Расторжение договора. Как определитьобязательства сторон

4200
Компания заключила договор, который частично был исполнен, но затем по каким-либо причинам расторгнут. Специальные последствия расторжения для договора данного вида в законе не установлены, а соглашение о последствиях стороны не заключали. Как определить, должны ли контрагенты что-то друг другу, если по общему правилу нельзя требовать возвращения того, что было исполнено до расторжения договора (п. 4 ст. 453 ГК РФ)?

Решение: незадолго до упразднения Пленум ВАС РФ принял постановление, которое как раз разъясняет, как определить обязательства сторон друг перед другом в связи с прекращением действия договора. Некоторые позиции, указанные в этом постановлении, изменили прежние подходы судебной практики.

Расторжение договора. Как определитьобязательства сторон

Роман Бевзенко, к. ю. н., начальник управления частного права ВАС РФ, профессор РШЧП

Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.14 № 35 «О последствиях расторжения договора» (далее — постановление № 35) посвящено тем случаям, когда действуют общие правила, определяющие последствия прекращения договоров любого вида (а именно пункт 3 статьи 450 и статья 453 Гражданского кодекса), то есть когда закон не предусматривает специальных последствий и нет соглашения сторон, устанавливающего эти последствия.

Необходимость в разъяснении была связана с не вполне удачными формулировками вышеуказанных норм Гражданского кодекса: их буквальное толкование во многих случаях не позволяло достичь защиты нарушенных прав и интересов сторон. По сути, постановление № 35 представляет собой разбор последствий расторжения договоров в типичных наиболее распространенных ситуациях.

Для применения правовых позиций из постановления № 35 важно понимать, что они распространяются на любые случаи прекращения договорной связи — как путем расторжения по соглашению сторон или по решению суда, так и путем одностороннего волеизъявления (отказа от договора), когда оно влечет прекращение договора. Разница в этих способах прекращения договорной связи не имеет значения для последствий ее прекращения (п. 1 постановления № 35).

Развитие судебной практики о последствиях расторжения договоров

В правопорядках разных стран существует два подхода к последствиям расторжения договора. Первый подход ретроспективный: считается, что договора как будто не было вовсе и стороны должны вернуть друг другу все, что было передано по этому договору. Второй подход (проспективный) предполагает, что договор прекращается лишь на будущее время. Соответственно, стороны не должны возвращать друг другу то, что уже было исполнено до расторжения договора.

В российском гражданском законодательстве избрана проспективная модель, но формулировки соответствующих норм нельзя признать удачными. Согласно пункту 2 статьи 453 Гражданского кодекса, при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, а в соответствии с пунктом 4 той же статьи стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Буквальное понимание этих формулировок поначалу привело к довольно странной судебной практике.

Nota bene!

Если по расторгнутому договору одна сторона передала имущество в собственность другой стороне, которая затем должна была вернуть имущество такого же рода и качества (например, это договор займа или хранения товара с обезличением), то отношения сторон при расторжении такого договора регулируются его условиями о порядке исполнения обязательства по возврату имущества, а также соответствующими нормами закона (п . 9 постановления № 35). Иными словами, обязательство стороны по возврату полученных денег или иного имущества является договорным, а не кондикционным. Кроме того, прямо предусмотрено, что все условия расторгнутого договора о процентах, неустойке, а также все обеспечения обязанности по возврату имущества сохраняются до полного исполнения этой обязанности.

Последствия буквального толкования пункта 4 статьи 453 ГК РФ. Практически сразу после вступления в силу первой части Гражданского кодекса в судебной практике выявилась следующая проблема. Представим, что заключен договор, по нему перечислен аванс, затем договор расторгнут или одна из сторон от него отказалась (когда такой отказ допустим по закону или условиям самого договора). Аванс не отработан или отработан не полностью, то есть другая сторона не представила встречное исполнение на сумму полученного аванса. Возникает вопрос: может ли сторона, перечислившая аванс, потребовать его возврата в неотработанной части? Если понимать пункт 4 статьи 453 Гражданского кодекса буквально, то не может (и примеры такого грамматического толкования этой нормы в судебной практике встречались). Но совершенно очевидно, что такое последствие несправедливо для стороны, перечислившей аванс, тем самым нарушаются ее интересы: у нее не было намерения одарить контрагента, а у ее контрагента нет экономических оснований для того, чтобы обогатиться за счет нее, поскольку встречного представления не было.

Обнаружив эту проблему, Президиум ВАС РФ предложил применять в таких ситуациях нормы о неосновательном обогащении. Так появился пункт 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (далее — обзор № 49), в котором сказано, что при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Недостатки тотального применения норм о неосновательном обогащении. Чем больше появлялось в судебной практике споров о расторжении договоров с разными фабулами, тем яснее становилось, что применение норм о неосновательном обогащении — не всегда удачное решение.

Особенно заметно это в случаях, когда возникал вопрос об акцессорном обязательстве. Например, заключен договор поставки с условием о неустойке за просрочку оплаты. Товар отгружен, принят покупателем, но не оплачен. Затем поставщик отказался от договора из-за неисполнения обязательства по оплате. Исполненное поставщиком обязательство по передаче товара оказалось без встречного предоставления. Если суд взыщет с покупателя стоимость товаров как неосновательное обогащение, то за задержку платежа поставщику могут присудить максимум проценты по статье 395 Гражданского кодекса (п. 2 ст. 1107 ГК РФ). На договорную неустойку он рассчитывать не может, ведь если исходить из того, что с расторжением договора обязательства сторон прекратились, то прекратилось и акцессорное обязательство покупателя уплатить неустойку за просрочку платежа.

Еще один пример: представим, что обязательства покупателя в описанной ситуации были обеспечены поручительством. После расторжения договора поставщик видит, что у покупателя не очень надежное финансовое положение и деньги за товар лучше потребовать с поручителя. Но он не может этого сделать, если руководствоваться идеей о том, что в связи с расторжением договора обязательства по этому договору прекратились и возникают лишь обязательства из неосновательного обогащения. Ведь прекращение основного обязательства влечет и прекращение поручительства (п. 1 ст. 367 ГК РФ). Справедливо? Вряд ли, потому что поставщик не может получить в полном объеме то, на что он мог бы рассчитывать в части встречного представления, если бы договор продолжал действовать, хотя свои обязательства по договору он выполнил в полном объеме.

Иное толкование пункта 4 статьи 453 ГК РФ. Проанализировав накопившуюся неудачную судебную практику, через несколько лет после появления обзора № 49 в другом информационном письме Президиум ВАС РФ указал, что расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время, но не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.05 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», далее — обзор № 104).

Например, в пункте 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.11 № 147 есть прямая фраза о том, что положения кредитного договора, прекращенного на будущее, распространяются на обязательство заемщика по возврату средств, которые он уже получил по этому договору.

Иными словами, идея этого подхода в том, что после расторжения договора его нет на будущее — поставщик больше не должен отгружать товары, подрядчик больше не должен выполнять работы, исполнитель не обязан оказывать услуги, банк не обязан выдавать новые кредитные транши и т. д., но долги, которые образовались к моменту расторжения договора, сохраняют договорный характер, а не превращаются автоматически в обязательства из неосновательного обогащения. То есть договор прекращается проспективно (на будущее), но с сохранением тех требований, которые уже сложились у сторон друг к другу к моменту расторжения.

В дальнейшем эта идея получила развитие также в части обеспечения обязательств по расторгнутому договору: после расторжения договора, из которого возникли обязательства, обеспеченные залогом или поручительством, залог и поручительство продолжают обеспечивать те из них, которые не были исполнены и сохраняются после расторжения договора — например, основную сумму долга и проценты по кредиту, задолженность по арендной плате (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.11 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Nota bene!

В случае расторжения договора аренды арендатор обязан в разумный срок вернуть арендодателю объект аренды, а также уплатить установленную договором плату за пользование имуществом до дня фактического возвращения имущества арендодателю, а также убытки и неустойку за просрочку арендатора по день фактического исполнения им всех своих обязательств (ст. 622 ГК РФ). Фактически это положение пункта 8 постановления № 35 закрепило подход, который и раньше сложился в судебной практике.

Казалось бы, ВАС РФ постепенно перестал рассматривать последствия расторжения договоров через призму неосновательного обогащения. И вдруг в пункте 65 совместного пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.10 № 10/22 «О некоторых вопросах <…>, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — постановление № 10/22) снова использован этот вариант. Там указано, что в случае расторжения договора купли-продажи недвижимости продавец, не получивший оплаты, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества по правилам о неосновательном обогащении.

Системность в выработанной судебной практике. На первый взгляд может показаться, что практика ВАС РФ металась от идеи применять нормы о неосновательном обогащении к последствиям расторжения договора к идее не применять их. Но это не так: в действительности практика развивалась системно. Просто при расторжении договоров бывает несколько разных типичных ситуаций (назовем их сценариями) с разными последствиями.

Первый типичный сценарий — когда одна сторона передала имущество по договору (например, деньги или товар), вторая сторона свои обязательства не исполнила, из-за этого договор расторгается, и первая сторона требует вернуть ей то, что она передала. В этих случаях ВАС РФ как раз применял нормы о неосновательном обогащении (п. 1 обзора № 49, п. 65 постановления № 10/22). Второй сценарий — когда в аналогичных обстоятельствах первая сторона требует не возврата того, что она передала по договору, а полагающегося ей встречного предоставления. Здесь уже речь идет об обязательстве, возникшем из договора.

Новый подход из постановления № 35

В новом постановлении № 35 сохранен выработанный подход к толкованию пунктов 2 и 4 статьи 453 Гражданского кодекса: действие договора прекращается на будущее в части обязанности должника совершать те действия, которые являются предметом договора (отгружать товары, выполнять работы и т. д.), а пункт 4 о невозможности истребовать уже исполненное по расторгнутому договору применяется лишь в случаях, когда интересы сторон не нарушены — их встречные обязательства к моменту расторжения полностью исполнены либо исполнены частично, но размеры встречного предоставления эквивалентны (п. 3, 4 постановления № 35).

При этом в постановлении № 35 используется более системный подход, который в настоящее время в развитых юрисдикциях является доминирующим: в связи с расторжением договора обязательства вступают в ликвидационную стадию, и в рамках этой стадии необходимо «взвесить», кто кому остался должен.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений (п. 5 постановления № 35).

По смыслу этого подхода все обязательства, связанные с ликвидацией договора, имеют скорее договорный характер, чем кондикционный, поэтому ВАС РФ не называет их в постановлении № 35 обязательствами из неосновательного обогащения. Это позволяет сохранять и акцессорные обязательства. ВАС РФ использует более осторожную формулировку: к данным отношениям сторон могут применяться положения главы 60 Гражданского кодекса, поскольку иное не установлено законом, соглашением сторон и не вытекает из существа отношений (п. 5 постановления № 35). Иными словами, нормы о неосновательном обогащении применяются лишь в случаях, которые прямо не охвачены правовыми позициями, изложенными в постановлении № 35.

Различные сценарии расторжения договора

Выше были описаны два основных сценария расторжения договора. На практике типичных сценариев, конечно, гораздо больше. В новом постановлении № 35 собраны самые распространенные из них. Остановимся на некоторых подробнее.

Так, в пунктах 6.1−6.3 постановления № 35 рассмотрены последствия расторжения договора в ситуации, когда одна сторона передала другой какое-либо имущество, вторая сторона его не оплатила, договор расторгается, но имущество к этому времени погибло. Вопрос о том, должна ли вторая сторона компенсировать контрагенту стоимость этого имущества, решается в зависимости от ряда факторов, в частности от причины расторжения договора (по чьей вине это произошло).

Nota bene!

В случае расторжения договора по соглашению сторон в соглашении можно установить иные последствия расторжения, отличающиеся от тех, которые установлены в статье 453 ГК РФ, и, соответственно, от тех, которые указаны в постановлении № 35. Но при этом нужно учитывать общие ограничения свободы договора, определенные в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.14 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (п. 2 постановления № 35).

Пункт 7 постановления № 35 касается ситуации, когда имущество, переданное по расторгнутому договору, до момента его расторжения было обременено (например, заложено). Если при расторжении договора имущество подлежит возврату стороне, которая его передала, возникает вопрос: сохраняется ли обременение? Постановление № 35 отвечает на этот вопрос утвердительно. Обременение сохраняется, потому что расторжение договора влечет не аннуляцию права собственности, которое было получено на основании данного договора, а возврат имущества и обратный переход права собственности. То есть у стороны, которая получает свое имущество назад, право собственности на него возникает производным способом (абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК РФ). Соответственно, нет оснований сбрасывать обременения, которые были установлены за время, пока собственником этого имущества была другая сторона.

Но нужно понимать, что появление обременения может повлиять на стоимость имущества, поэтому данное обстоятельство должно учитываться при установлении размера взаимных обязательств сторон в рамках ликвидационной стадии договора.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Размер обременения учитывается судом при определении того, насколько снизилась стоимость имущества, возвращаемого истцу. При существенном размере обременения истец также вправе исходить из того, что имущество не может быть возвращено ему в том виде, в каком было передано ответчику, и требовать возмещения его полной стоимости (п. 7 постановления № 35).

Разумеется, в этом разъяснении имеются в виду ситуации, когда третье лицо, в пользу которого установлено обременение, является добросовестным. Но бывают и случаи, когда покупатель, понимая, что дело идет к расторжению договора, фиктивно закладывает полученное по договору имущество своему аффилированному лицу с целью навредить продавцу. С такими случаями необходимо бороться с помощью пункта 4 статьи 1 и статьи 10 Гражданского кодекса.

Пункт 10 постановления № 35 посвящен вопросу о судьбе обеспечения договорных обязательств в ситуации, когда одна сторона выполнила свои обязательства по договору, а вторая нет и первая сторона в связи с расторжением договора требует не возврата исполненного, а встречного предоставления. ВАС РФ прямо указал, что такое требование является договорным, а значит, обеспечение сохраняется до момента фактического исполнения этого обязательства.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т. п.), не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства (п. 10 постановления № 35).

Важно заметить, что в части взыскания неустойки раньше в судебной практике применялся противоположный подход — считалось, что неустойка рассчитывается только до момента расторжения договора (п. 1 обзора № 104). Но этот подход изменился еще до появления постановления № 35, а именно в пункте 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.11 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса РФ о кредитном договоре».



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль