«Нам не хватает некоторых специальных норм, которые учитывали бы специфику продажи купонов»

1119
Такой вид деятельности, как продажа купонов на спецпредложения (скидочные акции), появился совсем недавно. Законодательством он напрямую не урегулирован. О том, каково быть юристом в совершенно новом сегменте бизнеса, мы узнали у Анны Ульяновой, начальника юридического отдела компании Groupon.


Такой вид деятельности, как продажа купонов на спецпредложения (скидочные акции), появился совсем недавно. Законодательством он напрямую не урегулирован. О том, каково быть юристом в совершенно новом сегменте бизнеса, мы узнали у Анны Ульяновой, начальника юридического отдела компании Groupon.

«Нам не хватает некоторых специальных норм, которые учитывали бы специфику продажи купонов»
Анна Ульянова, начальник юридического отдела компании Groupon в России

Компания

Сервис коллективных покупок Groupon был запущен в 2008 году в Чикаго. Каждый день Groupon предлагает скидки в лучших ресторанах, магазинах, салонах красоты и других заведениях в 48 странах по всему миру. В России сервис Groupon начал работу в 2010 году, и его пользователи ежемесячно совершают около 300 тыс. покупок. Модель Groupon выгодна как для покупателей, получающих значительную скидку, так и для компаний, привлекающих заинтересованную аудиторию.

Структура юридической службы

— Как устроена ваша юридическая служба?

— В настоящее время она состоит из трех человек. В мои обязанности входит не только распределение полномочий между сотрудниками и контроль за их выполнением, но также непосредственное сопровождение сделок с нашими партнерами (большинство таких сделок нестандартные и поэтому требуют особого внимания), арбитраж. Старший юрисконсульт аккумулирует работу, связанную с потребителями, а также занимается нашими маркетинговыми и общехозяйственными договорами, взаимодействует с антимонопольной службой и Роспотребнадзором. Еще один сотрудник создает внутренние регламенты компании, ведет регистрационную корпоративную деятельность и некоторые общехозяйственные договоры.

Специфика работы

— Поясните, кем является компания Groupon в юридических отношениях с потребителями и партнерами?

— Агентом. Сайт groupon.ru, по сути, является маркетинговой платформой для привлечения потребителей. Мы заключаем с партнерами, которые предлагают потребителям товары и услуги на особых условиях (с высокими скидками), агентский договор. Действуя в качестве посредника, мы предоставляем партнеру свою платформу для рекламы и оказываем некие дополнительные услуги — в частности, по сбору оплаты через платежных агентов. Потребитель, акцептуя оферту на нашем сайте и покупая купон, тем самым приобретает имущественное право на определенный товар или услугу, характеристики которых описаны в оферте. То есть, приобретая купон, потребитель через нас заключает договор оказания услуг или договор купли-продажи непосредственно с принципалом. Деньги, которые потребитель внес за купон, являются предоплатой за товар или услугу. Это в том случае, когда купон дает право приобрести товар или услугу без доплаты. У нас есть и другие предложения: когда купон только дает право на скидку, то есть, приобретая его, потребитель потом может купить у партнера определенный товар или услугу с гарантированной скидкой. В любом случае денежные средства, внесенные потребителями, затем поступают партнеру, за исключением определенного процента, который Groupon оставляет себе в качестве агентского вознаграждения.

— Кто в такой системе продаж несет ответственность перед потребителями?

— Отношения, регулируемые законом о защите прав потребителей, возникают в двух плоскостях. После того как купон оплачен, но еще не активирован, ответственность перед потребителями несет компания Groupon. То есть по поводу возврата денежных средств клиенты могут обращаться к нам. С того момента, как купон активирован (клиент обратился к нашему принципалу за получением товара или услуги), ответственность полностью ложится на принципала, и все претензии потребители могут адресовать уже только ему, если иное не предусмотрено нашим договором с принципалом. С некоторыми партнерами, особенно иностранными, мы договариваемся о том, что как агент мы рассматриваем обращения потребителей и после активации купонов и, если для этого имеются основания, возвращаем им деньги за счет средств партнера.

— В законодательстве нет специальных правил продажи купонов на спецпредложения. Вам это мешает или, наоборот, помогает, оставляя свободное поле для креатива?

— Для нас это скорее сложность, и сразу по нескольким причинам. Во-первых, потребители, не вникая в систему взаимоотношений, которую я вам сейчас описала, в подавляющем большинстве случаев полагают, что, раз мы собираем денежные средства, значит, именно мы должны их возвращать во всех ситуациях, когда у них есть претензии, даже когда купон активирован. Хотя повторю: мы перечисляем деньги партнеру, и у нас остается только сумма нашего вознаграждения. Эти особенности наших взаимоотношений с партнерами достаточно непросто объяснить не только потребителям, но иногда и Роспотребнадзору, и судам. Во-вторых, нам не хватает некоторых специальных норм, которые учитывали бы специфику продажи купонов. Например, в западном законодательстве уже начинается урегулирование данной деятельности. В частности, в США купон рассматривается как специальное предложение, а оплата за него — не как аванс за товары и услуги, а как плата за право воспользоваться спецпредложением. И есть норма о том, что спецпредложение ограничено во времени: если потребитель не воспользовался купоном в определенный срок и не отказался от него до истечения этого срока, то позднее отказ уже невозможен и денежные средства ему не возвращаются. У нас пока такой нормы нет.

Биография

Анна Ульянова родилась в 1986 году в Москве. В 2008 году окончила юридический факультет Российского университета дружбы народов, годом раньше — Институт иностранных языков РУДН (имеет диплом переводчика в сфере естественных наук). В 2010 году получила степень LLM University of Nebraska — Lincoln. Еще в период учебы в РУДН начала работать по юридической специальности в компании, занимающейся производством сепарационного оборудования и разработкой иных технологий нефтегазовой отрасли. В 2008—2010 годах продолжила карьеру в ООО «Хонда Мотор РУС», в 2011 году возглавила юридический отдел Groupon в России.

— Как вы разрешаете эти ситуации, когда потребители не понимают, кем является Groupon в цепочке оказания услуг или продажи товаров по купонам?

— Мы рассматриваем каждое обращение, поступившее от клиентов. Если оказывается, что это обращение «не по адресу», то наша задача рассказать о статусе компании Groupon, а также предоставить необходимую информацию о нашем партнере — непосредственном продавце или услугодателе, чтобы клиент понимал, куда ему на самом деле нужно обращаться. Это, конечно, не значит, что каждый запрос обрабатывает юридический отдел — в основном этим занимается наша служба поддержки покупателей, у нее есть рекомендованные формы ответов для стандартных ситуаций. Более того, если выясняется, что партнер отказывается взаимодействовать с потребителями и считает, что это наша функция, то с ним связывается наша служба по взаимодействию с партнерами и разъясняет его обязанности со ссылками на законодательство и наш агентский договор. В этих целях мы тоже готовили для этой службы определенные стандарты работы с учетом разных возможных ситуаций.

— Вы упомянули, что большинство сделок с партнерами — нестандартные. В чем это проявляется, если в каждом случае заключается агентский договор?

— Некоторые базовые стандартные формы у нас, безусловно, есть — для международных сделок, для оказания услуг, для продажи товаров, для travel-направления и т. д. Но, во-первых, в каждом случае есть свои особенности — в частности, по условиям расчетов, по политике возвратов (в каких случаях Groupon берет на себя функцию по возврату денег потребителям, в каких нет), по наличию дополнительных услуг (например, иногда доставку товаров осуществляет принципал, иногда Groupon сам привлекает для этого сторонние компании). Все эти ключевые позиции должны быть прописаны в договоре. Во-вторых, у нас бывают нестандартные акции с партнерами — в частности, по проведению конкурсов с призами и благотворительных мероприятий. Например, мы проводили благотворительную акцию с Красным Крестом, и наша функция заключалась в бесплатном размещении информации об этой акции на сайте groupon.ru и сборе денежных средств через операторов платежных систем. Классический вариант пожертвования не подходил, потому что мы не передавали собственные денежные средства. Поэтому мы делали специальный договор под эту акцию.

— Размещая на сайте информацию о спецпредложениях, Groupon выступает рекламораспространителем, а ваши партнеры рекламодателями. Кто из вас несет возможные риски нарушения законодательства о рекламе? Например, если окажется, что не хватало какой-то существенной информации об акции?

— Ответственность разграничена. Groupon как рекламораспространитель запрашивает у партнера определенную информацию и проверяет ее. Для сделки каждого вида есть форма, которую партнер должен заполнить (дать описание товара или услуги и условий самой акции). Если необходимо, мы запрашиваем дополнительные сведения и документы (например, лицензии, когда речь идет о медицинских услугах). В нашей компании этим занимается отдел контроля и проверки качества. Мы разрабатывали для него специальные презентации о том, какая требуется информация для разных видов акций. Таким образом, со своей стороны Groupon принимает все возможные меры для того, чтобы информация на сайте была наиболее полной и соответствовала закону о рекламе. И мы готовы подтвердить это документально, если акцией заинтересуется антимонопольная служба. Разумеется, в описании акций может быть информация, за наличие которой отвечает именно Groupon. В частности, в отношении медицинских услуг обязательна оговорка о наличии противопоказаний и необходимости консультации со специалистом. Все это тоже присутствует в наших презентациях.

Не только о работе

Вы могли бы представить себя в какой-то другой профессии?

Да, безусловно. Например, в какой-то более креативной — такой, как имиджмейкер (у меня есть опыт в этой сфере, хотя, скорее, как хобби). Когда я училась в США, у меня был свой интернет-магазин. А еще я мечтаю открыть частную стоматологическую клинику.

Похоже, вы вообще любите перемены. В чем еще это проявляется?

У меня большое количество увлечений, начиная от спортивных — большой теннис, плавание, йога — и заканчивая коллекционированием (например, в последнее время коллекционирую красивые изделия из природного камня). Очень люблю путешествовать, открывать для себя разные места.

Могли бы вы сравнить особенности организации работы inhouse-юристов в США и у нас, в России?

Я заметила такую особенность: в США у крупных международных компаний большие юрдепартаменты, состоящие из нескольких отделов, каждый из которых имеет строго свою специфику. А в российских отделениях этих же компаний зачастую юротдел в среднем от трех юристов, обязанности которых включают работу из совершенно разных областей права.

— Бывают ли какие-то сложные ситуации в отношениях с партнерами при реализации тех или иных акций?

— Скорее бывает недопонимание по некоторым вопросам. Особенно если партнер — малое предприятие или индивидуальный предприниматель, что в сфере услуг не редкость. У них может не быть своего юриста, а они сами могут недостаточно внимательно прочитать договор. У нас есть такое стандартное условие, как ограничение партнера в праве на проведение аналогичных акций с другими купонными сервисами или самостоятельную продажу тех же товаров или услуг на тех же условиях (с такими же скидками). Этот запрет действует только в период проведения нашей совместной акции. Бывает, что партнер обнаруживает это условие уже после начала действия договора и начинает выражать недовольство. Но, во-первых, это условие абсолютно законно (соответствующая норма есть в Гражданском кодексе — это пункт 1 статьи 1007). Во-вторых, в нашем случае оно обоснованно: если партнер параллельно с нами проводит аналогичную акцию, то наплыв клиентов может превысить тот спрос, который был изначально запланирован при нашей совместной разработке условий акции. Партнер может чисто технически не справиться с таким потоком, и тогда клиенты, купившие купоны на groupon.ru, рискуют не успеть вовремя их активировать из-за трудностей с записью на услуги или нехватки товаров на складе. Это нарушит права потребителей и негативно повлияет не только на нашу репутацию, но и на размер вознаграждения, то есть мы будем работать бесплатно. Кроме того, мы рекламируем акции как эксклюзивные, а если окажется, что это не так, то это будет означать недостоверность информации или даже введение в заблуждение.

— Разве нельзя включить такое условие, при котором ваше право на получение вознаграждения будет привязано к количеству проданных купонов независимо от их активации?

— Проблема даже не в том, к чему привязано право на получение вознаграждения, а в том, что в случаях, когда клиенты не смогли активировать купоны, деньги за эти купоны придется возвращать нам, а не партнеру, ведь до момента активации ответственность перед потребителями лежит на нас. Поэтому получается, что из этих денег мы уже не можем удержать свое вознаграждение, следовательно, в целом его сумма уменьшается. Мы можем принимать лишь превентивные меры — например, если партнер будет уличен в нарушении условия об эксклюзивности, он должен будет выплатить нам штраф в размере двукратной стоимости купонов за те сделки с потребителями, которые он заключил в обход нас. Для того чтобы выявлять такие нарушения, у нас есть специальный отдел.

Требования к сотрудникам

— Вы были первым юристом в российском подразделении Groupon — значит, вы свою команду формировали сами. На какой опыт кандидатов вы смотрели, учитывая, что найти юриста с опытом работы именно в купонном сервисе маловероятно?

— Моя первая сотрудница пришла из рекламного агентства — это близкая нам сфера, и я рада таким кандидатам. Вообще, независимо от опыта, когда приходит новый человек, я всегда поначалу поручаю ему обычную работу, и в вопросы, связанные с нашей спецификой, ввожу постепенно, с подробными пояснениями. Я ведь и сама пришла из совершенно других сегментов бизнеса, и поначалу мне тоже потребовалось время, чтобы разобраться что к чему.

Интервью: Евгения Яковлева. Фото: Алексей Новиков



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль