Три новых правила снижения неустойки. Как изменилась позиция Высшего арбитражного суда

20967
Неустойка традиционно остается самым распространенным способом обеспечения любых обязательств. При этом столь же традиционно бытует мнение о слабой эффективности неустойки из-за высокой вероятности ее снижения судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса. На мнение о неэффективности неустойки влияют два фактора. Во-первых, право суда на ее снижение по своей инициативе, то есть независимо от ходатайства ответчика (согласно п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 333 ГК РФ, доведенного информационным письмом ВАС РФ от 14.07.97 № 17, далее — информационное письмо № 17).

Почему суды не вправе по собственной инициативе снижать неустойку
Ниже какого предела суд не может уменьшить размер неустойки
Как обосновать неустойку, если она выше ставки рефинансирования

Неустойка традиционно остается самым распространенным способом обеспечения любых обязательств. При этом столь же традиционно бытует мнение о слабой эффективности неустойки из-за высокой вероятности ее снижения судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса. На мнение о неэффективности неустойки влияют два фактора. Во-первых, право суда на ее снижение по своей инициативе, то есть независимо от ходатайства ответчика (согласно п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 333 ГК РФ, доведенного информационным письмом ВАС РФ от 14.07.97 № 17, далее — информационное письмо № 17). Во-вторых, отсутствие в законодательстве каких-либо критериев относительно пределов снижения размера неустойки судами, что приводит к невозможности спрогнозировать хотя бы минимальный «гарантированный» размер, который можно взыскать с ответчика. Суды обязаны руководствоваться единственным основанием для снижения неустойки — явной ее несоразмерностью последствиям нарушения обязательства (п. 2 информационного письма № 17). Однако вывести из арбитражной практики четкую логику, какой же размер неустойки в разных случаях суды считают соразмерным, невозможно. Часто в судебных решениях просто приводится сниженная сумма, которую суд считает соразмерной, без каких-либо объяснений. А чтобы взыскать полную сумму договорной или законной неустойки без ее уменьшения, истцам подчас приходится доказывать размер своих убытков, что противоречит правовой природе неустойки. Однако последние тенденции в практике Высшего арбитражного суда к вопросу о снижении неустойки должны кардинальным образом изменить устоявшуюся практику.

Прецедентное постановление Президиума ВАС РФ

В начале этого года Президиум Высшего арбитражного суда рассмотрел в порядке надзора дело, выводы по которому можно назвать прецедентными (постановление от 13.01.11 № 11680/10). Суть дела состояла в следующем. ООО предъявило иск администрации муниципального района о взыскании неустойки по муниципальному контракту. Сумма неустойки была рассчитана в соответствии с частью 9 статьи 9 Федерального закона от 21.07.05 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки ставки рефинансирования Банка России за каждый день просрочки исполнения обязательства. С учетом размера основного долга и периода просрочки сумма неустойки составила около 258 тыс. рублей. Суд первой инстанции удовлетворил иск полностью, однако апелляционная инстанция по собственной инициативе снизила неустойку до 25 тыс. рублей, и кассационная инстанция с этим согласилась (постановления Десятого апелляционного арбитражного суда от 31.05.10, Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.07.10 по делу № А41−13284/09). Президиум не согласился с таким подходом, отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение первой инстанции, и при этом сформулировал три очень значимых вывода. Каждый из них сам по себе является основанием для выбора некой модели процессуального поведения в суде по делам о взыскании неустойки.

Первый вывод: уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования недопустимо

Президиум указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций снизили неустойку так, что она, по сути, стала составлять 1 процент годовых, что существенно ниже ставки рефинансирования. При этом ставка рефинансирования — это минимальная ставка, по которой могут быть выданы кредиты в России. Это та ставка, по которой Банк России кредитует коммерческие банки. Идея такова — Центробанк выдает коммерческому банку кредит по этой ставке, а коммерческий банк начисляет на эту ставку какую-то дельту и выдает кредиты компаниям или физическим лицам. Дельта — это и есть прибыль коммерческого банка. Как правило, ставка рефинансирования завязана на размер инфляции, и в представлении экономистов эти два показателя между собой тесно связаны. Это означает, что минимальные инфляционные потери, которые несет кредитор по неисполненному денежному обязательству, как раз соответствуют ставке рефинансирования.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае — в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. <…> Ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств (постановление № 11680/10).

Если суд снижает неустойку ниже ставки рефинансирования, то кредитор всегда оказывается в убытке, потому что его инфляционные потери превысят ту неустойку, которую присуждает в его пользу суд. Поэтому Президиум Высшего арбитражного суда сделал вывод о том, что снижать неустойку ниже ставки рефинансирования нельзя, так как, учитывая принцип защиты имущественных интересов кредитора, он не должен страдать от инфляции.

Второй вывод: суд не вправе сам уменьшать неустойку

В постановлении № 11680/10 Президиум суда выразил позицию, радикально меняющую подход, изложенный в пункте 1 информационного письма № 17, которым судам было прямо предоставлено право снижать неустойку по собственной инициативе при наличии оснований для применения статьи 333 кодекса.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. Уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ) (постановление № 11680/10).

Изменение подхода ВАС РФ к праву суда на снижение неустойки вполне объяснимо тем, что с момента издания информационного письма № 17 прошло 14 лет, за это время инфляция пришла в разумные пределы, и компании отказались от внушительных неустоек. Поэтому примерно с 2005 года многие окружные суды перестали снижать неустойку самостоятельно, мотивируя это отсутствием соответствующего заявления со стороны ответчика.

Третий вывод: нарушение обязательства должно обходиться дороже процентов по банковским кредитам

Третья позиция, высказанная Президиумом Высшего арбитражного суда в постановлении № 11680/10, является самой плодотворной и интересной для практикующих юристов. Но важно ее правильно истолковать.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. <…> необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия. Неисполнение должником денежного обязательства позволяет ему пользоваться чужими денежными средствами. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения (постановление № 11680/10).

В этой позиции заложена экономическая идея, которую проще всего представить на примере. Представим ситуацию: у компании есть денежный долг, А на сумму 100 руб. и долг Б на сумму 100 руб., но при этом в наличии имеется только 100 руб. Как эта компания может поступить? Она может погасить один из долгов, а может не гасить ни один долг, чтобы пустить имеющуюся сумму в оборот и поддерживать текущую деятельность. Это, может быть, не очень добросовестное поведение, но должнику оно выгодно экономически. Если бы компания хотела повести себя добросовестно, то при наличии 100 руб. и двух долгов она должна была бы пойти в банк и прокредитоваться на восполнение оборотных средств и второго долга. Но ведь очевидно, что банк не предоставит ей кредит под ставку рефинансирования. Банк даст кредит под 15−16,а если кредит необеспеченный, то под 20−25процентов годовых. Гораздо проще направить имеющиеся 100 руб. на финансирование текущей деятельности и заработать на этом какую-то норму прибыли. А по долгам, которые останутся неоплаченными, суд взыщет неустойку в размере ставки рефинансирования. Если бы компания гасила эти долги за счет банковского кредита, то заплатила бы существенно больше. Получается, когда суды снижают неустойку до размера ставки рефинансирования, они сами невольно подталкивают должников к недобросовестному поведению. Хотя неправомерное поведение экономически должно быть невыгодным для должника. Проще говоря, нарушение обязательства должно обходиться дороже, чем обслуживание банковского кредита. Следовательно, судам при снижении неустойки необходимо ориентироваться на ставку по банковским кредитам, которая имеет место в конкретном регионе. Если в судебном споре обосновать неправомерность излишнего снижения неустойки именно таким образом, то на мой взгляд, любой разумный судья должен к этому доводу прислушаться.

ВОПРОСЫ В ТЕМУ

Что понимается под соразмерностью неустойки последствиям нарушения обязательства?

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства Гражданский кодекс предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом (постановление № 11680/10).

Кто должен доказывать соразмерность неустойки — истец или ответчик?

Соразмерность доказывать не нужно. Если ответчик заявляет ходатайство об уменьшении неустойки, то он должен доказать ее несоразмерность последствиям нарушения обязательства (п. 3 информационного письма № 17).

Роман Бевзенко, к.ю.н., доцент, начальник управления частного права ВАС РФ

Журнал «Юрист компании», № 5, Май 2011



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

Опрос

Вы когда-нибудь меняли предмет или основание иска?

  • Да, все прошло хорошо 30.3%
  • Нет, никогда 30.3%
  • Да, но были сложности 39.39%
Другие опросы

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль