков возможность приобретать незаконные имущественные выгоды в обход названного закона (п. 7 обзора № 165).

Важное замечание: то, что Президиум ВАС РФ выработал указанные выше позиции, когда действовал закон № 94-ФЗ, а сейчас действует закон № 44-ФЗ, не имеет значения. Главный принцип — расходование бюджетных средств только через систему госзаказа — в новом законе не изменился. Арбитражные суды продолжают на них ссылаться, несмотря и на упразднение ВАС РФ.

Исключительные случаи, когда закон разрешает заключать с госзаказчиком контракт без торгов

С учетом негативной судебной практики компаниям-исполнителям опасно соглашаться на договорные отношения с госзаказчиком без госконтракта.

Но нужно учитывать, что в некоторых случаях закон прямо позволяет заключать договор с госзаказчиком без конкурса и иных специальных процедур отбора исполнителя. Помимо конкурентных способов отбора будущих контрагентов закон № 44-ФЗ допускает закупку у единственного поставщика. В таком случае торги не проводятся, а госзаказчик обращается напрямую к компании-исполнителю. Исчерпывающий перечень оснований для закупок у единственного поставщика определен в части 1 статьи 93 закона № 44-ФЗ (например, закупка у субъекта естественной монополии). Поэтому компании, к которой госзаказчик обратился напрямую, следует выяснить наличие оснований для осуществления закупки у единственного поставщика. Даже в случае закупки по одному из таких оснований все равно необходимо подписать госконтракт, и закон детально регламентирует его условия (ст. 34 закона № 44-ФЗ). Если эти требования не соблюдены, то суд может признать контракт заключенным с нарушением закона № 44-ФЗ.

Кроме того, есть особые случаи, когда можно совершить сделку в любой форме, предусмотренной Гражданским кодексом. Их исчерпывающий перечень указан в части 15 статьи 34 закона № 44-ФЗ, которая отсылает к статье 93 того же закона. Наиболее распространенными среди них являются «закупки малого объема» (п. 4, 5 ч. 1 ст. 93 закона № 44-ФЗ), то есть на сумму не свыше 100 тыс. рублей по одной сделке (а для учреждений культуры и образования — не свыше 400 тыс. рублей по одной сделке).

Типичные спорные ситуации

Интересный вопрос

Можно ли взыскать денежные средства с госзаказчика, прося суд применить двустороннюю реституцию (п. 2 ст. 167 ГК РФ)?

Однозначного ответа нет. Иногда суды, признавая сделки между госзаказчиком и компанией недействительными, применяют последствия в виде возврата исполненного по ничтожной сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Так, в деле № А19−8666/2014 поставщику вернули товар, а в деле № А19−8669/2014 суд взыскал стоимость оказанных услуг. Однако на практике встречаются обратные примеры, когда даже требования о реституции суды квалифицируют как действия в обход закона (постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.14 по делу № А15−4184/2013, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.11.14 по делу № А60−12968/2014).

Итак, поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд вне установленной в законе № 44ФЗ процедуры заключения госконтракта для исполнителя могут обернуться невозможностью взыскать оплату даже в качестве неосновательного обогащения.

Как показывает анализ судебной практики, в зону риска попадают не только ситуации, аналогичные тем, которые были в спорах, рассмотренных в ВАС РФ, но и вообще любые ситуации, когда сделка совершается без обязательных для нее процедур госзаказа. В частности, рискуют даже компании, которые заключили с контрагентом, для которого обязательна система госзаказа, договор и которые могут доказать факт приемки-передачи товара, результата работ или оказания услуг, если при этом не были соблюдены процедуры выбора исполнителя госзаказа, обязательные по закону № 44-ФЗ (размещение госзаказа в единой информационной системе, торги или запрос котировок и т. д.). Суды расширительно применяют позиции Президиума ВАС РФ и к некоторым случаям, когда изначально госконтракт был заключен надлежащим образом, но, например, компания выполнила больший объем работ, по сравнению с тем, который был согласован в госконтракте, или за пределами срока действия госконтракта.

Анализ судебной практики позволяет выделить четыре типичные спорные ситуации, когда исполнение обязательств контрагенту-госзаказчику вне госконтракта может оставить компанию без оплаты.

Контрактная система обязательна для государственных и муниципальных органов, Госкорпорации «Росатом», органов управления государственными внебюджетными фондами и казенных учреждений (п. 5−7 ст. 3 закона № 44-ФЗ).

По трем из четырех ситуаций в судебной практике удалось отобрать не только проигрышные для компаний-исполнителей примеры, но и удачные примеры, когда им все-таки удавалось взыскать деньги. В приведенных далее примерах компании в большинстве случаев смогли доказать, что они действительно исполнили обязательства, а госзаказчики приняли товар либо результаты работ (услуг) и в дальнейшем использовали их. То, что в этих примерах суды преимущественно упоминают старый закон № 94-ФЗ, объясняется просто: после вступления в силу закона № 44-ФЗ прошел всего год, и судебная практика по нему пока складывается в основном на уровне судов первой инстанции (см., например, решения арбитражных судов Краснодарского края от 29.08.14 по делу № А32−23676/2014, Республики Дагестан от 21.11.14 по делу № А15−2134/2014, Ростовской области от 24.11.14 по делу № А53−22587/14).

Верховный суд допускает взыскание неосновательного обогащения в зависимости от обстоятельств дела

Судебная коллегия Верховного суда по экономическим спорам определила, в каких случаях можно не применять позиции ВАС РФ.

Первое дело о взыскании неосновательного обогащения в отсутствие госконтракта, которое дошло до Верховного суда, касалось таких обстоятельств. Компания продолжила вывозить мусор с территории войсковой части после истечения срока госконтракта. Госзаказчик оплатить работы отказался. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ в целом поддержала прежние правовые позиции ВАС РФ по этому вопросу, но посчитала, что в этом споре сложились иные фактические обстоятельства, которые позволяют взыскать обогащение. Как до выполнения спорных работ, так и после этого подрядчик заключил госконтракт, поэтому отношения между сторонами были длящимися (а в делах ВАС РФ они носили разовый характер). Если бы компания приостановила вывоз мусора до заключения нового контракта, то это нарушило бы санитарно-эпидемиологическое благополучие населения. К тому же госзаказчик не оспаривал ни сам факт выполнения работ, ни их объем (определение ВС РФ от 19.01.15 № 308-ЭС14−2538 по делу № А77−602/2013).

Первая ситуация: фактические договорные отношения сложились на основе переписки

Ключевой вывод

Это самая рискованная для компании-исполнителя ситуация, потому что трудно доказать даже факт заключения сделки (согласованность ее предмета). Суды, как правило, отказывают во взыскании неосновательного обогащения, ссылаясь на правовые позиции Президиума ВАС РФ.

Эта ситуация похожа на те, с которыми столкнулся Президиум ВАС Р. Ф. Суть в том, что компании не заключают договор в виде единого документа с госорганом или иным лицом, попадающим под понятие госзаказчика, а согласовывают будущий предмет договора в переписке, или имеются иные доказательства достижения договоренностей по предмету договора либо их одобрения госзаказчиком. Эта ситуация — самая опасная для компании, поскольку на возмещение расходов рассчитывать не приходится. На уровне кассации не удалось найти ни одного примера, когда бы компания смогла взыскать деньги с бюджета. Возможно, отрицательная практика складывается потому, что обстоятельства споров повторяют фабулы дел в Президиуме ВАС РФ.

Так, в одном из споров (дело № А56−33053/2012) городской комитет по строительству заключил госконтракт на реконструкцию здания, и по согласованию с госзаказчиком подрядчик привлек субподрядчика. Затем сверх работ, указанных в договоре субподряда, госзаказчик напрямую поручил компании-субподрядчику дополнительно выполнить комплекс специальных работ и передал ей для этого проектную документацию. В деле имелись протоколы совещаний правительства города и иных органов, на которых городскому комитету по строительству (госзаказчику) было поручено заключить договор на выполнение этих работ с компанией-субподрядчиком. Но сам договор так и не был заключен. Когда госзаказчик отказался оплачивать работу (речь шла почти о 65 млн рублей), компания обратилась в суд. Она смогла доказать факт выполнения работ промежуточными актами и результатами строительной экспертизы. Кроме того, госзаказчик даже не оспаривал факт выполнения работ, и в деле имелись доказательства того, что работы выполнялись с одобрения городского правительства. С учетом этих доказательств суды трех инстанций первоначально удовлетворили требование истца.

Но пока рассматривалось это дело, Президиум ВАС РФ принял указанные выше постановления от 28.05.13 № 18045/12 и от 04.06.13 № 37/13. Ссылаясь на правовые позиции из этих постановлений Президиума ВАС РФ, проигравший госзаказчик потребовал пересмотра дела по новым обстоятельствам. Суды первой и апелляционной инстанций в пересмотре дела отказали. В частности, они указали на существенное отличие обстоятельств этого дела от дел, рассмотренных Президиумом ВАС Р. Ф. Также суды обратили внимание на то, что заключение контракта на выполнение противоаварийных работ, о которых шла речь в этом деле, допускалось без проведения торгов (п. 6 ч. 2 ст. 55 закона № 94-ФЗ). Поэтому отсутствие госконтракта никак не повлияло на эффективность расходования бюджетных средств. Однако кассационная инстанция все-таки направила дело на новое рассмотрение, посчитав, что постановления Президиума ВАС РФ являются для этого дела новым обстоятельством (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.04.14 по делу № А56−33053/2012). При новом рассмотрении первая инстанция отказала во взыскании неосновательного обогащения с госзаказчика (решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22.09.14 по делу № А56−33053/2012). Единственным основанием для отказа стала ссылка на рассмотренные правовые позиции Президиума ВАС РФ без какого-либо анализа фактических обстоятельств дела.

Ключевой вывод

Наличие договора, заключенного без соблюдения закона № 44-ФЗ, само по себе не поможет взыскать неосновательное обогащение. Но в этой ситуации у компании-исполнителя есть шанс убедить суд, что инициатива совершения сделки в обход процедуры госзаказа шла от самого госзаказчика, а значит, именно он, а не компания, злоупотребляет правом, отказываясь платить из-за отсутствия госконтракта.

Вторая ситуация: стороны подписали договор, но без соблюдения процедур заключения госконтракта

Еще одна типичная проблемная ситуация: компания заключила с госзаказчиком договор, но в обычном порядке без процедуры, установленной в законе № 44-ФЗ (в частности, без соблюдения торгов). Важно заметить, что в такой ситуации суды в большинстве случаев вообще не затрагивают вопрос о том, является ли договор незаключенным или ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ). Опираясь на позицию Президиума ВАС РФ, суды констатируют, что несоблюдение закупочных процедур и последующее взыскание потом неосновательного обогащения — это злоупотребление правом, что позволяет просто отказать истцу в защите его права (п. 2, 3 ст. 10 ГК РФ). Впрочем, некоторые суды (в основном суды Волго-Вятского округа) признают подобные сделки ничтожными, но итог такой же — они все равно отказывают во взыскании неосновательного обогащения, ссылаясь на постановления Президиума ВАС Р. Ф. Поэтому такая квалификация сделок является не более чем дополнительным аргументом суда.

Отрицательная практика. В одном из дел компания и госзаказчик без проведения торгов заключили договор о предоставлении персонала. Компания исполнила условия соглашения, и стоимость ее услуг составила более 850 тыс. рублей. Госзаказчик их не оплатил. Суд первой инстанции требование компании о взыскании задолженности удовлетворил, однако апелляция и кассация решили иначе. Сославшись на постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.13 № 18045/12, суды отказали во взыскании задолженности (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.07.14 по делу № А82−12228/2013).

В этом деле весьма интересна позиция апелляционного суда о наличии вины компании в несоблюдении закупочных процедур. По мнению суда, при заключении договора компания не могла не знать, что спорные отношения регулируются законом о госзакупках.

Наличие подписанного с госзаказчиком договора не помогло взыскать деньги и в другом споре. В этом случае компания обязалась реконструировать водопровод, но торги для заключения договора не проводились (сумма сделки составила 5 млн рублей). Госзаказчик даже частично оплатил работы, перечислив компании 4 млн рублей. А вот взыскать оставшуюся сумму не удалось — суды трех инстанций отказали по тем же основаниям, что и в предыдущем примере (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.10.14 по делу № А15−3495/2013).

Положительная практика. Есть примеры, когда компаниям-исполнителям удается убедить суды не применять позиции Президиума ВАС РФ, ссылаясь на то, что в их спорах иные фактические обстоятельства.

Так, компания оказала услуги по содержанию строящегося объекта недвижимости (физкультурно-оздоровительного комплекса), но не получила оплату. Услуги были оказаны на основании договора с казенным учреждением — областным управлением строительства. Договор стороны заключили в обычном порядке без применения закупочных процедур. В отсутствие заключенного между сторонами госконтракта, но при наличии доказательств, подтверждающих факт оказания истцом услуг, суд констатировал наличие фактических отношений по оказанию услуг и взыскал с казенного учреждения оплату. Вышестоящие инстанции это решение поддержали. Но когда ответчик попытался добиться пересмотра дела в надзоре, судьи ВАС РФ указали ему на возможность пересмотра по новым обстоятельствам. Таким обстоятельством, по их мнению, для данного дела стала правовая позиция из постановления Президиума ВАС РФ от 28.05.13 № 18045/12 (определение ВАС РФ от 07.02.14 по делу № А60−44799/2012). Тогда ответчик подал заявление о пересмотре дела по новым обстоятельствам, однако суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в этом. Они пришли к выводу, что в данном деле фактические обстоятельства не схожи с обстоятельствами дела, рассмотренного Президиумом ВАС РФ.

Аналогичные доводы можно использовать и при первоначальном рассмотрении дела, а не только при попытке его пересмотра по новым обстоятельствам. Возможно, эти аргументы позволят блокировать применение решений Президиума ВАС РФ.

При этом суд кассации сформулировал ряд важных позиций, которые помогут защититься юристам компании в схожих делах (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.11.14 по делу № А60−44799/2012). Во-первых, суд указал, что осведомленность компании о том, что ее контрагент имеет статус госзаказчика и все соглашения с ним необходимо заключать через специальную процедуру, а также отсутствие заключенного госконтракта еще не свидетельствуют об идентичности обстоятельств данного дела с делом, рассмотренным в ВАС РФ. Во-вторых, в отличие от спора, рассмотренного в Президиуме ВАС РФ, в данном деле компания оказала услуги по заданию учреждения (в деле, рассмотренном Президиумом ВАС РФ, компания сама предложила провести работы). Объем и стоимость услуг были согласованы. В-третьих, госзаказчик принял результат без возражений. Наконец, именно госзаказчик должен доказать, что стоимость оказанных без госконтракта услуг превышает стоимость аналогичных услуг, оказанных на основе заключенного на торгах контракта.

В другом деле компания отремонтировала жилой дом, заключив с муниципалитетом договор без проведения торгов. Факт выполнения работ подтверждали акты (КС-2 и КС-3), подписанные обеими сторонами. Оплату за выполненные работы удалось взыскать в суде в качестве неосновательного обогащения (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 09.10.14 по делу № А07−4570/2012). Суды трех инстанций сошлись во мнении, что отсутствие муниципального контракта не является безусловным основанием для отказа от оплаты выполненных работ при наличии выполненных работ. Более того, по мнению апелляционной инстанции, отсутствие муниципального контракта говорит о том, что закон нарушил муниципальный заказчик. То, что муниципалитет не разместил муниципальный заказ, как того требует обязательная процедура, а потом, ссылаясь на это обстоятельство, отказался оплатить выполненные работы, суд расценил как недобросовестное поведение. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Иными словами, недобросовестное поведение суды в данной ситуации увидели в действиях госзаказчика, а не исполнителя.

Третья ситуация: между госзаказчиком и компанией заключен госконтракт, но компания исполнила обязательства в большем объеме, чем требовалось

Ключевой вывод

Для выполнения дополнительного объема работ (оказания услуг, поставки товара) лучше заключить новый госконтракт, иначе есть риск, что суд откажет во взыскании оплаты дополнительного объема работ. Но в любом случае в этой ситуации риск ниже, чем в первых двух. Иногда суды считают, что в законе прямо не предусмотрена обязанность заключить новый госконтракт для выполнения дополнительного объема работ (оказания услуг, поставки товаров).

На практике может случиться и так: госконтракт заключен с соблюдением всех формальностей, но по просьбе госзаказчика компания-исполнитель выполняет дополнительный объем работ (услуг) сверх объема, указанного в госконтракте.

Отрицательная практика. Компания заключила с местной администрацией контракт о размещении в местных печатных изданиях информационных материалов по заказу администрации. Компания оказала услуги в полном объеме, однако их общая стоимость превысила цену контракта на 107 тыс. рублей. Администрация отказалась оплатить разницу. Ее поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций. Они указали, что муниципальный контракт был прекращен надлежащим исполнением, а спорные услуги оказаны без заключения нового муниципального контракта — в обход положений закона № 94-ФЗ. Сославшись на правовые позиции Президиума ВАС РФ, суды отказали во взыскании неосновательного обогащения (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23.09.14 по делу № А55−24645/2013).

С аналогичным подходом судов столкнулась компания, заключившая с муниципалитетом контракт на оказание услуг доступа к интернету. Стоимость фактически оказанных услуг превысила цену контракта более чем на 500 тыс. рублей. Суды тоже отказались взыскать разницу, причем апелляционная инстанция отметила, что компания, превысив объем оказываемых услуг, действовала на свой страх и риск, а кассационная инстанция сослалась на постановления Президиума ВАС РФ (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.09.14 по делу № А20−5039/2013).

Положительная практика. Иногда суды в описанных выше обстоятельствах демонстрируют иной подход. Так, компания заключила госконтракт, обязавшись организовать питание в военном санатории. По окончании срока госконтракта выяснилось, что фактически компания оказала услуги на большую сумму, чем было указано в контракте. Суды трех инстанций подтвердили наличие оснований для взыскания разницы в качестве неосновательного обогащения. По мнению кассации, если правоотношения сторон изначально обусловлены госконтрактом, действительность которого не была оспорена, то заключать новый контракт в этом случае не нужно.

Цитируем документ

<…> правоотношения истца и ответчика изначально обусловлены заключенным между ними государственным контрактом, действительность которого ответчиком не оспорена, соответственно обязанность заключения дополнительного контракта в целях реализации услуг, предусмотренных уже существующим контрактом, ни действующим законодательством, ни положениями контракта не предусмотрено (постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.08.14 по делу № А40−159873/13).

Ключевой вывод

Продолжать исполнять контракт по истечении его срока даже на прежних условиях рискованно — в таком случае суд тоже может отказать во взыскании оплаты за дополнительный период, опираясь на позиции ВАС Р. Ф. Но шанс взыскать оплату все-таки есть, если доказать, что компания продолжила исполнять контракт по просьбе госоргана.

Ссылку госзаказчика на постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.13 № 37/13 суд кассации отверг. Суд подчеркнул, что в том деле спорные правоотношения сторон были обусловлены полным отсутствием госконтракта. В данном же деле госконтракт был заключен (постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.08.14 по делу № А40−159873/13).

Четвертая ситуация: госконтракт заключен, но компания исполнила обязательства за пределами его срока

Иногда компании продолжают исполнять обязательства после истечения срока действия корректно заключенного госконтракта. С этой проблемой особенно часто сталкиваются поставщики телекоммуникационных услуг (связь, интернет), но в такой ситуации могут оказаться не только они.

Кассационная инстанция в этом деле сослалась на постановление Президиума ВАС РФ от 25.06.13 № 1838/13. В нем, правда, не шла речь о необходимости применении закона № 94-ФЗ, но общий вывод подходит под любую ситуацию с муниципальным или государственным заказом: допущенные самим муниципалитетом нарушения не могут быть положены судом в основу отказа предприятию в иске, поскольку никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Кстати, эту позицию ВАС РФ приводил и в других спорах (постановления от 13.01.11 № 11680/10, от 06.09.11 № 4905/11, от 14.02.12 № 12035/11). Именно этот довод имеет сильные шансы стать контрагументом против тех позиций ВАС РФ не в пользу исполнителя по договору, которые были названы в начале статьи.

Отрицательная практика. Типичный пример: компания на основании заключенного госконтракта оказывала услуги по обеспечению трехразовым питанием слушателей учебного центра. По истечении срока действия госконтракта представитель госзаказчика устно попросил представителя компании продлить оказание услуг на тех же условиях еще на месяц. Свою просьбу госзаказчик мотивировал крайней необходимостью в получении услуг до заключения нового госконтракта. Компания пошла навстречу, но оплату за лишний месяц в итоге не получила. Суды отказали во взыскании неосновательного обогащения с госзаказчика, сославшись на правовые позиции Президиума ВАС Р. Ф. По мнению судов, для оказания услуг в спорный период компания была обязана заключить новый госконтракт (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.02.14 по делу № А32−6028/2013).

Положительная практика. В одном из споров, который исполнителям в подобных ситуациях удалось выиграть, были следующие обстоятельства. На основании госконтракта госзаказчик разместил технологическое оборудование в помещениях компании, а компания предоставила комплекс ресурсов для размещения этого оборудования. Когда срок контракта истек, госзаказчик не демонтировал оборудование, а компания по-прежнему продолжала обеспечивать его сохранность. Госзаказчик не оплатил услуги по окончании контракта. Суды трех инстанций удовлетворили требования компании о взыскании неосновательного обогащения на сумму более 5 млн рублей. По мнению судов, госзаказчик не доказал, что он не мог использовать оборудование после истечения срока контракта. Вероятно, суды расценили это поведение госоргана как согласие на продолжение договорных отношений. К тому же госзаказчик не инициировал заключение нового контракта, то есть именно госзаказчик нарушал закон, не предлагая заключить новый контракт, но продолжая пользоваться услугами компании, то есть извлекал преимущества из своего незаконного поведения (постановление арбитражного суда Центрального округа от 10.10.14 по делу № А08−8255/2013).

В другом деле оператор связи продолжил предоставлять территориальному органу ФМС России доступ к интернету уже после того, как истек срок заключенного между ними контракта. Суды трех инстанций взыскали неосновательное обогащение с госоргана, указав, что поведение компании — оператора связи не было недобросовестным (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.14 по делу № А46−10661/2013). Суды отметили, что услуги оказывались по инициативе госзаказчика, к тому же он письменно просил не приостанавливать доступ к интернету, ссылаясь на тяжелое финансовое положение и гарантируя оплату. В переписке госзаказчик признал наличие задолженности. Кроме того, эти услуги были необходимы госоргану для обеспечения его нормального функционирования и имели потребительскую ценность. Также суды отметили несоответствие фактических обстоятельств данного дела и дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ, на позицию которого пытался сослаться ответчик.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль