Если доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства невозможно, учитываются доводы о ее чрезмерности

4623
Cнижение неустойки за нарушение срока выполнения работ, размер которой превысил сумму контракта и оказался в 442 раза выше ставки рефинансирования ЦБ РФ (в ситуации, когда имела место вина как подрядчика, так и госзаказчика).

Предмет спора: снижение неустойки за нарушение срока выполнения работ, размер которой превысил сумму контракта и оказался в 442 раза выше ставки рефинансирования ЦБ РФ (в ситуации, когда имела место вина как подрядчика, так и госзаказчика).

Основной вывод: если ответчик ни при каких условиях не может доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд должен учесть ее чрезмерность по сравнению с законной или обычно взимаемой неустойкой.

Если доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства невозможно, учитываются доводы о ее чрезмерности
Дарья Бондарчук, эксперт журнала «Юрист компании»

Правительство Тульской области (далее — госзаказчик) 22.02.12 заключило госконтракт с подрядчиком из Брянска на изготовление гербовых бланков с доставкой в Тулу. Подрядчик должен был выполнить условия госконтракта в течение 10 рабочих дней с момента подписания. Отношения сторон были выстроены следующим образом: в течение одного рабочего дня после подписания контракта госзаказчик должен был предоставить подрядчику эскизы бланков, затем у подрядчика было три рабочих дня, чтобы передать контрольные макеты бланков, после чего госзаказчику следовало в течение двух рабочих дней согласовать макет или предоставить мотивированный отказ. Поскольку следующий после заключения контракта день был праздничным (это было 23 февраля), начало исполнения контракта нужно было считать с 24.02.12, то есть в этот день госзаказчик обязан был передать эскизы подрядчику. Следовательно, исполнение контракта должно было завершиться 11.03.12. Но практически сразу график выполнения работ был сорван.

Дело в том, что в госконтракте отсутствовало упоминание о способе передачи эскизов подрядчику. И вместо того чтобы отправить их наиболее оперативным способом (например, по электронной почте), позволяющим уложиться в установленные контрактом сроки, госзаказчик отправил эскизы обычной почтой (хотя уведомил об этом подрядчика он все-таки по электронной почте). Причем письмо заказчик в любом случае отправил с опозданием — не 24 февраля, а 27 февраля. В итоге подрядчик получил эскизы только 7 марта. Но уже 12 марта он отправил заказчику макеты бланков для согласования (уложившись в предусмотренный контрактом срок в три рабочих дня). Но в полученных макетах госзаказчик нашел недостатки, поэтому сроки несколько раз переносились. В итоге акт сдачи-приемки был подписан только 23 марта.

Ссылаясь на просрочку выполнения работ на 11 дней, госзаказчик подал иск о взыскании неустойки (74 261 рубля пеней и 10 126 рублей штрафа) за несвоевременное выполнение госконтракта. В ответ подрядчик предъявил встречный иск. Так как госзаказчик тоже нарушил обязательства (просрочил оплату на 55 дней), подрядчик потребовал взыскания неустойки в размере 1029 рублей 50 копеек. Также он потребовал признать недействительным условие госконтракта о том, что датой окончания выполнения работ является дата утверждения госзаказчиком акта сдачи-приемки работ без претензий.

В чем заключался основной вопрос

Кроме встречного иска подрядчик заявил о необходимости снижения взыскиваемой госзаказчиком неустойки. Он ссылался на то, что просрочка выполнения работ возникла в том числе по вине самого госзаказчика, а сумма неустойки была несоразмерна последствиям просрочки (ст. 333 ГК РФ).

Информация о гербе содержалась только в Законе Тульской области от 04.10.2000 № 260-ЗТО «О гербе Тульской области» (далее — закон № 260-ЗТО). Но размер герба на бланке и степень детализации изображения императорской короны в законе № 260-ЗТО отсутствовали. Более того, в нем было указано, что изображение герба и его описание хранятся в Тульском краеведческом музее, который с 2008 года закрыт на реконструкцию.

Вина обеих сторон в просрочке исполнения. Согласно пункту 3 статьи 405 Гражданского кодекса, должник не считается просрочившим исполнение, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора. В данном случае госзаказчик просрочил исполнение обязательства по передаче эскизов гербовых бланков (п. 1 ст. 406 ГК РФ). Без эскизов подрядчик обойтись не мог, потому что ни в одном из доступных ресурсов нельзя было найти изображение герба Тульской области. В то же время подрядчик не отрицал, что помимо просрочки госзаказчика в нарушении срока выполнения работ была и его вина.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (п. 1 ст. 404 ГК РФ).

Таким образом, поскольку в данной ситуации была вина обеих сторон, можно ставить вопрос о соразмерном снижении ответственности подрядчика.

Основания для снижения неустойки. Самые яркие детали этого дела были связаны с вопросом о соразмерности неустойки.

Nota bene!

В этом деле неустойка в 442 раза превышала ставку рефинансирования ЦБ РФ, а также была выше суммы контракта и размера неустойки, установленной в других аналогичных контрактах.

Во-первых, госконтракт предусматривал неравные условия для сторон в части ответственности. Он устанавливал очень высокие санкции за просрочку исполнения обязательств подрядчика: пени — в размере 10 процентов от цены контракта за каждый день просрочки, а также единовременный штраф в размере 15 процентов от цены контракта. В результате заявленные ко взысканию пени и штраф (в сумме 84 387 рублей) оказались больше суммы контракта (67 510 рублей). В то же время неустойка за нарушение обязательств самого заказчика (по оплате работ) была установлена всего-навсего в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ Р. Ф. Госзаказчик допустил просрочку в 55 дней, а подрядчик просрочил выполнение работ на 11 дней. Но получалось, что за просрочку подрядчика в 11 дней нужно было заплатить около 80 тыс. рублей неустойки, а за просрочку заказчика в 55 дней — чуть больше 1 тыс. рублей. То есть более длительная по времени просрочка госзаказчика в оплате работ влекла за собой несоизмеримо меньшую ответственность перед подрядчиком. Причем по другим госконтрактам по изготовлению гербовых бланков, как утверждал подрядчик, ответственность предусматривалась в многократно меньшем размере. Госзаказчик же объяснял столь высокую меру ответственности подрядчика тем, что несвоевременное изготовление бланков могло затруднить работу правительства Тульской области.

Во-вторых, в этом деле возник вопрос о том, как следует понимать разъяснения из пункта 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.11 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление № 81).

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается.

Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ), неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.

При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (п. 1 постановления № 81).

По сути, единственным основанием для снижения неустойки судом является представление ответчиком доказательств ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств. По смыслу пункта 1 постановления № 81 никакие иные доводы суд не должен принимать во внимание. В то же время до сих пор не отменены более ранние разъяснения Высшего арбитражного суда, которые на первый взгляд не вполне отвечают смыслу пункта 1 постановления № 81. Так, пункт 42 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» прямо позволяет судам при оценке последствий нарушения обязательств принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к этим последствиям (цену товаров, работ, услуг, сумму договора и т. п.). А в пункте 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса РФ» разъяснялось, что критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае, кроме значительного превышения суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, могут быть также чрезмерно высокий процент неустойки и длительность неисполнения обязательств. Причем никакие ориентиры, поясняющие, что следует считать «чрезмерно высоким процентом», судам не предлагались, что позволяло им подходить к оценке соразмерности неустойки «творчески».

Nota bene!

Положения постановления № 81 применяются и к случаям, когда требуется снизить законную неустойку (п. 4 постановления № 81).

С учетом указанных выше старых разъяснений ВАС РФ ответчики в обоснование несоразмерности неустойки очень часто ссылались на то, что сумма неустойки превышает сумму договора, существенно превышает ставку рефинансирования Банка России и что ее размер является чрезмерно высоким. Суды эти доводы принимали. После появления постановления № 81 возник вопрос: можно ли по-прежнему использовать такие аргументы или они не отвечают смыслу пункта 1 более актуального постановления № 81? Разные суды решали для себя этот вопрос по-разному.

В данном случае ответчик тоже сослался на то, что заявленная истцом неустойка превысила сумму госконтракта, а также многократно превысила ставку рефинансирования и была больше ответственности самого заказчика за просрочку оплаты. Также ответчик указал, что задержка передачи гербовых бланков в принципе не повлекла за собой убытки и иные неблагоприятные последствия у госзаказчика (правда, доказать это он не мог). Иных доказательств несоразмерности неустойки ответчик не представил.

Условие об оплате, которое зависит от факта подписания акта. В госконтракте было предусмотрено условие о том, что датой окончания выполнения работ является дата утверждения госзаказчиком акта сдачи-приемки без претензий. Вместе с тем дата выполнения работ не может зависеть от события, которое, возможно, не наступит и зависит от воли и действий госзаказчика по утверждению акта сдачи-приемки (ст. 190 ГК РФ). Ответчик указал, что при таком условии отсрочка оплаты может стать и вовсе бессрочной. А это превращает возмездный договор в безвозмездный, что противоречит правовой природе договора подряда (ст. 702 ГК РФ). Следовательно, такое условие является недействительным.

Выводы судов. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования обеих сторон о взыскании неустойки (с зачетом), и его мнение разделили апелляционная и кассационная инстанции (решение Арбитражного суда Тульской области от 28.12.12, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.13). Все доводы подрядчика о необходимости снижения неустойки не нашли поддержки. Относительно вины обеих сторон суды отметили, что подрядчик приступил к выполнению работ без эскизов, не уведомив госзаказчика о невозможности проведения работ (хотя у него было право не приступать к работам и уведомить об этом госзаказчика — ст. 719 ГК РФ), поэтому он не вправе претендовать на уменьшение своей ответственности (постановление ФАС Центрального округа от 09.07.13). Также суды сослались на презумпцию соразмерности неустойки и отметили, что ответчик не представил доказательств несоразмерности неустойки возможным последствиям нарушения, как того требует пункт 1 постановлении № 81. А в части дисбаланса мер ответственности сторон в госконтракте суды сослались на свободу договора, отметив, что госконтракт был заключен на добровольной основе.

Госконтракт предусматривал досудебный порядок по любым спорным вопросам, касающимся его исполнения.

Требование подрядчика о признании недействительным оспариваемого условия госконтракта о моменте выполнения работ было оставлено без рассмотрения из-за того, что подрядчик не направил обязательную по условиям госконтракта претензию.

Позиция Высшего арбитражного суда

Президиум Высшего арбитражного суда обнаружил в судебных актах целый ряд неверных выводов.

Обоснование позиции. Прежде всего ВАС РФ указал, что привлечение к ответственности подрядчика в полном размере при наличии просрочки госзаказчика противоречит статьям 405 и 406 Гражданского кодекса. Эти положения (о невозможности привлечения должника к полной ответственности за просрочку из-за кредитора) сформулированы императивно и должны применяться судами независимо от заявления сторон. Таким образом, в данном деле суды обязаны были установить степень вины обеих сторон в просрочке выполнения работ и с учетом этого решить, в каком размере должен нести ответственность подрядчик. Но они этого не сделали.

При рассмотрении вопроса о снижении размера неустойки надзорная инстанция учла, что подрядчик ни при каких условиях не мог доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. При этом сам госзаказчик никаких последствий в виде затруднения работы правительства Тульской области не представил и не опроверг доводы подрядчика относительно того, что его просрочка никаких неблагоприятных последствий не повлекла. Также ВАС РФ обратил внимание на то, что подрядчик выполнял работы без получения аванса. В результате он указал, что при таких обстоятельствах ответчик может приводить доводы в том числе о чрезмерности санкций по сравнению с законной неустойкой или обычно взимаемой по госконтрактам неустойкой. Исключения — госконтракты особого характера.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

В таком случае чрезмерность санкций в отсутствие обстоятельств особого характера (к примеру, строительство жилья для пострадавших от стихийных бедствий, ремонт дорог в летний период и т. п.) должна определяться исходя из подходов, сформулированных в постановлении № 81 для нарушения сроков исполнения денежных обязательств. В качестве обоснования можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с законной неустойкой либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой (постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.13 № 12945/13).

Также ВАС РФ счел важным довод подрядчика о том, что его ответственность была установлена в госконтракте в существенно большем размере, чем ответственность госзаказчика. Это не соответствует положениям статьи 124 Гражданского кодекса о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с иными участниками этих отношений.

Nota bene!

В данном деле госконтракт был заключен во время действия Федерального закона от 21.07.05 № 94-ФЗ «О размещении заказов <…> для государственных нужд», который предусматривал неустойку для заказчиков в размере 1/300 ставки рефинансирования Банка России, а для исполнителей госзаказа — не менее чем 1/300 ставки рефинансирования Банка России (ч. 9, 11 ст. 9 закона № 94-ФЗ). То есть предполагалось, что контракт мог предусматривать более высокий размер неустойки для исполнителя, чем для заказчика. Сейчас предусмотрены аналогичные нормы (ч. 5, 7 ст. 34 Федерального закона от 05.04.13 № 44-ФЗ «О контрактной системе <…>").

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.

Получение в рамках исполнения государственных контрактов денежных средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия Закона № 94-ФЗ и может воспрепятствовать этим целям, дискредитировав саму идею размещения государственных и муниципальных заказов на торгах, обеспечивающих прозрачность, конкуренцию, экономию бюджетных средств и направленных на достижение антикоррупционного эффекта (постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.13 № 12945/13).

Также ВАС РФ сделал важные выводы в отношении требование подрядчика о признании недействительным условия договора, которое устанавливало момент оплаты в зависимости от утверждения акта приема-передачи без претензий. Во-первых, надзорная инстанция согласилась с тем, что такое условие делает возможность отсрочки оплаты работ по сути бессрочной, ставит оплату в зависимость исключительно от усмотрения госзаказчика и превращает возмездный договор в безвозмездный, что противоречит правовой природе договора подряда (ст. 702 ГК РФ). Принцип свободы договора не позволяет определять его условия с нарушением требований закона (ст. 422 ГК РФ). Во-вторых, ВАС РФ указал, что признание противоречащего закону условия госконтракта недействительным не требует соблюдения досудебного порядка.

Результаты рассмотрения дела. Президиум Высшего арбитражного суда отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.13 № 12945/13). Суду предстоит посчитать неустойку с учетом просрочки госзаказчика, а также с учетом того, что ее размер, установленный в госконтракте, чрезмерно завышен.

Значение постановления ВАС РФ

Nota bene!

В одном деле суд снизил неустойку в два раза, признав ее размер завышенным при таких обстоятельствах: в госконтракте для поставщика была предусмотрена неустойка в размере 1/50 ставки рефинансирования ЦБ РФ (это 57, 6 процента годовых), а для госзаказчика — 1/300 ставки (9,72 процента годовых). То есть для поставщика неустойка была в шесть раз выше, чем для госзаказчика. При принятии решения о снижении неустойки суд сослался на нарушение баланса мер ответственности (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.12.13 по делу № А70−7177/2013).

В постановлении Президиума ВАС РФ № 12945/13 есть оговорка о том, что судебные акты со схожими обстоятельствами могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 АПК РФ.

В данном деле Высший арбитражный суд сформулировал сразу несколько принципиально важных позиций, которые должны применяться при разрешении и других аналогичных споров. Во-первых, хотя об этом прямо не сказано в постановлении № 81, чрезмерность санкций по сравнению с законной неустойкой или неустойкой, обычно взимаемой по госконтрактам, все-таки может быть основанием для применения статьи 333 Гражданского кодекса. Но при условии, что ответчик ни при каких условиях не мог доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, а истец не опроверг его доводы относительно того, что допущенное нарушение обязательства в принципе не могло повлечь за собой неблагоприятных последствий.

Во-вторых, Президиум Высшего арбитражного суда подтвердил, что в госконтракте недопустим дисбаланс мер ответственности одной и другой стороны (когда для исполнителя госзаказа предусмотрена значительно более высокая неустойка, чем для госзаказчика).

В-третьих, условие, согласно которому дата окончания оказания услуг поставлена в зависимость от события, зависящего от воли госзаказчика, недействительно, потому что ставит оплату в зависимость исключительно от усмотрения госзаказчика. И говорить о свободе договора в такой ситуации нельзя, потому что это условие противоречит положениям Гражданского кодекса.

В-четвертых, условие об обязательном претензионном порядке урегулирования любых спорных вопросов, вытекающих из госконтракта, не распространяется на требование о признании недействительным условия госконтракта, которое противоречит закону. Правда, в части данного вывода необходимо учитывать, что госконтракт в данном споре был заключен еще в период действия старой редакции статьи 168 Гражданского кодекса, согласно которой сделки (и отдельные условия сделок), противоречащие закону, считались ничтожными, тогда как согласно новой редакции они по общему правилу оспоримы.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.

×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль